Содержание

Фаустпатрон против танков в битве за Берлин — легенда и реальность

Есть в истории события настолько значимые, что даже спустя десятилетия они продолжают интересовать не только профессиональных историков, вызывать горячие дискуссии. И зачастую выясняется, что традиционные представления о том или ином историческом событии, казалось бы, давно изученном, не вполне соответствуют действительности.

Есть в истории события настолько значимые, что даже спустя десятилетия они продолжают интересовать не только профессиональных историков, вызывать горячие дискуссии. И зачастую выясняется, что традиционные представления о том или ином историческом событии, казалось бы, давно изученном, не вполне соответствуют действительности.

Начавшаяся 16 апреля 1945 года  Берлинская наступательная операция Красной Армии, безусловно, относится к числу таких событий. 

Побоище, которое   бушевало на улицах Берлина, в общественном сознании неразрывно связано с применением немцами фаустпатронов. Мальчишка из «гитлерюгенда», поджигающий «Т-34» и «ИСы» на берлинских улицах стал одним из наиболее привычных образов сражения за столицу Германии. Фаустпатрон стал восприниматься едва ли не как главный враг советских танков в последний период войны. Насколько соответствует действительности подобное представление? Что же такое знаменитый Faustpatrone (от немецкого Faust «кулак», здесь «рука», и Patrone «патрон»)? Так немцы назвали ручной противотанковый гранатомет одноразового использования с динамореактивным способом запуска. В Красной Армии название фаустпатрон закрепилось как совокупное обозначение всех разновидностей немецких противотанковых гранатометов одноразового использования. 

Историк Алексей Исаев на основании архивных материалов пришел к достаточно неожиданным выводам: «Почему-то забывают, что, несмотря на выпуск огромной партией, свыше 8 млн. штук, фаустпатрон устойчиво занимал нижние строчки в статистике потерь советских танков. Как правило, доля потерь от фаустпатрона не поднималась выше 10% от общего числа потерянных танков, даже в такой операции, как Берлинская. Максимум был достигнут только во 2-й гвардейской танковой армии в Берлинской операции – 22,5% потерь от фаустпатронов. В операциях на открытой местности доля пораженных фаустпатронами танков падала до 5%». 

То есть, получается, что даже в  Берлинской операции лишь каждый десятый советский танк был подбит из фаустпатрона. А на открытой местности, вне населенных пунктов – только каждый двадцатый.

Советский фаустник против немецкого

Наступая по улицам, танки чаще всего следовали в 30-40 метрах за пехотинцами, подавляя и уничтожая мешающие продвижению пехоты огневые точки. Любопытно, что иногда для борьбы с немецкими фаустниками советские пехотинцы сами использовали трофейные фаустпатроны. В советской 5-й ударной армии противодействие фаустникам было организовано следующим образом: «Борьба с вражескими гранатометчиками «Фауст» велась специально назначенными (2-3 на стрелковый батальон) отличными стрелками или снайперами, а также командами, вооруженными трофейными гранатометами «Фауст». В некоторых соединениях гранатометами «Фауст» были вооружены целые подразделения». 

Надо отметить, что фаустпатроны советские войска захватывали в больших количествах. Возможно, дело было в том, что в немецкой армии у винтовки, пистолета-пулемета или пулемета был, разумеется, персональный хозяин, за которым оружие было закреплено. За утерю его надо было отвечать. А одноразовое оружие такого персонального хозяина не имело. Проверить, были ли фаустпатроны израсходованы в бою или брошены при отступлении, было сложно…  Вот они и попадали в большом количестве в распоряжение советских войск.

Использование трофейного оружия в Красной Армии практиковалось в достаточно ощутимых масштабах. Так, например, в течение войны советская армия захватила большое количество вражеской бронетехники. Некоторые из них использовались советскими частями, которые их захватили, но недолго, из-за недостатка подходящих боеприпасов, топлива и запасных частей. Иногда создавались временные части, состоящие из трофейных танков. С успехом проводились диверсионные операции, в которых использовались танки с немецкими крестами. Но для обычной службы на трофеи наносили звезды или серп с молотом, либо красный флажок – для предотвращения обстрела своими. Немецкие средние танки Т-3 были любимы советскими танковыми командирами благодаря комфортным условиям для экипажа, отличной оптике и радио. Их использовали как командирские танки. Иногда переделывали Т-3 в самоходное орудие. Трофейные Т-5 «Пантера» ценились высоко, комплектовались опытными экипажами и использовались в основном как «танкоистребители». 

Удачным приобретением считались немецкие бронетранспортеры – из-за отсутствия отечественных и нехватки ленд-лизовских. 

Естественно, нашлось применение и трофейным фаустпатронам. В том числе, и для борьбы с немецкими фаустниками – удобно было стрелять по труднодоступным щелям или подвалам, в которых они прятались. 

Фаустпатроны штрафников жгут немецкие танки

Известны примеры и того, как советские пехотинцы использовали фаустпатроны для борьбы с немецкими танками. Так, Александр Пыльцын, командир роты в штрафном батальоне, привел в мемуарах такой случай, произошедший при форсировании Одера: «И тут за танками показалась контратакующая пехота противника! Сколько их? Отобьем ли? И вдруг один танк остановился и задымил. Оказывается, это Смешной (летчик, командир эскадрильи, попавший в штрафники из-за авиакатастрофы, в которой погиб его подчиненный – М.К.), завладев арсеналом фаустника, подбил немецким гранатометом немецкий же танк. Замечательно! Не зря, выходит, этот смелый летчик на тренировках при подготовке роты к боям фактически изрешетил фаустами остов брошенного сгоревшего немецкого танка. Почти без заметной паузы еще два фауста попали во второй танк. Вначале заклинило его башню, он встал и вскоре тоже загорелся. Выскочившую из-за танков пехоту наши, успев перезарядить оружие, встретили из окопов плотным огнем, от которого многие фрицы попадали, а остальные повернули назад».

У штрафников перед наступлением была возможность как следует освоить трофейные фаустпатроны – и в бою они очень результативно использовали свое умение. Разумеется, фаустпатроны для своего времени были очень серьезным оружием.

Архивные данные, обнародованные Исаевым, вовсе не означают, что фаустпатроны были совсем уж бесполезны для немцев. И горели от их выстрелов 10% советских танков, участвовавших в Берлинской операции, и наши танкисты погибали в этих машинах. Но роль, которую сыграл фаустпатрон в сражении за Берлин, была несравнимо меньше, чем принято считать. Главным врагом советских танкистов продолжала оставаться немецкая противотанковая артиллерия, причинявшая им наиболее тяжелые потери.

Максим Кустов

Опубликовано 15.04.2017

«Панцерфауст» всемогущий | Warspot.ru

В советских художественных фильмах о начальном периоде Великой Отечественной войны очень часто запредельной эффективностью обладают противотанковые ружья Симонова и Дегтярёва. Если же кинематографисты — причём не только отечественные — показывают конец войны, то ещё больший эффект имеют немецкие фаустпатроны. Один выстрел — один танк, и не иначе, причём с невероятных дистанций. Конечно, люди приходят в кино не для того, чтобы задумываться, почему столь совершенное оружие не предотвратило появления советских Т-34 и американских «Шерманов» на улицах германских городов, но всё же… Насколько были эффективны немецкие ручные противотанковые гранатомёты?

Работа на перспективу

Принято считать, что первый вариант «фаустпатрона» родился в 1942 году, когда танки вермахта ещё бодро пылили по дорогам, вытягивая синие стрелы на картах к Сталинграду и Кавказу. Приходившие с Восточного фронта донесения о количестве уничтоженных советских танков внушали в штабах радость от побед германского оружия, но повод задуматься оставался. СССР даже после потери значительной части территории производил бесчисленные танковые орды, а по другую сторону Атлантики в это же время раскручивался маховик военного производства вступивших в войну США. Поначалу американцы делали не очень хорошие машины, но их уже было много: в том же 1942 году в США произвели более 26 000 танков разных типов — несколько больше, чем в СССР.

Разумеется, в качестве основного противотанкового средства рассматривались артиллерия, танки, отчасти авиация и мины. Но практика первых лет войны наглядно показала, что и пехоте нужно средство эффективной защиты от танков — желательно, как можно более массовое и дешёвое, а также простое в применении. Изначальные требования к новому оружию были лаконичны: дальность 30 метров и эффективность больше, чем у ружейной гранаты Gew.Pz.Gr. 61.

Одним из тех, кто отозвался на запрос управления вооружений вермахта, был доктор Генрих Лангвайлер (Heinrich Langweiler) из фирмы HASAG. Интересно, что для него это стало чем-то вроде побочной подработки: Лангвайлер был специалистом по баллистике и с 1939 года занимался проблемой создания активно-реактивных пуль. Как нужно делать противотанковое оружие, он понимал довольно смутно, поэтому не приходится удивляться, что первые образцы будущих «фаустпатронов» были далеки от идеала.

Короткая трубка гранатомёта была удобна для транспортировки, но при этом вынуждала стрелка при пуске держать её как можно дальше от себя, что не лучшим образом сказывалось на точности прицеливания. Инерционный взрыватель отказывался срабатывать при попадании в наклонную броню, а остроносая форма первых гранат ещё больше способствовала рикошету. Наконец, стабилизация вращением, как выяснилось, значительно снижала пробивную способность кумулятивной струи. Собственно, внимания в первых образцах Лангвайлера заслуживала лишь сама идея трубы из низкосортной стали, способной метнуть на 30 или даже 60 метров что-то, представляющее опасность для танка (правда, уже почти без шансов попасть).

Тем не менее работы решили продолжить. К следующему этапу Лангвайлер подготовился основательнее, проработав сразу два варианта конструкции. «Малый» вариант представлял собой дальнейшее развитие первого образца, с улучшенной гранатой. Новая, более обтекаемая форма позволяла стрелять на дистанцию до 70 метров — правда, единственное отверстие в прицельной планке по-прежнему соответствовало 30 метрам. Больше заинтересовал военных второй, «большой» вариант. Взяв за основу для снаряда ручную кумулятивную магнитную мину Hafthohlladung (Panzerknacker), Лангвайлер при общем весе гранатомёта чуть больше пяти килограмм получил впечатляющую пробиваемость в 200 мм брони.

Схема фаустпатрона из кустарной переводной инструкции, составленной на фронте (ЦАМО РФ)

Для войсковых испытаний оба варианта заказали партиями по 3000 штук. Уже первые сообщения с фронта показали, что работает принцип «больше — не меньше»: в большинстве отзывов предпочтение отдавалось «большому» варианту. Кроме того, пехота просила поднять дальность стрельбы, упирая на то, что ждать сокращения дистанции с ревущей «тридцатьчетвёркой» до 30 метров небезопасно. Заказ исполнили, просто увеличив вышибной заряд сначала до 140 граммов, а затем до двух 95-граммовых зарядов.

Впрочем, несмотря на простоту, производство «фаустпатронов», позже переименованных в «панцерфаусты», по-настоящему развернулось лишь во второй половине 1943 года.

«Бригада имела потери — два танка и одну САУ»

В свою очередь, в СССР на появление немецкой новинки отреагировали достаточно оперативно. Если первые сводки обычно содержали пересказ сведений от пленных вместе со сделанными на их основе рисунками, то затем во фронтовые части пошли вполне детальные инструкции — с фотографиями, подробными характеристиками и методами противодействия.

Например, в датированной 25 января 1944 года инструкции штаба БТиМВ 1-го Белорусского фронта указано, что надёжным средством от кумулятивных мин и снарядов является экранирование по типу немецких танков Pz.Kpfw.IV. Пока же этого нет, в бою следует стараться не подставлять борта и вести усиленный огонь по окопам, откуда стреляют гранатомётчики.

Фотография трофейного фаустпатрона и гранаты с раскрытыми стабилизаторами из описания, составленного на фронте (ЦАМО РФ)

Со временем «фаустпатронов» становилось у немцев всё больше — всего их успели выпустить более 8 миллионов. Однако у советских командиров этот факт не вызывал каких-то приступов паники или требований «срочно сделать хоть что-нибудь». Наоборот, по итогам летних наступлений 1944 года вслед за сообщениями о массовом применении немцами «фаустпатронов» и «офенроров» обычно следовала информация вида

«кроме того, большое их количество противник оставляет на поле боя».

С не очень высокой оценкой роли «фаустпатронов» в целом были согласны сами немцы — например, всего в феврале 1944 года они заявили об уничтожении 1219 советских танков, при этом на «фаустпатроны» пришлось всего 35 машин. Даже начавшиеся в 1945 году бои на территории Германии с её плотной городской застройкой не привели к резкому скачку потерь:

«По данным Отдела эксплуатации БТиМВ 2-го Украинского фронта, в феврале 1945 года из общего количества 160 боевых повреждений танков и самоходных орудий два боевых повреждения относятся к «фаустпатронам», что составляет от общего числа потерь 0,5–0,6%. Нанесённые танкам боевые повреждения от «фаустпатронов» характеризуются следующим: у одного танка Т-34 разбита гусеница с дистанции 50 метров, у второго танка Т-34 есть попадание в наклонный бортовой лист брони, в результате чего получилась трещина. Стрельба велась с дистанции 50 метров».

Схема прицеливания из кустарной переводной инструкции по использованию трофейных гранатомётов, составленной на фронте (ЦАМО РФ)

Как видно из доклада, даже в случае попадания гранаты «фаустпатрона» Т-34 далеко не всегда разрывало на куски. Есть и другие подобные документы:

«Оперативный отдел штаба 1-го Краснознамённого Инстербургского танкового корпуса на №0802 от 31. 03.1945. Во исполнение приказа командира корпуса об [оценке] эффективности применения немецких ПТР и гранаты «Фаустпатрон», и понесённых нами потерях в танках и САУ сообщаем, что за весь период операции в Восточной Пруссии (январь-февраль 1945 года) от гранат «Фаустпатрон» бригада имела потери — два танка и одну САУ в районе Траузиттен. Потерь в танках и САУ от обстрела из ПТР типа «Панцершрек» и «Офенрор» бригада не имела. Об организации частей противника и их укомплектовании ПТР бригада данных не имеет. Начальник штаба 89-й ордена Кутузова Тильзитской танковой бригады подполковник В.Д. Глушков, 4 апреля 1945 года».

Можно добавить, что 89-я танковая бригада в январе-феврале 1945 года вовсе не сидела в тылу, а принимала активное участие в боях на подступах к Кёнигсбергу. Только за февраль её потери составили 50 сгоревших и 38 подбитых «тридцатьчетвёрок». В ходе боев бригада дважды пополнялась, получив 44 танка. Конечно, по данным одной бригады делать какие-то выводы об эффективности «фаустпатронов» преждевременно.

К счастью, документов о действиях советских танковых войск во второй половине войны сохранилось много.

Колонна тяжёлых танков ИС-2 проходит через населённый пункт где-то в Восточной Пруссии. По обочине разбросаны больше не опасные танкистам фаустпатроны

К примеру, в начале всё того же победного 1945 года по приказу маршала Г.К. Жукова было проведено расследование причин больших потерь танков 8-й гвардейской армии генерал-полковника В.И. Чуйкова 22-24 марта при попытках расширения плацдарма на западном берегу Одера. В докладе о результатах расследования много говорится об ошибках разведки, не заметившей подготовку противника к отражению советского наступления, недочётах в ходе планирования операции, об ошибочных докладах частей, недостаточно отработанном взаимодействии с пехотой и многом другом. «Фаустпатроны» упоминаются лишь в итоговой таблице: из 122 потерянных танков и САУ целых 98 пришлось на долю артиллерии и танков, 15 машин погибло на минах; лишь семь случаев отнесли к «фаустпатронам», а ещё два танка вывела из строя авиация.

В марте 1945 года даже в неудачных для советских танкистов боях вооружённая «фаустпатронами» немецкая пехота смогла добиться не слишком многого.

Следующий пример. Потери 9-го танкового корпуса, который участвовал в Висло-Одерской операции, а затем воевал в Восточной Померании, были серьёзными. В период с 14 января по 14 марта 1945 года в безвозвратные потери списали 135 танков и САУ, 79 машин отправились в капитальный ремонт, а ещё 190 — в средний. Из более 400 случаев на долю «фаустпатронов» пришлось всего девять «тридцатьчетвёрок». Это ровно на одну машину больше, чем от действий авиации, но значительно меньше, чем корпус потерял при форсировании водных преград — в утонувших числится один ИС-2 и целых 37 «тридцатьчетвёрок».

Красноармеец рассматривает фаустпатроны, лежащие на прицепе во дворе здания рейхсканцелярии в Берлине

Наконец, финальным аккордом «фаустпатронов» стала битва за Берлин. Казалось бы, здесь сомнений в их роли быть не может, однако… К примеру, 2-ю гвардейскую танковую армию генерал-полковника С. И. Богданова принято считать наиболее пострадавшей от немецких ручных гранатомётов. Однако, как сообщил сам командующий в докладе о действиях армии в берлинской операции, при общем количестве выведенной из строя бронетехники в 576 единиц на долю «фаустпатронов» отнесено 106, или около 18,4%. Причины таких высоких результатов ясны из того же доклада — Богданов много и подробно пишет про нехватку пехоты:

«Пехота, действовавшая совместно с танками, очищала лишь нижние этажи домов, оставляя нетронутыми остальные, и тем самым давала возможность фаустникам и снайперам вести огонь по танкам».

Добавил своё веское слово и заместитель командующего БТиМВ РККА маршал танковых войск П.А. Ротмистров:

«Штурмовые группы, созданные в танковых частях армий в период подготовки к Берлинской операции, к началу штурма Берлина фактически распались в результате напряжённых боев на подступах к городу. Восстанавливать группы пришлось в ходе боев. Это обстоятельство, а также острый недостаток своей пехоты в танковых армиях, в значительной степени снижали эффективность действий штурмовых групп. Штурмовые группы, созданные в полевых армиях, усиленные танками приданных танковых корпусов и танками из группы непосредственной поддержки пехоты, благодаря достаточному количеству пехоты показали большую устойчивость и живучесть. То же относится и к штурмовым группам, организованным в мехкорпусах».

Даже в достаточно благоприятных условиях — в крупном городе, в боях с танками, имевшими недостаточное пехотное прикрытие — «фаустпатроны» и близко не проявили себя как чудо-оружие. С учётом специфического требования 2–4 метров свободного пространства позади гранатомётчика, совсем не очевидно, что обычные гранаты и бутылки с зажигательной смесью при метании с верхних этажей на проезжающие внизу танки оказались бы сильно хуже. В любом случае, ждать чего-то сверхъестественного от «чудо-оружия», когда советские танки грохотали по брусчатке Берлина, было уже поздно.

«Фаустники дрались до конца» — насколько эффективны были фаустпатроны, против советских танков ? | Две Войны

Последней опорой агонизирующего нацистского режима стало народное ополчение – фольксштурм. Около шести миллионов немцев приняло участие в этом финальном оборонительном порыве Третьего Рейха. Большинство из них – подростки и пожилые люди. Главным оружием фольксштурма стали фаустпатроны, а в этой статье я расскажу, насколько они были эффективны?

Фаустпатрон стал первым в истории лёгким динамореактивным противотанковым гранатомётом одноразового использования. Хотя – как одноразового? Рачительные (и изрядно обнищавшие к 1945 году) немцы старались, по возможности не выбрасывать направляющие после использования. Были организованы их сбор и отправка на повторное переснаряжение гранатами, в заводских цехах.

Обратите внимание: в этой статье слово «фаустпатрон» использовано как общее название всех немецких одноразовых РПГ последних лет войны, без деления на разные модификации фаустпатронов и панцерфаустов, поэтому не надо мне писать, мол автор это же панцершрек, или что то в этом духе. Я знаю. Кстати именно фаустпатроном это оружие чаще всего называли и наши славные деды.

Почему фаустпатрон можно назвать основным оружием фольксштурма

С обычным стрелковым оружием, как и с военной формой, в фольксштурме было плохо. Его бойцы, за отсутствием униформы, воевали в обычной гражданской одежде, а некоторые пожилые люди – даже в форме времён Первой мировой. Нехватку стрелкового оружия пытались компенсировать выпуском упрощённых и удешевлённых карабинов Volkssturmgewehr и Volkssturmkarabiner; пистолетов-пулемётов MP-3008.

Но это не очень помогло: фольксштурм и вервольф (ополчение для ведения партизанских действий) испытывали острую нехватку в стрелковом оружии и боеприпасах. А вот фаустпатронами обеспечить фольксштурмистов удалось.

Ополченцы фольксштурма с фаустпатронами. Фото в свободном доступе.

Ополченцы фольксштурма с фаустпатронами. Фото в свободном доступе.

За ноябрь 1944 года (когда фольксштурм начал действовать фактически) немецкая промышленность выпустила 1 млн 84 тыс. фаустпатронов и панцерфаустов; в декабре уже – 1,3 млн; с января по апрель 1945-го – свыше 2,8 млн одноразовых гранатомётов. В общей сложности, было произведено более 9,21 млн (!) фаустпатронов.

Кстати, немало «фаустов» было отдано в руки фольксштурма из действующей армии. Ведь на открытой местности использовать их было проблематично – из-за небольшой дальности стрельбы. А вот в густонаселённой Германии, где можно было найти много мест для укрытий и засад, они стали действительно грозным оружием уличных боёв.

Читать подробно о специальном оружии для фольксштурма можно здесь.

Член фольксштурма Эрнст Тибуржи (1911-2004) получил Рыцарский Железный крест за то, что во время обороны Кёнигсберга он 10 февраля 1945 года в одиночку подбил панцерфаустами пять (!) танков Т-34.

Подобные результаты были возможны лишь в уличных боях, где фаустник мог затаиться в полуподвале мощного кирпичного дома и стрелять по танкам прицельно, практически в упор. В том бою Тиберзи получил тяжёлые ранения, однако выжил и благополучно дожил в ФРГ до 92-летнего возраста.

Самый удачливый фаустник фольксштурма Эрнст Тибуржи после награждения. Фото в свободном доступе.

Самый удачливый фаустник фольксштурма Эрнст Тибуржи после награждения. Фото в свободном доступе.

Как военачальники оценивали эффективность фаустпатронов

Маршал Конев дал однозначно высокую оценку применению ручных гранатомётов подразделениями фольксштурма:

«Фаустпатрон стал действенным средством для того, чтобы создать у необученных и неподготовленных людей чувство уверенности в том, что они могут что-то сделать. Фаустники дрались до конца – упорнее, чем опытные, но уже психологически надломленные немецкие солдаты»

Конев отмечает, что резко возросшие потери в бронетехнике вынудили советские танковые части менять тактику наступления в местах, благоприятных для организации засад. То есть, практически везде.

Подполковник вермахта Эйке Миддельдорф свидетельствует:

«С января 1945 года эффективность борьбы с танками при помощи Faustpatrone начала резко снижаться. Это связано с введением русскими новой тактики наступления, с защитой от истребителей танков. Во время боя танки стали охраняться автоматчиками, которые двигались на 100 м впереди и сбоку от бронемашины, высматривая и обстреливая места возможных засад. А танки издалека подавляли мешавшие продвижению пехоты огневые точки. В таких условиях ближний бой становился невозможным»
Подробнее об этой тактике можно читать здесь.

Иван Сергеевич Конев вспоминает в своих мемуарах и другую меру защиты от стрелявших из засад фольксштурмистов:

«Стремясь снизить число подбитых фаустниками танков, мы придумали простое, но очень эффективное средство – поверх брони навешивали листы железа или жести. Граната из фаустпатрона легко пробивала это препятствие, но теряла при этом реактивную силу и просто натыкалась броню или рикошетила от неё, не причиняя танку ущерба».
Боец фольксштурма с фаустпатроном. Фото в свободном доступе.

Боец фольксштурма с фаустпатроном. Фото в свободном доступе.

В 5-й ударной армии для борьбы с фаустниками были сформированы специальные мобильные команды, в которые вошли снайперы и по 2-3 лучших стрелка-автоматчика от каждого батальона. Они быстро освоили задачу выявления засад и отстрела прятавшихся в них фольксштурмистов.

Более того, советские солдаты сами «положили глаз» на это необычное для них оружие. Фаустпатроны в большом количестве захватывались в качестве трофеев и с удовольствием использовались – против самих же истребителей танков. А иногда и против немецких бронемашин.

О создании и эффективности фольксштурма можно читать здесь.

Александр Васильевич Пыльцын (1923-2018), который с декабря 1943 года был командиром «офицерской» роты штрафного батальона 1-го Белорусского фронта, рассказывает в своих мемуарах следующее.

Перед операцией по форсированию Одера они захватили такое количество фаустпатронов, что смогли вволю поупражняться в стрельбе из них, буквально изрешетив подбитый немецкий танк. И эта тренировка на следующий же день пригодилась в бою: трофейными РПГ бойцы Пыльцына уничтожили 2 танка противника.

«Бойцы 8-й гвардейской армии были буквально влюблены в эти фаустпатроны, выменивали и воровали их друг у друга, и с успехом использовали», –вспоминал после войны прославленный военачальник Василий Иванович Чуйков.

Боец Красной армии с удовольствием позирует с трофейным оружием. Фото в свободном доступе.

Боец Красной армии с удовольствием позирует с трофейным оружием. Фото в свободном доступе.

Маршал бронетанковых войск Богданов, который с сентября 1943 года командовал 2-й гвардейской танковой армией, неоднократно опровергал сложившееся мнение о фаустпатронах как о грозном оружии.

«Фаустпатрон сделали жупелом, которого действительно боялись, но фактически в 1945 году он вовсе не являлся таким страшным оружием, как представляют некоторые. С фаустниками к началу Берлинской операции уже научились бороться. Фаустпатроны были в руках морально, физически и военно не подготовленных солдат фольксштурма, процент попаданий был низок, и в целом они не стали преградой для наших Т-34»

Несмотря на противоречивые оценки данного оружия, лично я считаю, что все виды фаустпатронов, стали прорывом в области противотанковых средств, и были актуальны в местах без «оперативного простора».

Спасибо за прочтение статьи! Ставьте лайки , подписывайтесь на мой канал и пишите, что думаете — всё это мне очень поможет !
Подписывайтесь на канал «Две войны » в телеграмм

А теперь вопрос читателям:

А как Вы считаете, насколько эффективны фаустпатроны?

«Фаустники».

1945. Последний круг ада. Флаг над Рейхстагом

«Фаустники»

Одной из острых проблем, возникших перед Красной Армией в 1945 г., стало массовое применение противником ручного противотанкового оружия. Сорок пятый настолько прочно ассоциируется с фаустпатронами, что имеет смысл посвятить этому вопросу отдельный раздел. Динамореактивные гранатометы фаустпатрон («панцерфауст») и вооруженные ими солдаты – «фаустники» – стали головной болью советских танкистов и пехотинцев. Последнее отнюдь не оговорка: гранатометы активно использовались немцами как «карманная артиллерия» мелких подразделений. Ввиду большого веса боевой части фаустпатроны обладали заметным разрушительным действием. Массовое применение фаустпатронов наблюдалось уже в первые дни Висло-Одерской операции и достигло пика в боях за немецкие города в феврале – марте 1945 г.

Однако на долю «фаустников» приходилась все же куда меньшая часть потерь, чем на артиллерийский огонь. По статистике, собранной на 1-м Украинском фронте за период с 12 января по 5 апреля 1945 г. , наблюдалась следующая картина. Из числа 37 потерянных фронтом ИС-2 25 машин было поражено артснарядами, 5 фаустпатронами и 7 подорвались на минах. Из числа 1235 потерянных войсками Т-34 1072 было поражено артснарядами (в основном 88-мм), 115 фаустпатронами, 33 авиапушками, 13 подорвались на минах и 4 было разбито авиабомбами. Столь же массовая, как Т-34, самоходная установка СУ-76 демонстрировала схожую картину: 296 САУ были поражены артиллерией, 16 фаустпатронами, 3 авиапушками, 8 подорвались на минах и 4 разбито авиабомбами. Как мы видим, фаустпатроны существенно отставали от огня артиллерии в качестве причины потерь советских танков. Огнем артиллерии (точнее, огнем танковых и противотанковых пушек) было поражено в 5–10 раз больше танков, чем «фаустниками». Другой вопрос, что говорили о них, в отличие от привычных «болванок», намного больше. Вследствие этого могло создаться впечатление о решающей роли ручного противотанкового оружия в борьбе с советской бронетехникой в последние месяцы войны.

Однако, несомненно, фаустпатроны стали важным моральным фактором, сковывавшим действия танковых частей в борьбе за города. Не в последнюю очередь потому, что попадания «фаустов» чаще всего приводили к гибели экипажа.

Может возникнуть закономерный вопрос: «Почему не получили широкого распространения противокумулятивные экраны на танках и САУ?» Опыт-то был получен еще в январе – марте 1945 г. Соответствующая доработка танков перед Берлинской операцией теоретически могла снизить потери бронетехники от фаустпатронов. Якобы экипажи были вынуждены самостоятельно приваривать к танкам кроватные сетки. Однако такая возможность спасти жизни танкистов существует только теоретически. Испытания экранов проводились, но результаты этих испытаний были разочаровывающими. Разумеется, ни о каких кроватных сетках не могло быть и речи. Такая сетка слишком мягкая и при попадании гранаты фаустпатрона просто промнется до брони.

Фольксштурмист рассматривает пробоины от «фаустпатронов» в бортах башни и корпуса советского танка Т-34-85

Во 2-й гв. танковой армии проходили испытания сетчатые экраны, набранные из стального прутка диаметром 4 мм с шагом 40 мм. Получившаяся сетка укреплялась на кронштейне на расстоянии 600 мм от борта танка. Результаты испытаний были следующими:

«Выстрел из фауста «2» (модернизированный фаустпатрон для тяжелых танков) производился по танку с расстояния 12 метров [типичной дистанции применения этого оружия в уличном бою. – А.И. ]. В результате выстрела поверхность сетки была разорвана на площади 4200 кв. см и имела прогиб в сторону брони. Пробоина в наклонном листе борта танка была сквозной, эллипсной формы, с малой осью, равной 30 мм. Отверстие на внутренней стороне брони отклонений в размерах не имело» [58].

«Модернизированный фаустпатрон» – это «Panzerfaust 60M» или «Panzerfaust 100M». Вторым вариантом экрана, испытанного управлением бронетанкового снабжения и ремонта 2-й гв. танковой армии, был стальной лист толщиной 1,5 мм, укрепленный так же, как сетка. «Выстрелом из фауста «2» с того же расстояния лист был разорван, пробоина в нижней части башни была сквозной, круглого сечения, диаметром 30 мм»[59].

Последний эксперимент был воспроизведен на НИИ БТ полигоне в Кубинке обстрелом оснащенного штатными экранами-«шурценами» трофейного танка Pz.Kpfw.IV. Попадание фаустпатрона (судя по прилагавшемуся к отчету снимку «Panzerfaust 60M» или «Panzerfaust 100M») в экран привело к его разрушению и поражению башни танка. Кумулятивная струя пробила башню Pz.Kpfw.IV от борта до борта насквозь.

Некоторый эффект от преждевременного срабатывания фаустпатрона все же наблюдался. Если граната фаустпатрона попадала в неэкранированный танк, то диаметр пробоины достигал 70 мм (чаще 45–50 мм), с конусообразным отколом с внутренней стороны брони диаметром выходного отверстия до 80 мм. Таким образом, экран не давал решения проблемы защиты танков от поражения фаустпатронами наиболее распространенных в 1945 г. модификаций. Экраны из тонкой листовой брони защищали в лучшем случае от пуль противотанковых ружей, кумулятивных снарядов калибром около 75 мм и ухудшали условия пробития брони бронебойными снарядами небольших калибров.

Столь же разочаровывающими были результаты экранирования в других частях 1-го Белорусского фронта. Так, в отчете 7-й гв. тяжелой танковой бригады указывалось: «Приварка кронштейнов рем. силами бригады не дает должных результатов вследствие большой силы взрыва (от фаустпатронов), кронштейны не выдерживают» [60]. Картина, как мы видим, такая же, как на испытаниях во 2-й гв. танковой армии и на Кубинке – разрушение экрана с пробитием брони.

Единственным встреченным автором документом, в котором позитивно оценивались экраны, была сводка боевого опыта 5-й ударной армии. В подчиненных армии танковых частях устанавливался сетчатый экран, сваренный из прутка на раме. Экран устанавливался на бортах корпуса и башни, а также крыше башни на расстоянии 200 мм от брони. Обстрел привел к незначительному разрушению экрана и отметине-лунке на броне. Тип использованного для испытаний в 5 ударной армии противотанкового гранатомета, к сожалению, не указывался. Скорее всего, это был менее мощный Panzerfaust 30 (Фаустпатрон 1). Возможно также, что определенное влияние на успех испытаний оказал тот факт, что экранами оснастили тяжелый танк ИС с более толстой броней. По результатам испытаний неизвестное количество танков и САУ 5-й ударной армии оснастили экранами и использовали в боях за Берлин.

Однако в целом можно констатировать, что массовая установка экранов на танки и САУ, наступающие на Берлин, была бы бесполезной тратой сил и времени. Экранировка танков только ухудшила бы условия посадки на них танкового десанта. Боевые машины все равно бы поражались «фаустниками». Кроме того, как отмечалось в отчете той же 5-й ударной армии по Берлинской операции, увидев экранированные танки и САУ, немцы стремились поражать их выстрелами с верхних этажей зданий. Танки не экранировались не потому, что мешала косность мышления или отсутствовали решения командования. Экранировка не получила широкого распространения в последних сражениях войны вследствие доказанной опытным путем ее низкой эффективности.

В сводке боевого опыта 2-й гв. танковой армии впоследствии отмечалось: «Широкое применение получило индивидуальное оружие «фаустпатрон» и «офенрор». Введение на вооружение этих реактивных средств объясняется необходимостью увеличить средства борьбы с танками, при отсутствии противотанковых средств дальнего боя»[61]. Обратите внимание: «при отсутствии противотанковых средств дальнего боя». То есть противотанковые пушки были, безусловно, более эффективным оружием против танков, чем фаустпатроны. Однако их оставалось мало, и батальоны фольксштурма их почти не получали. В этих условиях ручное противотанковое оружие было единственным средством борьбы с многочисленными советскими танками и САУ. Без них эффективность фольксштурма упала бы до нулевой отметки. В сущности, фаустпатроны стали заметными на фоне общего снижения потерь от обычных средств борьбы – противотанковых орудий и танковых пушек.

Данный текст является ознакомительным фрагментом.

Продолжение на ЛитРес

Глава 4 Оружие последнего часа.

«Фаустники» в бою

Глава 4

Оружие последнего часа

Я почти не соображал, что происходит. Загорелся еще один танк, находившийся справа от нас.

— Фаустпатрону — слава! — крикнул кто-то.

Сайер Г. «Последний солдат Третьего рейха»

Если 1944 год для Германии ознаменовался началом «тотальной войны», то год 1945-й стал временем ожесточенных уличных боев. Именно в 1945 году целый ряд городов Рейха был провозглашен крепостями. Городам населенные пункты, которые были и прежде крепостями и имели форты, промежуточные укрепления, бастионы, артиллерийские огневые точки, снова превращались в крепости. При помощи их, указывалось в инструкции, можно на протяжении длительного времени сдерживать наступающего, оттягивать значительные его силы и связывать их боями на неопределенный, но длительный по времени срок.

Подготовка и приспособление жилых или административных зданий к обороне заключалась в следующем:

— в стенах домов от подвальных помещений до верхних этажей включительно, в проемах окон, дверей балконов устраивались амбразуры и бойницы, главным образом для пулеметов, легких орудий, стрелков и автоматчиков;

— окна и двери закладывались мешками с песком или кирпичной кладкой, усиленной также мешками с песком; одна треть оконных и дверных проемов оборудовалась для ведения огня;

— для внутренней связи между отдельными домами, а также для маневрирования силами гарнизонов при ведении боя подвальные помещения связывали ходами сообщения с соседними домами; в некоторых зданиях каждая секция оборудовалась, помимо лестничной клетки, специальным лазом сообщения с подвалом здания. Через этот лаз сообщения гарнизон, оборонявшийся в данной секции, мог быстро скрыться в подвальном помещении и оттуда переместиться в соседнюю секцию или другой дом;

— огневые средства при обороне зданий располагались как на этажах, так и на чердаках и крышах, причем для устройства огневых точек на чердаках и крышах широко использовались мешки с песком и легкие железобетонные плиты;

— в некоторых случаях оборона домов выносилась на подступы к ним. В этом случае устраивались специальные укрытия перед зданиями в 10–15 м от них. В укрытиях располагались чаще всего истребители танков, вооруженные Фаустпатронами, и автоматчики, реже пулеметные подразделения;

— на каждый дом, группу домов или квартал, оборудованные как опорные пункты или узлы обороны, назначались специальные гарнизоны — от отделения до батальона пехоты со средствами усиления. Все прилегавшие улицы и скрытые подступы к обороняемому объекту, превращенному в опорный пункт или узел обороны, простреливали фланкирующим и косоприцельным ружейно-пулеметным огнем, дополняя его во всех случаях огнем Фаустпатронов.

Обучение фольксштурмистов на себя обычно брали более опытные офицеры

Из-за недостатка горючего ограничивался подвоз войскам даже и боеприпасов. Поэтому командиры частей и соединений противника вынуждены были в 1945 году лимитировать расход боеприпасов. В одном из приказов по ведению боя командир 6-й народно-гренадерской дивизии генерал Брюккер писал: «В период ведения оборонительного или наступательного боя должна соблюдаться строжайшая дисциплина расходования боеприпасов, особенно артвыстрелов, мин, ручных гранат и Фаустпатронов. За это отвечают в первую очередь командиры соответствующих частей и подразделений. Артиллерия и другие виды тяжелого оружия должны вести только корректируемый огонь».

Перископическое устройство к Панцерфаусту, специально выпущенное для фольксштурма

Противотанковая оборона, без сомнения, является самой печальной главой в истории немецкой пехоты. Путь страданий немецкой пехоты в борьбе против русских танков Т-34 идет от 37-мм противотанкового орудия, прозванного в армии «колотушкой», через 50-мм к 75-мм противотанковой пушке на механической тяге. Видимо, так и останется до конца неизвестным, почему в течение трех с половиной лет с момента первого появления танка Т-34 в августе 1941 г. до апреля 1945 г. не было создано приемлемого противотанкового средства пехоты. В тоже время были созданы и переданы фронту прекрасные танки «Тигр» и «Пантера». Создание реактивного противотанкового ружья Офенрор и динамореактивного гранатомета Панцерфауст можно рассматривать лишь как временную меру в разрешении проблемы противотанковой обороны пехоты. Фаустпатронами в качестве основного противотанкового средства вооружались в 1944–1945 годы все пехотные дивизии, народно-гренадерские дивизии, а также батальоны фольксштурма. Так, на километр фронта осенью 1944 года приходилось до 80–90 Панцерфаустов. Во всех германских пехотных ротах на передовой каждый солдат имел в запасе по несколько гранатометов, что позволило значительно укрепить противотанковую оборону и во много раз увеличило потери советских войск в бронетанковой технике. Особенно наглядно это проявилось в боевых действиях осенью 1944 — зимой 1945 годов на территории Польши, Германии и Венгрии. Дальнейшее развитие противотанковых средств ближнего боя (типа Панцерфауст, базука и т. п.) и возможность массового применения их в будущем представляют значительную опасность для танков, имеющих сравнительно ограниченный обзор и небольшие возможности для ведения ближнего боя. Поэтому возникает необходимость значительного усиления прикрытия танков, особенно при действиях на закрытой местности, а также в условиях ночи или тумана. Следовательно, в рассмотренных условиях танки не смогут вести боевые действия самостоятельно, то есть без соответствующего прикрытия. Для обнаружения и уничтожения или подавления противотанковой обороны противника они нуждаются в поддержке со стороны мотопехоты.

Обучение фолькштурмовцев стрельбе Фаустпатроном

Чем теснее взаимодействие танков и мотопехоты, тем большим будет успех и тем меньшие потери они понесут в бою. Для этого прежде всего необходимо, чтобы мотопехота была действительно способна наступать совместно с танками, чтобы она не только не снижала их ударную силу, а, наоборот, поддерживала и даже увеличивала бы ее.

В связи с этим мотопехота должна отвечать следующим требованиям:

— обладать по меньшей мере равной с танками скоростью движения и проходимостью;

— иметь достаточную броневую защиту;

— обладать большой огневой мощью на больших и малых дистанциях, как в спешенных боевых порядках, так и в движении на бронетранспортерах;

— быть способной вести ближний бой, не спешиваясь с бронетранспортеров;

— наконец, быть в достаточной степени оснащенной средствами управления.

Огромное количество танков, подбитых немецкими войсками с помощью противотанковых средств пехоты, говорит само за себя. Лишь небольшая часть этих танков выведена из строя с помощью мин, ручных гранат и магнитных кумулятивных мин. Так, на фронте ходила мрачная шутка, что БМ-4 расшифровывались «братская могила четверых», ибо танки эти, великолепно сработанные, оказались весьма уязвимыми для Фаустпатронов, а губчатая резина, которой они были обиты изнутри, от шума и от толчков не очень предохраняла, зато при первой же искре вспыхивала и превращала машину в факел. В немецкой исследовательской литературе неоднократно утверждалось, что основная же часть подбитых танков приходится на Панцерфауст. Однако Панцерфауст при грубой наводке и большом рассеивании давал хорошие результаты лишь при стрельбе по целям, удаленным не более 80 метров. Баллистические характеристики и основные тактико-технические данные ружейных противотанковых гранат были неудовлетворительными. К этому следует добавить, что в отличие от Панцерфауста воздействие ружейной противотанковой гранаты на экипаж и внутреннее оборудование танка было очень незначительным. Поэтому ружейные противотанковые гранаты в качестве средства борьбы с танками применялись очень редко. В одном из немецких исследований говорилось, что «пожалуй, единственным немецким оружием, отвечающим требованию максимальной эффективности при минимальной затрате сил и средств на его производство, было противотанковое ружье Фаустпатрон. Несмотря на то, что их появление относится к самому концу войны, даже в то время количество выпускаемых Фаустпатронов доходило до одного миллиона штук в месяц. Это оружие можно назвать типичным оружием экономически бедных стран. Всякое крупное стратегическое планирование должно основываться на том, имеются ли для его осуществления необходимые экономические ресурсы (проблема перевозки войск на советской территории, обеспечение подвоза снабжения для африканского театра военных действий — наглядные примеры неправильного планирования)». Относительно «бедности» Германии надо заметить, что к концу войны сырьевой дефицит было настолько велик, что приходилось прибегать к самым отчаянным мерам. Альберт Шпеер, бывший в то время министром вооружений, вспоминал по этому поводу: «В начале декабря я был особенно встревожен тем обстоятельством, что „из-за отсутствия горючего резко снизился уровень подготовки механиков-водителей танков“. Разумеется, еще в гораздо большей степени, чем я, о нашем бедственном положении знал генерал-полковник Йодль. Чтобы получить необходимые для нанесения контрудара в Арденнах 175 000 тонн горючего — раньше для производства такого количества требовалось всего два дня, — 10 ноября 1944 года он распорядился прекратить его доставку в те группы армий, которые не участвовали в запланированной операции. Тем временем непрерывные налеты на нефтеперерабатывающие заводы отразились на положении всех наших химических предприятий. Мне пришлось поставить Гитлера в известность о том, что „приходится подмешивать в порох соль, иначе гильзы оказываются не до конца заполненными“. И действительно, изготовляемые нами в октябре 1944 года и последующие месяцы порох и взрывчатые вещества на 20 процентов состояли из каменной соли, что значительно снижало их эффективность». Не в этом ли крылась причина резкого снижения успешности применения Панцерфаустов? Вообще Шпеер проявлял какое-то легкомысленное отношение к выпуску Фаустпатронов. Он не верил в них. «Не менее примитивным был и так называемый Фаустпатрон — ручной гранатомет, который должен заменить столь необходимые нам противотанковые». В итоге Шпеер не проявлял никакого интереса к данной сфере деятельности.

Немецкое командование планировало превратить руины каждого дома в маленькую крепость

О разработке винтовочных гранат, начиненных отравляющим газом «табун», он узнал только тогда, когда стал готовить покушение на Гитлера: «Через несколько дней он сообщил мне, что установил контакт с начальником отдела боеприпасов управления вооружений сухопутных войск майором Сойкой и вроде есть возможность устроить учебные стрельбы начиненными „табуном“ гранатами из изготовляемых на заводе Шталя ружейных гранатометов. Действительно, министру вооружений или председателю главного комитета по боеприпасам было гораздо труднее получить доступ к „табуну“, чем любому работнику администрации заводов по производству ядовитых газов. Кроме того, выяснилось, что „табун“ оказывает смертоносное воздействие только при взрыве, а значит, в данном случае даже речи не могло быть о его применении, так как от взрыва сразу бы треснули тонкие стенки вентиляционного колодца. Уже наступил март, а я все еще никак не мог приступить к осуществлению своего замысла. Я не видел другого способа устранить не только Гитлера, но и его ночных собеседников — Бормана, Геббельса и Лея». Собственно, в конце войны Шпеер забросил дела, не видя смысла заниматься ими. «Когда Гитлер пригласил меня 23 марта на очередное совещание, посвященное проблемам производства вооружения, я послал вместо себя Заура. Когда я затем ознакомился с его записями, то еще раз убедился, что и Гитлер и он, словно легкомысленные юноши, не желали считаться с реальной ситуацией. Хотя вся система военной промышленности оказалась на грани развала, они оба не придумали ничего лучшего, как уделить пристальное внимание разного рода проектам, словно в запасе у них был весь 1945 год. Так, например, они не только всерьез обсуждали возможности увеличения производства чугуна — что было совершенно нереально, — но и договорились приступить к выпуску в „максимальном количестве“ 88-мм противотанковых орудий и 210-мм гранатометов. Особый восторг вызывали у них предложения по разработке новейших образцов вооружения: специальной винтовки для солдат воздушно-десантных войск — разумеется, также в „максимальном количестве“ — или гранатомета, приспособленного для стрельбы снарядами огромного 305-мм калибра». В таких же тонах описываются в мемуарах Шпеера все попытки разработать новые виды оружия. «В беседе с глазу на глаз Гитлер, правда, признал мою правоту, однако по-прежнему продолжал обещать скорое появление на фронте некоего „чудо-оружия“. В связи с этим в середине ноября я обратился к Геббельсу с письмом, в котором подчеркнул, что „считаю нецелесообразным внушать населению надежды, которые мы в ближайшее время наверняка не сможем оправдать… Поэтому я настоятельно прошу вас принять все меры и не допустить появления в дальнейшем на страницах ежедневных газет и специализированных изданий всевозможных намеков на якобы достигнутые нашей военной промышленностью грандиозные успехи“». Геббельс действительно запретил публиковать какие бы то ни было сообщения о разработках новых видов вооружения. Как ни странно, но слухов становилось еще больше. Только в Нюрнберге Шпеер узнал от одного из ближайших сотрудников министра пропаганды Фриче, что Геббельс создал специальный отдел по их распространению. Эти слухи содержали во многом правдивую информацию о проводимых нами перспективных научных разработках. Ведь на дневных и вечерних заседаниях, посвященных проблеме производства нетрадиционных видов вооружения, в том числе и атомной бомбы, часто присутствовали лица из окружения Геббельса, которые внимательно слушали рассуждения о новейших технических открытиях. По большому счету именно 1945 год стал кратковременной эпохой взлета Геббельса.

Если бы не Фаустпатроны и не нарукавные повязки, то большинство фольксштурмистов было бы очень сложно отличить от обычного мирного населения

Он очень расчетливо использовал свой пропагандистский аппарат для превозношения немецкого народного ополчения — фольксштурма. «Дойче Вохеншау» («Еженедельное немецкое обозрение» — новостная кинохроника) изображало фольксштурм как взрыв национал-социалистического энтузиазма и воли к сопротивлению. На экране зрителям представали огромные взволнованные толпы, произносящие клятву бойцов фольксштурма. В каком-то из восточных округов высоко над публикой висели транспаранты с начертанным на них лозунгом: «Народ поднимается, разразится буря!» Гиммлер и Геббельс бахвалились, что подобные митинги докажут, по выражению Гитлера, «нашим заклятым врагам», что Германия по-прежнему обладает людскими и материальными ресурсами. Гауляйтеры, вожаки СА и гитлерюгенда, маршировали на экранах кинотеатров вместе с бойцами фольксштурма как наглядное доказательство того, что вся страна поднялась с оружием в руках. Вполне допустимо, что всего лишь за два месяца своего существования фольксштурм вдохновлял немецкий народ в его безнадежном патриотическом порыве в войне. Впервые полезными себя почувствовали даже пожилые мужчины. В ход пошел и юношеский идеализм. Дух товарищества, спорадической боевой подготовки способствовал появлению чувства избранности. И все же вскоре началось недовольство, особенно после провала в конце декабря гитлеровского наступления в Арденнах. Вермахт не питал особого доверия к фольксштурму и к тому же не располагал достаточным количеством оружия, центрами подготовки и даже формой, необходимой для вновь созданных подразделений. «Дойче Вохеншау» пыталось убедить немецкий народ в обратном. Согласно «Вохеншау», фольксштурм был прекрасно оснащен, однако даже самый доверчивый или фанатично преданный зритель наверняка прекрасно видел, что вместо формы бойцы фольксштурма носят нарукавные повязки и часто, отправляясь воевать с большевиками или англо-американцами, вооружены охотничьими ружьями или пистолетами. Предполагалось, что их основная задача противостоять большевистским танкам, и поэтому бойцы были вооружены также противотанковыми гранатометами Панцерфауст. Однако каким образом старик или же юноша, пройдя короткий, всего в пару недель курс подготовки, мог с Фаустпатроном в руке преградить на востоке путь наступлению большевиков, если это было не по силам даже несокрушимому Вермахту? В ответ на подобный вопрос национал-социалисты наверняка заявили бы, что несгибаемая воля к победе и готовность к самопожертвованию компенсируют недостаток опыта во владении оружием.

Парад фольксштурма

Удачный момент для пропаганды фольксштурма подвернулся в воскресенье 12 ноября 1944 года. В этот день все вновь призванные бойцы фольксштурма были приведены к присяге на верность Гитлеру и рейху. Церемония принятия присяги первоначально планировалась на 9 ноября, когда отмечалась годовщина смерти нацистских мучеников в 1923 году, однако Геббельс решил, что воскресенье 12 ноября было бы предпочтительней с точки зрения организации и участия масс. Самая внушительная из этих церемоний должна была состояться в Берлине, где Геббельс был гауляйтером, комиссаром обороны Рейха и защитником Берлина. Это событие планировалось до мелочей. «Дойче Вохеншау» уделило этой церемонии большую часть экранного времени, хотя она и происходила на мрачном фоне холодного, промозглого берлинского дня. Лицо Геббельса излучало какой-то мрачный фанатизм, пока он зачитывал собравшимся на площади бойцам текст присяги. И хотя министр в тот день страдал от простуды, даже это обстоятельство не помешало ему выступить в роли поэта народного патриотического движения. Клятва, которую давали фольксштурмисты 12 ноября, в торжественной обстановке под звуки фанфар, породила волну гипертрофированного, уродливого энтузиазма. Однако уже в декабре и январе ему на смену пришло горькое разочарование. Фольксштурм так и не получил обещанного ему современного оружия, да и формирование и обучение его подразделений шло в хаотичной обстановке. Кроме того, никто не знал, как будут рассматривать фольксштурмистов союзники — как солдат регулярной армии или же как партизан. В последнем случае, опасались члены фольксштурма, им мог грозить расстрел. Народ, обманутый лживыми посулами «чудо-оружия», теперь не верил этим потугам государства и партии, доживавшим последние месяцы. Кое-где жители даже срывали со стен плакаты с призывами вступать в фольксштурм. Многие ворчали из-за того, что их заставляли тратить свободное от работы время на военную подготовку, которой руководили партийные функционеры, мало что смыслившие в этом деле. Значение фольксштурма состояло в том, что он продлил агонию нацистского режима. В течение некоторого времени он продемонстрировал солидарность и сплоченность нации, вставшей как один человек на защиту рубежей родины. В этом смысле фольксштурм послужил целям Геббельса, вызвав в ноябре 1944 года к жизни последний порыв доверия к Гитлеру.

Обращение с Панцерфаустом входило в обязательную подготовку каждого фольксштурмиста

Для поднятия духа в Берлине и близлежащих городах выпускалось огромное количество пропагандистской и агитационной печатной продукции. Символом последних боев «за Германию» стал именно Фаустпатрон. Это не преувеличение. Специальная газета, издаваемая в осажденном Берлине, называлась «Панцербэр» (дословно «бронемедведь»). В этом слове соединились две части: медведь как символ Берлина и Панцерфауст как символ боев за Берлин. Это нашло и свое визуальное выражение — эмблемой газеты был медведь, взваливший на одно плечо лопаты, а на другое Фаустпатрон. Но еще большими тиражами печатались инструкции по использованию Панцерфаустов. В некоторых из них превалировали патетические агитационные нотки. «Фаустпатрон — это твое персональное противотанковое орудие! Ты сможешь подбить из него любой танк на расстоянии в 150 метров. Чем ближе ты подпустишь его к себе, тем точнее будет выстрел. Прочитай внимательно эту памятку, и с тобой не произойдет ничего, что бы не зависело от тебя. Так как же выглядит Панцерфауст-100?» Или другой, более практичный вариант: «Это должен знать о Фаустпатроне каждый! Впереди у него находится боеголовка. Она содержит взрывчатку, которая способна пробить броню всех известных на данный момент танков даже в самом толстом ее месте. В трубе-стволе находится пусковой заряд твердого топлива! Внимание! Ствол-труба готов к использованию, если установлены боеголовка и специально предназначенный для Фаустпатрона взрыватель. Перед выстрелом по танку установите в Фаустпатрон взрыватель». Отдельный восторг вызвали следующие рекомендации, которые по своей сути больше напоминали заклинания.

«1. Ты не должен бояться вражеского танка, а делать все возможное, чтобы подбить его.

2. Лучшим оружием пехотинца в борьбе с танками является Фаустпатрон. Ты должен доверять ему и использовать его, где только возможно.

3. Ты должен точно знать, как вести стрельбу из Фаустпатрона.

4. Ты должен быть в курсе, где в любое время можно раздобыть Фаустпатроны.

5. Ты должен быть уверен, что при выстреле из Фаустпатрона позади тебя на расстоянии в 10 метров никого нет. Огненная струя пускового заряда, вылетающая сзади из трубы-ствола, является смертельной на расстоянии до 3 метров.

6. В бою с танками ты должен быть хладнокровным, уверенным, не поддавайся панике. Не танк должен внушать тебе ужас, а ты танку.

7. Используй каждый удобный случай, чтобы посоветоваться с более опытными товарищами, если у тебя нет собственного опыта борьбы с танками.

8. Читай внимательно данную инструкцию. Ее вполне хватит, чтобы познакомиться с Фаустпатроном, даже если ты раньше не пользовался им.

9. Будь неустрашим! Если к тебе приблизится вражеский танк, его надо подбить с первого выстрела!»

Подобные инструкции могли вызвать негодование даже у самого терпеливого человека. Но, несмотря на недовольство фольксштурмистов, многие из них не собирались сдаваться в плен даже в самых отчаянных ситуациях. Новость о том, что советские войска достигли Одера, стала неожиданной как для командования Вермахта, так и для мирного населения. Один из очевидцев вспоминал: «Вальтер Байер, которому посчастливилось не попасть в списки полевой жандармерии в Восточной Пруссии и отправиться в отпуск, теперь наслаждался последними днями отдыха в своей деревне Буксмюленвег, которая располагалась между Кюстрином и Франкфуртом-на-Одере. Однако его отпуск закончился еще скорее, чем он ожидал. Вечером 2 февраля в дом Вальтера вбежал сосед и сообщил, что в дубовом лесу, всего в пятистах метрах от дома, заняли позиции до восьмисот русских. Вокруг деревни не было никаких немецких частей, за исключением нескольких рот фольксштурма, вооруженных только винтовками и двумя-тремя Фаустпатронами. Когда фольксштурмовцы приблизились к лесу, то обнаружили, что на деревьях уже устроились советские снайперы, которые открыли по ним прицельный огонь. Из Франкфурта к месту прорыва подтягивался батальон 6-го крепостного полка, состоявший преимущественно из лиц кавказских национальностей, перешедших на сторону немцев. Немецкий офицер приказал Байеру, как опытному фронтовику, возглавить одну из боевых групп. Он оказался в одной канаве с кавказским добровольцем. Внезапно тот обратился к нему на ломаном немецком языке: „Вы не стреляете, и мы не стреляем туда. Мы не стреляем по своим товарищам“. Байер доложил об этом офицеру, и кавказец был снят с передовой линии и отправлен в тыл рыть траншеи. Если он впоследствии попал в руки русских, то вряд ли с ним стали обращаться мягче, чем с остальными добровольцами, по причине его отказа стрелять по своим».

«Оккупационная идиллия». Немецкий солдат знакомит греческого крестьянина с устройством противотанкового ружья

Транспортер уничтожителя танков

В 1944–1945 годах Фаустпатроны были применены не только против советских танков, но и против англо-американских союзников. Надо отметить, что немецкие пехотные противотанковые средства также заметно превосходили аналогичные средства союзников. Английские батальоны были оснащены пехотными противотанковыми гранатометами ПИАТ, которые могли поражать цель только в пределах 115 ярдов гранатой в 2,5 фунта. Пользование этим гранатометом требовало крепких нервов у стрелка, ибо тот знал, что если он замешкается слишком долго, чтобы выстрелить по цели с шансом на успех, то неудача может закончиться для него самого гибельными последствиями. Испытания гранатомета даже на коротких дистанциях в Англии дали только 57 процентов попаданий. Американская базука имела совершенно недостаточную эффективность, чтобы пробить броню немецкого танка. Между тем немецкие части в Нормандии были оснащены отличными Фаустпатронами, лучшим пехотным противотанковым оружием Второй мировой войны. Воздушно-десантные войска Гэвина захватывали у противника Фаустпатроны и затем сами их использовали.

При этом более тяжелая артиллерия союзников и противотанковые средства были достаточно хороши и многочисленны. В самом деле, каждая армия, сражавшаяся в Нормандии, видела в английской и американской артиллерии наиболее эффективное оружие союзников. На артиллерию приходится свыше половины всех потерь, нанесенных противнику во Второй мировой войне. В нормандской кампании англичане впервые применили подкалиберные боеприпасы для своих противотанковых орудий со снарядами весом в 6 и 17 фунтов. Новые боеприпасы обладали мощной бронепробивающей силой. Однако буксируемое противотанковое орудие оказалось малополезным в наступлении, и даже очень точный артиллерийский огонь был недостаточно эффективным против хорошо окопавшихся вражеских солдат. Английское 25-фунтовое орудие превосходило американскую 105-мм пушку по дальности огня (13 400 ярдов и 12 200 ярдов) и успешно прижимало к земле солдат противника, но не обладало достаточной разрушительной мощью против оборонительных позиций. Для решающего воздействия нужно было использовать среднюю или тяжелую артиллерию, а ее всегда не хватало.

Солдаты корпуса «Свободная Индия» учатся обращаться с тяжелым противотанковым ружьем 41

Почти сразу же после высадки, 27 июня американцы вытеснили немцев с полуострова Котентен и захватили Шербур (при этом немцы разрушили порт, и потребовалось несколько недель, чтобы восстановить его). Тем временем англичане под командованием Монтгомери на востоке не могли выбить немцев из Кана. Возникала опасность, что союзники окажутся запертыми в Нормандии, особенно после того, как шторм, разразившийся 19–23 июня, серьезно повредил гавань Малберри на нормандском побережье и прибил 800 судов к берегу. Командующий американской 1-й армией Омар Брэдли начал перебрасывать свои силы на юг, чтобы выполнить первоначальные задачи плана «Оверлорд»: прорваться к Авраншу у основания полуострова Котентен, откуда открывалась дорога к завоеванию Бретани и местных портов, что уже должно было быть осуществлено 3-й армией Джорджа Паттона. Этот прорыв даст союзникам пространство для действий, в результате чего армии смогут двинуться через Францию в Германию.

Для нанесения массированного лобового удара Брэдли собрал двенадцать дивизий в четырех корпусах. 8-й корпус Троя X. Миддлтона и 7-й корпус Дж. Лоусона Коллинза на западе должны были продвигаться на полной скорости с западного побережья до Авранша. Тем временем 10-й корпус Чарльза X. Корлета получил задачу захватить Сен-Ло в центре, а 5-й корпус Леонарда Т. Героу у Гомона должен был «держать ступицу колеса», как выразился Брэдли, и прикрывать правый фланг британской 2-й армии.

Корпус Миддлтона, расположенный далеко на западе, начал атаку 3 июля. Но она полностью провалилась. На следующий день 7-му корпусу Коллинза повезло не больше, тогда как 10-й корпус немного продвинулся в районе Сен-Ло.

По мнению Брэдли и командующих его корпусами, вина за это лежала на командирах американских дивизий, которые в огромном количестве случаев руководили действиями своих войск плохо. Брэдли сместил несколько командиров, но огромной проблемой, с которой столкнулись американцы, были бокажи — живые изгороди в деревнях Нормандии, совершенно неожиданно заставшие американцев врасплох. Войска не были обучены их преодолению. Вся зона ответственности американских войск — or берега Котентен до линии Гомон-Байо — была покрыта этими бокажами. В британском секторе на востоке бокажи чередовались с холмами. В течение нескольких веков нормандские фермеры разделяли свои земли на небольшие поля изгородями в три или четыре фута высотой. Эти ограждения позже поросли густым кустарником, ежевикой, боярышником и низкорослыми деревьями. Живым изгородям отводилась роль заборов, удерживавших домашний скот, они отмечали границы и защищали от морских ветров.

В первых моделях Панцерфауста детонатор устанавливался в пусковой ствол отдельно от заряда

Между такими огороженными участками войска могли перемещаться, не будучи замеченными. Бокажи оказались идеальным местом для организации обороны немцев. Широко применяя Панцерфаусты, противотанковую артиллерию, замаскированные танки и пулеметные точки, немцы сделали продвижение союзников вперед практически невозможным. Они могли варьировать тактику действий в обороне, поскольку противотанковая артиллерия поражала танки союзников на расстоянии до 2000 метров, но немцы могли подпустить их и поближе.

Один из офицеров союзников так описывал эти события: «Уцелевшим танкам 4-го батальона 22-й бронетанковой бригады было указано точное время отхода, поскольку после этого должен был начаться массированный артналет на Виллер-Бокаж при участии американской артиллерии с западного направления, чтобы прикрыть отход. „Шерман“ сержанта Локвуда прошел всего несколько ярдов через площадь Виллер-Бокажа, как его двигатель заглох. Механик-водитель с ужасом докладывал: „Я не могу запустить проклятый двигатель!“ К великой радости, из следовавшего за ними танка выскочил сержант Билл Моор и под огнем снайперов и пулеметов изловчился прицепить трос к корпусу заглохшего танка и отбуксировать его за пределы городка буквально за несколько минут до начала заградительного огня. „Мы чувствовали себя скверно, покидая городок, — рассказывал Локвуд. — Нам казалось, что наши усилия тратились совершенно понапрасну“. На следующий день действовавший восточнее 30-й английский корпус силами своей 50-й дивизии предпринял новую серию атак на позиции 901-го немецкого мотопехотного полка, оборонявшего Тилли. Наступление англичан поддерживали 11 эскадрилий истребителей-бомбардировщиков. Эти атаки предпринимались с целью отбросить части учебной танковой дивизии и осуществить на этом участке достаточное давление, чтобы дать возможность 7-й бронетанковой дивизии возобновить наступление. Однако две бригады 50-й дивизии, наступавшие на фронте в 400 ярдов, не смогли продвинуться ни на шаг. По мнению немцев, успех в тот день им обеспечили Фаустпатроны, представлявшие собой мощное противотанковое средство пехоты индивидуального пользования, которое немцы стали широко и эффективно применять против танков союзников в условиях закрытой местности. По непонятной причине, которая, вероятно, никогда не станет известной, генерал Бакнэлл не попросил во 2-й армии каких-либо сил пехоты для обеспечения непосредственной поддержки действовавших в отрыве танков 7-й бронетанковой дивизии. Массированный артиллерийский обстрел американской артиллерией окрестностей Комона сорвал удар 2-й немецкой танковой дивизии против позиций английских танков, хотя затем для них возникла серьезная угроза окружения».

Нацистская пропаганда пыталась изобразить фольксштурм, вооруженный Панцерфаустами, как грозную силу

По мере того, как сжималось кольцо вокруг Берлина, действия нацистского руководства становились все более хаотическими и отчаянными. Ответом фюрера на прорыв советских танковых бригад в направлении Берлина стал приказ сформировать так называемую дивизию истребителей танков — «Панцерягд». Это многообещающее название оказалось очередным нацистским блефом. Соединение представляло собой подразделения велосипедистов. Многих его военнослужащих взяли прямо из гитлерюгенда. Каждый велосипедист должен был везти с собой по два Фаустпатрона. Предполагалось, что в момент появления советских танков ИС или Т-34 боец должен был спрыгнуть с велосипеда и быть готовым к уничтожению бронированных махин. Следует заметить, что даже японцы не посылали своих камикадзе в бой на велосипедах. Гудериан с горечью вспоминал об этом событии: «26 января Гитлер приказал сформировать танкоистребительную дивизию. Название этого нового соединения звучало красиво и многообещающе. Но больше ничего и не было. В действительности же это соединение должно было состоять из рот самокатчиков под командованием храбрых лейтенантов; вооруженные Фаустпатронами расчеты этих рот должны были уничтожать Т-34 и тяжелые русские танки. Дивизия вводилась в бой поротно. Жалко было храбрых солдат!» В условиях краха войны некий энтузиазм был присущ только молодежи и некоторым из эсэсовцев. Гиммлер все еще продолжал верить в особую миссию Фаустпатронов. 2 апреля из специального поезда рейхсфюрера СС поступило предложение набрать на фронт еще четыре тысячи человек дополнительно к тем двадцати пяти тысячам, которые предстояло мобилизовать из почтовой службы Третьего рейха. Нацистские лидеры явно старались выполнить план по призыву на службу восьмисот тысяч человек. В штабе армии группы «Висла» стали опасаться: если для всех этих людей не хватит оружия, то их пребывание на фронте будет более чем бесполезно. Но нацистское руководство оказалось вполне готово к такому повороту событий. Оно собиралось снабдить новобранцев небольшим запасом Фаустпатронов, а также раздать каждому по гранате, чтобы солдат мог подорвать себя вместе с несколькими военнослужащими противника. «Это приказ об организации массового убиения людей, — писал полковник Айсман, — ни больше ни меньше».

Батальон уничтожителей танков, снабженных ранними моделями Панцерфауста

А тем временем на главном стадионе Германии, на Рейхсшпортфельде проходила обучение и так называемая дивизия Гитлерюгенда, сформированная по приказу лидера германской молодежи Артура Аксмана. Подростки обучались стрельбе из Фаустпатронов. Аксман читал им лекции о героях Спарты и призывал люто ненавидеть врагов Рейха и безоговорочно подчиняться Адольфу Гитлеру. «У нас есть только один выбор, — говорил он, — победа или поражение». Однако большинство юношей были глубоко потрясены предчувствием скорого конца. Рейнгардт Аппель постоянно думал о потерянном поколении, сложившем головы в Первой мировой войне. Некоторую романтическую окраску происходящим вокруг ужасным событиям придало расквартирование на Рейхсшпортфельде подразделения «Блицмедель», состоящего из юных девушек.

Но очень скоро надежды на этих «энтузиастов» улетучились. В итоге Гитлеру не оставалось ничего иного, как надеяться на 12-ю армию, которой командовал генерал Венк. 12-я армия получила последнюю сформированную в Германии танковую дивизию. Приказ на формирование танковой дивизии «Клаузевиц» последовал 4 апреля 1945 года. Ядром, вокруг которого формировалась новая дивизия, были остатки 106-й танковой бригады. Перспектива скорого ввода соединения в бой вызвала быстрое (по меркам апреля 1945 года) поступление новой техники с заводов. 13 апреля прибыли 31 САУ «Штурмгешюц», 14 апреля — 10 «Пантер» и 5 «Ягдпантер», 15 апреля — 10 Pz.IV/70(V). Одновременно 13 апреля поступил приказ на подчинение «Клаузевицу» боевой группы «Путлос». К 17 апреля в составе «Путлоса» было 7 Pz.KpfW.IV, 12 Pz.Kpfw.V «Пантера», 1 Jagdpanzer IV, 1 StuG, 4 Pz.IV/70(V) и 2 «Тигра» в составе двух танковых рот. Торопливое формирование 12-й армии не могло не сказаться на боевых возможностях ее соединений. Автор не располагает документально подтвержденными данными об укомплектованности дивизий 12-й армии, однако немецкий историк Рихард Лаковски в своей книге «Зеелов 1945» привел цифры по боевому и численному составу пехотной дивизии «Фридрих Людвиг Ян». В дивизии имелось в наличии 285 офицеров, 2172 унтер-офицера и 8145 солдат, вооруженных 900 пистолетами из 1227 по штату, 826 винтовками из 3779 по штату и 1060 «Штурмгеверами» из 1115 по штату. Пистолетов-пулеметов было 0 (ноль) из 400 по штату. Из 9 штатных 75-мм противотанковых пушек ПАК-40 не было ни одной, 105-мм гаубиц leFH — также ни одной. Зато из 2700 штатных Фаустпатронов налицо были все 2700 штук. Наступление 3-й ударной армии замедлилось в связи с втягиванием ее соединения в плотно застроенные районы. Фаустпатроны стали универсальным средством борьбы: обороняющиеся применяли их не только против бронетехники, но и против орудий, установленных на прямую наводку на улицах города. Потери 3-й ударной армии за 23 апреля составили 124 человека убитыми и 841 человек ранеными. В 10 часов 24 апреля 8-я гвардейская армия соединилась с 3-й гвардейской танковой армией. Армия Венка не смогла прорваться на помощь фюреру.

Добровольцы из Гитлерюгенда доставляют Фаустпатроны на позиции

Полигонные испытания Офенрора

Обстановка в Берлине становилась критической. В самом уязвимом положении находились те немецкие части, которые оказались во время бомбежек Берлина не в траншеях, а на открытом пространстве. Так, рота фольксштурма под командованием Эриха Шредера в 7 часов утра получила приказ срочно погрузиться на автомобили и как можно быстрее выдвинуться в сторону линии фронта. Воздушный налет застал их врасплох, и у них не было времени хоть как-то окопаться. Шредер услышал два почти одновременных взрыва от авиабомбы. Один из осколков оторвал ему большой палец на ноге, второй — впился в икру на ноге, а третий — застрял в пояснице. Оставаться на месте было нельзя, и он попытался встать, чтобы найти укрытие. Большинство автомобилей, которые только что выгрузили роту фольксштурма, оказались подбиты и горели. В них рвались остававшиеся Фаустпатроны. По всей вероятности, Шредера обнаружили и положили в одну из неповрежденных машин. Он был переправлен на перевязочный пункт на станции Фюрстенвальде. Однако новый налет советской авиации, произведенный той же ночью, до основания уничтожил здание, в котором располагался этот пункт. Лишь благодаря счастливой случайности уцелел подвал, где на тот момент находились раненые. Надо отметить, что в этой ужасной ситуации едва ли не самыми отчаянными солдатами были французские эсэсовцы, добровольно сражавшиеся на немецкой стороне. Так, например, разведывательный батальон дивизии «Нордланд» был практически окружен и вновь понес тяжелые потери. В еще худшее положение попали подразделения Гитлерюгенда, которые оказались отрезаны от остальных немецких частей и попали под жестокий огонь советской артиллерии. Красноармейские танки предусмотрительно не приближались к немецким позициям, боясь выстрелов из Фаустпатронов. «Затем они стали стрелять по верхушкам деревьев, — как отмечалось в докладе командира подразделения Бекера. — Летящие сверху осколки поражали солдат, находящихся внизу». После войны выжившие французы утверждали, что никто из них не являлся национал-социалистом. Возможно, с чисто формальной точки зрения они правы, но французский фашизм был, пожалуй, даже более близок к национал-социализму, чем его итальянская или испанская редакции. По крайней мере, эти добровольцы, выразившие готовность умереть в руинах осажденного Берлина, являлись фанатичными антибольшевиками, независимо от того, верили они в «новый европейский порядок» или в «старую добрую Францию». В последние дни войны французские добровольцы набили патронами подсумки и карманы и взяли с собой оставшиеся в батальоне Фаустпатроны. В 8 часов 30 минут, в тот момент, когда они занимали свои места в автомобилях, их внимание обратил на себя проезжавший мимо открытый «Мерседес», которым управлял не кто иной, как сам рейхсфюрер СС. Гиммлер ехал без всякой охраны. «Только много лет спустя Крукенберг осознал, что Гиммлер, должно быть, возвращался в Хохенлихен из Любека, где прошлой ночью он встречался там с графом Фольке Бернадоттом, представителем шведского Красного Креста». Крукенберг приказал французам Анри Фене занять позицию на Германплац и быть готовыми отразить с помощью Фаустпатронов атаку советских танков. Фене были приданы также около ста бойцов из Гитлерюгенда. Всех их проинструктировали, что огонь следует открывать только с близкого расстояния и целиться в башню танка. Эсэсовцы полагали, что прямое попадание в башню является наиболее удачным, поскольку в результате взрыва уничтожается весь экипаж боевой машины. Один из французов так вспоминал эти последние дни Второй мировой войны: «Финк проводил меня по шахте метро до станции „Кохштрассе“ в газетном центре Берлина. Там меня ждал Вебер — солдат, которому на завтрак требовался по крайней мере один вражеский танк. Он провел меня в низко расположенную над тротуаром комнату, из которой отлично просматривалась Вильгельмштрассе. „Вы только посмотрите на это! — В трех метрах от нас неподвижно замер „Т-34“. На башне виднелся след от снаряда Фаустпатрона, гусеницы догорали и дымились. — Разве это не красота?“ — спросил Вебер тихо. Он сделал чистую работу. Еще один! Итог дня: пять подбитых Фаустпатронами танков, многочисленные атаки русской пехоты отбиты, причем русские понесли тяжелые потери. Но у нас нет ни одного противотанкового орудия, ни пушки, ни минометов. У нас остались только Фаустпатроны, автоматы и несколько пулеметов „MG-42“. Не слишком-то много! У русских же, наоборот, казалось, что на место подбитого танка тут же встают несколько новых. У них были противотанковые орудия и наводящие страх минометы в огромном количестве, И пехоты, до настоящего времени довольно осторожной, вроде бы было очень много. Но какое нам было дело до этого?» За свое упорство французы заработали невольное уважение советских солдат (насколько оно было вообще возможно в тех условиях): «Эти эсэсовские дьяволы на той стороне улицы стоят намертво. Они нас тут здорово потрепали, приданный нам танк и две самоходки фаустировали. Знаете, какое это ядовитое оружие в уличном бою?»

Полигонные испытания Офенрора

Несмотря на то что Панцерфауст и Панцершрек поступили на вооружение германской армии еще в 1943 году, нацистская пропаганда стала описывать их как «чудо-оружие» лишь во второй половине 1944 года

Бои за Беелитц продолжались несколько дней. Погибло семьдесят шесть мирных жителей, включая пятнадцать детей. «Это было отчаянное сражение, — вспоминал батальонный командир из дивизии „Теодор Кернер“, — и пленных никто не брал». Он и его подчиненные пришли в ужас, когда советские солдаты захватили дом, в подвале которого находились их раненые боевые товарищи. Молодые немецкие военнослужащие — многие из них настолько юные, что жители Беелитца называли их не иначе как «киндер-солдатами», — поначалу испытывали сильную «танкобоязнь» перед советскими тридцатьчетверками и тяжелыми ИСами. Но уже через два дня они сумели подбить с помощью Фаустпатронов четыре советских ИСа. Командир подразделения Петер Реттих отмечал, что его подчиненные проявляют «чудеса храбрости и самоотверженности», затем он добавил, что посылать таких юнцов в самое пекло сражения «не просто постыдно, но и преступно».

Остатки французских эсэсовцев продолжали сражаться до последнего в двух местах: лесных массивах за границами Берлина и у имперской канцелярии. Битва на уничтожение в районе деревни Хальбе продолжалась в течение 28 и 29 апреля. Советские войска, поддержанные массированным огнем тяжелой артиллерии и «катюш», атаковали противника с юга. Многие молодые немецкие солдаты были настолько потрясены силой советского огня, что, по выражению одного из деревенских жителей, буквально «накладывали себе в штаны». Местные селяне прятались по подвалам домов, и, когда к ним приходили юнцы из Вермахта, они давали солдатам какую-нибудь одежду, чтобы те могли переодеться в штатское. Однако эсэсовцы старались предотвратить этот процесс, угрожая солдатам расстрелом. Харди Буль находился в подвале вместе с семьей, другими деревенскими жителями и военнослужащими Вермахта — всего около сорока человек, — когда там появился эсэсовец, вооруженный Фаустпатроном. Он был явно готов применить к ним оружие. Взрыв в таком небольшом помещении, безусловно, убил бы всех его обитателей. Однако стоявший за дверью солдат Вермахта оказался проворней и выстрелил эсэсовцу в спину. Существует много других свидетельств о вооруженных стычках между военнослужащими Вермахта и войск СС во время боев у Хальбе, однако все они требуют дополнительного подтверждения.

Панцершреки активно использовались в ноябре 1944 года в борьбе с англо-американскими танками на Западном фронте

израильский танк помог СССР создать динамическую защиту — Российская газета

Исполнилось 60 лет со дня принятия на вооружение ручного противотанкового гранатомета РПГ-7, ставшего такой же легендой, как и автомат Калашникова АК-47. Мало кто знает, но в разработке советского гранатомета самое активное участие принимали немецкие специалисты, создавшие в годы Второй мировой свой фаустпатрон.

Всем, кто интересуется историей Великой Отечественной, известно, что самая страшная опасность для наших танков исходила именно от этого противотанкового гранатомета, пробивавшего кумулятивной струей любую броню. Фаустпатрон был не только убойным для бронетехники, но и очень простым в своем одноразовом использовании. В 1945 году даже немецкие дети стреляли из него без проблем, и пожгли немало советских танков.

Еще в годы войны нашими конструкторами было предложено крепить на танки ящики с небольшим количеством взрывчатки. Фаустпатрон должен был инициировать подрыв ящика, а встречным взрывом, как считалось, его кумулятивная струя разрушится. Проблема была в том, что каждый танк имел свой танковый десант, который, в частности, защищал бронетехнику от фаустпатронников. И военные не приняли предложенную защиту. Она несла угрозу прежде всего танковому десанту.

Однако в СССР научно-исследовательские и опытно-конструкторские работы защиты танков от кумулятивной струи встречным взрывом продолжились.

Позже идеология разрушения кумулятивной струи кардинально поменялась. Ведущим разработчиком этих систем, получивших название динамической защиты (ДЗ), стал НИИ стали. Тем не менее официальный приоритет в этой области принадлежит США. Их инженеры первыми смогли оформить патентные заявки по конструктивному исполнению ДЗ еще в 1967 году. Однако заявить вовсе не значит сделать. Похожие работы велись в Западной Германии и Великобритании. Более того, западные немцы даже показали как бы реальную динамическую защиту на как бы очень перспективных танках МВТ-70. Все осталось «как бы».

Ни Великобритания, ни СССР, ни США, ни ФРГ так и не смогли принять динамическую защиту танков на вооружение — по разным причинам. Первыми такую защиту применили в Израиле, который вроде бы разработкой ДЗ и не занимался.

В начале 1980-х годов на территории Ливана началась достаточно серьезная война, в которой участвовали армии Ливана, Сирии и Израиля. На севере страны в Ливанской долине, известной также как долина Бекаа, в 1982-м произошло сражение, в котором сошлась бронетехника ЦАХАЛ и танки армии Дамаска. Сирийцы проявили себя настоящими воинами, а израильтяне позорно бросали совершенно целые танки и просто бежали с поля боя.

Это при том, что Израиль впервые применил танки М48А3 Magach, оборудованные динамической защитой Blazer, — такой не было ни в одной армии мира. Она, как заявлялось, исключала поражение танков из ручного гранатомета РПГ-7 и противотанковых управляемых ракетных комплексов.

Сирийцы захватили один из таких танков. Судьба его экипажа неизвестна до сих пор. Трупов в нем не нашли, так что, скорее всего, израильские танкисты просто сбежали, и, возможно, были убиты достаточно плотным огнем на поле боя. Захваченный танк вывезли из Ливана на территорию Сирии, где сразу передали советским специалистам. М48А3 Magach оперативно переправили в СССР и передали специалистам 38-го НИИИ БТВТ в подмосковной Кубинке. Там танк еще раз тщательно обследовали в поисках хоть каких-то останков танкистов ЦАХАЛ или хотя бы следов их крови. Ничего ужасного не нашли. То есть экипаж покинул совершенно боеспособную машину. Об этом имеет смысл сказать лишь потому, что версия о том, что в Кубинку привезли танк с мертвыми израильтянами, которых в той же Кубинке тайно захоронили, оказалась очень даже устойчивой.

В 2016 году уже бывший премьер-министр Израиля Биньямин Нетаньяху смог добиться того, что танк М48А3 Magach, стоявший в музее бронетанковой техники в Кубинке, вернули в Израиль. Мы отдали Израилю потерянный ими в Ливане танк, они передали музею в Кубинке его полный аналог. На церемонию передачи из Израиля приезжал раввин, который отпел заупокойную молитву по погибшему экипажу этой машины. Хотя, стоит повторить, мертвых танкистов при захвате М48А3 Magach в Ливане обнаружено не было.

Уже осенью 1982 года танк и его удивительную защиту начали испытывать в 38-м НИИИ БТВТ в Кубинке по специально разработанной программе. Система динамической защиты Blazer оказалась далека от совершенства. Она состояла из очень громоздких и разных по размерам ящиков, крепившихся на корпусе и башне. Те образцы, которые уже были разработаны НИИ стали, оказались во всех отношениях лучше. И тогда руководство минобороны согласилось с тем, что ДЗ на танки ставить надо.

Именно израильский М48А3 Magach, тщательно протестированный в Кубинке, дал толчок практическому созданию динамической защиты в СССР. Последовало решение ЦК КПСС об ускорении работ по разработке отечественных средств ДЗ. Достаточно быстро специалисты НИИ стали, где имелся большой научный и практический задел, совместно со смежными предприятиями создали комплекс «Контакт», который и приняли на вооружение. Это позволило Советскому Союзу сразу опередить в создании динамической защиты основных конкурентов — Великобританию, Израиль, ФРГ и США. Российские системы ДЗ новейших поколений — лучшие в мире.

Динамическая защита, сделанная в России, не только разрушает кумулятивную струю, но и ломает подкалиберные снаряды — а это очень дорогого стоит.

Как проходили испытания немецкой бронетехники в Кубинке в годы войны

К моменту нападения Германии на СССР 22 июня 1941 года Вторая мировая война шла в Европе почти два года. Однако именно советские танкисты-испытатели из Кубинки первыми в мире смогли тщательно изучить немецкую бронетехнику и дать рекомендации по ее гарантированному уничтожению.

Испытательный Полигон к лету 1941 года работал на полную мощность. Там испытывались новейшие танки КВ-1, КВ-2 и Т-34/76, легкие бронемашины. Но уже в июле его работа резко изменилась. Стало ясно, что быстрой победы в начавшейся войне не будет. От испытателей требовалось найти самые эффективные способы по борьбе с бронетехникой противника, а также разработать методику повышения защищенности и общей эффективности отечественных танков и бронемашин. С этой задачей справились, несмотря на то, что основная часть испытательного Полигона в конце 1941 года была эвакуирована из Кубинки в Казань.

Обо всем, чем занимались танкисты-испытатели в годы Великой Отечественной, можно говорить долго. Расскажем о наиболее интересных и малоизвестных эпизодах поистине грандиозной работы.

Летом 1941 года в Кубинке была разработана мортирка для метания противотанковых гранат РПГ-40. Она крепилась на винтовку Мосина и выстреливала достаточно мощные гранаты на 70 метров. Затем были созданы мортирки для метания связок противотанковых гранат, осколочно-фугасной гранаты Ф-1, бутылок с зажигательной смесью. То есть бойцам Красной армии не надо было бросаться под вражеские танки, а можно было эффективно их уничтожать из окопов и других укрытий. Эти мортирки активно использовались при обороне Москвы, но по цензурным соображениям о них писать было запрещено.

Летом 1941 года наши войска захватили в качестве трофеев немало немецкой бронетехники. Ее изучили в Кубинке, была выпущена памятка артиллеристам и пехотинцам по борьбе с танками 38-Т, Т-III, «Артштурм», Т-IV. Когда стало ясно, что против СССР воюет не только нацистская Германия, но фактически и вся Европа, были выпущены другие рекомендации. В частности, указывались наиболее уязвимые места французского танка «Рено», чехословацкого Ш-ПА «Прага», а также легкого польского танка.

Стоит отметить, что немцы также тщательно изучали советские танки, которые они захватывали в период своих победных шествий на Восток. И свои лучшие бронемашины они создали прежде всего на основе конструкции Т-34/76.

В 1943 году были захвачены первые «Тигры» и «Пантеры». Наибольший интерес вызвала «Пантера». Ее испытали. И вот лишь часть отчета о том тестировании.

Было отмечено, что лобовая броня корпуса и башни практически не пробиваемы. Зато борт и корма пробиваются насквозь даже выстрелом из пулемета ДШК.

Танкисты-испытатели не побоялись отметить, что «Пантера» по своей мощи превосходит и Т-34/76, и КВ-1. Наши танки она гарантированно уничтожала с дистанции в 1,5 км. С другой стороны, тяжелая «Пантера» на поле боя могла двигаться только вперед и назад — никаких маневров она совершать была не в состоянии. Если Т-34/76 прорывался через немецкую оборону и заходил в борт «Пантеры», участь немецкого танка была предрешена.

В 1944 году во время боев на Сандомирском плацдарме удалось захватить целехонькими два новейших «Королевских Тигра» с башенными номерами 102 и 502. Они были тут же переправлены в Кубинку. Отчет об их испытаниях очень интересен.

Расход топлива оказался запредельным. На 100 км пути по грунтовке требовалась почти тонна бензина — 970 литров. Скорость движения по шоссе не превышала 30 км/час, а по проселочной дороге — 15 км/час. Причем «Королевский Тигр» не мог идти по полям — там он сразу увязал по самое днище. Оказалось, что и моторно-трансмиссионная группа очень ненадежна. Два захваченных танка должны были пройти своим ходом до железнодорожной станции погрузки всего 86 километров. И на столь короткой дистанции они постоянно ломались. Почти анекдотично сегодня читается, что у самых грозных, как считали немцы, танков Второй мировой крошились подшипники и срезались болты крепления на ведущих колесах. А еще при движении по ровной дороге два раза разрушалась бортовая передача. То и дело приходилось менять траки на гусеницах, которые рвались при поворотах. И это при том, что «Королевскими Тиграми» управляли лучшие в СССР танкисты-испытатели, которые берегли трофейные машины.

В конце концов самые мощные тяжелые танки нацистской Германии были доставлены в Кубинку, где их всесторонне испытали. Но это уже ничего не решало. Наши ИС-2, а тем более «Зверобои» со своими 152-м пушками уничтожали «Пантеры» и «Тигры», даже королевские, на любой дистанции. До сегодняшнего дня сохранился «Королевский Тигр» под номером 502. Он на ходу — и это опять же заслуга наших танкистов-испытателей.

Иногда серьезным минусом советской бронетехники указывается то, что она не имела защиты от кумулятивных боеприпасов. Работы по экранированию Т-34/76 проводились. Испытывались различные варианты экранов — из песочных и железобетонных конструкций, а также из листового железа. Они защищали от кумулятивной струи. Но при этом масса танка увеличивалась на треть от основного веса. А это резко снижало маневренность машины, вело к перерасходу топлива. Работы были прекращены, так как все-таки основную угрозу представляли классические бронебойные снаряды, а не кумулятивные, которые противником использовались редко. На этот счет есть показательная статистика. За весь 1942 год поражений наших танков кумулятивными снарядами отмечено не было. В боях 1943 года такие поражения составили не более 7%. В 1944 году поражений артиллерийскими кумулятивными снарядами опять зафиксировано не было. А появившиеся у немцев фаустпатроны пробили броню всего пяти процентов от всех пораженных советских танков. В 1945 году танкистам были даны рекомендации по оборудованию в полевых условиях их машин металлическими сетками, которые подрывали фаустпатроны на удалении от основной брони.

Кстати, в конце Великой Отечественной нашими конструкторами была разработана специальная навесная динамическая защита, гарантированно разрушавшая кумулятивную струю. Но командование бронетанковых войск ее не приняло. Спустя четверть века такую защиту впервые использовали израильтяне на своих танках американского производства.

9 мая 1945 года всему миру стало ясно, что советская бронетехника — лучшая в мире. А тяжелый ИС-3, прошедший в парадном строю в Берлине, вообще поверг наших вчерашних союзников в шок. Их танкостроители даже не представляли, что танк такой конфигурации можно построить.

Фаустпатрон | Забытая надежда Secret Weapon Wiki

Фаустпатрон 42
Общие исторические сведения
Место происхождения Германия
Тип Ручное противотанковое оружие
Эффективный диапазон 30 м
Боеприпасы Боеголовка 400 г
(смесь тротила и тригексогена в пропорции 50:50)
Общая игровая информация
Дебют в FHSW Дебют в v0. 61
Используется Германия
Финляндия
Комментарии Максимальное проникновение 100 миллиметров.

Faustpatrone — противотанковая ракета, появляющаяся в FH и FHSW.

В игре[]

В FHSW это эффективное оружие против легких танков и некоторых средних танков. Но при столкновении с такими танками, как британский Черчилль и советский Т-34, фаустпатрон слишком слаб и приведет к катастрофическим результатам.Прицеливаться из Фаустпатрона непросто, по крайней мере, на расстоянии, поскольку нет ни прицела, ни даже перекрестия. Поскольку он такой маленький, вы можете носить с собой до четырех из них. Что может быть выгодно, когда нужно нанести относительно небольшой урон.

Довольно редкий, найденный в 1943 году например в Орловской битве и Песчаной Буре или случайным образом присвоенный незадачливому солдату в Берлине 1945 года.

История[]

Это был первый реактивный противотанковый гранатомет из серии Panzerfaust (Faustpatrone 30, PzFst 30, PzFst 60, PzFst 100, PzFst 150 и PzFst 250).

Фаустпатрон был намного меньше по внешнему виду, чем более известный Панцерфауст. Разработка Faustpatrone началась летом 1942 года в немецкой компании HASAG с разработки еще меньшего прототипа под названием Gretchen («Маленькая Гретель») группой под руководством доктора Генриха Лангвейлера в Лейпциге.

Основной концепцией было безоткатное орудие; ни «Фаустпатрон», ни его преемник «Панцерфауст» не были ракетными установками!

Фаустпатрон 42 имел бронепробиваемость 100 миллиметров.Начальная скорость снаряда составляла 25 м/с, что несколько меньше, чем у Faustpatrone I и II. Он весил всего один килограмм, а общая длина составляла меньше половины моделей Panzerfaust.

Похожим на Faustpatrone 42 оружием была мина Panzerwurfmine, использовавшаяся наземными войсками Люфтваффе. Его бросали, а стабилизаторы складывались для стабилизированного полета.

Чтобы использовать «Панцерфауст», солдат должен снять предохранитель, прицелиться и, слегка надавив, выстрелить снарядом.В отличие от «Базуки» или «Панцершрека», у «Панцерфауста» не было спускового крючка. Рядом со снарядом у него был рычаг в виде педали, который при нажатии воспламенял порох.
Боевая часть разгонялась до скорости 28 м/с, имела дальность полета около 30 м и бронепробиваемость до 140 мм простой стали. Вскоре к конструкции добавилось грубое прицельное приспособление, похожее на то, что использовалось на «Панцерфаусте»; он был зафиксирован на дальности 30 м.
Использовалось несколько обозначений этого оружия, среди которых Faustpatrone 1 или Panzerfaust 30 klein.Однако было принято называть это оружие просто фаустпатроном. Из более ранней модели было заказано 20 000, и первые 500 Faustpatronen были доставлены производителем HASAG Hugo Schneider AG, Werk Schlieben, в августе 1943 года.

Две основные проблемы выявились уже гораздо раньше при испытаниях оружия: во-первых, исходная модель не имела прицельного приспособления, а во-вторых, из-за необычной формы боевой части она имела тенденцию рикошетить или взрываться с меньшим эффектом на наклонных броня, особенно очевидная при использовании против российского Т-34. Поскольку эти проблемы выявились на ранних этапах испытаний, разработка и производство его преемника, Panzerfaust 30, уже начались к моменту первых поставок, что препятствовало включению возможных решений проблем в новую конструкцию и увековечивало ее недостатки. Тем не менее, небольшой и простой «Фаустпатрон» производился вплоть до 1945 года. Во время Второй мировой войны он оставался самым распространенным немецким противотанковым оружием. Недостатком всех Panzerfaust, кроме 250, было то, что стрелок не мог перезарядить оружие.

Tank Archives: Всемогущий Панцерфауст

В советских фильмах, действие которых происходит на начальных этапах Великой Отечественной войны, противотанковые ружья Симонова и Дегтярева изображаются невероятно эффективными. В фильмах об окончании войны, не обязательно даже советских, немецким Panzerfaust приписывают аналогичную эффективность. Один выстрел = один танк, даже с невероятного расстояния. Конечно, люди приходят в кино не для того, чтобы задаться вопросом, почему такое чудо-оружие не помешало советским Т-34 и американским танкам «Шерман» появиться на улицах немецких городов. Насколько на самом деле были эффективны немецкие реактивные противотанковые гранаты?

Будущее

Принято считать, что первый предок Panzerfaust родился в 1942 году, когда немецкие танки еще уверенно ехали по пыльным дорогам, рисуя на карте синие стрелки в сторону Сталинграда и Кавказа. Сообщения о количестве уничтоженных советских танков взбудоражили Генштаб известием о полной победе немецкого оружия, но повод для настороженности все же был.Даже потеряв значительную часть своей территории, СССР по-прежнему производил бесчисленные полчища танков. За Атлантикой начало раскручиваться американское производство. Танки, которые делали американцы, поначалу были не очень хороши, но их было много. В 1942 году в США было произведено более 26 тысяч танков всех типов, больше, чем в СССР.

Оружие последнего шанса: Берлинский фольксштурм, вооруженный панцерфаустами.

Конечно, основным противотанковым средством была артиллерия. Мины и авиация пришли позже. Однако практика показала, что пехоте нужно более эффективное средство против танков, желательно многочисленное, дешевое и простое в применении. Первоначальные требования были просты: дальность стрельбы 30 метров и более высокая эффективность, чем у винтовочной гранаты Gew.Pz.Gr.61.

Одним из тех, кто откликнулся на призыв Немецкого агентства по вооружениям, был доктор Генрих Лангвейлер из компании HASAG. Для него это было чем-то вроде подработки. Лангвейлер был специалистом по баллистике и работал над созданием безоткатных пуль с 1939 года.Он имел очень смутное представление о том, как должно выглядеть противотанковое орудие, и неудивительно, что первые прототипы Panzerfaust были далеки от идеала.

Короткая труба гранатомета была удобна в транспортировке, но вынуждала стрелка держать ее далеко от себя, что снижало точность прицельной стрельбы. Инерционный взрыватель не срабатывал при поражении наклонной брони, а заостренная форма гранат увеличивала вероятность рикошета. Как оказалось, спиновая стабилизация отрицательно сказывалась на формировании ТЕПЛОВОЙ струи.Единственной частью ранних работ Лангвейлера была концепция трубы из низкокачественного металла, которая была способна бросить что-то несколько опасное для танка на 30 или даже 60 метров, хотя и без шансов попасть.

Однако работа продолжалась. Ко второму раунду испытаний Лангвейлер подготовился более тщательно. Малый вариант представлял собой дальнейшее развитие первого прототипа с усовершенствованной гранатой. Более аэродинамическая форма давала ему дальность действия до 70 метров, но единственное отверстие в прицеле соответствовало дальности 30 метров.Второй «большой» вариант был более интересен для военных. За отправную точку для снаряда был взят заряд магнитной мины Hafthohlladung (Panzerknacker). Лангвейлеру удалось добиться пробития до 200 мм из гранатомета весом чуть более пяти килограммов.

Схема Panzerfaust из переведенной инструкции по эксплуатации, составленной на фронте.

Оба варианта были заказаны партиями по 3000 штук для передовых испытаний.Первые отчеты показали, что здесь действует принцип «чем больше, тем лучше»: большинство предпочитает более крупный шрифт. Пехота потребовала увеличить дальность, поскольку приближаться к Т-34 на расстояние менее 30 метров было очень небезопасно. Просьба была выполнена. Масса метательного заряда была увеличена сначала до 140 грамм, а затем до двух зарядов по 95 грамм.

Однако, несмотря на простоту, серийное производство «Фаустпатрона», позже переименованного в «Панцерфауст», началось только во второй половине 1943 года.

«Потери двух танков и одной САУ»

В СССР быстро отреагировали на немецкую новинку.Первые отчеты обычно содержали пересказ рассказов, собранных у военнопленных, и зарисовки, основанные на их показаниях. Позже на передовой были разосланы подробные инструкции с фотографиями, подробными характеристиками и мерами противодействия. Например, в инструкции по эксплуатации бронетанкового отделения 1-го Белорусского фронта говорилось, что разнесенная броня по образцу немецкого танка Pz. Kpfw.IV является эффективной мерой защиты от кумулятивных зарядов. До его реализации танкам предлагалось не показывать борта и вести интенсивный огонь по окопам, откуда вели огонь гренадеры.

Трофейный «Панцерфауст» и гранаты с развернутыми стабилизаторами из фронтовой инструкции.

Все больше и больше Panzerfaust достигали линии фронта. Немцы сделали их более 8 миллионов. Однако это не стало поводом для паники советского командования или требования что-то предпринять. С другой стороны, в связи с наступлением летом 1944 г. сообщения о широкомасштабном применении фаустпатронов и офенроров обычно сопровождались примечанием «противник бросает их на поле боя в большом количестве».

Немцы отчасти согласились с этой оценкой. В феврале 1944 года было заявлено об уничтожении 1219 советских танков, из которых только 35 были уничтожены панцерфаустами. Даже бои 1945 г., происходившие в густонаселенных городских районах Германии, не привели к значительному увеличению потерь.

«По данным Оперативно-исследовательского отдела 2-го Украинского фронта, из 160 случаев повреждения танков и САУ в боях за февраль 1945 года только два были вызваны «Фаустпатроном», что равно 0.5-0,6% потерь. Повреждения от фаустпатронного оружия следующие: у одного Т-34 с 50 метров оторвало гусеницу, у второго Т-34 попало в наклонную бортовую броню, в результате чего образовалась трещина. Выстрел был также произведен с дистанции 50 метров».

Схема прицеливания из переведенной инструкции по применению трофейных «Панцерфаустов», составленной на передовой.

Как видно из отчета, даже если «Панцерфауст» и нанесет прямой удар, это вряд ли разорвет Т-34 на части.Были и другие подобные репорты.

«Оперативный отдел 1-го Краснознамённого Инстербургского танкового корпуса донесение № 0802 от 31 марта 1945 года. Выполняя приказ командира корпуса об оценке эффективности немецких противотанковых ружей и гранат «Фаустпатрон» и нанесённых потерях в танках и САУ, сообщаем что в ходе операции в Восточной Пруссии (январь-февраль 1945 г. ) бригада потеряла два танка и одну САУ от огня «Фаустпатрон», потерь от оружия типа «Панцершрек» и «Офенрор» не было.У бригады нет информации об организации подразделений противника и их оснащении оружием Panzerschreck или Ofenrohr. Начальник штаба 89-й ордена Кутузона Тильзитской танковой бригады подполковник В.Д. Глушков. 4 апреля 1945 года».

Можно добавить, что 89-я танковая бригада в январе-феврале 1945 года почти не пряталась в тылу, а принимала активное участие в боях на подступах к Кенигсбергу. Только за февраль он потерял 50 Т-34 сожженными и 38 подбитыми. За этот период бригада дважды пополнялась, получив 44 танка.Конечно, слишком опрометчиво делать выводы на основании опыта одной бригады. К счастью, существует множество документов о действиях советских танковых войск во второй половине войны.


Колонна тяжелых танков ИС-2 проезжает населенный пункт в Восточной Пруссии. По обочинам дороги разбросаны панцерфаусты.

Например, в начале 1945 г. причинами больших потерь генерала В.И. Чуйкова 22-24 марта при попытке расширить плацдарм за Одер были исследованы по приказу маршала Г.К. Жуков. В отчете много говорится о неспособности разведки обнаружить подготовку противника к отражению советской контратаки, о дезинформационных сообщениях частей, плохом взаимодействии с пехотой и многом другом. Panzerfaust упоминается только в сводной таблице. Из 122 потерянных танков и самоходных установок 98 были потеряны артиллерией и танками, 15 подорвались на минах, 7 подбиты панцерфаустами, а две выведены из строя авиацией. Даже в марте 1945 года во время неудачного наступления немецкая пехота, вооруженная панцерфаустами, не оказала слишком большого влияния.

Другой пример. Потери 9-го танкового корпуса, участвовавшего в Висло-Одерской наступательной операции, а затем сражавшегося в Восточной Померании, были действительно серьезными. С 14 января по 14 марта было списано 135 танков и САУ, подлежало восстановлению 79, ремонту подлежит еще 190. Из более чем 400 случаев повреждения только 9 Т-34 были подбиты панцерфаустами, на один больше, чем потеряно самолетами, но значительно меньше, чем потеряно водными преградами: один ИС-2 и 37 Т-34 утонули при переправах.


Красноармеец осматривает «Панцерфаусты», лежащие на тележке, во дворе здания рейхсканцелярии в Берлине.

Завершающим аккордом Panzerfaust стала битва за Берлин. Впрочем, их роль здесь, кажется, не вызывала сомнений… Так, например, традиционно считается, что 2-я гвардейская танковая армия генерал-полковника С.И. Богданова понесла особенно большие потери от «панцерфаустов». Однако, как докладывал командующий, из 576 выведенных из строя в ходе боев машин 106, или 18,4%, были вызваны панцерфаустами. Причины таких высоких цифр известны. Богданов подробно и часто описывает нехватку пехоты:

«Пехота, сражавшаяся рядом с танками, очистила только нижние этажи, оставив нетронутыми остальные.Это позволяло операторам «Панцерфауста» и снайперам вести огонь по танкам».

Заместитель командующего бронетанковыми и механизированными войсками маршал танковых войск П.А. Слово сказал и Ротмистров.

Штурмовые группы, созданные в танковых частях при подготовке Берлинской операции, фактически разваливались из-за ожесточенных боев при подходе к городу. Группы приходилось восстанавливать в ходе боев. Эти условия, а также острая нехватка пехоты в танковых армиях снизили эффективность штурмовых групп.Штурмовые группы, созданные в полевых армиях и укомплектованные танками из состава подразделений поддержки пехоты, показали более высокую стойкость и эффективность за счет большей доли пехоты. То же самое относится и к штурмовым группам, формируемым в мехкорпусах».

Даже в относительно идеальных условиях: в большом городе против танков с небольшой поддержкой пехоты, «Панцерфауст» даже близко не стал чудо-оружием. Учитывая требование 2-4 метров открытого пространства позади стрелка, неясно, насколько менее эффективны были бы обычные гранаты или коктейли Молотова. В любом случае, ждать от «чудо-оружия» чего-то сверхэффективного было поздно, когда по улицам Берлина уже маршировали советские танки.

Панцерфойст всемогущий | Warspot.net

Когда кинематографисты показывают конец Второй мировой войны, немецкие фаустпатроны выглядят очень мощно. Один выстрел — один танк, с невероятной дистанции, и все. Конечно, при просмотре фильма не хочется задумываться над тем, почему такое совершенное оружие не помешало советским Т-34 и американским «Шерманам» появиться на улицах немецких городов, но все же… Насколько эффективны немецкие противотанковые гранатометы мы?

Работа над общей картиной

Принято считать, что первая версия «Фаустпатрона» родилась в 1942 году, когда танковые дивизии вермахта еще смело пылили на дорогах, образуя на карте синие стрелки в сторону Сталинграда и Кавказа.Сообщения о количестве советских танков, уничтоженных на Восточном фронте, вызвали у командования вермахта радость от триумфа немецкой войны, однако серьезные мысли остались. Даже потеряв большую часть своей территории, Советский Союз произвел бесчисленные танковые полчища, в то же время через Атлантику США, недавно вступившие в войну, начали разворачивать свое военное производство. Поначалу техника американского производства была не столь хороша, но уже многочисленна: в том же 1942 году США произвели более 26 000 различных танков – чуть больше, чем Советский Союз.

Оружие последнего шанса: Берлин, ополчение фольксштурма, вооруженное фаустпатронами

Конечно, основными противотанковыми средствами считались артиллерия, танки, иногда авиация и мины. Однако на деле первые годы войны показали, что пехоте нужны и эффективные противотанковые средства — желательно массовые, простые в использовании и как можно более дешевые. Первоначальные требования к новому орудию были краткими: дальность стрельбы 30 метров и более высокая эффективность, чем у Gew.Pz.Gr. 61 винтовочная граната.

Доктор Генрих Лангвайлер из немецкой компании Hugo Schneider AG (HASAG) был одним из тех, кто откликнулся на призыв Управления вооружений вермахта (Heereswaffenamt). Интересно, что для него это была какая-то подработка: Лангвейлер был специалистом по баллистике и работал над проектом активно-реактивных боеприпасов с 1939 года. были далеки от идеала.

Короткий ствол гранатомета было удобно носить с собой, однако стрелку приходилось держаться от него как можно дальше, что плохо сказывалось на точности.Ударный взрыватель отказывался детонировать при контакте с наклонной броней, к тому же заостренная форма ранних гранат облегчала их отскок. Наконец, спиностабилизация, по-видимому, сильно снижала проникающую способность кумулятивной струи. На самом деле, в первых образцах Лангвейлера заслуживала внимания (честно говоря, без шансов поразить цель).

Несмотря на все это работа продолжалась.Лангвейлер подготовился к следующему этапу более тщательно, сконструировав два образца. «Малый» (клейн) образец представлял собой продолжение развития первого варианта, но с усовершенствованным гранатометом. Новая, более обтекаемая форма обеспечивала максимальную дальность стрельбы 70 метров – однако прицел имел только одну насечку на 30 метров. Вторая «большая» версия была намного интереснее. Лангвейлер был вдохновлен Hafthohlladung, также известной как «Panzerknacker» — противотанковой ручной гранатой с магнитным зарядом, и новая версия гранатомета весом чуть более 5 кг имела впечатляющую бронепробиваемость и могла преодолеть 200 мм брони.

Схемы фаустпатрона в бытовом переводе инструкции, созданные на передовой (Центральный архив Минобороны РФ)

Оба варианта заказаны для войсковых испытаний партиями по 3000 штук. Ранние сообщения с передовой показали, что принцип «больше — не меньше» работает: в большинстве случаев предпочтительнее «большой» вариант. Более того, пехота просила увеличить дистанцию ​​стрельбы, так как приближаться на 30 метров к ревущим Т-34 было небезопасно.Просьба была выполнена путем увеличения вышибного заряда сначала до 140 граммов, а затем до двух 95-граммовых штук. Хотя, Faustpatrone (или Panzerfäust, как их стали называть со временем) производство полностью развернулось во второй половине 1943 года, несмотря на его простоту.

«Бригада понесла потери — два танка и одна САУ»

В свою очередь СССР достаточно оперативно отреагировал на немецкую новинку. В то время как первые разведывательные отчеты обычно содержали перечисление данных, полученных от пленников, вместе с фотографиями, основанными на этих выводах, затем более поздние передовые подразделения получали довольно подробные инструкции с фотографиями, подробными спецификациями и методами контрэксплуатации.Например, в инструкции штаба танковых и механизированных войск 1-го Белорусского фронта от 25 января 1944 г. указывалось, что экранирование по типу немецких танков Pz.Kpfw.IV является надежным средством защиты от осколочно-фугасных мин и снарядов. Пока он не будет реализован, танки не должны поворачиваться боком к окопам с гренадерами и концентрировать на них свой огонь.

Часть инструкции, созданной на передовой, с изображением найденного Фаустпатрона и его гранаты с развернутым оперением (Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации)

Через некоторое время Фаустпатронов у немцев стало намного больше – всего их удалось изготовить более 8 миллионов штук. Однако советское командование не испугалось этого факта и не потребовало «немедленно что-либо предпринять». Вместо этого в результате наступательной летней кампании 1944 года за сообщениями о широком применении «Фаустпатронов» и «Офенроресов» (многоразовых противотанковых гранатометов) последовали сообщения такого рода: «причем противник бросил их на поле боя в большом количестве» .

В целом, сами немцы согласились с не очень хорошей оценкой роли фаустпатронов, например, в феврале 1944 года они заявили об уничтожении в общей сложности 1219 советских танков, при этом фаустпатроны были задействованы только в 35 случаях из 1219.Даже после того, как линия фронта переместилась на территорию Германии с ее густонаселенными районами, резкого всплеска потерь не произошло:

«Управление дивизии 2-го Украинского фронта Штаб танковых и механизированных войск сообщил, что в феврале 1945 г. из общего числа 160 танков и САУ, поврежденных в боях, только в двух случаях были задействованы фаустпатроны, что составляет 0,5-0,6% общее количество потерь. Повреждения, нанесенные танкам, характеризовались следующим образом: гусеницы первого Т-34 были повреждены с 50 метров, второй Т-34 получил попадание с 50-метровой дистанции, в результате чего его боковой наклонный броневой лист раскололся».

Картинка прицеливания в бытовом переводе инструкции по применению трофейных гранатометов, созданных на передовой (Центральный архив Министерства обороны Российской Федерации)

Как видно из отчета, даже при попадании фаустпатронной гранаты в Т-34 танк редко взрывался на куски. Есть еще один аналогичный документ:

«Оперативный отдел штаба 1-го Краснознамённого Истенбургского танкового корпуса к №0802 с 31.03.1945. Во исполнение приказа командира корпуса об [оценке] эффективности немецких противотанковых ружей и пусковых установок «Фаустпатрон», а также о потерях наших танков и самоходных установок в боях, сообщая, что за весь период кампании в Восточной Пруссии (январь-февраль 1945 г. ) Бригада понесла потери от фаустпатронов – два танка и одна САУ в районе Траузиттен». Бригада не понесла потерь от огня противотанковых средств Panzerschreck и Ofenrohr. Бригада не располагает сведениями об организации подразделения противника и его противотанковом вооружении.Начальник штаба бригады 89-й Тильзитской ордена Кутузова танковой бригады подполковник Василий Глушков, 4 апреля 1945 года».

Кроме того, 89-я танковая бригада вместо того, чтобы оставаться в тылу, в январе-феврале 1945 года активно участвовала в боях под Кенигсбергом. Только за февраль она потеряла 50 сожженных Т-34 и 38 уничтоженных Т-34. В ходе боев бригада дважды пополнялась, получив 44 танка. Конечно, делать поспешные выводы об эффективности Фаустпатрона на основании отчетов одной бригады преждевременно.К счастью, сохранилось немало документов о действиях советских танковых войск во второй половине войны.

Колонна тяжелых танков ИС-2 движется по городу где-то в Восточной Пруссии. Фаустпатроны на обочине больше не представляют опасности для войск

Например, в начале того же победного 1945 года по приказу маршала Георгия Жукова расследовались тяжелые танковые потери 22-24 марта при расширении плацдарма на западном берегу Одера 8-й гвардейской армией генерал-полковника Василия Чуйкова.В отчете о результатах расследования много говорится об ошибках военной разведки, не заметившей подготовки противника к отражению советского наступления, несовершенстве плана операции, неверных донесениях войск, отсутствии взаимодействия с пехотой и многом другом. Фаустпатроны упоминались только в итоговой таблице: из 122 потерянных танков и САУ 98 были потеряны из-за артиллерии и танков, 15 машин были потеряны из-за фугасов; только 7 случаев связаны с фаустпатронами, и еще два танка были выведены из строя авиационными бомбардировками.В марте 1945 года немецкая пехота, вооруженная фаустпатронами, мало что могла сделать против советских войск, даже когда столкновение было для последних неудачным.

Следующий пример. Потери 9-го танкового корпуса, участвовавшего в Висло-Одерской операции и впоследствии сражавшегося в Восточной Померании, были серьезными. В 1945 г. с 14 января по 14 марта безвозвратными потерями считалось 135 танков и САУ, в капитальный ремонт было отправлено 79 машин, в модернизацию — 190 машин. Фаустпатроны несут ответственность только за 9 потерянных Т-34 из более чем 400.Это ровно на одну машину больше по сравнению с потерями от авиабомбардировок, но значительно меньше по сравнению с тем, что потерял танковый корпус при форсировании водных преград — один ИС-2 и 37 Т-34 потоплены.

Солдат Красной Армии смотрит на фаустпатронов, которые лежат в самосвале на заднем дворе рейхсканцелярии в Берлине

Наконец, Битва за Берлин стала завершающим актом Фаустпатрона. Однако, судя по всему, в их роли не может быть никаких сомнений… Например, считается, что 2-я танковая армия, которой командовал генерал-полковник Семён Богданов, приняла на себя наиболее сильный удар от немецких гранатомётчиков. Однако, исходя из доклада генерал-полковника о действиях части в ходе Берлинской операции, фаустпатроны нанесли 106 потерь из общего числа потерянных 576 бронемашин, что составляет около 18,4%. Причина такого хорошего результата объясняется в том же отчете — Богданов много и подробно писал о нехватке пехоты:

«Пехотные части, работающие совместно с танками, зачищали только нижние этажи зданий, оставляя нетронутыми остальные, тем самым давая возможность снайперам и танковым войскам вести огонь по танкам»

Свои важные примечания добавил и заместитель командующего танковыми и механизированными войсками Красной Армии маршал Павел Ротмистров:

«Штурмовые группы, сформированные в частях танковой армии при подготовке к Берлинской операции, в основном были расформированы еще до начала штурма вследствие напряженных боев на подступах к городу.Приходилось восстанавливать группы, когда бой уже начался. Эти обстоятельства, а также крайняя нехватка пехоты в танковых армиях существенно снижали эффективность действий штурмовых групп. Штурмовые группы, созданные в составе полевых армий после усиления танками приданных танковых корпусов и танками групп поддержки пехоты, за счет достаточного количества пехоты показали большую устойчивость и живучесть. То же самое касается и штурмовых групп, создаваемых в составе мехкорпусов».

Даже в достаточно благоприятных условиях — внутри крупного города, в боях с танками, не имевшими достаточной поддержки пехоты — «Фаустпатрон» даже не стал проявлять себя как чудо-оружие. Учитывая специфические требования 2-4 метра свободного пространства за гранатометчиком, не очевидно, что простые гранаты и бутылочные бомбы могут быть намного хуже для метания их с верхних этажей на проходящие снизу танки. Впрочем, ждать чего-то сверхъестественного от «чудо-оружия» было поздно, когда по асфальтированным дорогам Берлина уже грохотали советские танки.

Фаустпатрон

Фаустпатрон 30 и Панцерфауст 60 Вид в разрезе на Faustpatrone 30 и Panzerfaust 60 Кулачный патрон из бельгийского музея

Faustpatrone был первым безоткатным одноразовым оружием для борьбы с танками и предшественником более известного немецкого Panzerfaust. Другими названиями оружия были Faustpatrone 1 , Faustpatrone small , Faustpatrone 30 или — позже преемник — Panzerfaust 30 (где 30 означало дальность стрельбы в метрах).Были также такие прозвища, как «Гретхен» и «маленькая Грета».

Разработка кулачного патрона началась в Лейпциге в 1942 году на фирме HASAG под руководством Генриха Лангвейлера. Цель состояла в том, чтобы создать простое, но эффективное средство защиты пехотинцев от танков, так как у немецких солдат были значительные трудности с советским танком Т-34 в войне против Советского Союза.

Результатом стал первый патрон 30, испытанный на войсковых испытаниях в 1942 году и впервые представленный в 1943 году.Вермахт заказал 20 000 единиц; первые 500 были доставлены на Восточный фронт компанией HASAG Hugo Schneider AG, завод в Шлибене, в августе 1943 года. HASAG использовала подневольных рабочих из концентрационных лагерей для удовлетворения своих потребностей в рабочей силе.

Кулачный патрон (общий вес: 3,2 кг, 54 грамма метательного заряда, 0,4 кг кумулятивного заряда в боевой части) мог пробивать до 140 миллиметров брони на дальности 30 метров.

Проблемы с кулачным патроном заключались в отсутствии оптического прицела и в том, что остроконечная боевая часть диаметром 100 миллиметров имела тенденцию рикошетить от наклонной брони Т-34 или взрываться без пробития.Из-за рано выявленных дефектов производство модели-преемницы Panzerfaust 30 началось почти одновременно с внедрением первого патрона. У него был козырек, метательный заряд, усиленный до 96 граммов, и кумулятивный заряд, увеличенный вдвое до 0,8 килограмма. Боевая часть была расширена до 150 миллиметров, чтобы добиться более высокого эффекта даже при косой броне с увеличенной площадью поражения.

Отличие Faustpatrone 30 (меньший и заостренный) от Panzerfaust 30 (больший и затупленный) хорошо видно по боевой части.

литература

  • Гюнтер Воллерт, Райнер Лидшун: единиц пехотного оружия вчера . (1918-1945). В: Иллюстрированная энциклопедия пехотного оружия со всего мира . 3. Издание. лента 1 . Brandenburgisches Verlagshaus, Берлин, 1998 г. , ISBN 978-3-89488-036-1 , с. 226–228.

Интернет-ссылки

(*) А также другие немецкие военные формирования

Панцерфауст / Эрсте Цуг

Панцерфауст
Дэвид Акерман, под редакцией Джонатана Бочека


следующее взято из информационного бюллетеня Die Neue Feldpost & было сделано это с разрешения издателя. Мы также хотели бы поблагодарить его за его щедрость. как поблагодарить всех, кто внес свой вклад в это статья. Именно их усилиями мы можем поделиться этим ценным исследованием с остальными из вас.

оружие и тактика немецкого пехотинца для борьбы с танками резко изменилась с 1939 по 1945 год.Landser вступил во Вторую мировую войну с очень небольшая подготовка по борьбе с танками. То эффективность его противотанковых средств во время первоначальные кампании в Польше и Франции были адекватный. Когда поход против России началась слабость немецких противотанковых средств и тактика стала очевидной. Исходное поле опыт с русскими танками на Восточном фронте, особенно типы Т-34 и КВ, убедили их что их существующая пехотная противотанковая тактика и оружия было недостаточно.

Работа поиск дешевого, легко переносимого решения стал Управление вооружения вооруженных сил, или Waffenamt , подраздел Waffen Pruf. 11 . Ваффен Пруф была организация, занимающаяся всеми испытаниями оружия & развитие & Подраздел 11 был посвящен ракеты. В итоге революционер и было разработано инновационное оружие.Это было известно как Panzerfaust (танковый кулак).

В Декабрь 1942 года, первая серийная модель Панцерфаусты поступили на вооружение. Первоначально известный как Фаустпатрон I, или « Гретхен «, это был позже обозначенный как Panzerfaust (Klein) 30м. У него было начальная скорость 30 метров в секунду, а его .Боевая часть массой 75 кг могла пробить 140 мм снарядов. броня под углом 30 градусов. Необычная форма аэродинамический конус на передней части этой гранаты часто предотвратил детонацию этого оружия на сильно наклонная броня некоторых российских танков, & эта проблема была частично решена во втором модель, известная как Faustpatrone II. Граната сейчас имел угловатый вид, а вес был увеличилось до 1.5 кг, тем самым увеличив его бронебойность до 200 мм под углом 30 град. склон. Это оружие также получило название Панцерфауст (Гросс) 30м, чтобы отличить от «Гретхен», которая была выпущена в в то же время.

В начале В 1944 году был разработан Panzerfaust 60m. Этот модель имела более толстую трубку, более прочный капсюль, больший метательный заряд, усовершенствованный взрыватель и бомба с фиксированное соединение между головой и хвостом вал.Эффективная дальность увеличена до 80 метров, а начальная скорость до 45 м/сек. То бронепробиваемость была примерно такой же, как у Фаустпатрон II. Переработанный триггер механизм 60м также дал оператору некоторое варианты в огневых позициях (как через плечо положение), которые не были практичными с кнопочный спуск более ранних моделей.

Автор Сентябрь 1944 г. достигнуто очередное увеличение дальности полета. с введением Panzerfaust 100м. Эффективная дальность стрельбы составляла 150 метров, и это было возможно за счет применения двух пороховых заряды, немного разделенные промежутком. Зажигание был частично смещен и привел к плавному & быстрое увеличение скорости.На 100 м было Начальная скорость пули 62 м/с, пробитие 200 мм. брони на 150 метров.

В январе 1945 года была выпущена новая версия Panzerfaust. разработан, известный как Panzerfaust 150m, в котором вес снаряда был уменьшен (тем самым увеличение дальности), не влияя на его проникающая способность.У этой модели была морда скорость 82 м/с и может пробить 200 мм броня на 200 метров. Противопехотный также предусматривалась осколочная гильза. Очень мало Панцерфауст на 150 м достиг войск до конец войны.

В В конце Второй мировой войны Panzerfaust 250m находился в разработке. Эта модель была бы перезагружаемой и была бы оснащен пистолетной рукояткой под трубкой. 250м был родоначальником современной российской РПГ серия противотанковых средств.

Panzerfaust не был настоящей ракетной установкой, поскольку боеголовка не несла собственного топлива. То метательный заряд находился внутри пускового трубка.При выстреле пороховые газы толкались граната из передней части трубы, а также выбрасывается из задней части трубы, что устраняет отскакивать. Это также вызвало очень опасную обратный взрыв, и в этом смысл предупреждения на каждой пробирке написано:  Внимание! Интенсивный огненный поток!

сама граната использовала «кумулятивный заряд» принцип бронепробития, а у 60м была боеголовка диаметром около 5-1/2 дюймов.Позади боеголовка в форме луковицы представляла собой полую трубку, содержащую взрыватель основания и бластер. Эти элементы были загружены в гранату непосредственно перед используя его, сняв съемное хвостовое оперение и вставляя их в полую трубку. После заменено хвостовое оперение, загнуты кили против хвоста и граната скользнула в перед трубой.С вытащенной английской булавкой и задний прицел развернут, граната была удерживается на месте за счет трения от сложенных плавников против внутренней части трубы. После запуска плавники распахнулись, управляя гранатой, когда она колебался на пути к цели. То Трубка со спусковым крючком была выброшена.

Метод работы на 60 м было следующим: После вооружение гранаты и установка ее на базу блок, Landser вытащил предохранительное кольцо из поворачивая мушку и потянул ее вверх, пока она не заперт.Т-образный предохранитель был выдвинут вперед, и все, что нужно было сделать оператору, это прицелиться и нажмите пусковой рычаг вниз. В качестве фронта часть спускового крючка нажата, задняя часть повернута вверх, подняв защелку бойка из пружинной стали бар. В конце концов, защелка соскользнула с нападающий и нападающий резко опустились вниз, попадание в капсюль и воспламенение топлива за гранатой.Ударив что-либо, взрыватель в основании гранаты работал как ударный взрыватель, взрывающий боевую часть.

Панцерфауст был оружием ближнего боя, которое полагалось сильно на удивление. Пользователь должен был быть разоблачен до цели на таких малых дистанциях, что при выстрел из оружия, в результате чего явный ответный взрыв установил местонахождение стрелявшего.

Ранний версии также подвергались случайным неисправности. Изредка появлялся даже преждевременная детонация боевой части или разрыв трубки который убил оператора. Другой случай был фауст, который не пошел вообще. Там это рассказ офицера, который прошел через все трудности, чтобы преследовать британский танк, только чтобы обнаружить, что Панцерфауст у него был ништяк.Вероятно, это было частично из-за этих событий немецкий солдат не полностью доверял оружию, когда оно впервые появился. Однако по мере устранения ошибок и оружие произвело благоприятное впечатление, это недоверие сменилось почти полным доверием.

Фауст применялась не только против танков.Другая эффективное применение оружия было как «дом buster».  При атаке зданий и легкие укрепления, немецкие солдаты вскоре узнали что один-два выстрела из «Панцерфауста» могли уничтожить или ломайте стены и деморализуйте защитников.

Был еще одно из семейства фаустов, но это оружие было лошадь другого цвета. Флигерфауст предназначался для использования в качестве зенитного оружия и выглядел что-то вроде мини Nebelwerfer. Шесть тонкостенные стволы НКТ, опирающиеся на плечо, и выстрелил залпом. Снаряды были небольшие ракеты, оснащенные стандартным 20-мм фугасом зенитная пуля. Некоторые из этих видов оружия добраться до войск (именно за отказ от того, что есть считается, что часть этого оружия на западном берегу Рейна, что молодой офицер Люфтваффе был казнен после Ремагенской битвы), но это не известно, действительно ли ими были сбиты какие-либо Джабо.

Всего, Панцерфауст стал считаться мощным оружием… оружие, которое вселяло ужас в любой экипаж танка, столкнуться с этим. Чтобы узнать больше об этом оружии: Нажмите Здесь

 

ВЕРНУТЬСЯ К ПУНКТАМ

2/шт.Aufkl.Abt. Grossdeutschland — базирующаяся в Великобритании немецкая группа реконструкции времен Второй мировой войны

.

Панцерфауст



Panzerfaust 30 klein («маленький») или Faustpatrone

« Panzerfaust» буквально означает «Танк «Кулак» был недорогим, одноразовым, безоткатным противотанковым оружием. Он состоял из небольшой одноразовой пусковой трубы с предварительным натягом, стреляющей мощным огнем. фугасная противотанковая боеголовка, которой мог управлять один солдат на поле боя и предназначен для решения проблемы нехватки противотанковых средств выставленных на вооружение Вермахтом и растущей советской танковой угрозой в основном опыт на Восточном фронте.

Первоначальным прототипом или предшественником Panzerfaust был Faustpatrone , буквально «кулачный патрон». Имея гораздо меньшую конфигурацию чем Панцерфауст, Фаустпатрон был немного тяжелее, чем более поздний модели для подражания. Летом началась разработка Faustpatrone. 1942 г. на немецкой фирме HASAG — Hugo Schneider AG, Werk Schlieben с разработкой меньшего прототипа под названием Гретхен (Маленькая Гретель) командой, возглавляемой д.Генрих Лангвейлер в Лейпциге. Основная концепция был безоткатным орудием, так как ни фаустпатрон, ни его преемник «Панцерфаусты» были ракетными снарядами, подобными тем, которыми стреляли Панцершрек.



Panzerfaust 60

В нем использовалась относительно новая концепция кумулятивных зарядов. Этот радикальный Идея того времени использовала недавно открытый принцип направленного взрывчатые вещества производились зарядом особой формы (в данном случае перевернутым воронки или конуса) можно было сконцентрировать, чтобы взорвать в заранее заданном направлении, а не взрываться в традиционном сферическом всестороннем форма, которая говорит, что оболочка будет производить.Хотя боеголовка выглядит значительно громоздкий, это в основном пустое пространство внутри, которое действует просто как фокусирующая камера для боеголовки. Когда боеголовка поражает цель, заряд взрывчатого вещества гильза в задней части боевой части срабатывает. Внутреннее пространство, соединенное со специально отформованной формой заряда позволяет детонировать заряд внутри, чтобы формироваться и двигаться в одном сфокусированном направлении. Этот сфокусированный взрыв пробивает маленькое отверстие размером с кулак в броневой стали корпус танка, обрызгивая внутреннюю часть машины расплавленной сталью с очень высокой скоростью, что обычно приводит к детонации боеприпасов и хранящееся внутри топливо.

Heereswaffenamt заказал первые 20 000 единиц с первыми 500 Фаустпатронен поставлен заводом-изготовителем в августе 1943 г. Хотя первая модель, как правило, страдала от нескольких проблем, поскольку этот оригинал модель не имела никакого прицельного приспособления, она также страдала из-за нечетного форма боеголовки, склонная к рикошету или взрыву меньшее влияние на наклонную броню, особенно при развертывании против русских Т-34.Поскольку эти проблемы возникли в начале программы, разработка и производство его преемника, Panzerfaust 30, уже началось. и к моменту первых поставок эти вопросы были в основном решены. Странно даже с дальнейшими разработками более крупных более эффективных фаустов небольшой и простой фаустпатрон производился вплоть до 1945 года. положение рук.Используя откидные прицельные приспособления из штампованной стали, оператор выровнять прицельные метки и при выстреле боеголовка была бы выбрасываются из трубки-носителя небольшим зарядом черного пороха и появляются быть подброшенным высоко в воздух, как снаряд из миномета, а затем упасть на намеченную цель. На Panzerfaust была нанесена этикетка с инструкциями. на боеголовку и предупреждения, написанные большими красными буквами вдоль основного трубка, слова обычно Achtung! Фейерстраль! («Осторожно! Огонь Джет!»).Это должно было предупредить солдат об опасном ударе сзади. к задней части стреляющей трубы. После выстрела трубка была выброшена, что сделало Panzerfaust — первое по-настоящему одноразовое противотанковое оружие. В течение На последних этапах войны многие плохо обученные последние брошенные призывники были просто дали Панцерфауст и больше ничего, породив несколько немецких генералы саркастически заметили, что трубки можно было бы использовать в качестве клубы!

Прицел, ударно-спусковой механизм и предупреждающая информация на Панцерфауст 60.

Panzerfaust был чрезвычайно эффективен в городских боевых условиях, которые собирали шаг к концу войны. Таким образом, на этом позднем этапе войны на на восточном фронте около 70% всех уничтоженных русских танков (поднявшись почти до 100% в битве за Берлин) были сбиты либо Панцерфаустами, либо Панцершреками немецкая базука. Оба оружия получили прозвище «фаусты». советские войска; поэтому операторы такого оружия были названы «фаустниками».В ответ советские войска установили на свои танки разнесенную броню. с начала 1945 года в попытке предварительно взорвать боеголовку на жертвенная разнесенная броня, защищающая броню основного танка под ней. Поскольку они представляли такую ​​опасность для советских танкистов, каждая танковая рота также выделили взвод пехоты для защиты от этих пехотинцев. противотанковое вооружение.

В порядке разработки и появления

Panzerfaust 30 klein («маленький») или Faustpatrone
Первый вариант, с началом поставок в августе 1943 г., имел общий вес 3.2 кг и общая длина 98,5 см. Обозначение «30» указывало на номинальную максимальную дальность 30 м. Он имел диаметр 3,3 см. трубка, содержащая 54 грамма метательного заряда черного пороха, запускающего 10-см боевая часть, несущая кумулятивный заряд массой 400 г смеси тротила и тригексогена в соотношении 50:50. Снаряд летел со скоростью всего 30 м (98 футов) в секунду и мог пробить 140 мм брони.

Panzerfaust 30
Улучшенная версия также появится в августе 1943 г., эта версия имела боевую часть большего размера для улучшения бронепробиваемости. 200 мм, но на той же дальности 30 метров.Устанавливается на боеголовку и общий ко всем конструкциям был деревянный вал со сложенными стабилизирующими стабилизаторами из 0,25 мм толстая пружинная сталь. Эти сплющенные лезвия выпрямились в нужное положение рефлекс, как только они покинули пусковую трубу и помогли стабилизировать боеголовку в полете.

Panzerfaust 60
Это была самая распространенная версия, производство которой началось в сентябре 1944 г. У него была гораздо более практичная дальность 60 м, хотя при начальной скорости всего 45 м (148 футов) в секунду потребуется 1.3 секунд, чтобы боеголовка достигла танка на таком расстоянии. Для достижения высшего скорость, диаметр трубы был увеличен до 5 см и 134 г топлива. использовал. Он также имел улучшенный откидной целик и спусковой механизм. Оружие теперь весило 6,1 кг. Он мог поражать 200 мм брони.

Panzerfaust 100
Это была последняя версия, выпущенная в большом количестве. с ноября 1944 г. Его номинальная максимальная дальность стрельбы составляла 100 м.190г пороха запустила боеголовку со скоростью 60 м (200 футов) в секунду с 6-сантиметрового трубка диаметр. Прицел имел отверстия на 30, 60, 80 и 150 метров и имел светящейся краской в ​​них, чтобы облегчить подсчет до нужного в темнота. Эта версия весила 6 кг и могла пробить 220 мм. брони.

Panzerfaust 150
Представляет собой серьезную переработку оригинальной концепции. и развернуты в ограниченном количестве ближе к концу войны.Огневая трубка был усилен и многоразового использования до десяти выстрелов. Полностью переработанный остроконечная боевая часть с повышенной бронепробиваемостью и двухступенчатым метательным зарядом система зажигания давала более высокую скорость 85 м (279 футов) в секунду. используется с хорошим эффектом. Производство началось в марте 1945 года всего за два месяца до окончания войны.

Panzerfaust 250
Это еще один шаг вперед в дизайне, планировалось запустить в производство в сентябре 1945 года.Аналогичен модели 150. по своей конструкции модель 250 включала более длинную стреляющую трубу и дополнительную концепцию. пистолетной рукоятки со спусковым механизмом. Война закончилась до разработки был завершен, но сравнение с советским РПГ-2 оставляет желать лучшего. сомнительно, но сделать вывод, что вариант Panzerfaust 250 лег в основу на разработку послевоенного РПГ-2, который позже превратился в успешная в мире система вооружения РПГ-7. Источники утверждают, что советская армия использовал трофейные запасы «Панцерфаустов», получивших обозначение РПГ-1, до появления у них РПГ-2.

Подводя итог, небольшой размер Panzerfaust, безусловно, скрывает его смертоносность. удар и дает солдату-одиночке возможность уничтожить вражеский танк в одиночку вручную, хотя относительно небольшой диапазон ранних воплощений сильно подвергал самого оператора опасности встречного огня. Поскольку танк представляет собой значительные затраты и инвестиции для армии, трудно представить, что его можно так легко разрушить с таким относительно простое и недорогое оружие.Неудивительно, что эти замечательные оружие от американского LAW до российского РПГ обрело дом среди всех армий мира и может быть найден практически в каждый конфликт со времен Второй мировой войны.