Содержание

Виртуальная выставка «Советско-финляндская война 1939-1940 гг.»

Советско-финляндская война 1939 – 1940 гг.

Российский государственный военный архив представляет историко-документальную виртуальную выставку, рассказывающую о Советско-финляндской войне 1939 – 1940 гг., которая долгое время оставалась в тени Великой Отечественной войны 1941 – 1945 гг.

Советско-финляндская война началась 30 ноября 1939 г. Боевые действия развернулись на значительной территории, раскинувшейся от Баренцевого до Балтийского морей. Наиболее активные боевые действия осуществлялись на Карельском перешейке, где протянулась сплошная линия фронта.

С самого начала боевых действий советские войска столкнулись с серьезными проблемами, связанными с недооценкой сил противника. В первые два дня боев его сопротивление оказалось сильнее, чем предполагалось, поэтому командующий войсками Ленинградского военного округа К.А. Мерецков уже 1 декабря приказал частям и соединениям 7-й армии перенести направление главного удара в восточную часть Карельского перешейка.

С этой целью была сформирована Правая группа 7-й армии под командованием комкора В.Д. Грендаля. Ей была поставлена задача выйти в тыл главного оборонительного рубежа финнов на Выборгском направлении.

После перегруппировки сил советские войска 6 декабря начали наступление в районе населенного пункта Тайпале, что близ Ладожского озера. Форсировав водные преграды, они заняли два плацдарма на противоположной стороне реки, однако 8 декабря финляндские войска восстановили свой контроль над берегом реки. Красноармейским частям удалось лишь удержать ранее захваченный мыс Коукунниеми. После чего вплоть до 15 декабря каких-либо активных действий на этом участке фронта не происходило. Только 15 – 17 декабря силами двух дивизий РККА удалось прорваться к главному оборонительному рубежу противника, который им так и не удалось преодолеть. Неудачей завершилась и попытка форсирования р. Вуокса. Решение К.А.Мерецкова о переносе главного удара на правый фланг 7-й армии оказалось ошибочным, поэтому было решено перенести направление главного удара на Выборгское направление, на которое были переброшены дополнительные силы.

Руководство боевыми действиями взяла на себя Ставка, а К.А. Мерецков был назначен командующим 7-й армией.

10 декабря советские войска подошли к главному оборонительному рубежу. К 13 декабря численность 7-й армии составляла 265456 человек, в том числе 247129 человек в боевых частях. Войска продолжали прибывать, накапливаясь на участках предстоящего прорыва линии Маннергейма с последующим броском на Выборг.

В 12 часов дня 17 декабря после продолжительной артподготовки советские войска перешли в решительное наступление. Но, не смотря на массированную артиллерийскую подготовку и решительные действия частей РККА, финны смогли удержаться на основных оборонительных позициях и стабилизировать линию фронта. 20 – 22 декабря наступление Красной Армии на Выборгском направлении было остановлено.

Последним аккордом, завершившим боевые действия на Карельском перешейке в декабре 1939 г., стала попытка советского командования форсировать р. Вуокса с последующим выходом в тыл Выборгской группировки армии Финляндии. Однако и она закончилась неудачей. Боевые действия, развернувшиеся 24 – 27 декабря, не дали ощутимых результатов.

После неудачных декабрьских боев по прорыву главного оборонительного рубежа противника на Карельском перешейке войска 7-й армии перешли к обороне. Но затишье, наступившее на фронте, было обманчиво. Обе стороны готовились к новым боям, наращивая силы по всему театру боевых действий от Баренцева моря до Финского залива, и прежде всего на линии будущих прорывов.

Новое наступление советское командование наметило на начало февраля 1940 г. Готовясь к нему, оно преобразовало Правую группу 7-й армии в 13-ю армию. Для руководства действиями двух армий на Карельском перешейке Ставка создала Северо-Западный фронт, командующим которым был назначен командарм 1-го ранга С.К. Тимошенко. Помимо 7-й и 13-й армий в составе фронта была создана Резервная группа, 1-й стрелковый корпус Финской народной армии, 3-й кавалерийский корпус. Изрядно потрепанные части 7-й армии были пополнены личным составом и боевой техникой.

Ее численность была доведена до 290317 бойцов.

11 февраля 1940 г. после мощной артиллерийской подготовки советские войска начали наступление и вклинились в оборонительные позиции финнов. Вскоре был захвачен ряд укреплений и опорных пунктов линии Маннергейма. На следующий день, после ввода в бой дополнительных сил, ширина прорыва была увеличена до 5 км, а глубина до 2,5 км. Попытка финского командования «срезать» клин оказалось неудачной. 13 февраля советские стрелковые части при поддержке танков прорвали тыловые рубежи противника, обрезав их коммуникации, и захватили огневые позиции тяжелой артиллерии. Прорыв тылового рубежа означал окончательный прорыв линии Маннергейма. Финское командование было вынуждено отвести свои части на промежуточные оборонительные позиции. Отдельные успехи финской армии на других участках обороны уже не могли изменить ситуацию.

Развивая успех, части Красной Армии 4 марта форсировали по льду Выборгский залив и вышли к старой шоссейной дороге Выборг – Хельсинки, а 13 марта части 28-го корпуса перерезали новую шоссейную дорогу Выборг – Хельсинки, создав реальную угрозу окружения Выборгской группировки противника, что привело к дезорганизации и несогласованности действий финских войск.

11 марта 7-я армия перешла в наступление на Выборг, которое продолжалось и весь следующий день. 12 марта 2-й армейский корпус финской армии, оборонявший Выборг, оставил свои позиции. 13 марта 1940 г. флаг Финляндии над Выборгской крепостью был спущен.

Историко-документальная виртуальная выставка предлагает вниманию посетителей сайта Российского государственного военного архива документы о советско-финляндской войне 1939 – 1940 гг.

Экспозицию историко-документальной выставки об этой, как сказал поэт, «не знаменитой войне» составляют 122 документа Российского государственного военного архива, из которых 49 документов отражают ход боевых действий, 12 представляют собой листовки, дающие представление об идеологическом противоборстве, развернувшемся между противниками, и 61 фотография, иллюстрирующих боевые действия, фронтовой быт, а также знакомящие посетителей выставки с участниками тех драматических событий.

При подготовке выставки были использованы аудиодокументы, предоставленные Российским государственным архивом фонодокументов (РГАФД).

Это отрывок из доклада председателя СНК СССР, наркома иностранных дел СССР В.М. Молотова от 29 марта 1940 г. о Советско-финляндской войне 1939 — 1940 гг., воспоминания маршалов и рядовых той войны и др.

Представленные на выставке электронные образы сгруппированы по видовому принципу: документы на бумажной основе, фотографии и фонодокументы. Внутри разделов документы расположены в последовательном порядке в соответствии с хронологией событий и датами их создания.

РГВА благодарит за сотрудничество архивистов Российского государственного архива фонодокументов, в частности заместителя начальника научно-информационного отдела – заведующую читальным залом М.Г. Лазареву.
 

 

Когда закончилась Советско-Финская война — Парламентская газета

Мельниково (Ленинградская область): военный мемориал для финских солдат Pro Patria / Фото: wikimedia.org

80 лет назад, 12 марта 1940 года, в Москве был подписан договор о завершении советско-финской войны.

Малоизвестная и тяжёлая 105-дневная Советско-Финская война началась 30 ноября 1939 года. После трёх месяцев кровопролитных боёв, стороны подписали договор о прекращении боевых действий. Согласно документу, война должна была закончиться в 12:00 13 марта 1940 года.

Соглашение предусматривало также, что советско-финская граница сдвигалась на 150 километров вглубь Финляндии. Таким образом, Карельский перешеек вместе с Выборгом отходил к Советскому Союзу. Финляндия же, утратив десятую часть своей территории, к тому же обязывалась распустить армию и не участвовать во враждебных южному соседу коалициях. Однако история Второй Мировой войны показала впоследствии, что этот пункт договора финны не выполнили.

Успех в Советско-Финской войне был достигнут исключительно высокой ценой. Потери с Советского Союза оцениваются в несколько сотен тысяч человек убитыми и пропавшими без вести, а ранеными, контуженными и обмороженными. Кроме того, эта короткая война сильно ударила по престижу Красной Армии и показала необходимость срочных реформ.

Лига наций еще в декабре 1939 года признала СССР агрессором и исключила его из своего состава. По мнению некоторых историков, эта наступательная операция СССР против Финляндии является частью Второй мировой войны. И её итоги стали одним из факторов, определивших сближение Финляндии с фашистской Германией. Кроме того, считается, что они могли определённым образом воздействовать и на руководство Рейха в отношении планов нападения на СССР.

Эхо зимней войны (малоизвестные страницы истории) — Исследования

Научный сотрудник МБУК БИХМ им. И.Ф. Коновалова

Петров Роман Павлович

Советско-финская война 1939-1940 гг. – один из символов героизма советского солдата и одно из позорнейших пятен на страницах летописи политических деяний Советского Союза. В советской литературе этот вооружённый конфликт называли «финским походом», «войной против белофиннов», самим же финнам он был известен как «зимняя война» — Talvisota. Сущность этой войны для наших соотечественников очень точно выразил Александр Твардовский, назвав её «незнаменитой» в своём стихотворении 1943 года. Память о ней — несколько строчек на страницах учебников истории, несколько мемориалов над братскими могилами воинов по обе стороны границы, несколько батальных картин. Мемуары ветеранов, предметы, фотографии с той войны – редкость, хотя в своё время на войну друг против друга вышло более миллиона солдат и офицеров. В действующей Красной Армии на финском фронте тогда находились десятки, сотни березниковцев, но никто из них не оставил дневника или воспоминаний с боевыми эпизодами. После того как стихли последние громы орудий, добровольцы и призывники, рядовые и офицеры казалось бы замолчали. Но тишина не вечна, их слова сохранились на страницах архивных документов. В них боль и отчаяние той бесславной войны.

Вот вернувшийся красноармеец Александр Третьяков говорит в районном военкомате: «Финляндия сильно подготовилась к войне, советские войска терпели большие поражения. Финны лучше натренировались, они буквально знали, что происходит в наших войсках».

Мог ли он подумать о таком ещё три месяца назад? Тогда граммофоны страны крутили пластинку «Принимай нас Суоми — Красавица» (муз. братьев Покрасс, слова А. Д’Актиля). Эта песня должна была объяснить цели и задачи начавшейся военной кампании, дать советским людям уверенность в скором и успешном её окончании. За ширмой заботы о финском народе, угнетаемом буржуазным правительством, находились сугубо прагматичные устремления: СССР в предчувствии надвигающейся большой войны желал укрепить линию обороны у берегов Прибалтики. Для этой цели он ультимативно потребовал от Финляндии передачи части стратегически важных островов в Финском заливе, а также существенного пересмотра государственных границ. Независимая с 1917 г. Финляндия отказалась.

К началу ноября 1939 года Наркоматом обороны была объявлена мобилизация. В единый кулак были собраны значительные военные силы, ядром которых стали части и соединения Ленинградского военного округа. В других военных округах СССР тоже шли скорые приготовления. В РККА направлялись добровольцы, срочники, резервисты, перевозилась техника. Перевес в силах к началу войны был не просто большим – он был ошеломляющим. 5 советских солдат на 1 финского, 80 советских танков на 1 финский, 5 советских пушек на 1 финскую. Войну с Финляндией командование РККА видело делом одной-двух недель, за это время советские войска должны были занять 80% её территории. Но война продлилась не семь, не четырнадцать, а сто пять дней. Как правильно заметил красноармеец Третьяков – финны сильно подготовилась к войне.

У такой небольшой малозаселённой страны как Финляндия на случай войны была лишь оборонительная доктрина. Глава Комитета обороны, фельдмаршал Густав Маннергейм в 1930-е гг. реформирует наземные войска и шюцкор (букв. пер. «корпус охраны» — полувоенная ополченческая организация), а также модернизирует линию обороны на Карельском перешейке, названную впоследствии «линией Маннергейма». Раскинувшаяся от вод Финского залива до Ладожского, она включала в себя семь последовательных позиций. Ключевыми звеньями главной позиции были железобетонные ДОТы, от них шли полевые укрепления и блиндажи, связанные полнопрофильными траншеями. ДОТы опоясывали ряды колючей проволоки, минные поля. Летом 1939 года линия дополнительно обросла противотанковыми заграждениями: рвами, надолбами, гранитными глыбами. Всё это в условиях пересечённой и залесенной территории Страны Тысячи озер, где танкам и так негде особо развернуться.

Обороноспособность линии обеспечивалась впрочем, не проволокой и бетоном, а людьми. По мобилизации на помощь регулярным войскам Финляндии поднялось ополчение шюцкора, а также отряды Вспомогательной Женской службы «Лотта Свярд», 14% всего населения страны, каждый седьмой финн независимо от пола встал под ружье. Березниковец, младший командир взвода Фадеев уже после войны вспоминал — «был случай, когда наши войска захватили в плен 300 женщин-финок, до штаба довели только 6, с остальными был разговор короткий за то, что они также уничтожали безжалостно наших бойцов». Нельзя не поразиться этой чудовищной обоюдной ненависти, которую принесла война. Для финнов подобная ненависть была, в том числе выражением патриотизма. Начавшаяся война шла за их родную страну. Уже после войны в Финляндии устоялось выражение «дух зимней войны», как выражение полного единомыслия и готовности принести себя в жертву ради защиты родины. Советские солдаты, пересёкшие границу Финляндии 30 ноября 1939 года, сражались не столько с укреплениями, сколько с решимостью финнов отстоять территории своей страны. Порой эта решимость заходила слишком далеко. Из воспоминаний Третьякова: «даже дети и те были настроены патриотически. Например, задержаны были девочка и мальчик. Их спросили – о чём вы плачете? Они ответили — не выполнили задания по русским».

С точки зрения вооружения Финны опережали Красную Армию только по количеству пистолет-пулемётов («Суоми» М-31, кал. 9 мм и модификации), основным стрелковым оружием в финской армии были винтовки системы Мосина и её более поздние переделки. С другой стороны финны лучше знали местность боёв, отлично использовали особенности сложного рельефа, были лучше подготовлены к условиям ведения войны в зимний период. Последнее касалось не только снаряжения, но и подготовки специальных лыжных подразделений. Все эти факты, во многом способствовали формированию образа «всезнающего противника» у советских солдат.

Наши воины действительно попали в сложное положение. Привязанные к немногочисленным дорогам, часто без надежды на танковую (из-за условий местности и укреплений противника) и авиационную (из-за погодных условий) поддержку соединения Красной Армии штурмовали финские укрепрайоны. Потери личного состава были огромны – многие красные командиры практиковали преступную тактику «в лоб», страдала поддержка инженерных частей. До начала 1940 г. в войсках почти не было миноискателей. Линии снабжения также вытянутые вдоль основных дорог не могли хорошо обеспечивать войска боеприпасами и провизией. В начале декабря наступление Красной Армии замедлилось и переросло в позиционное противостояние с противником, где численное преимущество советских войск перестало играть существенную роль. Более того финны начали контратаковать советские подразделения, создавая им так называемые «котлы» — окружения. Третьяков вспоминал: «Одна наша дивизия была окружена финнами и в окружении пробыла продолжительное время, в результате чего красноармейцы дивизии не имели продовольствия, ели кожу с павших лошадей, все были истощены и измучены. Продукты питания сбрасывались с самолётов, но они попадали в руки финнов»… «После перемирия некоторых красноармейцев вели от истощения под руку, чтобы не упали».

Ко всему прочему зима 1939 года выдалась на редкость холодной – уже в декабре температура опустилась до -35 градусов. Генерал Мороз на этот раз выступил противником наших войск. Позиции Красной Армии утопали в глубоком снегу, люди почти не имели возможности отогреться на отдыхе. Зная про эту проблему, финская армия часто сжигала посёлки при отходе с позиций, не давая закрепиться красноармейцам на зимних квартирах. На своё время в армиях едва ли не всего мира считалось, что активных боевых действий зимой вестись не может. Кампания 1939-1940 гг. это мнение опровергла. Советский солдат шёл в наступление. Финский солдат оборонялся. Правда, по признанию березниковцев – обмороженных среди наших было много.

Только в феврале-марте 1940 г. Красная Армия перешла в генеральное наступление, организовав прорыв «линии Маннергейма» и т.н. «ледовый поход» по замерзшему Финскому и Выборгскому заливам. После занятия Выборга (Виипури) советским войскам открылась прямая дорога на Хельсинки. Это было фактическим окончанием боевых действий. В ночь с 12 на 13 марта было объявлено перемирие. Выдержав немыслимое количество трудностей, советский солдат победил, но для всего мира он стал агрессором. 14 декабря СССР был исключен из состава международной Лиги Наций, мир облетели фотографии последствий советских бомбардировок.

Красноармеец Козлов сетовал «Встретили нас плохо. Когда провожали на фронт, то все с нами говорили, а когда приехали, то в нас уже больше не нуждаются, собрали бы нас и поговорили о боевых действиях бойцов Красной Армии на фронте». Этих эпизодов, скорее всего, было много – взлом укреплений врага, борьба со снайперами, тяжелые условия боевых действий. Но в бойцах много было и наболевшего. Командира запаса Мамаева, например, беспокоил факт огромного количества жертв войны. Он пребывал в уверенности, что Московский мир с Финляндией был заключён напрасно — «надо было этот опасный очаг войны уничтожить, во что бы то ни стало, т.к. мир заключён ненадолго и Финляндия может напасть на нашу страну в союзе с другими странами». Традиционного собрания с ветеранами в городе так и не провели, хотя на апрель 1940 г. в Березники вернулось уже 84 ветерана финской кампании: 23 добровольца, 45 призывников и 16 членов командно-политического состава. Командир запаса Мамаев всё же оказался прав. Послевоенные проблемы и стремление к реваншу подтолкнули Финляндию, старавшуюся до этого сохранять нейтралитет к «войне-продолжению» на стороне Фашистской Германии.

Почти через два года после начала Финской войны уже войска Вермахта, страдая от холода и плохого снабжения, будут искать слабости в оборонительных обводах Москвы. Уже советские лыжные батальоны будут терзать их фланги и тылы. Об этом сложены очерки и воспоминания. Образ Великой Отечественной войны – Священной войны заслоняет собой тень той самой незнаменитой войны, но забывать её, нам потомкам, нельзя.

Зимняя война – защита Ленинграда или агрессия против маленькой миролюбивой страны? Отвечают финские историки

Сегодня исполняется ровно 80 лет со дня начала войны между Финляндией и Советским Союзом. 30 ноября 1939 года Красная армия без объявления войны напала на Финляндию, и началась война, которая впоследствии получила название «Зимняя». В советской и российской историографии война носила и носит также названия «Советско-финская война», «Зимняя кампания» или «Финская кампания».

Началу военных действий предшествовала длинная череда событий в контексте финляндско-советских отношений и европейской политики. Это и действия нацистской Германии по отношению к своим соседям в 1938 году (Австрия, Чехословакия), и заключение Пакта о ненападении между нацистской Германией и СССР в августе 1939 году, и нападение Германии на Польшу 1 сентября 1939 года, и ввод советских войск в Польшу с востока в середине сентября, и ультиматумы, предъявленные Сталиным странам Балтии (Эстонии, Латвии, Литве), и три раунда переговоров между правительством Финляндии и СССР в Москве под личным руководством Сталина в октябре-ноябре 1939 года, и всеобщая мобилизация под видом чрезвычайных сборов, и провал переговоров, и провокация c обстрелом территории СССР на границе в местечке Майнила в ноябре, и инициированный Москвой разрыв дипломатических отношений.

Сотрудники советского посольства покидают Хельсинки 3 декабря 1939 года. Изображение: SA-kuva

События осенью 1939 года разворачивались в ситуации, когда два диктатора, Гитлер и Сталин, практически поделили между собой восток Европы: в соответствии с дополнительным секретным протоколом к Пакту о ненападении Финляндия была отнесена к сфере влияния Советского Союза, точно так же, как и Эстония и Латвия, и чуть позже — 28.9. — и Литва. Этого, однако, не знали финские политики и военные, которые решали, какую политику вести в сложившихся условиях.

Зимняя война длилась 105 дней. Их в Финляндии называют «славными» (”105 kunnian päivää”), и этим подчеркивается героический характер сражения финнов за свободу своей страны перед превосходящими силами противника.

В советской же пропаганде война преподносилась как «освободительный поход» в Финляндию с целью помочь угнетенным финским рабочим и крестьянам свергнуть власть капиталистов. Планировалось провести парад победы в Хельсинки через две недели. У Шостаковича по этому случаю заказали произведение для камерного оркестра с солистами «Семь обработок финских народных песен». Отдельной главой войны является создание т.н. «Териокского правительства», марионеточного правительственного органа во главе с финским коммунистом Отто Вилле Куусиненом, которое 2 декабря попросило помощи у СССР в создании Финляндской народно-демократической республики. В СССР были уверены, что финский народ встретит своих «освободителей» цветами и песнями, но вместо этого войска входили в пустые села и города, откуда люди в панике уехали в эвакуацию вглубь страны.

Население Карельского перешейка уезжает в эвакуацию. Изображение: SA-kuva

Ожесточенное сопротивление агрессору оказывали и финские солдаты — они были плохо вооружены, но их боевой дух был на высоте. Пехота состояла в основном из крестьян, которые были закалены тяжелым трудом на своей земле и умели хорошо ориентироваться в зимнем лесу. Не было сомнений в том, что они воюют за правое дело, и у финских рабочих, которые еще пару десятков лет назад подняли восстание и после гражданской войны были отправлены в лагеря и лишены гражданских прав.

Финны рассматривают уничтоженный советский огнемётный танк ХТ-130. Изображение: SA-kuva

Финляндия в кровопролитных боях отстояла независимость, но это далось дорогой ценой: страна потеряла около 10 % своей территории и 26 тысяч человек убитыми и пропавшими без вести. Сотни тысяч людей вынуждены были покинуть свои родные места и начать жизнь с нуля на новом месте.

Долгое время советская пропаганда утверждала, что войну на самом деле развязали агрессивно настроенные («бело»-)финны, распространяя дезинформацию об обстреле в ноябре 1939 года территории в Майнила под Ленинградом, якобы совершенном финнами. Только в 1994 году, во время визита президента Мартти Ахтисаари в Москву, президент Ельцин сделал публичное заявление о том, что Зимняя война была «преступлением Сталина против Финляндии».

Иностранные журналисты знакомятся с ситуацией на границе после обстрела в Майнила, 29.11.2939 Изображение: SA-kuva

В последние годы в России, однако, все громче и громче звучат мнения, согласно которым война была необходима для защиты Ленинграда. В частности, президент Путин в 2013 году заявил, что СССР в войне с Финляндией «хотел исправить ошибки 1917 года», которые заключались в том, что молодое советское государство допустило установление государственной границы слишком близко к Ленинграду. «Потом опомнились – граница рядом. Договориться уже не смогли и пошли на эту войну», сказал в марте 2013 года на встрече с членами Военно-исторического общества президент Путин.

В Финляндии заявление Путина было воспринято в штыки. Среди широких слоев населения и большинства историков существует консенсус о том, что Финляндия не представляла никакой угрозы Ленинграду, и поэтому аргумент о необходимости создания «буферной зоны» на границе с Финляндией не оправдан.

В Финляндии, более того, широко распространено мнение о том, что целью Сталина на самом деле был захват и последующая советизация Финляндии по примеру стран Балтии. Поэтому жертвы были не напрасны, и современные финны в неоплатном долгу перед теми, кто отправился защищать родину зимой 1939 году.

Где факты, а где мифы? Мы собрали ряд распространенных в России и Финляндии утверждений о Зимней войне и попросили ведущих финских специалистов по военной и политической истории прокомментировать их. Среди экспертов профессора Пекка Вируси, Киммо Рентола, Мартти Хяйкиё и историк Карл-Фредрик Геуст.

Пекка Висури – профессор, автор многочисленных исследований в области военной и политической истории, военный, полковник, последняя публикация (в соавторстве с Эйно Мурторинне) – книга «Hitlerin ja Stalinin kaupankäynti Suomesta 1939-1940» («Торг Гитлера и Сталина о Финляндии 1939-1940»).

Киммо Рентола – профессор, специалист в области политической истории, автор многочисленных исследований, посвященных финским коммунистам и советско-финляндским отношениям, автор книги «Stalin ja Suomen kohtalo» («Сталин и судьба Финляндии») (2016).

Мартти Хяйкиё – профессор, специалист в области политической истории, докторская диссертация (1976) была посвящена Зимней войне, автор книги «Kun sota syttyi 30. 11.1939» («Когда началась война 30.11.1939) (1980).

Карл-Фредрик Геуст – историк, автор многочисленных публикаций по военной авиации и военной истории, автор книги «ВВС РККА на Финской войне» (2014).

Миф 1. Беспокойство Советского Союза относительно безопасности Ленинграда было легитимным и обоснованным – войны можно было избежать, если бы Финляндия согласилась на разумные и умеренные требования Сталина.

Рентола: Конечно, войны можно было избежать, если бы Финляндия согласилась на требования Сталина осенью 1939 года. Но имела ли Финляндия основания верить, что Сталин ограничится этими требованиями и не выдвинет новые? Назначение марионеточного правительства и приказ РККА остановиться только у границы Швеции доказывают, что цели Сталина заходили гораздо дальше. Это доказывает и аннексия Советским Союзом стран Балтии летом 1940 года. Когда Советский Союз напал на Финляндию 30.11.1939 года без ультиматума или объявления войны, Финляндия обратилась к СССР с просьбой провести переговоры, однако Сталин не согласился, заявив, что все вопросы уже решены с правительством, которое он сам назначил. То есть, когда руководство Финляндии поняло, что война началась, оно было готово пойти на уступки, но Сталин отказалася их принять.

Ю.К. Паасикиви отправляется в Москву на переговоры со Сталиным, 9.10. 1939. Его провожают премьер-министр А.К. Каяндер, спикер парламента Вяйнё Хаккила и госпожа А. Паасикиви. Изображение: Wikipedia

Висури: Обеспечение обороны Ленинграда само по себе – обоснованная цель, и такого же мнения придерживался и Маннергейм во время переговоров осенью 1939 года. Он считал, что Финляндия должна принимать во внимание легитимные интересы СССР в вопросе обеспечения безопасности Ленинграда. Другой вопрос, какими методами этого можно было добиться.

Правительство Финляндии признало легитимность позиции СССР, но среди политического и военного руководства имелись расхождения относительно того, как решить этот вопрос. Маннергейм исходил из того, что в интересах самой Финляндии добиться в этом вопросе взаимопонимания, и Финляндия должна предложить решение, которое СССР может принять. Позиция Маннергейма была сверхсекретной, и о ней знал только узкий круг людей — в политическом руководстве Финляндии только президент, премьер-министр и министр иностранных дел. Маннергейм считал, что в Тартуском мирном договоре от 1920 года граница была проведена слишком близко от его бывшего родного города, Санкт-Петербурга. Также Паасикиви, который участвовал в мирных переговорах в Тарту, задним числом начал жалеть о решении и считал, что следовало вести себя более осторожно в вопросе границы на Карельском перешейке.

В финской историографии распространено мнение, что переговоры осенью 1939 года было лишь блефом, попыткой выиграть время, но в свете современной информации это не соответствует действительности. Финское правительство обосновывало свое нежелание уступить территории тем, что Финляндия не собирается нападать на кого бы то ни было и не позволит и другим государствам использовать свою территорию для нападения на СССР. Сталин, однако, возразил, что Финляндию не будут спрашивать, если Англия или Германия решат воспользоваться территорией Финляндии для наступления на Ленинград. Можно сказать, что с точки зрения реальной политики он в чем-то был прав. В Финляндии тогда думали, что надо сохранить нейтралитет, и этого будет достаточно, но историк должен принимать во внимание то, что в Европе уже началась крупная война, и большие государства склоняли маленькие страны на свою сторону и переставляли границы на свое усмотрение.

Также в Финляндии многие считали, что согласие руководства страны на требования Сталина может привести к новым ультиматумам. Когда Германия напала на Францию в июне 1940 года, СССР действительно оккупировал страны Балтии, но положение Финляндии было отличным от них, и осенью 39 года ничего не указывало на то, что с Финляндией произойдет то же самое. То, что произошло в 1940 году, не является обоснованием для выводов о том, к чему бы привело достижение договоренности на переговорах осенью 1939 года. Маннергейм оценивал ситуацию осенью 1939 года исходя из той ситуации, которая существовала тогда. Во время переговоров или даже в конце января ничто не указывало на то, что Сталин готовит оккупацию Финляндии. Только после провала переговоров Сталин в середине ноября отдал приказ о подготовке широкомасштабного нападения. Такова логика войны, которая отличается от логики переговоров. Надо различать ситуацию во время переговоров и то, что произошло после того, как Сталин принял решение о нападении. Маннегрейм опасался, что в случае провала переговоров Финляндия окажется в войне в крайне невыгодных для себя условиях, и так и произошло.

Хяйкиё: Конечно, войны можно было избежать осенью 1939 года, если бы Финляндия согласилась на требования СССР. Но последующие события были бы другими, это была бы уже другая история. Страны Балтии согласились и были аннексированы СССР в 1940 году. Договор СССР с Германией о сферах влияния, заключенный в августе 1939 года, преследовал именно эту цель. Назначение «народного правительства» Отто Вилле Куусинена в Терийоках в начале декабря 1939 года доказывает, что целью СССР было присоединить Финляндию к СССР политическим решением, а если не удастся, сделать это военным путем. Это знали и понимали и в том числе самые левые силы в Финляндии, потому что даже самые ярые коммунисты взялись за оружие, когда Советский Союз напал на Финляндию. Народ был един в желании защитить свою родину. Одной из причин, возможно, являлось то, что в Финляндии знали о судьбе финнов, в том числе финскиз коммунистов, числе, во время сталинских репрессий.

Геуст: Я не думаю, что войны можно было избежать. Теоретически можно было отсрочить ее начало, но с большой долей вероятности Финляндию ждала бы судьба стран Балтии. Они избежали войны осенью 1939 года, но следующим летом их ожидала советизация. Когда они осенью 1939 года согласились на размещение на своей территории советских военных баз, все стороны просто выиграли время. Финляндия не угрожала безопасности Ленинграда и она бы не позволила использовать свою территорию для нападения на город. Следует, однако, признать, что граница, определенная Тартуским мирным договором, проходила слишком близко к советскому мегаполису, Ленинграду. Так считали и Паасикиви, и Маннергейм.

Миф 2. Дальнейшее сотрудничество Финляндии и нацистской Германии показывает, что у Финляндии были плохие намерения уже осенью 1939 года. К тому же в стране десятилетиями нагнеталась русофобия, а всеобщая мобилизация и сосредоточение войск на Карельском перешейке осенью 39 года доказывают, что Финляндия готовилась к нападению.

Рентола: Осенью 1939 года с нацистской Германией сотрудничал СССР, а не Финляндия. Советский Союз договорился с Германией, что Финляндия относится к сфере интересов СССР. Финляндия не готовилась к нападению. Мобилизация была необходимой мерой предосторожности, чтобы защитить себя в случае войны. Когда Германия напала на СССР в июне 1941 года, Финляндию было легко уговорить присоединиться к нападению, так как финны хотели вернуть те территории, которые потеряли в Зимней войне.

Висури: Осенью 1939 года Финляндия была одна, без поддержки со стороны Германии или западных стран. Наоборот, Германия советовала финскому правительству согласиться с требованиями Сталина, иначе развяжется война, и Финляндия будет уничтожена. Это все ясно и однозначно. Но последующий опыт и оценки, которые даются задним числом, не могут объяснить происходившее раньше, потому что в промежутке тоже происходила какая-то динамика. Как неверно утверждать, что уступки со стороны Финляндии осенью 39 года привели бы к тому, что произошло со странами Балтии летом 1940 года, так и нельзя говорить, что участие Финляндии в военной операции Германии против СССР летом 1941 года доказывает, что руководство СССР было право в своих сомнениях. В то же время надо помнить: то, что у Москвы могли бы подобные опасения осенью 1939 года, вполне понятно. Но тогда было невозможно предсказать будущие повороты мировой войны. Невозможно было знать наперед, что после Зимней войны Финляндия действительно будет искать защиты у Германии и присоединится к нападению на Советский Союз.

Подписание Пакта о ненападении между СССР и Германией, Москва 23. 8.1939 г. Изображение: Wikipedia

Хяйкиё: Советский Союз и Нацистская Германия заключили договор о сферах влияния в августе 1939 года. По этой причине Германия не оказывала Финляндии никакой помощи, когда СССР напал на финнов в ноябре 1939 года. Финляндия и финны не хотели войны и ее не начинали, но спасением было то, что финны подготовились к возможному нападению. Мобилизация в октябре 1939 года, которая проходила под названием чрезвычайных сборов, носила чисто оборонительный характер, и финны уже начали демобилизацию, когда Советский Союз напал.

Геуст: То, что у Финляндии были близкие отношения с Германией, было логическим следствием исторического развития. Но осенью 1939 года именно Советский Союз и нацистская Германия были союзниками. СССР воспользовался подвернувшейся возможностью и напал сначала на Польшу. Это называлось освобождением Западной Украины и Западной Белоруссии. В начале Зимней войны в Германии забыли о традиционной дружбе с Финляндией. Германия не позволила венгерским добровольцам приехать в Финляндию через свою территорию, а также запретила транзитные поставки купленного Финляндией в Европе оружия, чтобы не разозлить своих новых друзей.

Линия Маннергейма на Карельском перешейке была мощнейшим оборонительным сооружением, оснащенными бетонными дотами и последней техникой.

Разрушенный дот-«миллионник» на Карельском перешейке. Изображение: Grigori Vorobjov / Yle

Рентола: Для обеих сторон было выгодно преувеличивать мощь линии Маннергейма: Советский Союз объяснял этим трудности в продвижении, а финны старались укреплять веру в свои силы. На самом деле линия Маннергейма не была такой уж сильной и непробиваемой, как давали понять.

Висури: Пропаганда с обеих стороны преувеличивала обороноспособность линии Маннергейма. Однако фактом является, то что финская армия успела в течение месяца укрепить оборонительные позиции на Карельском перешейке. Надо сказать, что линия обороны была достаточно сильной. Она была оснащена бетонными дотами и заграждениями. Но, конечно же, нельзя сравнивать ее с линией Мажино. Линию Маннергейма прорвали только в середине февраля, когда против нее направили достаточно сил.

Геуст: Мне даже довелось слышать, что линия Маннергейма якобы была оснащена системой подземных туннелей от Финского залива до Ладоги! Это, конечно же, не соответствует действительности. На линии Маннергейма было несколько мощных бетонных железобетонных дотов, прежде всего в деревне Сумма и ее окрестностях. Один из дотов назывался «миллионником», поскольку на его строительство был потрачен миллион финских марок. Но такие огневые точки укрепляли не всю линию обороны. При строительстве линии Маннергейма умело использовали географические характеристики местности – озёр, рек и холмов. Огневые точки были расположены так, что они прикрывали друг друга. После войны Советский Союз проводил тестовые стрельбы, чтобы выяснить, орудие какого калибра нужно, чтобы уничтожить доты. Впоследствии РККА использовала эту информацию при строительстве своих же линий с дотами в 1940-1941 годах перед наступлением Германии.

Миф 3. Советская авиация не бомбила гражданские объекты. Нарком иностранных дел Молотов в ответ на критику западных дипломатов в декабре 1939 года заявил, что советские самолёты сбрасывали на Хельсинки хлеб для голодающего населения, а в печатном органе «Терийокского правительства» «KansanValta» советских летчиков называли «настоящими гуманистами нашего времени».

Рентола: Советский Союз бомбил мирные объекты в первый же день войны. Позже такие бомбежки, по всей видимости, старались ограничивать, так как советское руководство поняло, что это – плохая пропаганда. Следует отметить, что даже когда бомбили стратегические объекты, такие как железнодорожные вокзалы и порты, бомбы часто падали на мирные кварталы.

Разбомбленный в первый же день войны Политехнический институт в Хельсинки. Изображение: YLE Kuvapalvelu

Висури: Хельсинки бомбили в основном только в первые дни войны. В бомбежках погибло около 90 человек. Противовоздушная оборона Хельсинки была довольно неэффективной, и бомбежки стали неожиданностью. Но после того, как была проведена эвакуация населения и улучшена защита города от атак с воздуха, Хельсинки уже не бомбили во время Зимней войны, вероятно, по политическим причинам. В то же время бомбежкам подвергались многие другие финские города, но потери среди гражданского населения были сравнительно небольшими по сравнению с бомбежками во многих странах в годы Второй мировой войны. В Хельсинки объектами бомбежек были порты и аэродром Малми, но попасть в них было сложно. Сильно бомбили Миккели, где находилась Ставка, а также Турку и Котка. Таких бомбардировок, которым подвергался Хельсинки зимой 1944 года, в Зимнюю войну не было.

Центральные кварталы Хельсинки сильно пострадали от советских бомб 30.11.1939 г. Изображение: SA-kuva

Хяйкиё: В бомбежке Хельсинки погиб 91 человек в первый же день войны 30.11.1939 г. Например, Миккели советская авиация бомбила 5. 1., 20.2., 2.3. и 5.3., налетов было в общей сложности десять и в них участвовало 110 самолетов. В бомбежках в Миккели погибло 63 человека. Было уничтожено или повреждено 194 здания. 5-го марта бомбы упали прямо на лицей для мальчиков в Миккели. Здание обрушилось, сгорела ценная библиотека. Мой дедушка Мартти Яухиайнен был директором этого лицея. Еще больше пострадала губернская больница. В нее попала зажигательная бомба, которая пробила все этажи и попала в подвал, где находилось бомбоубежище. Разрушения были ужасными. Под завалами и в пожаре погибло 22 человека, раненых было много. После первой бомбежки Миккели 5 января 1940 года Ставку разместили по разным местам в городе и его оркестностях.

Губернская больница Миккели в руинах после бомбежки в Зимней войне. Изображение: SA-kuva

Геуст: Мирные объекты бомбили в первый же день войны. Например, на Хельсинки было совершено три налета. Утром несколько самолетов пытались найти и бомбить аэродром Малми, но у летчиков ничего не вышло, и бомбы упали на северные районы Хельсинки. Объектом второго налета был морская авиабаза Сантахамина, но она была пустой. Несколько бомб упали на казармы, там погибли люди. Но самый разрушительный налет произошел во второй половине дня. Объектом бомбардировки был Западный порт, но бомбы не попали в точку, а упали на рынок Хиеталахти и ближайшие от него кварталы. Например, пострадал Политехнический институт, там были жертвы. Бомбы упали также на Лённротинкату и автовокзал. Около 100 мирных жителей погибло в результате этого налета.

Что касается налета в первый день войны, то жертвы среди гражданского населения можно объяснить тем, что бомбы, предназначенные для стратегических объектов, по ошибке упали на мирных людей, но я видел приказы об уничтожении, например, городов Сортавала и Каяни. Бомбежка Каяни, по всей видимости, была местью за разгром частей Красной Армии на Раатской дороге и Суомуссалми.

Бомбежка Хельсинки широко освещалась в международной прессе, в результате чего Советский Союз исключили из Лиги Нации в середине декабря 1939 года. После этого Хельсинки уже не бомбили так сильно. Зато жесточайшим бомбардировкам подвергался город Миккели, где находилась Ставка, а также города Выборг, Сортавала, Куопио, Котка, Коувола, Ханко, Турку, Раума, Уусикаупунки, Вааса, Каяни, Оулу, Рованиеми и др. Надо отметить, что способность Финляндии защитить себя от атак с воздуха была довольно слабой. Финские истребители были дислоцированы на юго-востоке. Летчики были опытные, но самолетов было слишком мало.

Во время Зимней войны Финляндия получила довольно много самолетов из других стран, их покупали и дарили в Англии, Франции, Италии и США. Их доставляли по воздуху из Шотландии, через Норвегию и Швецию. Также много самолетов, около 150, привезли разобранными в ящиков в Швецию, где их собирали, и финские летчики туда за ними отправились. Летчики-добровольцы приезжали из многих стран, но самая большая польза была от шведов. Их разместили на севере Финляндии, и они защищали Рованиеми, Кеми и Оулу. Среди добровольцев был и князь Эммануил Голицын из Англии. Он был британским подданным и пилотом британских королевских ВВС. Его отец, князь Голицын, служил с Маннергеймом в кавалергардском полку. Эммунуил Голицын приехал в Финляндию так поздно, что не успел принять участие в боевых действиях, но остался в Финляндии и служил в финских ВВС в 1940 году.

Разрушения от советских бомбардировок в Оулу в Зимнюю войну. Изображение: Kansallisarkisto Oulu

Миф 4. Разгром Финляндии был близок в марте 1940 года, но Сталин пошел на мир, так как боялся вмешательства в войну со стороны западных государств.

Висури: Сталин боялся расширения и затягивания войны, и это обстоятельство влияло на его решения. Но нужно быть точным в том, когда именно и какие решения он принимал. Уже на ранней стадии, на рубеже 1939-1940 годов, Сталин одновременно вел два параллельных процесса: во-первых, он отдал приказ об усилении войск на Карельском перешейке с тем, чтобы они были способны на прорыв линии обороны финнов. Тогда целью было поставлено взятие Выборга, а о Хельсинки уже ничего не говорили. Во-вторых, начались приготовления к заключению мирного договора на основе компромисса. Швецию пытались убедить, что ей выгодно выступить посредником. Одновременно Швецию и Норвегию заверяли в том, что готовящаяся атака не направлена против них. Например, Швеции сообщили, что Аландские острова трогать не будут, а Норвегии рассказали, что Советский Союз вернет оккупированный Красной армией Петсамо. С помощью этих обещаний Сталин хотел дипломатическими средствами подготовить почву для того, чтобы Швеция и Норвегия не допустили интервенции западных стран.

В особенности в Париже и в некоторой мере в Лондоне начали возникать мысли о том, что надо бы отодвинуть военные действия подальше от границ Франции, а именно – расширить войну на Скандинавию. План предусматривал взятие портов Норвегии и рудников на севере Швеции с тем, чтобы Германия не получила доступа к запасам железной руды. Сталин должен был принимать во внимание такой сценарий, но в Москве должны были знать, что западные страны не планировали направлять на помощь Финляндии никаких значительных сил. Это касалось даже самолетов, хотя их перемещение было более простым делом.

Известно, что на Ближнем Востоке в особенности Франция наращивала давление на СССР. Ее интересовали в первую очередь Кавказ и бакинская нефть. Но это никак не было связано с Финляндией. В то же время все эти обстоятельства способствовали тому, что Сталин стремился закончить войну с финнами сравнительно быстро. Очень сложно сказать, каково было значение угрозы вмешательства в войну со стороны западных стран, так как у Сталина было и масса других причин, почему войне необходимо было положить конец.

Весьма большое значение имела внутриполитическая ситуация, так как война была очень непопулярной. Потери росли, и больницы были переполнены ранеными. То есть, повторюсь, нет четких доказательств, что именно угроза западной интервенции особенно сильно повлияла на Сталина. Затягивание войны и рост потерь в целом привели к тому, что Сталин пошел на мир. Мир, однако, должен был быть заключен на таких условиях, чтобы достигнуть целей, ради которых изначально была развязана война, поэтому Сталин не торопился, а до марта ждал результатов массового наступления. Из-за войны позиции СССР на переговорах с Германией постоянно ослабевали, так как становилось очевидным, что Красная Армия не сумела добиться быстрой победы над Финляндией. Сталина беспокоило именно то, что СССР теряет авторитет в глазах других великих держав. О Советском Союзе складывалось впечатление как о слабом союзнике, и он рисковал оказаться в изоляции. Если бы СССР выглядел слабым, то у Германии или другой страны мог возникнуть соблазн напасть на него, поэтому войну необходимо было скорее завершить путем мирного договора, который позволит сохранить честь Красной Армии.

Вяйнё Таннер выступает по радио с сообщением об условиях мира 13.3.1940 года. Изображение: SA-kuva

Геуст: Вполне возможно, что Сталин знал о планах западных союзников, то есть Англии и Франции, высадить войска в Финляндии. Но маневр вряд ли был бы возможен, и войска не добрались бы вовремя. У Англии и Франции был план бомбардировок бакинских нефтепромыслов. Возможно, они могли быстро развернуть такую операцию. Сталин не хотел войны с англичанами и французами, поэтому пошел на мир с Финляндией.

11.12.2019 уточнено, что Литва была отнесена к сфере влияния СССР соглашением от 28.9.1939 г.

Советско-финская война. Отмороженная война.

26 ноября 1939 года сотрудники НКВД осуществили провокационный обстрел советских позиций у пограничного поселка Майнила. После этого Советский Союз разорвал дипломатические отношения с Финляндией, и 30 ноября Красная армия начала широкомасштабное вторжение на финскую территорию. Месяцем ранее в СССР был сформирован корпус финской Народной Армии, призванный стать войсками марионеточного прокоммунистического правительства Финской Демократической Республики во главе с видным деятелем Коминтерна Отто Куусиненом.

21 ноября войска Ленинградского округа и подчиненного ему Балтийского флота получили директиву Военного Совета ЛВО, где отмечалось: «Финская армия закончила сосредоточение и развертывание у границы СССР». Советским войскам предписывалось начать наступление, план которого требовалось представить 22 ноября (тогда же был отдан приказ начать выдвижение к границе). Продолжительность операции планировалась в три недели. При этом специально оговаривалось: «О времени перехода в наступление будет дана особая директива», и предписывалось: «Подготовку к операции и занятие исходного положения вести скрытно, соблюдая все меры маскировки». Впрочем, слухи о грядущем советском нападении циркулировали даже среди гражданского населения приграничных районов. 23 ноября политуправление ЛВО направило в войска следующие указания: «Мы идем не как завоеватели, а как друзья финского народа… Красная армия поддерживает финский народ, который выступает за дружбу с Советским Союзом… Победа над противником должна быть достигнута малой кровью».

Победить «малой кровью», однако, не удалось. Лобовой штурм линии Маннергейма, силу и неприступность укреплений которой советская пропаганда впоследствии всячески преувеличивала, сорвался. Система финских укреплений на Карельском перешейке в действительности примерно в 10 раз уступала знаменитой французской линии Мажино по плотности дотов, дзотов орудий и минометов и, даже с учетом меньшего, по сравнению с приграничными территориями Франции, развития дорожной сети и наличия ряда озер в данном районе, не представляла непреодолимого препятствия для армий того времени. Тем не менее Красной армии не удалось за первые три недели не только, как планировалось, дойти до Хельсинки, но даже прорвать первую полосу финских позиций.

На Карельском перешейке к 21 декабря 1939 года советское наступление полностью остановилось. 26 декабря советские войска перешли к обороне. Военный Совет наступавшей на Карельском перешейке 7-й армии во главе с Мерецковым направил в Ставку Главного Командования донесение, где сообщал, что без разрушения основных дотов противника и мер по инженерному разграждению подступов к финским позициям успешное наступление невозможно.

Вспомогательный удар, наносившийся в труднопроходимых районах севернее Ладожского озера, закончился полным крахом. Две советские дивизии попали в окружение и были почти полностью уничтожены. Всего в том районе до конца войны было окружено и почти полностью уничтожено пять советских дивизий. Сказалось отсутствие подготовки к ведению боевых действий вообще и в зимних условиях в частности.

Только подтянув подкрепления, Красная армия возобновила наступление на Карельском перешейке 1 февраля 1940 года. Теперь здесь действовал Северо-Западный фронт под командованием С.К. Тимошенко, включавший две армии — 7-я и 13-я. Они предприняли несколько частных наступательных операций, чтобы дезориентировать противника в отношении направления главного удара. Ежедневно в течение нескольких дней советские войска обрушивали на укрепления линии Маннергейма по 12 тысяч снарядов. Финны отвечали редко, но метко. Красноармеец 97 стрелковой дивизии Н.К. Шевчук вспоминал: «С финской стороны в ответ прогремело 3—4 залпа или артиллерийских выстрела. Первый снаряд — недолет, второй — перелет, а третий или четвертый точно накрывал наше орудие» Поэтому советским артиллеристам приходилось отказываться от наиболее эффективной стрельбы прямой наводкой и вести с закрытых позиций и главным образом по площадям, так как разведка целей и корректировка были налажены плохо Пять дивизий 7-й и 13-й армии, проводившие частное наступление, не смогли добиться успеха.

Утром 11 февраля началось генеральное наступление Артподготовка продолжалась 2,5—3 часа В первый день дивизии 7-й армии смогли вклиниться в систему обороны Суммского укрепленного узла, о падении которого командование фронта в тот же день поспешило известить Москву. В действительности Сумма была взята только 14 февраля. 13-я армия также потеснила финнов и вышла на рубеж Муолаа — Ильвес — Салменкайта — Ритасари. Финское командование, осознав, что прорыв в районе Сумма ликвидировать не удастся, 23 февраля начало отход на тыловую оборонительную полосу, чтобы сохранить целостность фронта. К тому времени, еще 21-го числа, Красная армия была вынуждена приостановить наступление из-за больших потерь и истощения боеприпасов.

Атаки возобновились два дня спустя. При этом финнам удалось нанести частичное поражение нескольким батальонам 23-го стрелкового корпуса 13-й армии и даже взять пленных, но это никак не повлияло на общий ход боев. К концу февраля советские войска вышли к финским тыловым оборонительным позициям в районе Выборга. Сражение за этот город продолжалось вплоть до заключения перемирия.

Между тем начались советско-финские переговоры по завершению войны. Сталин убедился, что правительство Куусинена не пользуется никакой поддержкой в народе, а Финский Народный корпус неспособен вести бои. Советский вождь предвидел, что весной 1940 года на Западе развернутся крупномасштабные бои между германскими и англо-французскими войсками. Он хотел иметь к этому времени иметь под рукой основные силы Красной армии, чтобы в подходящий момент нанести удар по Германии и обеспечить свою гегемонию в Восточной и Центральной Европе. Поэтому от полного завоевания Финляндии временно решено было отказаться, ограничившись захватом рядом пограничных территорий. К тому же первые сражения показали, что советские войска неспособны быстро разгромить финскую армию.

Еще 2 января 1940 года Р. Гренваль, адъютант маршала Маннергейма, поддерживавшего секретный радиообмен с Москвой с середины 30-х годов, побывал на приеме у Сталина в Кремле. Однако достичь соглашения о перемирии не удалось. Вместе с тем из информации об этой беседе Маннергейму стало ясно, что Советский Союз в скором времени собирается сосредоточить свои основные военные усилия на Западе, а это открывало перспективы для достижения компромиссного советско-финского мира.

5 февраля в Стокгольме В. Таннер встретился с советским полпредом в Швеции А М Коллонтай. До этого через министра иностранных дел Швеции Карла Гюнтера советская сторона дала понять, что договор теперь может быть заключен только на более жестких условиях, чем те, что обсуждались осенью 1939 года. В тот же день, 5 февраля, Высший военный совет Англии и Франции принял решение направить экспедиционный корпус в Скандинавию для помощи Финляндии Шведское правительство всерьез рассматривало возможность посылки на помощь финнам батальонов добровольцев (два из них в конце февраля прибыли на северный участок фронта и сменили там финскую бригаду, перебрасываемую на Карельский перешеек) Министр иностранных дел В. Таннер и главнокомандующий Маннергейм скептически отнеслись к реальности англо-французского десанта Но премьер-министр Р. Рюти полагал, что это обещание можно будет использовать для давления на Советский Союз.

Две английские дивизии, предназначавшиеся для отправки во Францию, были оставлены в метрополии и начали подготовку к высадке в Норвегии совместно с 1—2 французскими дивизиями. Считалось, что для действенной помощи Финляндии необходимы силы не менее чем в 30—40 тысяч человек. Однако что делать, если Швеция и Норвегия откажут в транзите, союзники не знали.

Последующие неудачи финской армии на Карельском перешейке заставили Хельсинки колебаться между заключением тяжелого мира и возможностью продолжать сопротивление с помощью западных союзников. Таннеру в Стокгольме было сказано, что Швеция не будет направлять в Финляндию регулярные войска, но готова содействовать в достижении мира. 17 февраля шведское правительство объявило, что не допустит на свою территорию войска Англии и Франции. 22 февраля Москва известила Швецию о своих условиях: аренда полуострова Ханко сроком на 30 лет, передача Советскому Союзу всего Карельского перешейка вместе с Выборгом и района Сортавала к северо-востоку от Ладожского озера Новая граница, таким образом, примерно соответствовала той, что была установлена Ништадтским миром 1721 года после Великой Северной войны. Финляндия должна была также заключить с Советским Союзом договор о совместной обороне Финского залива.

Тем временем войска 7-й армии 2 марта вышли на подступы к Выборгу с юга, а части 13-й армии теснили финнов к реке Вуокса, угрожая Кексгольму. На рассвете 4 марта был захвачен плацдарм на западном берегу Выборгского залива. Финским войскам в Выборге грозило окружение. 7 марта 50-й корпус перерезал железную дорогу Выборг — Антреа. Контратаками финны смогли несколько замедлить продвижение советских частей, но коренного перелома не достигли. Соединения 13-й армии форсировали Вуоксу, а 8-я армия Штерна готовилась к окружению противника в районе Лоймола к северу от Ладожского озера.

Неудачи финских войск вынуждали Хельсинки идти на постепенное принятие советских условий, как бы они ни были тяжелы. Маннергейм опасался, что усталость финских войск, которые уже ввели в дело все резервы, может привести к тому, что фронт вот-вот рухнет. Ниукканен верил, что армия, особенно с западной поддержкой, все же сможет продержаться достаточно долго. Рюти же надеялся на вступление в войну на стороне Финляндии Швеции, что помогло бы остановить советское наступление на Карельском перешейке. Помощь экспедиционного корпуса Англии и Франции он соглашался принять лишь в самом крайнем случае.

Поскорее заключить мир Финляндию побуждала не только Швеция, но и Германия. До немцев дошли слухи о готовящейся англо-французской высадке в Скандинавии. Гитлер справедливо усмотрел здесь угрозу оказаться отрезанным от шведской железной руды. Побывавшему в конце февраля в Берлине бывшему премьер-министру Финляндии Т. Кивимяки в германском МИДе посоветовали заключить мир на любых условиях и ждать окончания мировой войны, чтобы получить компенсацию от победителей.

Маннергейм вспоминал «11 марта английское и французское правительства выступили с декларациями, где выражали намерение помочь Финляндии, в случае, если та об этом попросит. Но перед лицом неясных факторов, с действием которых было связано возможное продолжение войны, финская делегация подписала мирный договор поздно вечером 12 марта». В этот же день правительства Англии и Франции решили отправить экспедиционный корпус в Скандинавию, независимо от официального финского запроса.

Высадка была намечена на 20 марта. К тому времени союзники надеялись уговорить финнов обратиться с просьбой о помощи. На заседании британского кабинета 12 марта глава «Форин офис» лорд Галифакс заявил: «Россия опасается Германии и не желает видеть Германию слишком сильной… В то же время она не хочет войны с нами… Если начнется война с Россией, она, возможно, будет ограничена отдельными театрами военных действий и не перерастет в официальное объявление войны». Союзники все еще надеялись, что в случае высадки экспедиционного корпуса дело, в худшем случае, ограничится локальными стычками с советскими войсками и не перерастет в большую войну. 12-го числа первые корабли уже вышли в море, но были возвращены после получения известия о заключении Финляндией мира.

Подписанный в Москве мир был для Финляндии тяжелым. К Советскому Союзу отошла территория Карельского перешейка с Выборгом, острова в Финском заливе, западное и северное побережье Ладожского озера с городами Кексгольмом, Сортавала, Суоярви, территорию далее к северу от Ладоги с городом Куолаярви и часть полуостровов Рыбачий и Средний на Крайнем Севере. Петсамо, захваченный Красной армией в первые дни войны, был возвращен финнам. Полуостров Ханко поступал на 30 лет в аренду Советскому Союзу для создания там военно-морской базы. 31 марта 1940 года уступленные Финляндией территории, за исключением Карельского перешейка, были объединены с Советской Карелией в Карело-Финскую ССР, партийную организацию которой возглавил все тот же Куусинен. О Финляндской Демократической Республике больше не вспоминали, но Карело-Финская союзная Республика и 71-я особая дивизия оставались как бы «бронепоездом на запасном пути». В случае благоприятной военно-политической обстановки к ней всегда можно было присоединить и остальную Финляндию. Сталин хотел, чтобы правительство в Хельсинки это помнило.

Соотношение

сил,

дивизии,

расчётные

Личный
состав

на 30.11.1939

Убитые, умершие от ран

Военно

пленные

Пропавшие без вести Раненые, контуженые, обмороженные, обожжённые
Финская армия 14 265 000 19 576 ~1000 4101 43 557
Советская армия 24 425 640 ~150 000 около 6000 (вернулись 5465) 17 000 325 000
Орудия и
миномёты

Танки

шт.

Танки потеря

шт.

Самолёты

шт.

Самолёты потеря

шт.

Финская армия 534 26 ? 270 62
Советская армия 2876 2289

650 (более 1500

выведены из строя)

2446 640

Красная армия в «зимней войне» понесла очень большие потери. Согласно спискам, составленным уже после Великой Отечественной, с финского фронта в 1939—1940 годах не вернулось 131 476 человек. По некоторым данным, в эти списки не попало до 20—25 процентов погибших, так что истинное число погибших достигает 170 тысяч человек. В плену оказалось около 5655 советских военнослужащих (по некоторым оценкам — до 6000). Из них более 5,5 тысячи были репатриированы на Родину, 111 человек (по другим данным — 113) умерли в плену от ран и болезней, а более 20 человек (по другим оценкам— более 100) остались в Финляндии. От 150до 450 советских пленных записались в антисоветскую Русскую Народную Армию, которая под руководством бывшего секретаря Сталина Бориса Бажанова собиралась бок о бок с финнами бороться против большевиков, но так и не успела вступить в бой. Судьба военнослужащих этой армии не вполне прояснена и сегодня. Было ли большинство ее бойцов репатриировано в СССР, получила ли часть из них тайное убежище в Финляндии, помимо тех, кто официально оставался на финской территории до середины 1941 года, или их по финским документам переправили в третьи страны, точно определить пока не представляется возможным. Потери Красной армии ранеными и больными, по всей вероятности, превысили 500 тысяч человек. Автобронетанковые войска Красной армии безвозвратно потеряли в боях с противником 650 танков, около 1800 было подбито, а более 1500 вышли из строя по техническим причинам. В качестве трофеев финны захватили 131 танк. Безвозвратные потери советской авиации составили не менее 522 машин (из которых 182 разбились в авариях). Финны безвозвратно потеряли 67 самолетов и 27 танков.

Финские потери составили 22 810 погибших в бою и умерших от ран, болезней и в плену военнослужащих. Кроме того, во время боевых действий, главным образом вследствие воздушных бомбардировок, погибло 1029 гражданских лиц. Из 11 370 иностранных добровольцев (в том числе 8042 — из Швеции), прибывших в Финляндию, погибло 43 человека и 190 было ранено. Потери финской армии ранеными достигли 43 557 человек (из этого числа примерно 200 раненых оказались в плену). Из плена вернулось 863 финских солдат и офицеров, а 20 человек предпочли остаться на советской территории. В результате советско-финской войны Финляндия превратилась во врага СССР и в 1941 году стала союзником Германии. Финские территории, захваченные Красной армией, не принесли агрессору никаких стратегических выгод. Все эти территории были отбиты финнами в течение одного-двух месяцев после германского нападения на Советский Союз. Почти все укрепления линии Маннергейма были взорваны советскими саперами еще весной 40-го — весной 41 года. Сталин не предполагал, что Красной армии когда-нибудь придется обороняться против финнов. Наоборот, он рассчитывал очень скоро повторить поход в Финляндию и на этот раз покорить «Суоми-красавицу». Но даже поражение Германии во Второй мировой войне и успешное наступление советских войск на Карельском перешейке летом 44-го не привели к оккупации Финляндии. Финны и тогда смогли нанести очень большие потери атакующим и сохранить свою независимость, хотя, согласно условиям перемирия в сентябре 1944 года, вынуждены были отдать Советскому Союзу Печенгу.

Сталин И.В. Выступление на совещании начальствующего состава Красной Армии 17 апреля 1940 года

Сталин И.В. Выступление на совещании начальствующего состава Красной Армии 17 апреля 1940 года

 


Сталин И.

В.

 

Источник:

Сталин И.В. Cочинения. – Т. 14. –

М.: Издательство “Писатель”, 1997. С. 347–360.

 

Красным шрифтом в квадратных скобках обозначается конец текста на соответствующей странице печатного оригинала указанного издания


 

Я хотел бы, товарищи, коснуться некоторых вопросов, которые либо не были задеты в речах, либо были задеты, но не были достаточно освещены.

Первый вопрос – о войне с Финляндией.

Правильно ли поступили правительство и партия, что объявили войну Финляндии? Этот вопрос специально касается Красной Армии.

Нельзя ли было обойтись без войны? Мне кажется, что нельзя было. Невозможно было обойтись без войны. Война была необходима, так как мирные переговоры с Финляндией не дали результатов, а безопасность Ленинграда надо было обеспечить безусловно, ибо его безопасность есть безопасность нашего Отечества. Не только потому, что Ленинград представляет процентов 30–35 оборонной промышленности нашей страны и, стало быть, от целостности и сохранности Ленинграда зависит судьба нашей страны, но и потому, что Ленинград есть вторая столица нашей страны. Прорваться к Ленинграду, занять его и образовать там, скажем, буржуазное правительство, белогвардейское – это значит дать довольно серьезную базу для гражданской войны внутри страны против Советской власти.

Вот вам оборонное и политическое значение Ленинграда как центра промышленного и как второй столицы нашей страны. Вот почему безопасность Ленинграда – есть безопасность нашей страны. Ясно, что коль скоро переговоры мирные с Финляндией не привели к результатам, надо было объявить войну, чтобы при помощи военной силы организовать, утвердить и закрепить безопасность Ленинграда и, стало быть, безопасность нашей страны. [c.347]

Второй вопрос: а не поторопились ли наше правительство, наша партия, что объявили войну именно в конце ноября, в начале декабря, нельзя ли было отложить этот вопрос, подождать месяца два – три – четыре, подготовиться и потом ударить? Нет. Партия и правительство поступили совершенно правильно, не откладывая этого дела и, зная, что мы не вполне еще готовы к войне в финских условиях, начали активные военные действия именно в конце ноября – в начале декабря. Все это зависело не только от нас, а, скорее всего, от международной обстановки. Там, на Западе, три самых больших державы вцепились друг другу в горло – когда же решать вопрос о Ленинграде, если не в таких условиях, когда руки заняты и нам представляется благоприятная обстановка для того, чтобы их в этот момент ударить?

Было бы большой глупостью, политической близорукостью упустить момент и не попытаться поскорее, пока идет там война на Западе, поставить и решить вопрос о безопасности Ленинграда. Отсрочить это дело месяца на два означало бы отсрочить это дело лет на 20, потому что ведь всего не предусмотришь в политике. Воевать-то они там воюют, но война какая-то слабая: то ли воюют, то ли в карты играют.

Вдруг они возьмут и помирятся, что не исключено. Стало быть, благоприятная обстановка для того, чтобы поставить вопрос об обороне Ленинграда и обеспечении безопасности государства, был бы упущен. Это было бы большой ошибкой.

Вот почему наше правительство и партия поступили правильно, не отклонив это дело и открыв военные действия непосредственно после перерыва переговоров с Финляндией.

Третий вопрос. Ну, война объявлена, начались военные действия. Правильно ли разместили наши военные руководящие органы наши войска на фронте? Как известно, войска были размещены на фронте в виде 5 основных колонн. Одна, наиболее серьезная, колонна наших войск на Карельском перешейке. Другая колонна наших войск и направление этой колонны было Северное побережье Ладожского озера с основным направлением на Сердоболью. Третья колонна, меньшая, направлением на Улебо. Четвертая колонна с направлением на Торнео и пятая колонна – с севера на юг на Петсамо.

Правильно ли было такое размещение войск на фронте? Я думаю, что правильно. Чего хотели добиться этим размещением наших войск на фронте? [c.348]

Если взять Карельский перешеек, то первая задача такая. Ведь на войне надо рассчитывать не только на хорошее, но и на плохое, а еще лучше предусмотреть худшее. Наибольшая колонна наших войск была на Карельском перешейке для того, чтобы создать невозможность для возникновения всяких случайностей против Ленинграда со стороны финнов.

Мы знали, что финнов поддерживают Франция, Англия, исподтишка поддерживают немцы, шведы, норвежцы, поддерживает Америка, поддерживает Канада. Знаем хорошо. Надо в войне предусмотреть всякие возможности, особенно не упускать из виду наиболее худших возможностей. Вот исходя из этого, надо было здесь создать большую колонну – на Карельском перешейке – что могло прежде всего обеспечить Ленинград от всяких возможных случайностей.

Во-вторых, эта колонна войск нужна была для того, чтобы разведать штыком состояние Финляндии на Карельском перешейке. Ее положение сил, ее оборону – две цели.

В-третьих, создать плацдарм для того, чтобы, когда подвезем побольше войск, они имели плацдарм для прыжка вперед и продвижения дальше. И в-четвертых, взять Выборг, если удастся.

Во всяком случае, расположение войск на Карельском перешейке преследовало три цели: создать серьезный заслон против всяких возможностей и случайностей против Ленинграда; во-вторых, устроить разведку территории и тыла Финляндии, что очень нужно было нам; и в-третьих – создать плацдарм для прыжка, куда войска будут подвезены.

Следующий участок, севернее Ладожского озера. Наши войска преследовали две цели, тоже цель разведки, собственно, три цели, цель разведки войсковой, я говорю о разведке штыковой, это очень серьезная и наиболее верная разведка из всех видов разведки. Создание плацдарма для того, чтобы с подвозом войск выйти в тыл линии Маннергейма. Вторая основная цель – создание плацдарма и выхода в тыл, если это удастся.

Третья группа имела такую же цель – разведка территорий, населения, создание плацдарма…

Четвертая группа в сторону Торнео, нужно разведать в этом направлении, создать плацдарм для войск, который потом подвезут.

Пятая группа – Петсамовская. Разведка – создание плацдармов, сделать удар по городу. Все эти группировки преследовали [c.349] одну конкретную цель – заставить финнов разбить свои силы. Резерв у нас больше, чем у них, ослабить направление – напор на Карельском перешейке – в конце прорвать Карельский перешеек и пройти севернее – к Финскому заливу.

Группа севернее Ладоги ставила перед собой задачу – взять Сердоболь, зайти в тыл. Группа Улебовская – занять Улебо. Группа Кондопожская – выйти на Торнео, группа Петсамовская – соединиться с группой Кондопожской.

Мы не раскрывали карты, что у нас имеется другая цель – создать плацдарм, произвести разведку. Если бы мы все карты раскрыли, то мы расхолодили бы наши армейские части. Задача была такая. Почему мы так осторожно и с некоторой скрытой целью подходили к этому вопросу, почему нельзя было ударить со всех пяти сторон и зажать Финляндию? Мы не ставили такой серьезной задачи, потому что война в Финляндии очень трудная. Мы знаем из истории нашей армии, нашей страны, что Финляндия завоевывалась 4 раза… Мы попытались ее пятый раз потрясти. Мы знали, что Петр I воевал 21 год, чтобы отбить у Швеции всю Финляндию. Финляндия была тогда провинцией у Швеции, именно тот район, который мы теперь получили, район Кохтла-Ярве и Петсамо. Это не в счет, весь Карельский перешеек до Выборга, включая Выборгский залив, причем Петр не получил тогда полуостров Ханко, но он воевал 21 год.

Мы знали, что после Петра I войну за расширение влияния России в Финляндии вела его дочь Елизавета Петровна 2 года. Кое-чего она добилась, расширила, но Гельсингфорс оставался в руках Финляндии. Мы знали, что Екатерина II два года вела войну и ничего особенного не добилась.

Мы знали, наконец, что Александр I два года вел войну и завоевал Финляндию, отвоевал все области.

Точно такие же истории происходили с войсками русских тогда, как теперь: окружали, брали в плен, штабы уводили, финнов окружали, брали в плен – то же, что и было. Всю эту штуку мы знали и считали, что, возможно, война с Финляндией продлится до августа или сентября 1940 года, вот почему мы на всякий случай учитывали не только благоприятное, но и худшее, и занялись с самого начала войны подготовкой плацдармов в пяти направлениях. Если бы война продлилась и если бы в войну вмешалось какое-либо соседнее государство, мы имели в виду поставить по этим направлениям, где уже имеются готовые плацдармы 62 дивизий пехоты и 10 в [c. 350] резерве, 72 всего, чтобы отбить охоту вмешиваться в это дело. Но до этого дело не дошло. У нас было всего 50 дивизий. Резерв так и остался резервом – 10 дивизий, но это потому, что наши войска хорошо поработали, разбили финнов и прижали финнов. Перед финнами мы с начала войны поставили два вопроса – выбирайте из двух одно: либо идите на большие уступки, либо мы вас распылим и вы получите правительство Куусинена, которое будет потрошить ваше правительство. Так мы сказали финской буржуазии. Они предпочли пойти на уступки, чтобы не было народного правительства. Пожалуйста. Дело полюбовное, мы на эти условия пошли, потому что получили довольно серьезные уступки, которые полностью обеспечивают Ленинград и с севера, и с юга, и с запада, и которые ставят под угрозу все жизненные центры Финляндии. Теперь угроза Гельсингфорсу смотрит с двух сторон – Выборг и Ханко. Стало быть, большой план большой войны не был осуществлен, и война кончилась через 3 месяца и 12 дней только потому, что наша армия хорошо поработала и потому, что наш политический бум, поставленный перед Финляндией, оказался правильным. Либо вы, господа финские буржуа, идите на уступки, либо мы вам даем правительство Куусинена, которое вас распотрошит, и они предпочли первое.

Еще несколько вопросов. Вы знаете, что после первых успехов по части продвижения наших войск, как только война началась, у нас обнаружились неувязки на всех участках. Обнаружились потому, что наши войска и командный состав наших войск не сумели приспособиться к условиям войны в Финляндии.

Вопрос: что же особенно помешало нашим войскам приспособиться к условиям войны в Финляндии? Мне кажется, что им особенно помешало – это созданная предыдущая кампания психологии в войсках и командном составе – шапками закидаем. Нам страшно повредила польская кампания, она избаловала нас. Писались целые статьи и говорились речи, что наша Красная Армия непобедима, что нет ей равной, что у нее все есть, нет никаких нехваток, не было и не существует, что наша армия непобедима. Вообще в истории не бывало непобедимых армий. Самые лучшие армии, которые были и там, и сям, терпели поражения. У нас товарищи хвастались, что наша армия непобедима, что мы всех можем шапками закидать, нет никаких нехваток. В практике нет такой армии и не будет. [c.351]

Это помешало нашей армии сразу понять свои недостатки и перестроиться, перестроиться применительно к условиям Финляндии. Наша армия не поняла, не сразу поняла, что война в Польше – это была военная прогулка, а не война. Она не поняла и не уяснила, что в Финляндии не будет военной прогулки, а будет настоящая война. Потребовалось время для того, чтобы наша армия поняла это, почувствовала и чтобы она стала приспосабливаться к условиям войны в Финляндии, чтобы она стала перестраиваться.

Это больше всего помешало нашим войскам сразу, с ходу приспособиться к основным условиям войны в Финляндии, понять, что она шла не на военную прогулку, чтобы на “ура” брать, а на войну. Вот с этой психологией, что наша армия непобедима, с хвастовством, которые страшно развиты у нас, – это самые невежественные люди, т. е. большие хвастуны, – надо покончить. С этим хвастовством надо раз и навсегда покончить. Надо вдолбить нашим людям правила о том, что непобедимой армии не бывает. Надо вдолбить слова Ленина о том, что разбитые армии или потерпевшие поражения армии очень хорошо дерутся потом. Надо вдолбить нашим людям, начиная с командного состава и кончая рядовым, что война – это игра с некоторыми неизвестными, что там, в войне, могут быть и поражения. И поэтому надо учиться не только наступать, но и отступать. Надо запомнить самое важное – философию Ленина. Она не превзойдена, и хорошо было бы, чтобы наши большевики усвоили эту философию, которая в корне противоречит обывательской философии, будто бы наша армия непобедима, имеет все и может все победить. С этой психологией – шапками закидаем – надо покончить, если хотите, чтобы наша армия стала действительно современной армией.

Что мешало нашей армии быстро, на ходу перестроиться и приспособиться к условиям, не к прогулке подготовиться, а к серьезной войне? Что мешало нашему командному составу перестроиться для ведения войны не по-старому, а по-новому? Ведь имейте в виду, что за все существование Советской власти мы настоящей современной войны еще не вели. Мелкие эпизоды в Манчжурии, у озера Хасан или в Монголии – это чепуха, это не война – это отдельные эпизоды на пятачке, строго ограниченном. Япония боялась развязать войну, мы тоже этого не хотели, и некоторая проба сил на пятачке показала, что Япония провалилась. У них было 2–3 дивизии и у нас 2–3 дивизии в Монголии, [c.352] столько же на Хасане. Настоящей, серьезной войны наша армия еще не вела. Гражданская война – это не настоящая война, потому что это была война без артиллерии, без авиации, без танков, без минометов. Без всего этого какая же это серьезная война? Это была особая война, не современная. Мы были плохо вооружены, плохо одеты, плохо питавшиеся, но все-таки разбили врага, у которого было намного больше вооружения, который был намного лучше вооружен, потому что тут в основном играл роль дух.

Так вот, что помешало нашему командному составу с ходу вести войну в Финляндии по-новому, не по типу гражданской войны, а по-новому? Помешали, по-моему, культ традиции и опыта гражданской войны. Как у нас расценивают комсостав: а ты участвовал в гражданской войне? Нет, не участвовал. Пошел вон. А тот участвовал? Участвовал. Давай его сюда, у него большой опыт и прочее.

Я должен сказать, конечно, опыт гражданской войны очень ценен, традиции гражданской войны тоже ценны, но они совершенно недостаточны. Вот именно культ традиции и опыта гражданской войны, с которыми надо покончить, и помешал нашему командному составу сразу перестроиться на новый лад, на рельсы современной войны.

Не последний человек у нас товарищ командир – первый; если хотите, по части гражданской войны опыт у него большой, он уважаемый, честный человек, а вот до сих пор не может перестроиться на новый современный лад. Он не понимает, что нельзя сразу вести атаку, без артиллерийской обработки. Он иногда ведет полки на “ура”. Если так вести войну, значит, загубить дело, все равно, будут ли это кадры, или нет, первый класс, все равно загубить. Если противник сидит в окопах, имеет артиллерию, танки, то он, бесспорно, разгромит.

Такие же недостатки были в 7-й армии – непонимание того, что артиллерия решает дело. Все эти разговоры о том, что жалеть нужно снаряды, нужны ли самозарядные винтовки, что они берут много патронов, зачем нужен автомат, который столько патронов берет, все эти разговоры, что нужно стрелять только по цели, – все это старое, это область и традиции гражданской войны. Это не содержит ничего современного.

Откуда все эти разговоры? Разговоры не только там велись, разговоры и здесь велись. Гражданские люди – я, Молотов – [c.353] кое-что находили по части военных вопросов. Невоенные люди специально спорили с руководителями военных ведомств, переспорили их и заставили признать, что ведем современную войну с финнами, которых обучают современной войне три государства: обучала Германия, обучает Франция, обучает Англия. Взять современную войну при наличии укрепленных районов и вместе с тем ставить вопрос о том, что только по целям надо стрелять – значит, несусветная мудрость.

Разговоры о том, почему прекратили производство автоматов Дегтярева. У него было только 25 зарядов. Глупо, но все-таки прекратили. Почему? Я не могу сказать.

Почему минометов нет? Это не новое дело. В эпоху империалистической войны немцы спасались от западных и восточных войск – наших и французских – главным образом минами: людей мало – мин много. 24 года прошло, почему у вас до сих пор нет минометов? Ни ответа, ни привета.

А чем все это объясняется? Потому что у всех в головах царили традиции гражданской войны: мы обходились без мин, без автоматов, что наша артиллерия, наши люди замечательные, герои и все прочее, мы напрем и понесем. Эти речи напоминают мне краснокожих в Америке, которые против винтовок выступали с дубинами и хотели победить американцев дубинами, – винтовку победить дубиной – и всех их перебили.

Вот этот культ традиции и опыта гражданской войны развит у людей и отнял у них психологическую возможность побыстрей перестроиться на новые методы современной войны. Надо сказать, что все-таки недели через 2–3–4 стали перестраиваться: сначала 13-я армия, Штерну тоже удалось перестроиться, тоже не без скрипа. Хорошо повел себя тов. Фролов, 14-я армия. Хуже всех пошло у т. Ковалева. Так как он хороший боец, так как он хороший герой гражданской войны и добился славы в эпоху гражданской войны, то ему очень трудно освободиться от опыта гражданской войны, который совершенно недостаточен. Традиции и опыт гражданской войны совершенно недостаточны, и кто их считает достаточными, наверняка погибнет. Командир, считающий, что он может воевать и побеждать, опираясь только на опыт гражданской войны, погибнет как командир. Он должен этот опыт и ценность гражданской войны дополнить обязательно… дополнить опытом войны современной. [c.354]

А что такое современная война – интересный вопрос, чего она требует? Она требует массовой артиллерии. В современной войне артиллерия это Бог, судя по артиллерии. Кто хочет перестроиться на новый современный лад, должен понять – артиллерия решает судьбу войны, массовая артиллерия. И поэтому разговоры, что нужно стрелять по цели, а не по площади, жалеть снаряды, это несусветная глупость, которая может загубить дело. Если нужно в день дать 400–500 снарядов, чтобы разбить тыл противника, передовой край противника разбить, чтобы он не был спокоен, чтобы он не мог спать, нужно не жалеть снарядов и патронов. Как пишут финские солдаты, что они на протяжении 4 месяцев не могли выспаться, только в день перемирия выспались. Вот что значит артиллерия. Артиллерия – первое дело.

Второе – авиация, массовая авиация, не сотни, а тысячи самолетов. И вот, кто хочет вести войну по-современному и победить в современной войне, тот не может говорить, что нужно экономить бомбы. Чепуха, товарищи, побольше бомб нужно давать противнику для того, чтобы оглушить его, перевернуть вверх дном его города, тогда добьемся победы. Больше снарядов, больше патронов давать, меньше людей будет потеряно. Будете жалеть патроны и снаряды – будет больше потерь. Надо выбирать. Давать больше снарядов и патронов, или жалеть свою армию, сохранять силы, давать минимум убитых, или не жалеть бомбы, снаряды.

Дальше – танки, третье, тоже решающее, нужны массовые танки не сотни, а тысячи. Танки, защищенные броней – это все. Если танки будут толстокожими, они будут чудеса творить при нашей артиллерии, при нашей пехоте. Нужно давать больше снарядов и патронов для противника, жалеть своих людей, сохранять силы армии.

Минометы – четвертое, нет современной войны без минометов, массовых минометов. Все корпуса, все роты, батальоны, полки должны иметь минометы 6–тидюймовые обязательно, 8–мидюймовые. Это страшно нужно для современной войны. Это очень эффективные минометы и очень дешевая артиллерия. Замечательная штука миномет. Не жалеть мин, вот лозунг, жалеть своих людей. Если жалеть бомбы и снаряды – не жалеть людей, меньше людей будет. Если хотите, чтобы у нас война была с малой кровью, – не жалейте мин. [c.355]

Дальше – автоматизация ручного оружия. До сих пор идут споры: нужны ли нам самозарядные винтовки с десятизарядным магазином? Люди, которые живут традициями гражданской войны, – дураки, хотя они и хорошие люди, когда говорят: а зачем нам самозарядная винтовка? А возьмите нашу старую винтовку пятизарядную и самозарядную винтовку с десятью зарядами. Ведь мы знаем, что – целься, поворачивай, стреляй, попадется мишень – опять целься, поворачивай, стреляй. А возьмите бойца, у которого десятизарядная винтовка, он в три раза больше пуль выпустит, чем человек с нашей винтовкой. Боец с самозарядной винтовкой равняется трем бойцам. Как же после этого не переходить на самозарядную винтовку, ведь это полуавтомат. Это страшно необходимо, война показала это в войсках армии. Для разведки нашей, для ночных боев, в тыл напасть, поднять шум, такой ужас создается в тылу ночью и такая паника – мое почтение. Наши солдаты не такие уж трусы, но они бегали от автоматов. Как же это дело не использовать.

Значит – пехота, ручное оружие с полуавтоматом-винтовкой и автоматический пистолет – обязательны.

Дальше. Создание культурного, квалифицированного и образованного командного состава. Такого командного состава нет у нас или есть единицы.

Мы говорим об общевойсковом командире. Он должен давать задания, т.е. руководить авиацией, артиллерией, танками, танковой бригадой, минометчиками; но если он не имеет хотя бы общего представления об этом роде оружия, какие он может дать указания? Нынешний общевойсковой командир, это не командир старой эпохи гражданской войны – там винтовка, трехдюймовый пулемет. Сейчас командир, если он хочет быть авторитетным для всех родов войск, он должен знать авиацию, танки, артиллерию с разными калибрами, минометы, тогда он может давать задания. Значит, нам нужен командный состав квалифицированный, культурный, образованный.

Дальше. Требуются хорошо сколоченные и искусно работающие штабы. До последнего времени говорили, что такой-то командир провалился, шляпа, надо в штаб его. Или, например, случайно попался в штаб человек с жилкой, может командовать, говорят: ему не место в штабе, его на командный пост надо.

Если таким путем будете смотреть на штабы, тогда у нас штаба не будет. А что значит отсутствие штаба? Это значит [c.356] отсутствие органа, который и выполняет приказ, и подготавливает приказ. Это очень серьезное дело. Мы должны наладить культурные, искусно действующие штабы. Этого требует современная война, как она требует и массовую артиллерию и массовую авиацию. Затем требуются для современной войны хорошо обученные, дисциплинированные бойцы, инициативные. У нашего бойца не хватает инициативы. Он индивидуально мало развит. Он плохо обучен, а когда человек не знает дела, откуда он может проявить инициативу, и поэтому он плохо дисциплинирован. Таких бойцов новых надо создать, не тех митюх, которые шли в гражданскую войну. Нам нужен новый боец. Его нужно и можно создать: инициативного, индивидуально развитого, дисциплинированного.

Для современной войны нам нужны политически стойкие и знающие военное дело политработники. Недостаточно того, что политработник на словах будет твердить “партия Ленина – Сталина”, все равно что аллилуя-аллилуя. Этого мало, этого теперь недостаточно. Он должен быть политически стойким, политически образованным и культурным, он должен знать военное дело. Без этого мы не будем иметь хорошего бойца, хорошо налаженного снабжения, хорошо организованного пополнения для армии.

Вот все те условия, которые требуются для того, чтобы вести современную войну нам – советским людям, и чтобы победить в этой войне.

Как вы думаете, была ли у нас такая армия, когда мы вступили в войну с Финляндией? Нет, не была. Отчасти была, но у нее, что касается этих условий, очень многого не хватало. Почему? Потому что наша армия, как бы вы ее ни хвалили, и я ее люблю не меньше, чем вы, но все-таки она молодая армия, необстрелянная. У нее техники много, у нее веры в свои силы много, даже больше, чем нужно. Она пытается хвастаться, считая себя непобедимой, но она все-таки молодая армия.

Во-первых, наша современная Красная Армия обстреливалась на полях Финляндии, – вот первое ее крещение. Что тут выявилось? То, что наши люди – это новые люди. Несмотря на все их недостатки, очень быстро, в течение каких-либо полутора месяцев, преобразовались, стали другими, и наша армия вышла из этой войны почти что вполне современной армией, но кое-чего еще не хватает. Хвосты остались от старого. Наша армия стала [c.357] крепкими обеими ногами на рельсы новой, настоящей советской современной армии. В этом главный плюс того опыта, который мы усвоили на полях Финляндии, дав нашей армии обстреляться хорошо, чтобы учесть этот опыт. Хорошо, что наша армия имела возможность получить этот опыт не у германской авиации, а в Финляндии, с Божьей помощью. Но что наша армия уже не та, которая была в ноябре прошлого года, и командный состав другой, и бойцы другие, в этом не может быть никакого сомнения. Уже одно появление ваших блокировочных групп – это верный признак того, что наша армия становится вполне современной армией.

Интересно после этого спросить себя, а что из себя представляет финская армия? Вот многие из вас видели ее подвижность, дисциплину, видели, как она применяет всякие фокусы, и некоторая зависть сквозила к финской армии. Вопрос: можно ли ее назвать вполне современной армией? По-моему, нельзя. С точки зрения обороны укрепленных рубежей, она, финская армия, более или менее удовлетворительная, но она все-таки несовременная, потому что она очень пассивна в обороне и она смотрит на линию обороны укрепленного района, как магометане на аллаха. Дурачки, сидят в дотах и не выходят, считают, что с дотами не справятся, сидят и чай попивают. Это не то отношение к линии обороны, какое нужно современной армии. Современная армия не может относиться к линии обороны, как бы она ни была прочна, пассивно.

Вот эта пассивность в обороне и вот это пассивное отношение к оборонительным линиям, оно характеризует финскую армию как не вполне современную для обороны, когда она сидит за камнями. Финская армия показала себя, что она не вполне современна, и потому, что слишком религиозно относится к непревзойденности своих укрепленных районов. А наступление финнов гроша ломаного не стоит. Вот 3 месяца боев, помните вы хоть один случай серьезного массового наступления со стороны финской армии? Этого не бывало. Они не решались даже на контратаку, хотя они сидели в районах, где имеются у них доты, где все пространство вымерено, как на полигоне, они могут закрыть глаза и стрелять, ибо все пространство у них вымерено, вычерчено, и все-таки они очень редко шли на контратаку, и я не знаю ни одного случая, чтобы в контратаках они не провалились. Что касается какого-либо серьезного наступления для прорыва [c.358] нашего фронта, для занятия какого-либо рубежа, ни одного такого факта вы не увидите. Финская армия не способна к большим наступательным действиям. В этой армии главный недостаток – она не способна к большим наступательным действиям, в обороне она пассивна и очень скупа на контратаку, причем контратаку она организует крайне неуклюже и всегда она уходила с потерями после контратаки.

Вот главный недостаток финской армии. Она создана и воспитана не для наступления, а для обороны, причем обороны не активной, а пассивной.

Оборона с глубокой фетишизированной верой, верой в неуязвимый край. Я не могу назвать такую армию современной.

На что она способна, и чему завидовали отдельные товарищи? На небольшие выступления, на окружение с заходом в тыл, на завалы, свои условия знают, и только. Все эти завалы можно свести к фокусам. Фокус – хорошее дело: хитрость, смекалка и прочее. Но на фокусе прожить невозможно. Раз обманул – зашел в тыл, второй раз обманул, а третий раз не обманешь. Не может армия отыграться на одних фокусах, она должна быть армией настоящей. Если она этого не имеет, она неполноценна. Вот вам оценка финской армии. Я беру тактические стороны, не касаясь того, что она слаба, что артиллерии у нее мало. Не потому, что она бедна, ничего подобного. Но она только теперь стала понимать, что без артиллерии война должна быть проиграна. Не говорю о другом недостатке – у них мало авиации. Не потому, что у них не было денег для авиации. У них довольно много капитала, у них развиты целлюлозные фабрики, которые дают порох, а порох стоит дорого. У них больше целлюлозных фабрик, чем у нас, вдвое больше: мы даем 500 тысяч тонн в год целлюлозы, от них получили теперь заводы, которые дадут 100 тысяч тонн в год, а вдвое больше осталось у них. Это богатая страна. Если у них нет авиации – это потому, что они не поняли силу и значение авиации. Вот вам тоже недостаток.

Армия, которая воспитана не для наступления, а для пассивной обороны; армия, которая не имеет серьезной артиллерии; армия, которая не имеет серьезной авиации, хотя имеет все возможности для этого; армия, которая ведет хорошо партизанские наступления – заходит в тыл, завалы делает и все прочее – не могу я такую армию назвать армией. [c.359]

Общий вывод. К чему свелась наша победа, кого мы победили, собственно говоря? Вот мы 3 месяца и 12 дней воевали, потом финны встали на колени, мы уступили, война кончилась. Спрашивается, кого мы победили? Говорят – финнов. Ну конечно, финнов победили. Но не это самое главное в этой войне. Финнов победить – не Бог весть какая задача. Конечно, мы должны были финнов победить. Мы победили не только финнов, мы победили еще их европейских учителей – немецкую оборонительную технику победили, английскую оборонительную технику победили, французскую оборонительную технику победили. Не только финнов победили, но и технику передовых государств Европы. Не только технику передовых государств Европы, мы победили их тактику, их стратегию. Вся оборона Финляндии и война велась по указке, по наущению, по совету Англии и Франции, а еще раньше немцы здорово им помогали, и наполовину оборонительная линия в Финляндии по их совету построена. Итог об этом говорит.

Мы разбили не только финнов – эта задача не такая большая. Главное в нашей победе состоит в том, что мы разбили технику, тактику и стратегию передовых государств Европы, представители которых являлись учителями финнов. В этом основная наша победа.

 

Завтра. 1996. № 51

[c.360]


This Stalin archive has been reproduced from Библиотека Михаила Грачева (Mikhail Grachev Library) at http://grachev62.narod.ru/stalin/ However, we cannot advise connecting to the original location as it currently generates virus warnings.

Every effort has been made to ascertain and obtain copyright pertaining to this material, where relevant. If a reader knows of any further copyright issues, please contact Roland Boer.

Советско-финская война — первые сражения Великой Отечественной

12.03.2021


30 ноября 1939 года, началась советско-финская война. Зимняя война – так называли войну, которая началась в декабре 1939-го и завершилась 13 марта 1940 года. Эту войну Александр Твардовский назвал в своем стихотворении незнаменитой.

Действительно, для большинства наших соотечественников эта война незнаменитой и малоизвестной остается и сейчас. Хотя в годы перестройки либеральный агитпроп изрядно потрудился, чтобы убедить нас в том, что кровожадный тиран Сталин, побуждаемый имперскими амбициями и желанием нести на штыках всем народам идею мировой революции, коварно напал на маленькую демократическую мирную соседнюю страну.

Но якобы гордые и свободолюбивые финны своим героическим сопротивлением сорвали планы жестокого советского диктатора. По их утверждениям, эта война была позором, т.к. финские лыжники легко громили и брали в плен целые дивизии Красной армии, а бездарные советские генералы заваливали трупами солдат укрепления линии Маннергейма. Но гигантский Советский Союз все же числом задавил маленькую Финляндию.

Кстати о числах. По официальным финским данным количество финских войск, участвовавших в Зимней войне в 1939 г. , – 256 тысяч, советских – 425 тысяч. Если учесть, в наступлении должно быть соотношение наступающих и обороняющихся 3:1, а при штурме серьезных укреплений достигает 6:1, то при всем желании, штурмуя линию Маннергейма, советские военачальники не могли финнов задавить числом.

Но даже если учесть, что к февралю 1940 г. советское командование перебросило дополнительные силы и нарастило количество войск почти до 800 тысяч, то известно, что и в Финляндии всего было мобилизовано и поставлено под ружье 500 тысяч человек. Все равно не получается десятикратного превосходства, как нам пытаются внушить.

А все последние годы, отрабатывая западные гранты или руководствуясь искренней ненавистью к «проклятому советскому прошлому», во многих российских СМИ авторы обличали якобы ничем неспровоцированную агрессию тоталитарного Советского Союза против мирной Финляндии.

И сегодня большинство наших соотечественников уверено, что огромный тоталитарный Советский Союз без всяких причин напал на Финляндию и чуть ли не потерпел страшное поражение в этой «незнаменитой» войне.

СССР ОБВИНЯЮТ В РАЗВЯЗЫВАНИИ ВТОРОЙ МИРОВОЙ ВОЙНЫ

В современной информационно-психологической войне против России советско-финская война используется, как еще один повод для того, чтобы очередной раз доказать, что СССР вместе с гитлеровской Германией виновен в развязывании Второй мировой войны.

И в этом году, естественно, Зимнюю войну объявили следствием пресловутого пакта Молотова-Риббентропа. По словам западных и наших либеральных доморощенных пропагандистов, два диктатора, договорившись, немедленно принялись завоевывать мирные демократические европейские страны.

О том, что все эти демократические страны до заключения договора о ненападении между СССР и Германией сами давно уже заключили подобные договора с Третьим рейхом, никто не вспоминает. И о том, как потирая руки от удовольствия, скормили Гитлеру в Мюнхене «арсенал Европы» Чехословакию, буквально подталкивая фюрера идти на Восток, тоже умалчивают.

Поэтому необходимо, развенчивая устоявшиеся мифы западной пропаганды, объяснять нашим соотечественникам причины, побудившие Советский Союз начать эту войну, и международную обстановку, которая сложилась к концу 30-х годов.

К сожалению, оголтелая антисоветская пропаганда в России за последние три десятилетия привела к тому, что большинство наших людей не представляет, что на самом деле происходило в мире в то время. Не представляют, что опасность агрессии против нашей страны была очень серьезной. Не знают, как и чем жили наши бабушки и дедушки в то тревожное время.

В 1931 году Сталин в своем выступлении сказал, что страна отстала от Запада на 50-100 лет и нам необходимо преодолеть это отставание за 10 лет, иначе СССР сомнут.

Действительно, после крушения Российской империи и развязанной многолетней братоубийственной гражданской войны страна была разорена и разгромлена. Была разрушена промышленность, страшные потери понесли научные школы, погибли или эмигрировали многие ученые и инженеры.

Опытный образованный офицерский корпус Императорской армии в большинстве заменили красные командиры, имевшие весьма своеобразный опыт гражданской войны. И многим талантливым командирам Красной армии требовалось получить фундаментальное военное образование. Для этого нужно было время.

В 20-е годы Красная армия уступала по своим боевым возможностям армиям Польши и Румынии. Не говоря уже о вооруженной до зубов Японии.

А после окончания гражданской войны СССР не случайно опасался очередной интервенции. Отношение в Европе к первому социалистическому государству было, как к очагу опасной заразной болезни, который пока удалось изолировать, но желательно уничтожить.

Заметим, никто из этих враждебных государств не собирался помогать ветеранам Белого движения восстанавливать «единую и неделимую». От России собирались отторгнуть Кавказ и Дальний Восток, Украину, установив на этих территориях протектораты иностранных держав, как показал опыт иностранной интервенции в годы русской смуты.

Поэтому и помощь Белому движению в годы гражданской войны оказывали довольно ограниченную. Не для того бывшие союзники по Антанте готовили в России революцию, чтобы потом помогать белым восстановить Российскую империю.

Союзники по Антанте, желали осуществить всем известные планы лорда Пальмерстона, ради которых затевалась Крымская война. Воплотить эти планы по созданию на территории бывшей Российской империи ряда очень «независимых и гордых» национальных государств, им полностью удалось в 1991 г.

Для существования страны необходимо было в кротчайшие сроки восстановить промышленность и создать боеспособные армию и военно-морской флот.

И ценой неимоверных жертв в небывало короткие сроки была проведена индустриализация. Разумеется, было и жестокое принуждение, и труд заключенных. Но, скажем правду, все это было совершено в основном на волне небывалого энтузиазма народа, в значительной части поверившего в идею социализма.

Была создана мощная тяжелая промышленность, которая позволила оснастить вооруженные силы самыми современными видами вооружения.

Напомним, что ровно через десять лет после слов Сталина о необходимости в кратчайшие сроки преодолеть отставание, наступил 1941 г.

РЕГУЛЯРНАЯ КАДРОВАЯ АРМИЯ БЫЛА СОЗДАНА ТОЛЬКО В СЕРЕДИНЕ 30-Х ГОДОВ

В начале 30-х Рабоче-крестьянская Красная армия еще формировалась по территориально-милиционному принципу. Т.е. кадров в этих частях было 15-20%, остальные военнослужащие призывались на сборы. Боеспособность таких частей была невысокой. Лишь в 1937 г. отказались от территориально — милиционного принципа и началось формирование регулярной армии.

Всего за два года до советско-финской войны!

А воевать уже приходилось. Конфликт на КВЖД, Озеро Хасан, Халхин-Гол, война в Испании.

К тому же Сталин видел, кто привел к власти Гитлера, и прекрасно понимал, кто и для чего помогает Германии вооружаться.

Видел, как Третий рейх с финансовой помощью западного капитала открыто готовится к войне. А в «Майн кампф» фюрер ясно обозначил, что ставит задачу завоевания жизненного пространства на Востоке.

После Мюнхенского сговора стало ясно, что Германию старательно натравливают на СССР. Ради этого Чемберлен и Даладье скормили Гитлеру Чехословакию, которая обладала мощнейшей военной промышленностью.

Но и Англия, и Франция в то время были государствами не менее враждебными Советскому Союзу, чем нацистская Германия.

И самое страшное возможное развитие событий для СССР в те годы — это образование единого фронта западных держав против нашей страны. В СССР понимали, что, несмотря на договор о ненападении, война с нацистской Германией неизбежна.

До последнего момента в СССР осознавали опасность объединения Англии с Германией в войне против нашей страны.

А к 1939 г. на всех границах СССР уже были враждебные государства. Румыния диктатора Антонеску. Польша, со времен Пилсудского мечтавшая вместе с Германией двинуться на Москву. В Прибалтике – откровенно профашистские режимы Ульманиса в Латвии и Сметоны в Литве. А на севере Финляндия.

«ВЕЛИКАЯ ФИНЛЯНДИЯ» ОТ БАЛТИКИ ДО УРАЛА

Несколько слов о истории Финляндии. До 1918 г. такого государства в истории никогда не было. Были завоеванные шведскими рыцарями в результате Крестовых походов ХIII в. земли, на которых жили языческие племена суоми, тавастов.

В составе Шведского королевства Финляндия была обычной провинцией, в которой государственным языком был шведский, а шведы были правящим классом и сословием горожан, как немцы в Эстляндии и Лифляндии. На финском языке говорили только крестьяне на хуторах.

В состав Российской империи Финляндия вошла в 1809 году по итогам последней Русско-шведской войны.

В составе «тюрьмы народов», как у либералов принято называть Россию, Финляндия стала Великим княжеством Финляндским со своей собственной исполнительной и законодательной властью.

В Финляндии был учрежден парламент — Сейм. Финский язык стал государственным наряду со шведским. Финны в 1860 г. получили даже собственную валюту: финскую марку. Воинская повинность на финнов не распространялась вплоть до начала ХХ века.

За 100 с небольшим лет пребывания в составе России из бывшей глухой шведской провинции Финляндия фактически стала государством со всеми необходимыми атрибутами. Великое княжество Финляндское имело собственные органы власти, денежную единицу, почту, таможню, не платила налоги в общую казну, не давала солдат в армию.

Собранные в княжестве налоги тратились только на местные нужды. Все посты в финской администрации, кроме должности генерал-губернатора, занимали местные уроженцы. Имперские власти старались не вмешиваться в местные дела.

Поэтому к началу ХХ века Финляндия стала заповедным местом для всех российских революционеров, в том числе террористов-бомбистов. Ленин, как мы знаем, также скрывался в Финляндии. И через Финляндию прибыл в Петроград в 1917 г.

В состав Великого княжества Финляндского при Государе Александре I включают Выборгскую губернию. А ведь Выборг с окружающими землями во время Северной войны был отвоеван у шведов и с 1710 г. был русским городом. Это был подарок новым подданным Российской империи от Императора.

Вот это страшная «колониальная политика» русских Царей!

Но финны отплатили русским государям черной неблагодарностью. В 1917 г. Совнарком издает Декрет о признании независимости Финляндии. По всей территории бывшей Российской империи вспыхнула гражданская война. В Финляндии в ходе гражданской войны «белые» финны побеждают «красных» с помощью 10-тысячного германского экспедиционного корпуса генерала Фон дер Гольца.

Русская Императорская армия к тому времени уже не существует, солдаты разъехались делить землю после большевистских декретов. И финские националисты, беспощадно истребляя своих «красных» соотечественников, устраивают заодно резню русского населения в Выборге.

Как сегодня бы сказали, устроили «этническую чистку». Но многим ли нашим соотечественникам известно об этом преступлении?

После распада империи на окраинах обычно приходят к власти сепаратисты, которые опираются на местных агрессивных националистов. Вспомним, как в объявившей о независимости демократической Грузии после 1917 г. принялись наводить порядки в Северной Осетии и Абхазии. Известно и то, как относились в то время местные националисты к России. К стране, которая когда-то спасла грузинский народ от участи быть истребленным или ассимилированным турками и персами.

Все с точностью повторилось в годы развала Советского Союза. Точно также банды Гамсахурдия двинулись огнем и мечом усмирять осетин и абхазов.

Финским националистам в 1917 г. показались тесными границы Великого княжества Финляндского. Они постарались оторвать от раздираемой братоубийственной войной России земли, которые со времен Господина Великого Новгорода входили в состав древней Руси, а затем в состав Московского государства.

Напомним, что границы Руси со Швецией и Норвегией в этих землях установил еще святой благоверный князь Александр Невский в ХIII веке.

И хотя во время смуты шведы смогли отобрать часть русских владений, император Петр Великий вернул эти земли. И Шлиссельбург, древний новгородский Орешек, вновь стал русским. А столица Российской империи, город святого апостола Петра, была построена на Неве, где когда-то Александр Невский громил шведов, вторгшихся в Новгородскую землю.

Уже в мае 1918 года отряды финских белых напали на Восточную Карелию и Кольский полуостров. Были отбиты. 14 октября 1920 года был подписан Тартуский мирный договор: ослабленная Россия вынуждена была пойти на некоторые территориальные уступки.

Но 6 ноября 1921 года финские войска вновь вторгаются в Карелию. И вновь терпят поражение. Все же финны не отказываются от мечты о Великой Финляндии. И Маннергейм в своей знаменитой «клятве меча» обещает завоевать Карелию, освободив ее от коммунистов.

В Хельсинки мечтают о Великой Финляндии, которая объединит все финно-угорские народы и будет простираться до Северного Урала. В состав Великой Финляндии должен был входить и Кольский полуостров с Мурманском.

Претендовали финны и на некогда отвоеванную императором Петром Великим у шведов Ингрию, на которой находился Петербург, и на Эстонию. И подобные настроения были в финском обществе очень устойчивыми.

В 1935 году в беседе с посланником Финляндии в СССР комиссар по иностранным делам Максим Литвинов заявил: «Ни в одной стране пресса не ведет так систематически враждебной нам кампании, как в Финляндии. Ни в одной соседней стране не ведется такая открытая пропаганда за нападение на СССР и отторжение его территории, как в Финляндии».

Надо заметить, что финны своих устремлений не скрывали.

«Русская угроза для нас будет существовать постоянно. Поэтому для Финляндии хорошо, если Германия будет сильной», — заявил в 1937 году президент Финлядии П.Э.Свинхувуд.

В 1937 году Свинхувуд заявил в Берлине, что «враг России должен быть всегда другом Финляндии».

В Хельсинки в июле 1939-го прибыл с визитом начальник генштаба Вермахта генерал Ф.Гальдер.

Английский посол в Хельсинки Т.Сноу сообщал в Лондон, что Гальдер вел переговоры о возможном использовании германскими ВВС финских аэродромов и иной инфраструктуры страны.

Финляндия всегда в императорской России рассматривалась, как территория очень важная для обеспечения безопасности столицы Империи Санкт-Петербурга.

Южный берег Финского залива пологий и низкий, поэтому русские крепости, такие, как Свеаборг, располагались на северном, финском берегу и на островах.

Вся мощная крепостная артиллерия и арсеналы императорской армии в 17 году достались Финляндии. Граница с откровенно враждебным государством проходила всего в 30 км от Ленинграда. С финской территории артиллерия имела возможность спокойно обстреливать центр второй столицы Советского Союза.

До 1917 года Россия владела всей Прибалтикой и Великим княжеством Финляндским. По южному и северному берегу Финского залива стояли наши батареи, Балтийский флот имел несколько крепких баз.

Развал Российской империи привёл к полной потере этих позиций. Южный берег остался за Эстонией, северный — за Финляндией. Балтфлот был, по сути, блокирован в Кронштадте. Финская дальнобойная артиллерия могла бить по Кронштадту, по нашим кораблям и городу.

Еще Александр I называл Финляндию «крепкой подушкой Петербурга». На северном побережье Финского залива, от Аландских островов до Выборга, были установлены мощные береговые батареи. Всего свыше 150 дальнобойных орудий калибра 305, 254, 234, 203, 152 и 130 мм. Практически все они в целости и сохранности достались Финляндии.

ПЛАН ГОФМАНА

О том, что против Советской России готовилась агрессия, начиная с середины 20-х годов в Москве было хорошо известно.

Английские, французские и германские военные еще в 1926-1927 годах обсуждали т.н. план Гофмана.

План предусматривал нападение на СССР с двух направлений, разгром большевиков и расчленение страны. План удара на северном направлении строился исходя из соображений об уязвимости Ленинграда, а Финляндия должна была стать плацдармом для вторжения.

В этом плане говорилось: «Стратегически Ленинград – идеальная оперативная цель. Расстояние от него до границы на юге (граница с Эстонией) равняется 12 км, на севере (граница с Финляндией) – 35 км. Здесь-то и находятся действительные ворота, ведущие в Ленинград. С запада к Ленинграду непосредственно подходит третья граница – Финский залив, который принадлежит тому, кто господствует на Балтийском море. Эта граница находится не более чем в 48 км от Ленинграда (от Кронштадта). Ленинград – это второй политический, культурный и экономический центр СССР, его взятие нанесет сильный, быть может, смертельный удар по советскому государству».

Задаем простой вопрос. Зная о том, что война в ближайшее время неизбежна, должно ли было руководство Советского Союза серьезно отнестись к угрозе, исходившей от Финляндии?

И можно ли в этой ситуации считать, что советско-финская война началась только потому, что тирану Сталину захотелось завоевать миролюбивую маленькую соседнюю страну?

ПЕРЕГОВОРЫ

Сталин в одном из своих выступлений перед комсоставом отмечал, что Финляндия может стать плацдармом для каждой из двух главных группировок – немецкой или англо-франко-американской. Начальник Генштаба РККА Шапошников в марте 1938 года представил на имя Сталина и Ворошилова доклад, в котором содержался анализ военного потенциала ряда стран и рассматривались риски внешней агрессии против СССР.

В докладе не исключался вариант присоединения Финляндии к Германии в случае ее нападения на Россию. Говорилось, что Ленинград и Мурманск могут оказаться под ударами вражеской авиации и дальнобойной артиллерии уже в первые часы войны.

Для любого военного было очевидно, что в случае агрессии против СССР один из основных ударов будет нанесен по Ленинграду через территорию Финляндии.

С Финляндией вступили в переговоры. Которые, заметим, длились с апреля 1938 г. до ноября 1939 г. Больше года с Финляндией пытались договориться по-хорошему.

Отметим, переговоры начались задолго до заключения в августе 1939 г. с Германией договора о ненападении.

Сталин лично предлагал финской делегации перенести границу на 90 км от Ленинграда. Кроме этого СССР должен был получить несколько островов, а также взять в аренду на 30 лет полуостров Ханко для постройки военно-морской базы.

Взамен в Карелии финнам отдавали территорию в два раза больше. СССР больше года вел переговоры, постоянно предлагая финнам различные уступки.

Главнокомандующий финской армией маршал Маннергейм, узнав об этих переговорах, предлагал правительству уступить Москве, обменять не только запрошенные острова, но и территорию на Карельском перешейке. Как военный человек Маннергейм понимал, что опасения Москвы вполне обоснованы и СССР выдвигает вполне приемлемые требования.

Карл Маннергейм, будучи самым непримиримым и убежденным врагом большевизма, уговаривал не воевать с Россией и принять условия Москвы. Маннергейм даже предложил себя финскому правительству в качестве ответственного за обмен территориями.

Но к опытному военачальнику Русской императорской армии не прислушались.

Требования Москвы были вполне разумны и справедливы, и даже умеренны. Но Финляндия, по словам Молотова, подстрекаемая некоторыми другими странами, ни коим образом не желала учитывать интересы СССР.

Финны были уверены, что Англия и Франция обязательно вступят в войну на стороне Финляндии. Судя по всему, англичане, по своей давней традиции провоцировать войны на континенте, тайно дали финнам какие-то гарантии своего военного вмешательства.

Франция и Англия в это время вели «странную» войну с Германией. Боевых действий не было. Солдаты враждующих армий играли в футбол. Западные демократии до последнего надеялись, что Гитлер двинется на Восток.

Британия давно замышляла отнять у русских Кольский полуостров. И, как всегда, англосаксы надеялись таскать каштаны из огня чужими руками. В этот раз руками финнов.

В Англии разрабатывали план атаковать Россию с двух направлений: нанести с юга удар по нефтепромыслам Баку с одновременным ударом с севера.

Уже во время Зимней войны французский главнокомандующий генерал М.Г.Гамелен выразил уверенность, что в ходе кампании 1940 г. Германия не будет атаковать союзников. Поэтому можно высадить англо-французский экспедиционный корпус в Печенге (Петсамо) и совместно с финской армией развернуть активные боевые действия против СССР.

Чемберлен зимой 1940 г. предлагал высадить экспедиционные силы в Норвегии и Швеции, чтобы предотвратить разгром Финляндии русскими и одновременно блокировать поставки шведской руды в Германию. Глава французского правительства Даладье поддержал этот план.

Интересно, что в Скандинавию и Финляндию планировали направить не только французские войска, но и английские дивизии, которые сформировали для отправки на франко-германский фронт.

Вот такой была «странная война», объявленная Англией и Францией Третьему рейху в 1939 году…

Вновь зададим вопрос, нужно ли было в этих условиях обеспечить безопасность Ленинграда?

Проявлявший невиданное терпение Сталин в конце концов сказал «Ленинград расположен в 32 километрах от границы. Поскольку мы не можем передвинуть Ленинград, мы передвинем границу, чтобы его обезопасить».

28 ноября было объявлено о денонсации Договора о ненападении с Финляндией, а 30 ноября советским войскам был дан приказ перейти в наступление.

Вероломным и внезапным нападением на Финляндию это нельзя считать. Финны хорошо понимали, на что идут, успели подготовиться к войне и провести мобилизацию, выдвинуть войска в укрепрайоны.

Карл Маннергейм писал: «Хотелось крикнуть, что первый раунд был за нами. Как войска прикрытия, так и полевую армию мы смогли вовремя и в прекрасном состоянии перебросить к фронту. Мы получили достаточно времени (4-6 недель) для боевой подготовки войск, знакомства их с местностью, для продолжения строительства полевых укреплений, подготовки разрушительных работ, а также для установки мин и организации минных полей».

И это свидетельствует о том, что советское правительство до самого последнего момента желало избежать войны. В Москве надеялись решить вопрос о границе путем переговоров.

ВОЙНА

Война началась с Майнильского инцидента, который был судя по всему спровоцирован советской стороной. Это мы вынуждены признать.

Война начиналась в очень сложных условиях: суровая зима, сильные морозы. Начиналась неудачно. И причины неудач были не только в сложных погодных условиях.

Начальник Генштаба Борис Михайлович Шапошников, полковник Генштаба Императорской армии, хорошо знал генерал-лейтенанта Русской Императорской армии Карла Маннергейма, своего соратника по войне с германцами. Маннергейм, как офицер Генштаба совершил в свое время очень сложное разведывательное путешествие по Китаю, храбро сражался в Русско-японскую, показал себя талантливым военачальником в годы Германской войны, был награжден многими орденами, в том числе и орденом Святого Георгия 4-й степени. Шапошников предупреждал, что война будет сложной: «Маннергейм — гений обороны». В годы Германской войны командир корпуса Маннергейм проявил искусство военачальника в ведении активной обороны.

Но Сталин, глубоко уважавший Бориса Михайловича, в этот раз не согласился с начальником Генштаба. Шапошникова перед началом финской кампании деликатно отправили в отпуск. Думали, что война будет короткой. Ведь недавно, летом 1939 г., на Халкин-Голе Жуков наголову разгромил японскую армию.

К сожалению, шапкозакидательские настроения обернулись тяжелыми потерями в начале войны. С Финляндией надеялись справиться войсками одного Ленинградского округа.

Но недооценили силы финнов и сосредоточили слишком мало войск. Не учли мобилизационные возможности Финляндии, где большинство мужского населения прошло подготовку в военизированной организации «Шюцкор».

Тем более финны находились в обороне, линия Маннергейма на Карельском перешейке была очень мощным укрепрайоном.

Для успешного прорыва обороны обычно требуется 3-кратное преимущество атакующей стороны в численности войск. Наши же имели в лучшим случае лишь 1,7-кратное: линию Маннергейма в декабре штурмовали 9 советских дивизий, а обороняли 6 финских. Преобладание в авиации, танках, артиллерии в условиях местности оказалось не столь решающим, как думали.

Лесисто-болотистая местность, где невозможно нормальное использование боевой техники, узкие грунтовые дороги в густых лесах и покрытые льдом озёра затрудняли использование боевой техники.

Бои разворачивались в условиях зимней тайги, глубокий снежный покров высотой в 1,5 м, с середины декабря морозы под 40 градусов.

Финны были отлично экипированы и подготовлены к войне зимой, теплое и удобное обмундирование, белые маскхалаты. Финские солдаты прекрасные лыжники и хорошие стрелки (финские крестьяне почти все охотники), прекрасно знали местность. Их солдаты были вооружены автоматами «Суоми», которые давали преимущество в условиях ближнего боя, особенно в лесу.

Была продумана тактика войны. Маннергейм проявил себя мастером активной обороны.

Советским дивизиям, которые направили в обход линии Маннергейма, пришлось двигаться по лесным дорогам среди глухих лесов, при глубоком снежном покрове.

Растянувшиеся по узким дорогам, перегруженные техникой колонны останавливались лесными завалами, минами, рассекались «летучими отрядами» финских лыжников на части.

Снайперы, знаменитые финские «кукушки» выбивали командиров. Финны умело маскировались, оружие и пулеметы красили в белый цвет, часто меняли позиции, таская за собой на санях легкие пушки, накрытые белыми простынями.

Финские отряды базировавшиеся на лесных хуторах в 10−15 километрах от дорог, могли легко вывести из строя несколько машин или танков, парализуя движение. А потом окружать, дробить на части массы людей, уничтожать их снайперским и минометным огнем…

Наши войска оказались перегружены техникой. А в этих условиях наладить снабжение горючим было очень сложно.

Финны, подтянув артиллерию и минометы, уничтожали на узких лесных дорогах неподвижные броневики, танки, автомобили.

18-я и 44-я стрелковые дивизии 9-й армии были окружены и понесли тяжелейшие потери. Лишь немногим отрядам удалось прорваться из окружения и лесами выйти к своим, бросив оставшуюся без горючего технику и тяжелое вооружение.

Нужно признать, что попытка флангового обхода линии Маннергейма по почти непроходимой для техники местности в густых лесах при глубоком снежном покрове была страшной ошибкой. И финны полностью использовали просчеты советского командования, чтобы нанести нашей армии тяжелейшие потери.

Советское наступление увенчалось успехом лишь на севере. 14‑я армия уже на второй день овладела Петсамо.

7‑я армия не смогла сходу прорвать линию Маннергейма и также понесла серьезные потери в попытках лобовых атак.

Танки при наступлении на укрепрайон подрывались на минах, врезались в надолбы, припорошенные снегом. Война выявила много недостатков в боевой подготовке.

Выяснилось, что на учениях не отрабатывалось взаимодействие между танками, артиллерией, пехотой, саперами, и поэтому при штурме линии Маннергейма все они действовали врозь.

После зимней войны, в мае 1940 года новый нарком обороны С.К.Тимошенко в своем приказе № 120 самокритично подвел основные итоги войны, вскрыл всю неподготовленность наших войск, поставил жесткие конкретные задачи переподготовки Красной армии. Дорогой ценой армия приобретала опыт боевых действий.

Не оправдывая ошибки командования, напомним, что всего два года назад РККА отказалась от территориально-милиционного принципа формирования.

Принято считать, что армия была серьезно ослаблена репрессиями 37 года. Разумеется, это не могло не сказаться на боеготовности войск. Но мы знаем, как вел себя Блюхер во время конфликта с японцами на Дальнем Востоке, проявив полную растерянность и беспомощность. Хорошо известен авантюризм Тухачевского, который бросил войска в неподготовленный поход на Варшаву, мечтая о «мировой революции» и восстании против эксплуататоров «польского пролетариата и крестьянства». Закончилось эта авантюра поражением Красной армии, которое поляки называют «чудом на Висле».

Зато «красный Бонопарт» (Тухачевский) с особенной жестокостью подавлял восстание тамбовских крестьян. Знаем и послужной список Якира, «героически» проводившего расказачивание, Гамарника и некоторых других репрессированных. Сомнительно, что под командованием этих героев гражданской войны Красная армия действовала бы успешнее.

К тому же, все серьезные исследователи, кроме записных антисталинистов, уверены, что заговор военных существовал.

После неудач в начале Зимней войны, советским командованием очень быстро были сделаны выводы и проведена работа над ошибками.

В конце декабря атаки на линию Маннергейма прекратились. Началась серьезная работа в штабах и войсках. Был создан Северо-Западный фронт. Стало ясно, что без тяжелой артиллерии проломить линию Маннергейма невозможно, а личный состав необходимо тщательно готовить к штурму вражеских укреплений. Разведка во время затишья выявляла расположение замаскированных дотов и дзотов, выясняла мертвые зоны огневых точек.

ЛИНИЯ МАННЕРГЕЙМА

Линия Маннергейма строилась почти 20 лет, была протяженностью 135 километров и глубиной до 90 километров. Фланги упирались в Финский залив и Ладожское озеро. Прикрыта минными полями, защищена противотанковыми рвами и гранитными надолбами, за проволочными заграждениями в десять, двадцать, тридцать рядов – мощные железобетонные долговременные огневые точки.

О линии Маннергейма в последнее время ведутся споры. Некоторые историки утверждают, что мнение о неприступности линии Маннергейма всего лишь миф, созданный советскими военачальниками, чтобы оправдать свои неудачи. Говорят о том, что укрепления линии Маннергейма невозможно сравнивать с линией Мажино, построенной во Франции.

Действительно, линия Мажино – вершина фортификационного искусства середины ХХ века. В подземных многоуровневых фортах размещались помещения для личного состава, мощные вентиляционные установки, электростанции, проложенные узкоколейные дороги, комнаты отдыха, госпитали, телефонные станции, которые были недосягаемы для бомб и снарядов. В верхних наземных этажах были расположены орудийные и пулеметные казематы, снабженные лифтами для подачи боеприпасов.

Естественно, Финляндия не могла позволить себе построить такие сложные и дорогие инженерные сооружения.

Но послушаем, что пишет о финских оборонительных сооружениях старший инструктор бельгийской линии Мажино генерал Баду, советник Маннергейма:

«Нигде в мире природные условия не были так благоприятны для постройки укреплённых линий, как в Карелии. На этом узком месте между двумя водными пространствами — Ладожским озером и Финским заливом — имеются непроходимые леса и громадные скалы. Из дерева и гранита, а где нужно — и из бетона, построена знаменитая линия Маннергейма. Величайшую крепость линии Маннергейма придают сделанные в граните противотанковые препятствия. Даже двадцатипятитонные танки не могут их преодолеть. В граните финны при помощи взрывов оборудовали пулемётные и орудийные гнёзда, которым не страшны самые сильные бомбы. Там, где не хватало гранита, финны не пожалели бетона».

Всю территорию Карельского перешейка покрывают крупные лесные массивы, десятки средних и малых озёр и рек. Озёра и реки имеют болотистые или каменистые крутые берега. В лесах повсюду встречаются каменистые гряды и многочисленные валуны крупных размеров.

В этих природных условиях грамотное размещение инженерных сооружений позволяло удерживать оборону на этой линии малыми силами, нанося при этом огромный урон наступающему противнику.

Главная оборонительная полоса состояла из 22 основных узлов обороны, в каждый из которых входило несколько деревоземляных огневых точек (ДЗОТ) и долговременных каменно-бетонных сооружений (ДОТ), а также противотанковые и противопехотные заграждения.

При этом линия Маннергейма имела 90-километровую глубину и состояла из трех последовательно расположенных полос обороны. В частности, в полосе обеспечения насчитывалось 220 км проволочных заграждений в несколько десятков рядов, 80 км противотанковых гранитных надолбов, а также противотанковые рвы, стенки и минные поля.

Были предусмотрены в оборонительной полосе и зоны искусственного затопления. Для этого были построены специальные плотины.

Доты первого поколения с толщиной железобетонных стен в 2 м к 1939 г. были дополнительно укреплены наклонными бронеплитами. Среди советских солдат по время Зимней войны ходил слух, будто финские дзоты покрыты резиной, из-за чего снаряды, попадающие в них, отскакивают.

Самыми мощными были т.н. Доты второго поколения, которые получили название «миллионники», поскольку стоимость их превышала 1 млн. финских марок. Миллионники представляли собой большие современные железобетонные сооружения.

Опыт боевых действий при взломе линии Маннергейма показал, что для разрушения дзота необходимо было добиться трех-четырех попаданий 152-мм снаряда. При этом снаряд должен был попасть в амбразуру или в один из углов дзота. Лишь в этом случае дзоты были разрушены; если же прямое попадание было в насыпную «подушку», то оно не обеспечивало их разрушений.

А разрушение дотов возможно было лишь огнем 203-мм гаубиц и 280-мм мортир. При этом для разрушения их огнем 203-мм гаубиц необходимо было добиться четырех-пяти прямых попаданий.

Даже самое мощное орудие крупного калибра могло пробить стенку или крышу дота второго поколения (миллионника) лишь при попадании в одну и ту же точку двух бетонобойных снарядов весом по 100 кг.

Конечно, сравнивать эти укрепления с фортами линии Мажино не приходится. Но, учитывая рельеф местности и природные условия, их невозможно считать слабыми укреплениями.

Доты и дзоты соединялись подземными ходами, а подземные укрытия для людей и боеприпасов надежно укрывались многометровыми слоями земли и бетона.

Перекрестный артиллерийско-пулеметный огонь из дотов и дзотов надежно закрывал все пространство перед финскими позициями, практически не оставалось «мертвых зон».

Все доты и дзоты были умело спрятаны от глаз нападающих, рельеф позволял скрывать их, маскируя под холмы с деревьями. Зимой все укрепления были хорошо замаскированы камнями и снегом, прикрыты насыпными холмами, и обнаружить финские укрепления в этом снежном лесистом, покрытом гранитными валунами пространстве было очень сложно.

Все важные командные пункты, узлы связи и госпитали располагались в подземных бункерах. Склады боеприпасов и продовольствия заранее подготовлены. Сектора давно пристреляны артиллерией.

Противотанковые надолбы ставились в четыре ряда, на два метра один от другого, в шахматном порядке. Ряды камней иногда усиливались проволочными заграждениями, а в других случаях — рвами и эскарпами. Таким образом противотанковые препятствия превращались одновременно и в противопехотные.

В некоторых местах проволочная сеть доходила до 45 рядов, из которых первые 42 ряда были на металлических кольях высотой в 60 сантиметров, заделанных в бетон. Надолбы в этом месте имели 12 рядов камней и были расположены посреди проволоки.

Финские саперы успели возвести вдоль главной полосы обороны около 136 км противотанковых препятствий и около 330 км проволочных заграждений.

Конечно, это была не линия Мажино, которую германские войска и не думали никогда взламывать. Но все иностранные наблюдатели, побывавшие перед войной с инспекцией на линии Маннергейма, назвали ее финским чудом и, вероятно, могли бы подписаться под словами бельгийского генерала Баду.

А советскому командованию необходимо было при 40-градусном морозе развернуть в поле воинские части, организовать снабжение, подготовить бойцов и командиров к взлому подобной оборонительной полосы противника. Не будем оправдывать промахи и серьезные ошибки военачальников РККА, но задача прорвать линию Маннергейма была очень сложная.

Не случайно псевдо-Суворов перебежчик Резун, работая в английской МИ-6, задал мощному компьютеру, предназначенному для прогнозирования боевых действий, все условия, в которых необходимо было прорвать линии Маннергейма Красной армии. Компьютер упорно отвечал, что воевать в таких условиях невозможно, задача невыполнима. Условия менялись: убиралась очень низкая температура, болотистая местность. Но современный компьютер выдал лишь одно решение прорыва линии Маннергейма: необходимо произвести три тактических ядерных взрыва.

А штурмовать мощные укрепрайоны финской армии было необходимо. Да и время поджимало. За финнов сражался 12-тысячный корпус шведских добровольцев, Англия и Франция щедро поставляли вооружение и боеприпасы.

В конце 1930 годов в Финляндии было построено много аэродромов для принятия самолётов западных союзников. Две английские дивизии, предназначавшиеся для отправки во Францию, были оставлены в метрополии и начали подготовку к высадке в Норвегии совместно с 1—2 французскими дивизиями. Высадка была намечена на 20 марта.

В Финляндию была направлена французская военная миссия во главе с подполковником Ганевалем. При штабе финского главнокомандующего Маннергейма находился генерал Клеман Гранкур.

Англо-французский десант планировали высадить в Печенге-Петсамо. Десант в Петсамо должен был захватить Мурманскую железную дорогу и Мурманск и тем самым получить морскую коммуникацию для снабжения войск и железную дорогу для развития наступления на юг России. Также союзники готовили ВВС для ударов из баз в Сирии и Ираке по Баку, Батуми и Грозному. Англо-французские войска в Сирии и Ливане должны были подготовить удар на Баку, лишив СССР нефти. Войска, вторгшиеся с юга, должны были двинуться на соединение с наступающими англо-французскими войсками с северного направления. Война с Англией и Францией была серьезной угрозой, учитывая, что на востоке находилась враждебная Япония.

Финскую кампанию необходимо было заканчивать.

Неудачи первой попытки прорыва линии Маннергейма были обусловлены не только просчетами командования и недостаточной подготовкой войск.

В РККА в то время еще не было достаточного количества подразделений инженерной разведки, не хватало крупнокалиберной артиллерии. Естественно, лобовой удар привел к большим потерям.

Вместе со слабой подготовкой наступательной операции, недостатком сил и средств, сказалось и отсутствие опыта у командования.

Но русские всегда умели учиться на своих ошибках. И после этого бить любого неприятеля. Что когда-то замечательно продемонстрировал в этих местах Петр Великий.

УЧИЛИСЬ ПО-СУВОРОВСКИ

Для отработки действий на местности был приспособлен захваченный финский учебный полигон. Были разработаны инструкции для прорыва линии обороны.

Артиллерийская подготовка должна была вестись не наугад по площадям, а по конкретным целям. Запрещалось бросать в наступление пехоту до того, как будут разрушены доты на переднем крае обороны противника. Были подтянуты орудия особой мощности: гаубицы калибра 203 мм Б-4 и мортиры калибра 280 мм.

Для уничтожения дотов создавались штурмовые группы. В состав группы включались один стрелковый и один пулеметный взводы, два-три танка, одно-два 45-мм орудия, от отделения до взвода саперов, два-три химика. Саперам надлежало иметь по 150—200 кг взрывчатки на каждый дот, а также миноискатели, ножницы для резки проволоки, фашины для преодоления танками рвов. Кроме штурмовых групп, создавались группы разграждения и восстановления.

Учеба и тренировки войск велись днем и, что особенно важно, ночью. Начиналось занятие с имитации артподготовки. Затем под прикрытием стрелков и пулеметчиков вперед выдвигались саперы с миноискателями. На их пути встречались макеты мин, которые нужно было обнаружить и обезвредить, чтобы открыть путь пехоте и танкам. После этого саперы резали колючую проволоку и подрывали надолбы.

Затем вперед выдвигалась пехота и танки, выводилась на прямую наводку артиллерия. Действия пехоты, артиллеристов и танкистов должны были облегчить саперам выполнение главной задачи: выйти в тыл дота с необходимым количеством взрывчатого вещества и подорвать сооружение.

Через полигон проходили батальон за батальоном, полк за полком. Его не миновала ни одна из частей, которой предстояло действовать на любом из участков фронта.

Были разработаны и направлены в войска руководства, памятки, инструкции по инженерному делу. Саперы внимательно изучали особенности финских укреплений. Пехоту научили идти за огневым валом, а танки не вырываться вперед, а действовать вместе с пехотой.

Подготовка к взлому линии Маннергейма велась в течение месяца. Войска были обеспечены всем необходимым для ведения боевых действий в суровых условиях очень холодной снежной зимы — зимним обмундированием: полушубками, валенками, шапками-ушанками вместо буденовок, белыми маскхалатами, лыжной экипировкой, техникой и боеприпасами. В белый цвет были выкрашены орудия и танки. В армию поступили передвижные пункты обогрева, наладили питание войск горячей пищей и концентратами.

Были созданы из спортсменов и хорошо подготовленных бойцов небольшие отряды лыжников, которые очень успешно действовали против финских диверсионных групп и сами проводили разведку и рейды в тыл противника в карельских лесах. Финнов били, используя их же тактику.

Одним из таких отрядов командовал молодой Василий Филиппович Маргелов, будущий легендарный создатель ВДВ. Его группа в одном из рейдов взяла в плен офицеров генерального штаба шведской армии, воевавших на стороне финнов.

Для разрушения долговременных сооружений линии Маннергейма в дивизиях первого эшелона были созданы группы артиллерии разрушения (АР) в составе одного — трех дивизионов.

Стокгольмский корреспондент Джеймс Элдрайдж, описывал в своей статье первые неудачи Красной армии, которая, по его мнению, не была приспособлена для ведения боевых действий на этом театре военных действий, т.к. представляла собой мощный, но неуклюжий механизм, перегруженный техникой, которая зависела от горючего и снабжения. Но затем Элдрайдж спрашивает: «Делали ли русские успехи?» И отвечает: «Да, и делали очень быстро, так быстро…что до окончания войны достигли уровня, который поражал финнов и который в результате привел к зажатию обороны финнов… В течение трех месяцев Красная армия стала совершенно иной, чем та колеблющаяся масса, которая сначала вторглась в Финляндию».

ЛИНИЯ МАННЕРГЕЙМА ПРОЛОМЛЕНА

11 февраля 1940 года в 9:40 утра залпы продолжавшейся в течение двух с лишним часов артиллерийской подготовки возвестили о начале генерального наступления Красной армии на Карельском перешейке. Артиллерийский огонь был долог и сокрушителен.

Перед наступлением артиллерия много дней обрабатывала финский передний край. При этом применяли особую тактику. Финны прятались в укрытиях, а когда советская артиллерия переносила огонь в глубину обороны, занимали траншеи, чтобы встретить атаку пехоты.

Теперь пехота лишь имитировала атаку, а артиллерия вновь обрушивала огонь на передний край. Финны несли потери.

Перед наступлением, чтобы ввести противника в заблуждение, укрепления финнов подвергались постоянному артиллерийскому обстрелу по всей линии соприкосновения, специально созданные подразделения осуществляли разведку боем на различных участках, прощупывая линию обороны неприятеля

И наконец 11 февраля после мощной артподготовки начался решительный штурм линии Маннергейма. Всего через три дня она была прорвана. На этот раз артиллерийский огонь орудия крупного калибра вели в течение нескольких часов по заранее выявленным целям.

Наша пехота наступала после мощной артподготовки, в этот раз следуя за огневым валом. Танки не вырывались вперед, прикрывая наступающую пехоту огнем и броней.

Наши войска за прошедший месяц были обучены вести боевые действия и ночью.

Новая тактика приносила свои плоды. Как рассказал командир 306‑го стрелкового полка Влади­мир Крюков: «Попытки в дневных условиях взять высоту Муторандо привели к потере 70 человек, из них 18 убитых. Ночью же мы не потеряли ни одного… Потери противника — 62 человека».

На взятие некоторых дзотов уходило всего 15 минут. А, например, командир 387‑го полка Семен Младенцев за одну ночь захватил их сразу восемь, потеряв лишь пять человек убитыми.

Созданные и прошедшие специальную подготовку сводные штурмовые группы и вскрыли линию Маннергейма, уничтожив и несколько неприступных дотов-миллионников.

Первыми к вражеским позициям выдвигались танки-тральщики, делавшие проходы в минных полях. За ними двигалась пехота, прикрываясь от ружейно-пулеметного огня стальными бронещитами, установленными на специальные лыжи. А легкие танки Т-26, имеющие широкие гусеницы, легко тащили по снегу бронесани со взрывчаткой — ею саперы подрывали доты.

Часть дотов была разрушена бетонобойными снарядами «сталинских кувалд». Так финны назвали крупнокалиберные 203 мм гаубицы Б-4.

Несмотря на неблагоприятные погодные условия, активно действовала бомбардировочная авиация, нанося удары по финским укрепрайонам, мостам, железнодорожным станциям, коммуникациям.

И линия Маннергейма была взломана сразу в нескольких местах на глубину до 10 км.

3 марта наши войска вышли к Выборгу, второму по значению городу Финляндии в то время, и начали его охват с двух сторон. После падения Выборга путь к столице Финляндии Хельсинки для советских войск был открыт.

Понимая, что финские войска оказались перед угрозой полного уничтожения, Маннергейм 9 марта доложил правительству, что война проиграна, хотя ожесточенные бои еще продолжались на всех направлениях.

В это время финское правительство в панике взывало к своим покровителям, умоляя немедленно спешить на помощь. Но Швеция тут же заявила о своем нейтралитете, к ней присоединилась Норвегия.

Ну а Англия и Франция, выразив моральную поддержку мужественным финнам, посоветовали им сражаться до конца с большевистской агрессией. А они, разумеется, готовы помочь, но мешает Швеция, заявившая о своем нейтралитете. Мол, Швеция и Норвегия, не только не готовы вступать в войну с Советским Союзом на стороне Финляндии, но и английские и французские войска на своей территории принимать не желают. А так бы Англия и Франция немедленно вступили в войну.

Самым упрямым финнам стало ясно, что Финляндия находится на пороге военной катастрофы, а помощи от своих покровителей они могут ждать так же безуспешно, как совсем недавно, в сентябре 1939-го, ждали поляки.

Польша, задирая Германию, надеялась на своих могущественных союзников Англию и Францию. Но была разгромлена германской армией меньше чем за три недели.

Финны немедленно запросили мир. Посредником в переговорах выступила Швеция.

Правительство Финляндии соглашалось принять все требования Советского Союза.

Интересно, что финны с просьбой о посредничестве сначала бросились к англичанам и французам. Но их покровители отказали и продолжили уговаривать финнов сражаться до конца, ни в коем случае не складывать оружие. Было очевидно, что англичане и французы готовы были сражаться с СССР до последнего финского солдата.

И лишь после этого финны обратились к Швеции, предварительно соглашаясь на все условия Советского Союза.

Многие либеральные историки пишут о том, что Сталин надеялся превратить Финляндию в советскую республику. Действительно, с началом войны было создано правительство Карело-Финской ССР во главе с Отто Куусиненом.

Но можно предполагать, после того, как стало ясно, что пролетариат Финляндии не собирается поднимать восстание против «эксплуататорских классов», об этих планах благополучно забыли. Сталин был трезвомыслящим политиком, а не фанатиком, одержимым идеями «мировой революции».

Поставленные перед Красной армией задачи были выполнены. И выполнены за три месяца. Хотя англичане и французы рассчитывали, что СССР завязнет в этой войне не меньше, чем на полгода.

Не случайно генерал-лейтенант Русской императорской армии Карл Маннергейм, советовал правительству Финляндии пойти на уступки Советскому Союзу и не доводить дело до войны. Главнокомандующий вооруженными силами Финляндии воевал вместе с русскими солдатами в Русско-японскую и на Германской войне.

И военачальник, с юности служивший 30 лет в Русской армии, отмечал, что для русских солдат характерны высокая обучаемость, жертвенность, готовность любой ценой выполнить полученный приказ.

Что и подтвердили бойцы Красной армии, в тяжелейших условиях взломав линию Маннергейма.

ИТОГИ ВОЙНЫ

Переговоры начались в Москве 8 марта, и уже 13 числа мирный договор был подписан. Финны вынуждены были выполнить все требования советской стороны.

Граница на Карельском перешейке отодвинулась от Ленинграда на 150 км, Финляндия отказалась в пользу СССР от города Выборг с Выборгским заливом и островами, западного и северного побережья Ладожского озера. СССР получил полный контроль над акваторией Ладожского озера.

А ведь финнов целый год уговаривали мирно отодвинуть границу, получив за это в два раза больше земли в Карелии.

На переговорах 1938-39 гг. Финляндии предлагали еще и денежную компенсацию. И когда финны вспомнили о компенсации и привели в пример Петра Первого, который отдал Швеции 2 млн. талеров за отвоеванную Прибалтику, Молотов ответил: «Пишите письмо Петру Великому. Если он прикажет, то мы заплатим компенсацию».

Кроме этого, к СССР отходили полуострова Рыбачий и Средний, что в 1941-м помогло нам удержать границу, отбив все попытки германских войск прорваться к Мурманску.

Одной из стратегических задач немецкого командования был захват Мурманска, вместе с его незамерзающими портами, базы Северного флота, выход на Кировскую железную дорогу, соединяющую Мурманский порт с остальной страной. Для этого была сосредоточена 150-тысячная группировка из двух немецких и одного финского корпуса.

Но на Рыбачьем элитных германских горных егерей остановили в июне 1941 г., и несмотря на ожесточенные бои эта линия фронта осталась неизменной до окончания боевых действий в Заполярье. На самом полуострове Рыбачий находится пограничный знак №1, единственный сохранившийся на западной Государственной границе СССР в 1941-м. Дальше в Заполярье враг не смог продвинуться. А в 1944 г. советские войска перешли в наступление.

Все мы помним название полуострова по легендарной песне моряков-североморцев: «Прощайте, скалистые горы, Отчизна на подвиг зовет… Но радостно встретит героев Рыбачий — Родимая наша земля!»

Наряду с обеспечением безопасности Ленинграда это была важнейшая стратегическая задача, решенная в «незнаменитой» войне.

СССР был передан полуостров Ханко в аренду сроком на 30 лет, там была создана советская военно-морская база.

Ханко – знаменитый Гангут, у которого была одержана первая победа молодого русского военно-морского флота над грозными шведами. Полуостров занимал стратегически важное место у входа в Финский залив.

Таким образом СССР укрепил свои позиции на Балтике.

1 июля 1941 года началась героическая пятимесячная оборона советской военно-морской базы на полуострове Ханко в Финляндии. Защитники Ханко, героически сражаясь в окружении, в тылу вражеских территорий, отвлекли часть германских и финских войск от наступления на Ленинград и серьезно осложнили действия неприятеля в Финском заливе. После того, как командование решило, что задача выполнена, отважный гарнизон Гангута был благополучно эвакуирован на большую землю.

В ходе Зимней войны была решена важнейшая задача, ради которой с Финляндией больше года велись переговоры, а затем все же пришлось вести военные действия: обеспечена безопасность Ленинграда.

Представим, как разворачивались бы боевые действия, если бы граница проходила бы в 20 км от Ленинграда, если бы германские и финские войска начали трагическим летом 1941 г. наступление с этого рубежа. Устоял бы город?

Но даже если бы врага остановили у стен Ленинграда, не существовало бы знаменитой «Дороги Жизни», проложенной по Ладоге. Ведь западное и северное побережья озера по-прежнему бы принадлежало Финляндии, как это было до весны 1940 г. Не было бы табличек с надписью «Эта сторона улицы безопасна при обстреле». Финская артиллерия со своих прежних позиций спокойно накрывала бы весь центр города.

Если бы не устоял Ленинград, то мощная группировка германских войск «Север» фон Лееба осенью 41-го наступала бы на Москву одновременно с группой армий «Центр» фон Бока. Последствия были бы самые катастрофические. Ход войны складывался бы для нас еще трагичнее.

Но врага остановили у стен северной русской столицы. И в том, что это удалось совершить, заслуга героев, сломавших линию Маннергейма в той незнаменитой Зимней войне.

О СУДЬБЕ ЛЕНИНГРАДА

В последнее время либералы упрекают «кровожадного тирана» Сталина в том, что город не сдали врагу и тем самым обрекли ленинградцев на ужасы блокады.

Но только в головах либералов, где постоянно кипит «разум возмущенный», может возникнуть мысль о том, что Ленинград надо было сдать врагу. Ну не понять людям, ненавидящим свою страну с маниакальной страстью шизофреников, тем более лакеям, живущим на гранты своих хозяев, почему Ленинград выстоял.

Что же ожидало город и ленинградцев в случае, если бы враг сумел сломить сопротивление города-героя?

8 июля 1941 года после совещания в Верховном Главнокомандовании ВС Германии начальник штаба сухопутных войск генерал-полковник Гальдер записал в своем дневнике следующее: «Непоколебимо решение фюрера сравнять Москву и Ленинград с землей, чтобы полностью избавиться от населения этих городов, которые, в противном случае, мы потом будем вынуждены кормить в течение зимы. Задачу уничтожения этих городов должна выполнить авиация, для этого не следует использовать танки».

Но, может быть, финны под командованием Маннергейма спасли бы Ленинград?

Гитлер не собирался оставлять город финнам. 16 июля 1941 года в ставке Гитлера состоялось очередное совещание высших руководителей Третьего рейха, и в протокольной записи сказано следующее: «На Ленинградскую область претендуют финны. Фюрер хочет сравнять Ленинград с землей, чтобы затем отдать его финнам».

Ну а как финны собирались поступить с Ленинградом? Может быть, они бы сумели уговорить своего союзника Гитлера передать им во владение целым прекрасный огромный город, северную Пальмиру, бывшую столицу Российской империи?

Президент Финляндии Р.Рюти в одной из бесед сказал: «Петербург будет и в дальнейшем приносить несчастье Финляндии. Усилиями немцев город и его укрепления будут уничтожены… С началом осени нужно будет решить судьбу Петербурга… Может быть следует уничтожить и гражданское население в Петербурге, поскольку русские являются такими ненадежными и коварными в силу чего нет причины жалеть их. Война между Германией и Советским Союзом является, безусловно, “войной на уничтожение”».

Мне кажется, и Адольф Гитлер, и Ристо Рюти достаточно убедительно объясняют всем «человеколюбивым» сторонникам сдачи Ленинграда, какая судьба уготована была городу и ленинградцам.

Не нужен был финнам Ленинград. Этот имперский город не вмещало сознание финских хуторян, которые когда-то обрели свою государственность только по милости и доброй воле русских царей.

11 сентября 1941 года тогдашний президент Финляндии Рюти заявил германскому посланнику в Хельсинки следующее: «Если Петербург не будет больше существовать, как крупный город, то Нева была бы лучшей границей на Карельском перешейке. Ленинград надо ликвидировать, как крупный город».

Финский президент Ристо Рюти уже заготовил речь по случаю взятия Ленинграда. В этой речи отразилась вся истинная «благодарность» бывших подданных Российской империи к стране, которая помогла им создать все атрибуты государственности. Сделала государственным финский язык в этой недавно захолустной провинции Шведского королевства, предоставляла жителям Финляндии различные льготы и привилегии.

В речи Рюти собирался торжественно заявить: «Пала впервые в истории некогда столь великолепная столица, находящаяся вблизи от наших границ. Это известие, как ожидалось, подняло дух каждого финна… для нас, финнов Петербург действительно принес зло. Он являлся памятником русского государства, его завоевательных стремлений».

Но планы Рюти о построении «Великой Финляндии» от Балтики до Урала и уничтожении ненавистного для него русского Петербурга сорвали советские солдаты и героические ленинградцы, вынесшие невиданные страдания и ужасы блокады.

Сегодня сфабрикован миф о том, что финны не желали воевать с Советским Союзом, а хотели лишь вернуть свои земли, потерянные в 1940 г. И якобы выйдя на свою старую границу, остановились.

На самом деле финские войска пытались пробиться к Белому морю. Перейдя советскую границу, финны заняли Петрозаводск, который им никогда не принадлежал. При этом создавали на оккупированной территории советской Карелии концлагеря для местного населения, которое не успело эвакуироваться.

И начали переселять на «освобожденные» земли колонистов из северной Финляндии. Известно, что были назначены финские коменданты еще не захваченных городов: Беломорска и Кеми.

Пытались финны и продолжить наступление в сторону Ленинграда на тихвинском направлении. Была поставлена задача к востоку от Ладожского озера соединиться с немцами на тихвинском направлении и замкнуть внешнее кольцо окружения. Для Ленинграда это означало лишиться «Дороги Жизни».

Но финские войска во время наступления в Карелии понесли тяжелые потери. Кстати, самые серьезные потери они понесли, пытаясь прорвать Карельский укрепрайон, построенный в 1929 г. Хотя с линией Маннергейма его нельзя было сравнить.

Финны в упорнейших боях были остановлены западнее линии Беломоро-Балтийского канала. А к осени 1941 г. противник был остановлен почти на всех направлениях. И произошло это не из-за мифического миролюбия финнов.

О ПОТЕРЯХ В ЗИМНЕЙ ВОЙНЕ

Среди политических спекуляций, которые свойственны либералам, конечно же, важное место занимают рассказы о том, как «бездарные советские генералы» всегда заваливали врага труппами. Если верить их утверждениям, что на каждого убитого немецкого солдата приходилось десять погибших советских солдат, то исходя даже из официально признанных 6,5 млн. потерь Германии (а судя по всему потери армий Третьего рейха были выше), Красная армия должна была до мая 1945 г. потерять убитыми не меньше 60 млн. солдат. Ну это из той же серии, что и 66 млн. погибших в Гулаге, если верить Солженицыну.

Не обошли российские либералы и тему потерь Красной армии в советско-финской войне. Цифры растут в зависимости от воображения авторов, обличающих «тоталитарный режим». Потери Красной армии они оценивают от 150 до 400 тысяч. При этом официальные сведения о потере финской стороной 26 тысяч человек, естественно, под сомнение не ставят.

Но авторский коллектив под руководством генерал-полковника Г.Ф.Кривошеева установил потери в войне Вооруженных Сил СССР, включая ВВС, погранвойска, умерших в госпиталях после марта 1940 года, по именным спискам подсчитал всех: убитых и умерших на этапах санэвакуации, умерших от ран и болезней в госпиталях, пропавших без вести. Безвозвратные потери — 126 875 человек.

Что и говорить, очень тяжелые потери. Значительная часть потерь пришлась на декабрь 1939 г. И причиной таких потерь во многом были недооценка противника, плохая организация войск и неумелое командование. Черным пятном в истории Красной армии остается окружение и разгром 18-й и 44-й дивизий, блокированных и запертых на узких дорогах в лесах Приладожья.

После 1945 г. финны признали потерю 48,3 тысячи солдат убитыми, 45 тысяч ранеными и 806 человек пленными. Но это потери регулярной армии. А в цифру финских потерь следует включить не только солдат регулярных войск, но и бойцов шюцкора и других военизированных организаций, активно участвовавших в боевых действиях.

Дорогой ценой была обеспечена победа в Зимней войне. Но решение этой задачи было необходимо для того, чтобы победить в решающей схватке с военной машиной Третьего рейха.

ВЫБОРГСКО-ПЕТРОЗАВОДСКАЯ ОПЕРАЦИЯ. ЧЕТВЕРТЫЙ СТАЛИНСКИЙ УДАР.

В июне-августе 1944 года Красная армия провела Выборгско-Петрозаводскую операцию, которая получила название «четвертого сталинского удара». Войска Ленинградского и Карельского фронтов второй раз прорвали линию Маннергейма и нанесли тяжелое поражение финской армии, освободили Выборг и Петрозаводск, большую часть Карело-Финской ССР. Финское правительство под угрозой полной военно-политической катастрофы вынуждено было пойти на мирные переговоры с СССР.

Первый сталинский удар в январе 1944 года привел к полному освобождению от блокады Ленинграда и Ленинградской области; второй удар в феврале-марте 1944 года – к освобождению Правобережной Украины; третий удар в марте-мае 1944 года – к освобождению Одессы и Крыма.

После поражения на Курской дуге, освобождения Правобережной Украины, германское верховное командование, полностью утратило инициативу и решило сделать ставку на стратегическую оборону и затягивание войны.

В январе – феврале 1944 года вермахт был разгромлен под Ленинградом и Новгородом. В Финляндии постепенно стали понимать, что на победу Третьего рейха в войне больше рассчитывать не приходится. Но финское командование надеялось, что восстановленные укрепления линии Маннергейма позволят удержать позиции на Карельском перешейке в случае советского наступления.

В Германии ожидали летом 1944 г. наступления на юге, где советские войска вышли на люблинское направление и местность благоприятствовала действиям наших танковых армий.

К тому же, германское командование надеялось, что у Красной армии не хватит сил вести сразу несколько наступательных операций.

Но 6 июня Черчилль сообщил Сталину о начале высадки англо-американских войск в Нормандии. Поздравляя Черчилля и Рузвельта с успешным десантом во Франции, Сталин пообещал, что Красная армия поможет союзникам и 10 июня будет начато наступление на Ленинградском фронте.

Четвертый сталинский удар наносили войска Ленинградского и Карельского фронтов на Карельском перешейке и в северной Карелии.

За три года войны финны смогли вновь создать здесь мощную оборону, серьезно укрепив линию Маннергейма. Глубина вражеской обороны на выборгском направлении доходила до 100 километров. Между Ладожским и Онежским озерами линия обороны проходила по реке Свирь. Севернее Онежского острова были оборудованы две оборонительные линии.

Обороняли эти рубежи около 270 тыс. человек, 3200 орудий и минометов, около 250 танков и САУ и около 270 самолетов. Финская армия была серьезно усилена поставками германского вооружения и техники. Огневая мощь финской армии была в 2,5-3 раза больше, чем в Зимней войне 1939 г.

А местность, на которой предстояло наступать войскам Ленинградского и Карельского фронтов, и летом была весьма сложной для ведения боевых действий. Множество болот, водных преград, рек и озер, густые леса и скалы затрудняли действия танковых войск.

Но и Красная армия была не такой, как зимой 1939 г. Ленинградским фронтом командовал маршал Говоров, а Карельским генерал армии Мерецков, который неудачно начинал боевые действия по прорыву линии Маннергейма в декабре 1939 г.

На этот раз наступательная операция была прекрасно подготовлена. Советские войска сосредоточили около 450 тыс. человек, около 10 тыс. орудий и минометов, более 800 танков и САУ, свыше 1500 самолетов. Также в операции участвовали силы Балтийского флота, Ладожской и Онежской военных флотилий.

Опыт крупномасштабных наступательных операций у советских военачальников к лету 1944 г. был большой. Но Верховный главнокомандующий все же направил директиву командующим Ленинградским и Карельским фронтами, в которой напоминал, что наступать придется в лесисто-болотистой и озерной местности, в которой советские войска понесли большие потери в войне 1939 – 1940 гг. Можно предполагать, что генерал Мерецков и так хорошо помнил о суровых уроках Зимней войны.

Верховным командованием Красной армии перед войсками Ленинградского и Карельского фронтов была поставлена задача разгромить финскую армию и заставить Финляндию выйти из войны.

9 июня 1944 г. крупнокалиберная артиллерия и бомбардировочная авиация нанесли удары по финским укреплениям на Карельском перешейке. В результате многие укрепления были разрушены, а минные поля взорваны. 10 июня проведена полномасштабная артиллерийская и авиационная подготовка. Значительную роль в этой подготовке сыграла корабельная артиллерия и морская авиация Балтфлота.

В первый же день наши войска прорвали вражескую оборону, форсировали реку Сестра и продвинулись вглубь вражеской территории на 12-17 километров. 11 июня Верховный главнокомандующий издал приказ, где высоко оценил действия Ленинградского фронта. В столице произвели салют в честь прорыва вражеской обороны.

Финское командование с помощью переброшенных немецких частей отчаянно пыталось остановить наступление советских войск, финны сражались очень упорно.

Но уже 14 июня после сильной артиллерийской и авиационной подготовки наши войска прорвали вторую оборонительную линию противника. Финская армия отступила на третью линию обороны. Вскоре советские войска прорвали и третью линию обороны вражеской армии.

Вечером 20 июня 1944 г. наши войска взяли Выборг.

В 1944 г. всего за 10 дней наступления русские войска добились такого же результата, который был добыт очень дорогой ценой в кровопролитную Зимнюю войну 1939 – 1940 гг.

При поддержке Ладожской и Онежской флотилии во вражеском тылу были высажены десанты. 25 июня был освобожден Олонец, 28 июня Кондопога, затем и Петрозаводск. На Карельском перешейке наши войска продвинулись на 110 км, в Южной Карелии – на 200 – 250 км.

Освободив Выборг, земли Карелии, Петрозаводск, Красная Армия вышла к предвоенной государственной границе с Финляндией.

Взломав мощную оборону вражеской армии, наши войска за короткое время разгромили основные силы финской армии. Финляндии стало ясно, что при желании Красная армия может дойти до Хельсинки, перемалывая финские войска.

Тем более, что на финнов не могла не произвести впечатление операция «Багратион», которую советские войска проводили в это же время в Белоруссии.

В результате операции «Багратион» Красной армией была сломлена мощная линия обороны в Белоруссии, защищенная природными преградами (болота, реки). Полностью очищена от гитлеровцев Белоруссия, часть Прибалтики и восточные районы Польши.

На фронте в 1100 километров было достигнуто продвижение войск на глубину до 600 км. Была полностью разгромлена мощная группа армий «Центр», над группой армий «Север» нависла угроза поражения. Германские войска потеряли свыше 500 тыс. Финны не могли не понимать, что если вермахт терпит такие сокрушительные поражения, то исход войны предрешен.

Финский президент Ристо Рюти, мечтавший уничтожить Ленинград, подал в отставку, его место занял Карл Маннергейм.

25 августа 1944 г. Маннергейм обратился через Швецию к советскому правительству с письменным запросом, согласна ли Москва принять делегацию Финляндии для заключения мира или перемирия. 29 августа был получен положительный ответ при двух условиях: Финляндия открыто объявит о разрыве отношений с Германией и потребует вывода немецких вооруженных сил не позднее, чем к 15 сентября. Если немцы не уйдут, их необходимо разоружить и передать в качестве военнопленных союзникам.

4 сентября 1944 г. финское правительство объявило о разрыве с Третьим рейхом. 5 сентября Советский Союз прекратил боевые действия против Финляндии. 19 сентября в Москве подписано перемирие.

Мощным ударом войск Ленинградского и Карельских фронтов были достигнуты все задачи, поставленные Ставкой. Финляндия была выведена из войны.

Новое финское правительство обязалось выдать всех государственных деятелей и военных, объявленных Советским Союзом военными преступниками, и освободить своими силами территорию Финляндии от немецких войск.

На севере Финляндии немцы слишком медленно отводили свои войска в Норвегию, и финнам пришлось применить там силу. Финские войска вступили в бои с германскими частями, освобождая север Финляндии от своих недавних союзников. Это была операция, которую в Финляндии назвали Лапландской войной.

Финляндию не только вывели из войны, а заставили воевать против немцев. Президента Рюти осудили как военного преступника.

А 6 апреля 1948 г. в Москве подписан Советско-финляндский договор о дружбе, сотрудничестве и взаимной помощи.

С тех пор Финляндия всегда была нейтральной страной, вполне лояльным и дружелюбным государством и партнером СССР. Финляндия не вступала ни в какие блоки и союзы, очень выгодно используя для своего экономического развития особые отношения с СССР. Советский Союз также вел внешнюю торговлю с Финляндией, в том числе используя особые отношения с финнами в обход западных санкций.

Так было до последнего времени. Сегодня Финляндию пытаются втянуть в НАТО. А некоторые националистические организации в стране вновь вспомнили о «Великой Финляндии», в которую должны войти все финно-угорские народы.

Но будем надеяться, что по мере укрепления Российской государственности, особенно ее вооруженных сил, все эти бредовые идеи улетучатся из голов самых горячих финских парней. И наше противостояние будет происходить лишь на хоккейных площадках.

ПОЧЕМУ КАРЛ ГУСТАВ МАННЕРГЕЙМ НЕ БЫЛ ОБЪЯВЛЕН ВОЕННЫМ ПРЕСТУПНИКОМ

Часто задают вопрос, почему не был объявлен военным преступником маршал Маннергейм, один из самых непримиримых врагов большевизма и главнокомандующий вражеской армии?

Думаю, что у Сталина были известные ему основания не преследовать Маннергейма и позволить ему спокойно закончить жизнь в Швейцарии.

Карл Густав Маннергейм личность незаурядная. Он был действительно непримиримым и убежденным врагом большевизма. Но не был врагом исторической России. Точно такими же врагами большевизма были генералы Врангель, Деникин и многие другие враги советской власти, которые при этом оставались патриотами России. А как иначе мог относиться уроженец Финляндии швед Маннергейм к стране, в которой прошла вся его сознательная жизнь с ранней юности? Маннергейм закончил Николаевское кавалерийское училище в Санкт-Петербурге, блестящий кавалергард и прекрасный кавалерист, женат на дочери генерал-майора Арапова Анастасии Александровне, все друзья и близкие люди – представители русской знати, принят при царском дворе: на коронации императора Николая II один из двух кавалергардов, шествующих впереди государя, был Маннергейм. В Русско-японскую войну гвардеец Маннергейм переводится в армейскую кавалерию и добровольцем отправляется на войну. Воюет храбро, награжден боевыми орденами. Замечательно и отважно воюет и в Германскую войну. При этом любим и уважаем солдатами. Внимателен к людям, всегда вежлив с нижними чинами. Денщик Маннергейма, русский крестьянин Иван Кондратьевич Корпачев спасает командира, закрывая от пули. Маннергейм неизменно обращается к Корпачеву по имени-отчеству. Иван Кондратьевич не оставляет любимого командира до конца жизни, последовав за ним в Финляндию.

Как мог отнестись к революции генерал-лейтенант свиты Его Величества, который искренне любил своего государя? Маннергейм всегда носил в левом кармане мундира памятную медаль с коронации императора и отвечал на вопрос, почему его в бою пули не берут, что эта медаль его талисман. Портрет государя всю жизнь стоял на столе Маннергейма.

Маннергейм, разочаровавшись в попытках белых армий свергнуть власть большевиков, считал своим долгом уберечь от «красной заразы» хотя бы Финляндию. И, к сожалению, должен был пойти на сотрудничество с финскими националистами. Это была трагедия Белого движения: «Хоть с дьяволом, но против большевиков». Генерал Краснов сотрудничал с немцами, Колчак, Деникин и Юденич надеялись на помощь союзников по Антанте.

Некоторые исследователи утверждают, что Маннергейм запретил финской авиации бомбить Ленинград и запретил вести артиллерийские обстрелы города. Доказательств нет. Но можно представить, что Маннергейм не мог желать уничтожения города, в котором прошли лучшие годы его жизни. Во всяком случае, известно, что Маннергейм всегда демонстративно замолкал и прекращал всякие разговоры, когда германские офицеры заводили речь о Ленинграде.

Но, несомненно, жертвы среди мирного населения в годы блокады и на совести маршала Маннергейма, командующего финскими войсками.

Маннергейм, как и некоторые русские эмигранты, мог считать, что участвует в Крестовом походе против большевизма. Но при этом уже в августе 1941 г., когда вермахт, казалось, одерживает победу за победой, говорил, что война с Советским Союзом развивается неудачно и скептически оценивал возможность победы над русскими.

Маннергейм воевал плечом к плечу с русским солдатом в двух войнах, 30 лет прослужил в Русской армии. Может быть, он понял, раз русский народ не восстал против советской власти с началом войны, то Россию победить не удастся. Во всяком случае, Маннергейм как-то сказал финским политикам, что если даже они разрушат Петербург, то русские его снова построят.

Не случайно во время предвыборной президентской кампании в Финляндии финская пресса обвиняла Маннергейма в том, что у него русская жена, русский денщик, а на столе неизменно стоит портрет русского императора. Маннергейм в 1939 г. советовал финскому правительству уступить требованиям Москвы о переносе границы и принять условия русских об обмене территориями.

Утверждают даже, что до конца своих дней в Швейцарии Маннергейм сожалел о том, что финны безвозвратно потеряли много хороших и теплых традиций царских времен.

А Сталин умел уважать идейных врагов из Белого движения. Не случайно он 12 раз смотрел во МХАТе «Дни Турбиных».

Возможно, Сталину были известны и другие, неизвестные для нас сведения о поведении Маннергейма. Но существует легенда, что Сталин лично вычеркнул имя Маннергейма из списка военных преступников, подлежащих суду.   

ОПЫТ ЗИМНЕЙ ВОЙНЫ

Финская война оказалась тяжелым, горьким, но и очень важным уроком для Красной армии. Это была первая настоящая война, которую пришлось вести советским войскам.

В Испании и Китае воевали военные советники, в основном летчики, танкисты. Это был очень важный опыт в освоении новой боевой техники, методов ведения боевых действий в современных условиях. Но не было опыта управления крупными воинскими соединениями, оснащенными большим количеством техники в реальной войне. Конфликты на озере Хасан и Халхин-Голе выявили некоторые недостатки в боевой подготовке и управлении войсками. Но все же масштаб боевых действий был ограничен.

И выводы из неудач первого месяца финской кампании были сделаны. В СССР не только в спешном порядке шла работа над созданием новых образцов военной техники и вооружения. Устранялись просчеты в подготовке войск.

Война с Финляндией позволила отработать ведение боевых действий нового типа. Были учтены и корректировались недоработки в подготовке командиров среднего и младшего звена, предприняты меры по усилению дисциплины рядового состава.

Приступили к серьезной реорганизации армии и интенсивной боевой учебе.

Согласно приказу от 15 мая 1940 года нового наркома обороны Тимошенко все лето 1940 года до 30 сентября было отдано на боевое переобучение всех вооруженных сил, при этом устанавливалось 23 учебных дня в месяц продолжительностью 10 часов.

Был изменен штат стрелковой дивизии и танковой бригады, в них введены подразделения регулирования движения, а в инженерных войсках создаются автодорожные части.

После окончание Зимней войны в докладе наркома обороны Климента Ефремовича Ворошилова были подробно и откровенно разобраны причины неудач, названы все недостатки, серьезные ошибки верховного командования, плохая работа штабов всех звеньев, причины недостатков в боевой подготовке войск, организации боевых действий.

И в заключительной части доклада Ворошилов сделал ряд предложений, которые необходимо было провести в жизнь.

Стало очевидно, что развернутые кадрированные стрелковые дивизии, которые несли на себе отпечаток прежней системы территориально-милиционного образования не достаточно боеспособны. Нужна регулярная кадровая армия.

После Зимней войны стала очевидна необходимость оснащения войск минометами и стрелковых подразделений пистолетами-пулеметами.

В столкновениях с финскими войсками, оснащенными пистолетом-пулеметом Suomi, было выяснено важное значение пистолетов-пулеметов, снятых перед тем с вооружения. До этого считалось, что «автомат — оружие американских ганстеров» и лишь ведет к бессмысленному расходу патронов. Было спешно восстановлено производство прекрасно показавшего себя пистолета-пулемета Дегтярева и дано техническое задание на создание нового пистолета-пулемета, результатом чего стало появление знаменитого ППШ.

Была изменена экипировка войск, для действий в зимних условиях. Знаменитые шлемы-буденовки заменили на шапки-ушанки, для войск заготавливали полушубки, валенки, теплые рукавицы. Москвичи пишут о том, какое впечатление производили сибирские дивизии, прибывшие под Москву зимой 42-го года в полушубках, зимних шапках. А немецкие авторы пишут, как завидовали солдаты вермахта зимней экипировке советских солдат, когда наши войска двинулись в контрнаступление под Москвой.

По примеру финнов были созданы специальные подразделения, батальоны лыжников для проведения боевых операций в условиях зимы. Мы все помним кадры кинохроники, на которых советские лыжники в белых маскхалатах участвуют в параде 7 ноября 1941 г., затем действуют в битве под Москвой.

После Зимней войны были сделаны выводы о необходимости автомобилей, чтобы повысить подвижность и маневренность войск.

И о том, что железные дороги в военное время должны работать в особом режиме, о необходимости создания дополнительных железнодорожных узлов, запасов паровозов, вагонов, других материалов.

И во время Великой Отечественной войны железнодорожный транспорт в СССР работал с величайшим напряжением, но очень четко и слаженно.

Важные изменения с учетом опыта прошедшей войны прошли и организации боевой подготовки войск и штабов.

Во всех военных округах во все времена года и при любой погоде учения должны были проходить в полевой обстановке и при любой погоде.

Особое внимание было уделено усилению инженерных войск, применению мин в обороне.

В министерстве здравоохранения работали над опытом военных медиков и санитарной службы во время Финской войны.

Красная Армия умело применила опыт финской войны в контрнаступлении под Москвой. В прорыв бросались кавалерийские корпуса и лыжные бригады, которые обходили фланги немецких войск. Избегая окружения, немцы отступали вдоль дорог, бросая технику.

Кроме того, Финская война стала испытанием новых моделей тяжелых танков: КВ (Клим Ворошилов), СМК (Сергей Михайлович Киров). Пересеченная местность Карельского перешейка и реальные боевые действия ярко показали достоинства и недостатки конструкций. По результатам этих испытаний было принято решение принять на вооружение (с определенными доработками) танк КВ с 152 мм орудием.

Красная армия получила огромный опыт ведения военных действий в сложных погодных и тактических условиях, научившись прорывать укрепленные линии обороны противника. Огромный опыт получили инженерные подразделения. Красная армия получила опыт ведения войны в зимнее время, на лесисто-болотистой территории.

Действия мобильных групп финских лыжников в лесистой местности повлияло на разработку действий партизанских отрядов и диверсионных групп в будущей Великой Отечественной войне.

Кстати, и знаменитый «коктейль Молотова», который наши бойцы успешно применяли в годы войны против немецких танков, был заимствован у финнов.

Опыт финской войны был отражен в боевых уставах. А всем известные слова «уставы написаны кровью», к сожалению, являются истиной.

На Руси не зря говорят: «За одного битого двух небитых дают». После первой Нарвы была Лесная и Полтава, Гангут и Гренгам и победа в Северной войне над самой грозной армией Европы того времени – шведами.

Но суровый опыт незнаменитой финской войны помог воинам, которым очень скоро пришлось сражаться с самым грозным, прекрасно обученным и умелым врагом, поставившим на колени всю Европу.

В своем выступлении 5 мая 1941 г. на приеме в честь выпускников военных академий И.В. Сталин говорит о значении опыта финской войны: «Многие товарищи преувеличивают значение событий у озера Хасан и Халхин-Гол с точки зрения военного опыта. Здесь мы имели дело не с современной армией, а с армией устаревшей. Не сказать вам всего этого, значит, обмануть вас… Настоящий опыт в перестройке нашей армии мы извлекли из русско-финской войны и из современной войны на Западе».

Сталин ясно дает понять командному составу Красной армии, что война с Германией неизбежна, начало войны лишь вопрос времени:

«Германия начала войну и шла в первый период под лозунгом освобождения от гнета Версальского мира… Сейчас германская армия идет с другими лозунгами. Она сменила лозунги освобождения от Версаля на захватнические».

А где Гитлер предполагал завоевать «жизненное пространство» для своего «герренфолька» — «народа господ» было недвусмысленно сказано в «Майн кампф».

Красную армию старательно готовили к будущей войне, огромные усилия были направлены на скорейшее перевооружение войск современными образцами техники. Но для освоения новой боевой техники необходимо было время.

Сталин делал все, чтобы оттянуть начало неизбежной войны.

И можно обвинять руководство страны и командование Красной армии в неудачах и поражениях 1941 г. Но не будем забывать, что у германской армии к 22 июня 1941 г. был двухлетний опыт современной войны, было великолепно отлажено взаимодействие всех родов войск.

О РЕПРЕССИЯХ 37-ГО ГОДА, ОСЛАБИВШИХ АРМИЮ

Вспоминая утверждение о том, что основной причиной неудач и тяжелых потерь финской кампании были репрессии, ослабившие армию, можно вспомнить действия германских войск на Западе.

Во Франции и Англии никаких репрессий 1937 г. не было. Все высшие и средние командные должности занимали генералы и офицеры с прекрасным военным образованием и опытом Первой мировой войны. По современной технике, вооружению и личному составу даже одна французская армия не уступала германским вооруженным силам. Если не превосходила. При этом у Франции была мощная оборонительная Линия Мажино, а «владычицы морей» Великобритании самый сильный военно-морской флот.

А закончилось все позором Дюнкерка, когда англо-французские войска были наголову разгромлены.

Франция, находясь к тому времени в состоянии войны с Германией, имея отмобилизованную прекрасно оснащенную 3-миллионую армию, была повержена за месяц. Гитлер, исходя из своих политических планов, остановил танки и позволил англичанам эвакуировать свой разбитый экспедиционный корпус.

О польской кампании и говорить не приходится. «Кичливые ляхи» даже заметного сопротивления не смогли оказать.

Все дело в том, что германское командование с немецкой основательностью прекрасно продумало и отработало методы и способы ведения новой современной войны.

Германские вооруженные силы вели войну другого поколения. Этим, а также прекрасной выучкой войск и высоким боевым духом солдат Третьего рейха были обусловлены все молниеносные победы вермахта с 1939 по 1941 гг., в том числе и поражения Красной армии летом и осенью 1941-го.

Одним из уроков Зимней войны стало развенчание иллюзий о том, что пролетариат капиталистических стран в случае войны готов стать на сторону первого государства трудящихся и повернуть штыки против своих угнетателей-капиталистов.

1 декабря 1939 г. было объявлено о создании «Народного правительства Финляндии» во главе с лидером Коминтерна красным финном Отто Куусине­ном. Но расчет на раскол финской нации на красных и белых, как во время недавней Гражданской войны не оправдался.

Либералы, опираясь на этот факт, пишут о стремлении Сталина нести финнам идеи мировой революции. Но очевидно, что главной причиной войны было стремление ликвидировать на северной границе плацдарм для агрессии против Советского Союза.

Результатом финской войны стало и бескровное присоединение к СССР Бессарабии, которую прихватила Румыния после распада Российской империи, в годы гражданской войны в нашей стране.

Правительство враждебной Советскому Союзу Румынии благоразумно не стало затевать длительных переговоров.

С момента распада СССР румыны вновь пытаются присоединить к себе Молдавию. Но созданию «Великой Румынии» помешало героическое Приднестровье.

Можно сделать однозначный вывод. Как только в России начинается период нестабильности, как это было в феврале 1917-го и августе 1991-го, тотчас на ее окраинах возникают новые «великие государства». То «Великая Финляндия», то «Великая Румыния», то «Великая Грузия». А сегодня и «Великая Украина», которая «понад усэ», как когда-то «превыше всего» была Германия для последователей Адольфа Гитлера.

ПОДВИГ СОЛДАТ «НЕЗНАМЕНИТОЙ» И ВЕЛИКАЯ ПОБЕДА

Фальсификация истории либеральной пропагандой заключается не в том, что они рассказывают о потерях и неудачах Красной армии. А в том, что пытаются вбить в общественное сознание утверждение, что это была «позорная война». Что тоталитарный Советский Союз, руководимый «жестоким тираном», который поделив с Гитлером Европу, заключив т.н. пакт Молотова-Риббентропа, развязал Вторую мировую войну. Сначала разделил на двоих с Третьим рейхом Польшу, а затем без всякого повода напал на соседнюю маленькую демократическую страну. И попытка Сталина завоевать Финляндию, якобы еще одно доказательство того, что СССР виновен в развязывании Второй мировой войны.

А значит Россия, правопреемница СССР, должна каяться пред всеми невинными странами Европы. Перед «невинной» Польшей, которая с жадностью «гиены Европы», по словам Черчилля, поучаствовала в разделе Чехословакии после Мюнхена. А затем мечтала вместе с Германией пойти на Москву.

Конечно же, Россия, по мнению этих «бойцов информационной войны», обязана каяться и перед мирной Финляндией, которая, как они утверждают, не замышляла ничего плохого против СССР.

Ну и, естественно, перед всей остальной Европой, которую два тирана Сталин и Гитлер ввергли в пожар мировой войны. В том числе и перед странами, которые были союзниками нацистской Германии.

Ведь, как нас уверяют, не было бы Сталина и угрозы коммунизма, никому бы из этих стран не пришло в голову стать союзниками гитлеровской Германии.

Мы должны ясно заявить и четко прописать в наших учебниках истории, что Советскому Союзу пришлось вести Зимнюю войну 1939-1940 гг., обеспечивая свое право на самооборону. И эта незнаменитая война была частью второй мировой, а для нас Великой Отечественной войны.

И мы должны отдать должное нашим воинам, которые в суровых условиях этой войны одержали победу и отодвинули границу от северной столицы нашей страны. В том, что враг не смог овладеть Ленинградом, их заслуга.

Не было бы среди бойцов Красной армии тех, кто был награжден 80 лет назад медалью «За отвагу» на финской войне, не было бы 75 лет назад на груди советских воинов медалей «За взятие Берлина» и «Победу над Германией».

В том, что в мае 45-го подняли Знамя Победы над рейхстагом, заслуга и бойцов, и командиров, взламывавших линию Маннергейма на той «незнаменитой» войне.

Они такие же герои, как и герои Брестской крепости, битвы под Москвой, Сталинграда и Курской дуги, штурма Берлина.

Руководитель информационно-аналитического центра общественной организации «Московские суворовцы» Виктор Саулкин

Оставить отзыв:

Финляндия объявляет войну Германии

Финляндия, под усиливающимся давлением со стороны США и Советского Союза, наконец объявляет войну своему бывшему партнеру, Германии.

После вторжения Германии в Польшу СССР, желая более чем когда-либо защитить Ленинград от посягательств Запада — даже своего сомнительного партнера по Пакту о ненападении Германии — стал требовать от Финляндии контроля над различными спорными районами, включая часть Карельского перешейка ( сухопутный мост, открывавший доступ к Ленинграду). Финляндия сопротивлялась советскому давлению. В ответ советский премьер Иосиф Сталин ввел в действие «мелкий шрифт» Пакта Молотова-Риббентропа о ненападении, который СССР подписал с Германией еще в августе, что дало СССР полную свободу действий в его «сфере влияния». Советы вторглись в Финляндию 30 ноября 1939 года. (Сталин утверждал, что финские войска открыли огонь по советским войскам.)

Финны ошеломили всех, отбив первое советское наступление. Хотя их сопротивление состояло лишь из небольшого числа обученных солдат (на лыжах и велосипедах!), отказ подчиниться попал в заголовки газет по всему миру.Президент Рузвельт быстро предоставил Финляндии кредит в размере 10 миллионов долларов, отметив при этом, что финны были единственным народом, который полностью выплатил свой военный долг Соединенным Штатам во время Первой мировой войны. Но к тому времени, когда у Советов появилась возможность перегруппироваться и отправить массивное подкрепление, сопротивление финнов было подавлено. В марте 1940 года начались переговоры с Советским Союзом, и Финляндия подписала Московский договор, по которому она передала контроль над Карельским перешейком.

По мере роста напряженности в отношениях между Германией и СССР Финляндия увидела в Гитлере возможного союзника в возвращении утраченных территорий.Немецкие войска были допущены на финскую землю, поскольку немцы готовились к вторжению в Советский Союз — войне, к которой присоединились финны. Хотя финские войска захватили большие территории Восточной Карелии у Советского Союза, они не хотели нарушать старые границы 1939 года и помогать Германии в осаде Ленинграда.

Но неоднократные неудачи немцев привели к тому, что Советский Союз снова перешел в наступление. Вскоре после прорыва Красной Армии на Карельский перешеек в июне 1944 года президент Финляндии Ристо Рюти подал в отставку.(Примерно в то же время Соединенные Штаты разорвали отношения с Финляндией после того, как неоднократные требования Рюти отказаться от союза с Германией были отклонены. ) Преемник Рюти, Густав Маннергейм, немедленно потребовал перемирия с Советским Союзом. Это было подписано 19 сентября 1944 года; Финляндия согласилась на условия Московского договора 1940 года и выбросить все немецкие войска с финской земли. Заключительный акт капитуляции произошел 3 марта 1945 года с официальным объявлением войны уже умирающей Германии.

Финляндия отразила вторжение русских в Зимней войне, одержала моральную победу

Шел 1939 год. Репортером была Марта Геллхорн, женщина-новатор, военный корреспондент. Летчик, у которого брал интервью Геллхорн, уже сбивший несколько русских самолетов, был финном.

Неделей ранее советский диктатор Иосиф Сталин вторгся в Финляндию массированным наземным, воздушным и морским наступлением — очень похоже на ударную атаку, недавно предпринятую президентом России Владимиром Путиным против Украины, без термобарических пушек.

История продолжается под рекламой

Уверенный в своей подавляющей военной мощи, Сталин был уверен, что «освободительная операция» против численно превосходящих надоедливых финнов будет легкой прогулкой, как и Путин в начале своей кампании против непокорных украинцев.

Как и большинство иностранных наблюдателей. «Финны устраивают хорошее шоу, — писал Гарольд Николсон, британский дипломат и историк, 2 декабря, на третий день Зимней войны, когда конфликт Давида и Голиафа между СССР и бывшей российской великой стало называться герцогство.

«Однако, — продолжил он, — они рухнут через день или два».

Как и сегодня, западный мир был возмущен. «Советский Союз вторгся в Финляндию!» Глава CBS Radio Berlin Уильям Ширер признался своему журналу после того, как выслушал первые сообщения о бомбардировке Хельсинки Красной авиацией. «Великий защитник рабочего класса, могущественный проповедник против фашистской агрессии напал на самую порядочную и действенную маленькую демократию в Европе».

Продолжение истории под рекламой

«Я бушевал тридцать часов», — нацарапал разъяренный корреспондент, наиболее известный как автор «Взлета и падения Третьего рейха», , но «не мог заснуть.

Но что можно было сделать? С финнами покончено. Уже на второй день вторжения New York Times задавалась вопросом, как быстро ненасытный советский диктатор снова аннексирует Финляндию.

Однако, как стало ясно по мере того, как война продолжалась вторую неделю, а русское наступление застопорилось — точно так же, как русское нападение на Украину — финны не сдались.

«СОВЕТСКАЯ НЕУДАЧА», — гласил заголовок на первой полосе «Таймс» 7 декабря, на восьмой день конфликта, когда газета признала свою ошибку.«План Советской России молниеносной войны с очевидной целью вызвать последующий крах финского правительства следует считать безнадежно заброшенным».

Продолжение истории под рекламой

Действительно, как Советы — и весь мир — вот-вот должны были обнаружить, что финны только что начали сражаться. И они продолжали давать русским столько, сколько они получили в течение 100 дней, приводя Сталина в бешенство.

В конечном счете, и, возможно, неизбежно, измученные, численно превосходящие финны были вынуждены просить мира, но не раньше, чем создали легенду на века.Сражаясь лучше, чем кто-либо ожидал, им удалось сохранить свою независимость и демократическую систему, подав пример и луч надежды для Украины, если она в конечном итоге уступит российскому натиску.

Конечно, эти два конфликта не совсем одинаковы. Путин — не Сталин, а Россия — не СССР, хотя, кажется, очень бы этого хотел.

Продолжение истории под рекламой

И Украина не Финляндия. Во-первых, сегодняшняя Украина с ее 43 миллионами человек значительно больше и населеннее, чем Финляндия в 1939 году с ее 3 миллионами.С другой стороны, у Финляндии была гораздо большая армия, чем у Украины, когда русские штурмовали ее границы.

Тем не менее, есть много важных сходств — особенно в битве за глобальную симпатию. После первой недели боев, когда русские оказались в тупике практически на всех фронтах, мир знал, и Сталин знал, что в определенном смысле финны победили.

Первый месяц советско-финляндской зимней войны 1939-40 годов стал катастрофой для Советского Союза, когда финские ВВС сбили с неба десятки советских самолетов, а призрачные финские лыжные войска сеяли хаос среди плохо обученной Красной Армии солдата, что некоторые американцы считали победой финнов.

Одним из них был Геллхорн. «Я действительно думаю, что финны победят», — написала она Эрнесту Хемингуэю, своему романтическому партнеру и будущему мужу, в конце декабря.

Продолжение истории под рекламой

В Соединенных Штатах борьба Финляндии стала причиной празднования зимы. Бывший президент Герберт Гувер вышел из нафталина, чтобы возглавить помощь Финляндии. Джон Ф. Кеннеди, в то время студент Гарварда, возглавил Кембриджское отделение.

«Финляндия — любимица Америки», — писал в своем дневнике Кристофер Ишервуд, британский писатель, тогда живший в Лос-Анджелесе.

Финны тоже думали, что они побеждают, особенно после их широко разрекламированной победы при Суомуссалми в центральной Финляндии, где финские силы численностью 6000 лыжников уничтожили советские войска, в четыре раза превосходившие их. Одной из первых на сцене появилась лучшая подруга Геллхорна и коллега-корреспондент Вирджиния Коулз, которая заняла ее место в качестве самого эффектного члена крупной иностранной прессы, освещавшей конфликт, а также самого трогательного автора.

История продолжается под рекламой

«Возможно, именно красота утра сделала ужасное поражение русских еще более ужасным», — телеграфировал Коулз. «Восходящее солнце залило заснеженный лес и деревья, словно кружевные валентинки. Затем мы свернули на поворот дороги и увидели весь ужас этой сцены. На четыре мили дороги и леса были усеяны телами людей и лошадей». (Широко распространенная фотография павшего российского солдата, лежащего в снегу на Украине, устрашающе напоминает те ужасы, которые появились после резни 1939 года.)

Карл Густав Маннергейм, финский главнокомандующий, не был обманут.Сталин, возможно, недооценил его и его людей. Но он не недооценивал Сталина.

Первоначальное наступление Красной Армии, возможно, и застопорилось, но он знал, что Сталин вернется. Он высоко оценил добрую волю Америки, а также ее финансовую поддержку. Чего он действительно хотел, так это американских войск.

История продолжается под рекламой

Президент Франклин Д. Рузвельт, который оказался страстным феннофилом, хотел бы послать их. «Это ужасное насилие над Финляндией, — писал он своему другу Томасу Макви.«Люди спрашивают, зачем кому-то иметь дело с нынешними советскими руководителями».

Рузвельт смог отправить финнам дюжину устаревших истребителей Buffalo Brewster, но изоляционистские настроения Америки не позволили ему сделать больше.

Тем временем, как и ожидал Маннергейм, Сталин организовался, назначив нового пламенного командира Семена Тимошенко, чтобы он возглавил новое наступление советских войск, и дав ему еще больше войск — в итоге более полумиллиона, плюс 4000 танков и 3000 самолетов — чтобы закончить работу.

История продолжается под рекламой

В середине февраля Тимошенко начала свое «нарастающее наступление» на главную линию финской обороны, линию Маннергейма, с массированным артиллерийским огнем, выпустив 300 000 снарядов за 24 часа.

Как и ожидалось, в ходе наступления удалось прорвать финскую оборону и отбросить одетые в белое войска Маннергейма на широком фронте.

Что примечательно, измученные финны продержались еще месяц. Тем временем, без ведома армии и финского народа, их правительство, осознавая неизбежность, начало секретные переговоры со Сталиным и его министром иностранных дел Вячеславом Молотовым.

13 марта 1940 года, через 106 дней после советского вторжения, министр иностранных дел Финляндии Вайно Таннер объявил о душераздирающих условиях, которые русские навязали финнам. Финляндия была вынуждена отказаться от 10 процентов своей территории, что привело к внутренней эвакуации более 400 000 человек.

Но условия могли быть и пожестче. Большая часть Финляндии не была оккупирована или «освобождена», как первоначально называли Советы свою «спецоперацию» (точно так же, как их новоявленные кремлевские наследники назвали свою украинскую «спецоперацию»).

Сталин знал, что он никогда не сможет подчинить себе финнов — 25 000 из которых были убиты на войне против четверти миллиона советских войск — после того, как они сразились.

По сути, финны победили. Они захватили один из величайших оборонительных рубежей в военной истории наряду с Фермопилами, Масадой и Аламо. А финнам разрешили оставить свою армию. Они будут жить, чтобы сражаться в другой день.

К сожалению, в своем желании отомстить Советам и вернуть утраченную территорию, они присоединились к немцам, когда Адольф Гитлер вторгся в Россию в следующем году, разочаровав своих друзей и уничтожив моральный капитал, который они завоевали.Следующую, гораздо более продолжительную войну с Москвой, войну-продолжение 1941-1944 годов, финны тоже проиграли.

Зимняя война относительно забыта в Соединенных Штатах, но точно не в Финляндии. Восемь десятилетий спустя он остается одним из лучших часов Финляндии. Legenda elaa, Финны любят говорить о Зимней войне: «Легенда жива».

Как долго украинцы продержатся против России, покажет время. Как и условия возможного перемирия.

Но украинцы — и весь мир — знают, что они тоже в некотором смысле выиграли свою войну.Путин не получит Украину в подарок.

98-летний Ханнес Туовинен, один из немногих оставшихся ветеранов Зимней войны, разместил на странице своей ветеранской организации в Facebook сообщение для защитников Киева:

«Привет Украине. Когда-то Финляндия тоже сражалась с русской армией всем, что у нас было, и смогла удержать нашу свободу и независимость. Этого мы желаем и вам. Вся Европа с вами».

Гордон Ф.Сандер — журналист и историк из Риги, Латвия. Он является автором нескольких работ по скандинавской и военной истории, в том числе «Стодневная зимняя война» и «Финский фактор: Кекконен, Кеннеди, Хрущев и холодная война».

Советско-финляндская война | Encyclopedia.

com

Советско-финляндская война 1939–1940 гг., которая длилась 103 дня и широко известна как «Зимняя война», берет свое начало в советско-германском пакте от 23 августа 1939 г. Секретные протоколы этой Соглашение о ненападении разделило Восточную Европу на немецкую и советскую зоны безопасности.Финляндия, которая была частью Российской империи более чем за столетие до обретения независимости во время русской революции, по этому соглашению была включена в советскую сферу. Вскоре после расчленения Польши Германией и СССР советское правительство в октябре потребовало от Финляндии большую часть Карельского перешейка к северу от Ленинграда, военно-морскую базу в устье Финского залива и дополнительные земли к западу от Мурманска вдоль Баренцева моря. Море. В качестве компенсации СССР предложил другое, менее важное в стратегическом отношении, приграничье.После того, как президент Финляндии Киости Каллио отклонил это предложение, Красная Армия 30 ноября вторглась вдоль их границы, когда советские ВВС бомбили столицу Финляндии Хельсинки.

Самой грозной обороной Финляндии была линия из сотен бетонных дотов, дзотов и подземных укрытий, защищенных противотанковыми заграждениями и колючей проволокой, протянувшаяся через Карельский перешеек. Эту оборону организовал генерал (а позже генерал-фельдмаршал) Карл Густав Маннергейм, бывший царский офицер, который во время войны командовал финскими вооруженными силами.В течение первых двух месяцев конфликта Финляндия удивила весь мир, разгромив гораздо более крупные и хорошо вооруженные советские силы, особенно на линии Маннергейма. В снегу глубиной от пяти до шести футов, когда температура опускалась до -49°F,

финские защитники были одеты в униформу с белой подкладкой, а некоторые атаковали на лыжах. Войска Красной Армии были совершенно не готовы к зимнему бою. В начале февраля СССР увеличил свои силы до 1,2 млн человек (против 200-тысячной финской армии) и увеличил количество танков и самолетов до 1500 и 3000 соответственно.В марте Красная Армия прорвала линию Маннергейма и продвинулась к Хельсинки. Финляндия была вынуждена принять условия мира, которые были подписаны в Москве 12 марта 1940 г. СССР получил больше территории, чем требовал до войны, включая все северное побережье Ладожского озера и части юго-западной и западной Финляндии. Приблизительно 420 000 финнов бежали с 25 000 квадратных миль аннексированных территорий.

Советская победа, однако, досталась очень дорогой ценой. В то время как Финляндия потеряла около 25 000 человек убитыми в войне, советский нарком иностранных дел Вячеслав Молотов признал, что сразу после войны погибло почти 49 000 советских военнослужащих.В 1993 году рассекреченные советские военные архивы показали, что 127 000 советских бойцов были убиты или пропали без вести. Красная Армия массированными соединениями сокрушила финскую оборону. Например, чтобы взять один холм, СССР атаковал его тридцать два финских защитника с четырьмя тысячами человек; погибло более четырехсот советских штурмовиков. Материальные потери были так же однобоки в войне. Всего советские ВВС потеряли около тысячи самолетов; Финляндия около сотни.

Внимание всего мира было приковано к советско-финляндской войне, потому что в то время, несмотря на объявление Великобританией и Францией войны Германии в сентябре 1939 года из-за вторжения Германии в Польшу, в Европе не велось никаких других боевых действий. На демократическом Западе Финляндией восхищались за ее мужественную позицию против гораздо более крупного врага, но, к разочарованию Финляндии, это восхищение не вылилось в значительную помощь извне. Напротив, советская агрессия была широко осуждена, и СССР был исключен из Лиги Наций.Что еще более важно, была разоблачена советская военная слабость, что придало смелости Гитлеру и подтвердило его веру в то, что Германия может легко победить СССР.

Побежденная Финляндия все больше беспокоилась, когда летом 1940 года СССР оккупировал Эстонию, лежавшую всего в сорока милях от Балтийского моря. Финляндия нашла чемпиона по своей обороне и способ вернуть утраченные территории, когда Германия напала на Советский Союз в ходе операции «Барбаросса» 22 июня 1941 года. СССР предоставил удобный предлог для начала «войны-продолжения» (так как возобновившиеся боевые действия известны в Финляндии), когда 25 июня он бомбил несколько финских городов, в том числе Хельсинки.В то время как Красная Армия отступала перед нацистским ударом в пределах трех миль от Ленинграда и двадцати от Москвы, Финляндия вторглась на юг по обеим сторонам Ладожского озера вплоть до границы 1939 года. Во время почти девятисотдневной осады Ленинграда финские войска перекрыли доступ к городу с севера. Около миллиона ленинградцев погибли в этих испытаниях, прежде всего от голода и холода зимой 1941–1942 годов. Финляндия, которая во время войны в значительной степени зависела от немецкого импорта, в декабре 1941 года отразила попытку Советского Союза через нейтральную Швецию добиться сепаратного мира и помощи Ленинграду.В то же время финское правительство отказало немцам в просьбе попытаться форсировать реку Свирь, чтобы соединиться с вермахтом вдоль юго-восточной стороны Ладоги. Озеро оставалось единственной наземной связью Ленинграда с остальной частью СССР во время блокады.

Положение Финляндии в Южной Карелии становилось все более уязвимым, поскольку ее союзник Германия начала проигрывать войну в СССР в 1943 году. В конце февраля 1944 года, через месяц после того, как Красная Армия прорвала немецкую блокаду южнее Ленинграда, вылазок на Хельсинки и опубликовал ультиматум о мире, который включал, среди прочего, интернирование немецких войск в северной Финляндии и демобилизацию финской армии.После того, как Финляндия отказалась от жестких условий, 9 июня Красная Армия начала массированное наступление к северу от Ленинграда. В начале августа Маннергейму удалось укрепить финскую оборону у границы 1940 года, в то же время, когда финский парламент назначил его президентом страны. Однако продолжающиеся поражения Германии и повторная оккупация Эстонии Советским Союзом убедили президента Маннергейма согласиться на перемирие 19 сентября. Соглашение восстановило границу 1940 года, вытеснило немецкие войска из Финляндии, арендованной СССР территории для военной базы в нескольких милях от Хельсинки. (который позже был возвращен) и обременил Финляндию большими репарациями.Хотя Советский Союз в основном контролировал внешнюю политику Финляндии до распада СССР в 1991 году, из всех европейских союзников нацистской Германии во время войны только Финляндия избежала советской оккупации после войны и сохранила свое избранное правительство и рыночную экономику.

См. также: Финляндия; финны и карелы; фашистско-советский пакт 1939 г.; Вторая мировая война

библиография

Маннергейм, Карл. (1954). Воспоминания. Нью-Йорк: Даттон.

Троттер, Уильям Р.(1991). Ледяной ад: Зимняя русско-финляндская война 1939–1940 гг. Чапел-Хилл, Северная Каролина: Algonquin Books of Chapel Hill.

Ричард Х. Бидлак

Стодневная зимняя война

Когда Красная Армия вторглась в Финляндию в ноябре 1939 г., большинство наблюдателей ожидали, что войска пройдут мимо. Вместо этого крошечная финская армия в храброй позиции, поразившей воображение всего мира, смогла сдержать механизированные эшелоны Сталина в течение 105 дней.

Гордон Ф. Сандер снимает слои мифов, окружающих эти скандинавские Фермопилы, чтобы раскрыть конфликт в его полном военном, политическом и культурном контекстах.Бестселлер в Финляндии, англоязычная версия книги Сандера основана на интервью с финскими и русскими ветеранами войны, а также на обширном архиве статей как из западной, так и из финской прессы. современную однотомную историю войны.

«Сандер вплетает социальную, военную, дипломатическую и культурную историю в Стодневную зимнюю войну , давая жизнь сложному взаимодействию национальной и международной политики, которое привело к войне. »

— Пехота

«Эта книга посвящена Зимней войне между Советским Союзом и соседней Финляндией. Стодневная зимняя война — это военная история, посвященная явлению, называемому войной, и его влиянию на международную политику, а также опыту людей, участвовавших в войне. »

—European History Quarterly
Просмотреть все обзоры. ..

«Сообщает новые факты на основе архивных исследований и интервью с ветеранами.

Журнал «Вторая мировая война»

«Обсуждение военных вопросов у Сандера очень хорошее, и его боевые части очень хорошо сделаны, часто захватывающие, с более широким освещением советской стороны, чем обычно, включая эффект война с Красной Армией. Отличный взгляд на один из самых уникальных конфликтов ХХ века. »

—Обзор симпозиума по военным вопросам в Нью-Йорке

«Захватывающий, творческий и обширный отчет о Зимней войне.Трудно оторваться от захватывающего исследования Сандером этого короткого, но эпического конфликта».

— Эван Модсли, главный редактор
Cambridge History of the Second World War

«Увлекательная, обширная и исключительно хорошо написанная история, освещающая ряд упущенных аспектов этой все еще относительно малоизвестной главы Вторая мировая война.»

— Баир Иринчеев, автор книги
«Война белой смерти: Финляндия против Советского Союза, 1939–40»

«Сандер придает человеческое лицо этой противоречивой борьбе между финским Давидом и советским «Голиафом». Хорошо написанная, ясная и пронзительная, это социальная история в лучшем ее проявлении».

— Дэвид М. Гланц, автор книги
«Сталинградская трилогия» Смотреть меньше отзывов…

Написанная в «реальном времени», чтобы дать читателю ощущение того, что вы находитесь там, книга описывает ошеломляющее поражение финнов в первоначальном массированном наступлении Советов, включая уничтожение нескольких красных дивизий финскими лыжными войсками; обманчиво спокойное январское междуцарствие, когда обе стороны участвовали в сложном дипломатическом менуэте; и последняя, ​​титаническая атака красных, которая, наконец, заставила финнов сесть за стол переговоров, хотя и не раньше, чем они создали одну из величайших легенд современной военной истории.

Используя свое глубокое знание Финляндии и финской истории, автор объясняет, как зимние навыки финнов, их врожденная сису, или стойкость, и их преданность как своей молодой республике, так и своему блестящему и вдохновляющему главнокомандующему Густаву Маннергейму вместе позволили им занять историческую позицию.

Сандер исследует такие часто игнорируемые аспекты конфликта, как цензура финской прессы; неудавшаяся «спасательная миссия» союзников в Скандинавии, которая стала фактором неожиданного решения Сталина остановить войну; новое использование Кремлем десантников на войне; и ключевую роль, которую сыграла Lotta Svard, финская универсальная вспомогательная женская организация.

Быстро развивающийся текст Сандера иллюстрирует почти 50 фотографий, в том числе многочисленные невиданные ранее изображения фронта и тыла.

Провозглашен Helsingin Sanomat, ведущей ежедневной газетой Финляндии, как «сладостно-горькая пьеса о морали», которая «открывает эту типичную финскую историю для гораздо более широкой и восхищенной аудитории», а STT, ведущим информационным агентством Финляндии, как «выдающаяся книга, сочетающая блестящий текст с прочной фактологической основой», убедительная книга Сандера заполняет ключевой пробел в истории Второй мировой войны.

Финляндия — Страны — Офис историка

Резюме

После потрясений, связанных с независимостью Финляндии в 1917 году, и гражданской войны Соединенные Штаты и Финляндия поддерживали дружеские дипломатические отношения. Две страны заключили несколько соглашений о торговле, долгах, экстрадиции и других торговые и культурные связи в 1920-е гг. Во время Великой депрессии 1930-х гг. Финляндия была единственной страной, которая продолжала выплачивать долги Соединенным Штатам. Государства времен Первой мировой войны.

После советского нападения на Финляндию в 1939 году и последующей «Зимней войны» Финляндия в союзе с Германией для получения припасов и военных помощь в продолжающемся конфликте с Советским Союзом. Этот союз привел Соединенные Штаты к разрыву дипломатических отношений с Финляндией. в июне 1944 г., хотя через несколько месяцев неформальные отношения были восстановлены и официально восстановлен в течение одного года.Между Второй мировой войной и После распада Советского Союза в 1991 году Финляндия проводила жесткую политику «холодного Военный нейтралитет. Соединенные Штаты, зная о шатком географическом положении Финляндии, позицию, поддерживал финский нейтралитет, сохраняя и укрепляя финский связи с Западом.

Современный флаг Финляндии

Признание

У.S. Признание независимости Финляндии, 1919 г.

Финляндия объявила о своей независимости от Российской империи 6 декабря 1917 г., вскоре после большевистской революции. Соединенные Штаты признали Финляндия, 7 мая 1919 г., в письме госсекретаря Роберта Лансинга. Министру иностранных дел Финляндии Рудольфу Холсти. Объединенный Государства отложили принятие решения из-за опасений по поводу политической ситуации в Финляндии. нестабильность и связи с Германией.

Дипломатические отношения

Установление дипломатических отношений, 1919 г.

В мае США установили дипломатические отношения с Финляндией. 27 октября 1919 года, когда исполняющий обязанности государственного секретаря Фрэнк Л. Полк признал Армаса Германа Саастамойнена временным чрезвычайным посланником и полномочным министром де-факто правительство Финляндии как У.С. Президент Вудро Вильсон все еще находился в Европе для заключения Парижского мира. Конференция. Саастамойнен был признан Чрезвычайным посланником и Полномочный министр 21 августа 1919 г., по возвращении Президент Вильсон.

Учреждение американской миссии в Гельсингфорсе, 1920 г.

У.Посольство С. в Гельсингфорсе было учрежден 19 марта 1920 г., когда временный поверенный в делах Александр Р. Магрудер вручил свои верительные грамоты.

Разрыв дипломатических отношений США, 1944 год.

30 июня США разорвали дипломатические отношения с Финляндией. 1944 г. и в тот же день закрыл миссию. Заявление В Госдепартаменте отметили, что это действие было предпринято в ответ на Официальное признание финским правительством военного партнерства с Нацистская Германия для борьбы против союзников США.

Основание американской миссии в Хельсинки, 1945 г.

После подписания Финляндией перемирия с американскими союзниками в сентябре 1944 г. и выслал немецких граждан со своей территории, Соединенные Штаты создал специальную миссию в Хельсинки 16 января 1945 года. Офицер дипломатической службы Максвелл М. Гамильтон был назначен министром миссии.Это не было возобновлением официальных дипломатических отношений.

Восстановление дипломатических отношений и американское представительство в Финляндия, 1945 г.

Дипломатические отношения и американское представительство в Хельсинки были восстановлен 1 сентября 1945 года с Бенджамином М. Халли в качестве временного поверенного в делах временный.

Повышение статуса американского представительства до посольства, 1952 г.

США повысили статус своего представительства в Хельсинки до посольства, когда разъем К. Макфолл вручил верительные грамоты в качестве посла Чрезвычайный и Полномочный 15 ноября 1952 г.

Ресурсы

  • Информационный бюллетень Государственного департамента по стране: Финляндия
  • Государственный департамент Информация о стране: Финляндия

финско-русская война | Infoplease

Финско-русская война, 1939–40, война между Финляндией и Советским Союзом.После того, как в сентябре 1939 г. разразилась Вторая мировая война, СССР, никогда не имевший дружеских отношений с Финляндией, воспользовался своим пактом о ненападении (август 1939 г.) с Германией, чтобы предъявить Финляндии ряд далеко идущих требований. Эти требования включали демилитаризацию линии Маннергейма (финская линия укреплений через Карельский перешеек к северу от Ленинграда [Санкт-Петербург]), аренду Ханко на 30 лет в качестве военно-морской базы и уступку нескольких островов в Персидском заливе. Финляндии. Взамен Россия предлагала обширные, но бесполезные районы вдоль восточной границы Финляндии.Финляндия отказалась; переговоры сорвались в ноябре. СССР, заявив (26 ноября) об обстреле русских войск финской артиллерией, денонсировав (28 ноября) русско-финляндский договор о ненападении 1932 и разорвав (28 ноября) дипломатические отношения, 30 ноября нанес удар. Сначала русские сосредоточили свои усилия на восточной границе Финляндии, но финны, превосходившие их в зимней войне и умело командовавшие фельдмаршалом Маннергеймом, отразили атаки у Ладожского озера, Суомуссалми, Саллы и Ивало.Мировая симпатия была на стороне Финляндии. Швеция и Норвегия прислали добровольцев и припасы, а некоторые припасы поступили из Франции и Великобритании. В конце концов, однако, маленькая Финляндия не могла сравниться с СССР. Бомбардировки с воздуха и хорошо подготовленные лобовые атаки (февраль 1940 г.) на Карельском перешейке поставили финское сопротивление на грань срыва. По мирному договору, подписанному 12 марта, Финляндия уступала СССР часть Карельского перешейка, Выборг (Виипури) и ряд приграничных территорий. В июне 1941 года военные действия между Финляндией и Россией возобновились и стали частью общего мирового пожара (см. Финляндия).

См. М. Якобсон, Дипломатия зимней войны (1961), и А.Л. Палей, Русско-финская война (1973).

Электронная энциклопедия Колумбии, , 6-е изд. Авторское право © 2012, издательство Колумбийского университета. Все права защищены.

Другие статьи энциклопедии по теме: Войны и сражения

75 лет со дня финских военных испытаний

Что мне больше всего нравится в Юридической библиотеке, так это потрясающие ресурсы, которыми мы располагаем.Если бы это был обычный год, я бы провел это утро, просматривая бумажные экземпляры финской газеты (Finlands forfattningssamling), чтобы найти историческое законодательство. Одним из таких законодательных актов является Закон о наказании виновных в войне (Lagen om bestraffning av de krigsansvariga) от 1945 года. Закон был принят в 1945 году и предусматривал уголовную ответственность за деяния, совершенные во время Второй мировой войны. Он использовался во время финских военных испытаний 1945-46 годов.Окончательный приговор был вынесен 75 лет назад в этом месяце, 21 февраля 1946 года.

Фон

В первые годы Второй мировой войны Финляндия участвовала в Зимней войне с Советским Союзом после вторжения советской армии в Финляндию в 1939 году. Зимняя война закончилась в 1940 году, но после этого Финляндия оказалась между молотом и наковальней между Германии и СССР, опасаясь обеих сторон.

В 1944 году президент Ристо Рюти заключил соглашение с Германией (известное как Соглашение Рюти-Риббентропа), которое означало, что Финляндия получила от Германии оружие для использования против Советского Союза.В свете этого соглашения 10 июля 1994 года журнал Time назвал Финляндию «заколдованной и преданной». Однако сам президент Рюти заявил, что: «Подписывая это соглашение, я предотвращаю военную катастрофу и оккупацию нашей страны, что приведет к ужасной катастрофе для нашего народа».

Вскоре после этого президент Рюти ушел в отставку по состоянию здоровья, и специальным актом в парламенте его заменил президент Маннергейм. И президенты, и финский парламент решили, что Финляндия больше не связана своим соглашением с Германией, поскольку оно было заключено без согласия парламента, и вместо этого Маннергейм быстро стремился к миру с Советским Союзом.

19 сентября 1944 года Финляндия заключила соглашение о перемирии с Советским Союзом. Условия перемирия требовали, чтобы Финляндия взяла на себя ответственность за продолжение войны с Советским Союзом. (Статья 11.) В рамках этого соглашения финская делегация также обязалась привлечь к ответственности виновных в войне. В частности, статья 13 предусматривала, что: «Финляндия обязуется сотрудничать с союзными державами в задержании лиц, обвиняемых в военных преступлениях, и в судебном процессе над ними.Премьер-министр Финляндии Эрнст фон Борн не упомянул о военных преступлениях в своем радиообращении, объявляющем о перемирии, и смысл пункта был понят не сразу.

Принятие Закона

Поскольку финское законодательство не предусматривало каких-либо оснований для привлечения бывших лидеров к ответственности, как того требовало соглашение о перемирии, финское правительство предложило парламенту принять новый закон обратной силы. Предложение правительства (Regeringens Proposition (Prop.)ill Riksdagen med förslag until lag om bestraffning av de krigsansvariga № 54 1945) криминализовал действия бывшего финского правительства тюремным заключением на срок до восьми лет, каторжными работами или пожизненным заключением, если они особо тяжкие.

Прежде чем стать законом, предложение было рассмотрено и прокомментировано Комитетом конституционного права, который возражал против того, что закон задним числом объявлял поведение незаконным. Комитет особо отметил, что смысл статьи 13 перемирия, требующей ответственности за военные преступления, недостаточно ясен и что можно утверждать, что закон в том виде, в каком он был разработан, выходит за рамки того, что было необходимо в отношении международных обязательств Финляндии в соответствии с перемирие.(Grundlagsutskottets betänkande N:o 40 med anledning av regeringens proposition med förslag to lag om besttraffning av de krigsansvariga samt tvenne lagmotioner angående samma sak.) Тем не менее Комитет не выступил категорически против законопроекта, заявив:

Тем не менее, поскольку правительство, которое находится в лучшем положении, чтобы взвесить все соответствующие условия,  сочло предложенный закон необходимым для выполнения обязательств, рассматриваемых в статье, содержащихся в перемирии, Конституционный комитет не считает себя в состоянии возражать принятие законопроекта, несмотря на его содержание и исключительный характер.

Конституционный комитет выпустил отчет в предыдущем году (1944), когда были произведены аресты лиц за их участие в войне, и хотя комитет упомянул несколько ошибок в отношении арестов, он не считал их прямо незаконным, со ссылкой на обязательства по перемирию. (Grundlagsutskottets betänkande N:o 161 med anledning av att until riksdagens kännedom bragts en förordning angående fängslande av vissa personer (1944).)

Хотя несколько членов парламента сделали оговорки против закона, он был принят 129 голосами против 12 и был подписан 12 сентября 1945 года.

Законом установлено, что:

1 § Любой член правительства, внесший решающий вклад в вступление Финляндии в войну в 1941 г. на стороне Германии против Советского Союза или Соединенного Королевства Великобритании и Северной Ирландии, или в ходе война помешала миру, может за злоупотребление положением в ущерб государству быть приговоренным к тюремному заключению, каторжным работам или пожизненному заключению.

Предусмотренное в § 47 Конституции и § 7 Закона от 25 ноября 1922 г. о порядке рассмотрения парламентом премьер-министром и канцлером юстиции законности действий депутатов не может служить препятствием для вынесения приговора лицо, которое было Президентом или членом Премьер-министра Республики, за действия, подпадающие под действие параграфа.1.

Финские военные испытания

Премьер-министр Финляндии Юхо Кусти Паасикивион 6 ноября 1945 г. объявил о привлечении к ответственности в соответствии с Законом о наказании виновных в войне бывших руководителей финского правительства. Был учрежден специальный суд: Военный трибунал. (2 § Lagen om besttraffning av de krigsansvariga.) Трибунал состоял из членов Верховного суда, Верховного административного суда, преподавателей Хельсинкской школы права и членов финского парламента.Восьмерых мужчин обвинили в преступлении, получившем широкое название «военная вина»:

  • Ристо Рюти, президент с 1940 по 1943 год и с 1943 по 1944 год,
  • Йохан Вильгельм (JW) Рангелл, премьер-министр с 1941 по 1943 год,
  • Эдвин Линкомис, премьер-министр с 1943 по 1944 год,
  • Тойво Микаэль (Т.М.) Кивимяки, посол Финляндии в Берлине с 1940 по 1944 год,
  • Вайнё Таннер, министр финансов, 1942-1944 гг.,
  • Антти Кукконен, министр образования, 1941-1943 гг.,
  • Хенрик Рамзи, министр иностранных дел, 1943-1994 гг., и
  • Тыко Рейникка, министр финансов в 1943-1944 гг.

Конкретные преступления, за которые их судили, включали объявление войны с использованием чрезвычайных полномочий Рюти без предварительной консультации с финским парламентом. Таким образом, мужчин судили не за преступления против человечности или международные военные преступления, а скорее за то, что они заставили войну продолжаться дольше, чем необходимо, подписав вышеупомянутое соглашение с Германией. Президент Рюти в свою защиту заявил, что конкретная причина отказа от привлечения парламента заключалась в том, чтобы иметь юридическую возможность выйти из соглашения, как только будет получено необходимое оружие.

Судебный процесс был начат 15 ноября 1945 г., окончательный приговор вынесен 21 февраля 1946 г. Первоначальный приговор Трибунал вынес 16 февраля 1946 г., но Контрольная комиссия (составленная представителей Советского Союза, Соединенного Королевства и Северной Ирландии), и поэтому отклонен. Вместо этого 21 февраля 1946 года суд повторно вынес обвинительный приговор, и все мужчины были приговорены к тюремному заключению или принудительным работам. Ниже перечислены по суровости приговора:

  • Ристо Рюти 10 лет каторжных работ.
  • Дж.В. Рэнделл 6 лет лишения свободы.
  • Эдвин Линкомис 5 лет 6 месяцев лишения свободы.
  • Вяйно Таннер 5 лет 6 месяцев лишения свободы.
  • Т.М. Кивимяки 5 лет лишения свободы
  • Хенрик Рамзи 2 года 6 месяцев лишения свободы.
  • Антти Кукконен 2 года лишения свободы.
  • Тыко Рейникка 2 года лишения свободы.

Окончательный мирный договор между Союзными и Объединившимися державами и Финляндией был подписан 20 февраля 1947 года в Париже.Ни один из мужчин, осужденных в рамках Суда по делу о виновности в войне, не отбыл свой полный срок, а бывший президент Рюти был освобожден из тюрьмы в 1949 году после серьезного ухудшения здоровья. Закон о наказании виновных в войне включал положение о том, что общее правило о праве президента Финляндии помиловать осужденных распространяется также на осужденных за войну. (7 § Lagen om besttraffning av de krigsansvariga.)

Пост-тест

депутата несколько раз поднимали вопрос об отмене приговоров, в том числе в 1992 году.В 2008 году потомок Вяйно Таннер обратился в Верховный суд Финляндии с просьбой отменить приговоры, но суд отказался заслушать или отменить обвинительные приговоры, поскольку у него явно не было юрисдикции в отношении этого дела. Дело также было передано в Европейский суд по правам человека, который установил, что потомок не может заявить о причинении вреда.

В 2010 году Министерство юстиции Финляндии подготовило отчет под названием Krigsansvarighetsprocessen (Sotasyyllisyysoikeudenkäynti) (Finska justitieministeriets rapport 22/2010), в котором было установлено, что процедура военного судебного также потребуется рассмотреть множество других действий в течение того же времени.В частности, Министерство юстиции установило, что Закон о наказании виновных в войне нарушал запрет на обратную силу в уголовном законодательстве и запрет на временные суды.