Содержание

Первый после Рихтгофена | Warspot.ru

Его карьера была головокружительной: от восторженного юнца-энтузиаста авиации, ставшего вторым по результативности асом Германии, до воздушного циркача и плейбоя, а затем гитлеровского генерала и чиновника, прообраза нескольких персонажей фильмов и книг.

Невезучий коротышка

Эрнст Удет (Ernst Udet), сын состоятельного инженера и предпринимателя, родился 26 апреля 1896 года во Франкфурте-на-Майне, а вырос в Мюнхене, куда семья переселилась через несколько лет. С детства он был увлечён зарождающейся авиацией и вообще всем, что летает. Начав с воздушных змеев, мальчик переключился на летающие модели, а потом вместе с другими членами Аэроклуба Мюнхена построил планер собственной конструкции. После завершения постройки Удет вознамерился лично облетать аппарат, но первая же попытка подняться в воздух привела к аварии. К счастью, герой-испытатель отделался лишь лёгким испугом.

Эрнст Удет, 1918 год

Когда началась Первая мировая война, Удету уже исполнилось 18 лет, поэтому 2 августа 1914 года он пошёл на призывной пункт записываться в армию, но получил отказ по причине малого роста, немного не дотянув до минимально допустимых для добровольцев 160 см.

Начав искать другие варианты и узнав о проводимом через Автомобильный клуб Германии наборе добровольцев-водителей на службу в армии, юноша немедленно решил записаться в это общество. Обходной манёвр отлично сработал: уже 18 августа он был мобилизован вместе со своим мотоциклом, подаренным отцом, и отправился служить вестовым в штаб 26-й (вюртембергской) резервной пехотной дивизии, уже выдвинувшейся на фронт в Вогезах.

Слева экипаж 206-го артиллерийского авиаотряда: наблюдатель лейтенант Бруно Юстинус и пилот флигер Эрнст Удет, сентябрь 1915 года. Справа ефрейтор Удет во время пребывания в APF Гаэде перед тренировочным «Отто» B.I (лицензионный LVG B.I) — вполне возможно, тем самым, на котором полетел из-под ареста в бой

Впрочем, пребывание непосредственно на фронте продлилось всего четыре недели, но за это время Удет попал в серьёзную переделку, въехав во время доставки пакета прямо в передовые порядки французских войск. 15 сентября случилась авария: молодой мотоциклист угодил в незаметную воронку и был эвакуирован в тыловой госпиталь с переломом плеча и многочисленными ушибами.

Через 10 дней Удет выписался, но вместо возвращения обратно в дивизию получил назначение в Бельгию, в автопарк города Намюра. Там он в течение следующих четырёх недель развозил почту, а 20 октября был откомандирован обратно в Мюнхен. Формально Эрнст находился в распоряжении местного командования, но фактически был просто отпущен домой до особого распоряжения.

Fokker E.II серийный номер E54/15, на котором унтер-офицер Удет летал в KEK Хабсхайм в конце 1915 и/или начале 1916 года. Вполне возможно, что это тот самый «подержанный» истребитель, на котором он прибыл в часть

Время шло, но никаких распоряжений не поступало. Эрнст решил вновь взять дело в свои руки и поехал в Обершлайсхайм (пригород Мюнхена) записываться в баварскую авиацию, которая тогда была отдельной структурой, но получил отказ. Один из офицеров объяснил, что у них и так более чем достаточно офицеров активной службы, желающих стать лётчиками и наблюдателями, и рядовой, к тому же, не прошедший даже начальной военной подготовки, всегда будет в самом конце списка претендентов, если только у него уже не будет пилотского диплома.

Воспользовавшись советом, Удет записался в коммерческую лётную школу при авиастроительной фирме «Отто» (платил за всё опять его отец) и в апреле 1915 года получил гражданский диплом пилота. С ним он снова отправился в Обершлайсхайм, но опять получил отказ в приёме, на этот раз из-за юного возраста. Тогда он отправил запросы на поступление в одну флотскую и две армейские прусские лётные школы. Все три были готовы его принять, но первый ответ пришёл из Дармштадта, поэтому 15 июня флигер (рядовой авиации) Удет стал курсантом базирующегося там 9-го запасного отряда, а всего через несколько недель уже сам начал давать провозные полёты курсантам.

Вице-фельдфебель Удет (слева) весной-летом 1916 позирует перед одним из «Фоккеров» E.III команды Хабсхайм. Аппарат был «тюнингован» своим владельцем: виден спидометр на левом крыле и зеркало заднего вида на правом борту кабины

В августе 1915 года Удета пригласил в свой экипаж лейтенант Бруно Юстинус (Bruno Justinus) — старший офицер формирующегося 206-го артиллерийского авиаотряда. 3 сентября эта часть была признана боеготовой, отправлена на западный фронт и воевала потом в тех же местах, где Удет колесил на мотоцикле годом ранее.

Основной задачей отряда была корректировка огня артиллерии, для чего все машины оснащались радиостанциями, но часть привлекалась и к массированным по меркам того времени бомбардировочным рейдам на Бельфор. Удет принял участие в трёх таких вылетах, в каждом из которых побывал на волосок от смерти, но эти полёты оказали заметное влияние на дальнейшую лётную карьеру будущего аса.

«Пфальц» E.IV, разбитый на посадке Эрнстом Удетом, конец весны – начало осени 1916 года

14 сентября при возвращении лопнуло крепление расчалок правого крыла его «Авиатика» B.II, коробку крыльев перекосило, и машина потеряла управление. Лётчик с большим трудом сумел выровнять самолёт на небольшой высоте, но без крена аппарат мог держаться только на планировании и начинал заваливаться влево, стоило только увеличить обороты двигателя. Не помогали ни полностью вывернутое колесо штурвала, ни противовес в виде вылезшего на крыло наблюдателя.

Далее полёт продолжался рывками: короткий разгон с растущим креном и последующее планирование с выравниванием. Швейцарская граница была рядом, поэтому экипаж направился туда, и до Германии добрался, сделав крюк через территорию нейтральной державы. Этот эпизод принёс Эрнсту чин ефрейтора и первую боевую награду «за сохранённый для Фатерланда самолёт».

Следующий рейд состоялся 24 или 28 сентября. Удет снова летел на «Авиатике», но вооружённом: то ли кустарно доработанном B.II, то ли заводском «кампффлюгцойге» модели C.I. Явно перегруженный (бомбы, полная заправка, два пулемёта с боекомплектом и радиостанция) аэроплан с трудом оторвался от земли после долгого разбега. Лётчик начал разворот с набором высоты, но в стремлении быстрее подняться выше перетянул штурвал на себя. Потерявшая скорость машина свалилась на крыло и рухнула прямо на лётное поле.

Fokker D.III (серийный номер D368/16), на котором офицер-штельфертретер Удет летал в Jasta 15 в ноябре 1916 года. На фюзеляже за кабиной был установлен раскрашенный фанерный силуэт наблюдателя для отпугивания заходящих в хвост вражеских истребителей, но идея себя не оправдала, и больше лётчик к ней не возвращался

Высота и скорость были небольшими, и оба авиатора выжили. Юстинуса при ударе выбросило из кабины, и он избежал серьёзных травм, а Удета зажало в обломках, но на его счастье не случилось ни пожара, ни детонации бомб. Через две недели он не выдержал госпитальной скуки и сбежал обратно на аэродром, но оказалось, что там ему вовсе не рады: разозлённый командир успел не только изгнать виновника из части, но и отдал под трибунал.

Собрав вещи, незадачливый пилот отправился дожидаться своей участи в армейский авиапарк армейской группы генерала Гаэде (Armee-Flug-Park Gaede). Вскоре всё решилось, и личному составу парка объявили, что ефрейтор Удет признан виновным в нарушении правил полётов и опасном маневрировании, которые привели к потере ценного самолёта и угрозе жизни офицера-наблюдателя. Только благодаря прежним заслугам — читай, недавнему награждению — всё ограничилось неделей ареста.

«Фоккер» D.III (серийный номер D1017/16.) после неудачной посадки Удета зимой 1916–1917 гг.

Отбыв срок, Эрнст вернулся в авиапарк, но даже не успел доложить о своём прибытии, будучи перехвачен неизвестным ему офицером. Тот уточнил его специальность и препроводил в ангар к старому тренировочному «Эльфауге», который был уже подготовлен к вылету: стартовал очередной рейд на Бельфор, и некий лейтенант Хартман (Hartmann) тоже решил в нём поучаствовать.

Старый изношенный аппарат не мог толком ни разгоняться, ни набирать высоту, поэтому, заметив впереди несколько самолётов противника, лейтенант предпочёл отбомбиться по запасной цели и возвращаться обратно. Одна из бомб, которые он бросал через специальный люк в полу кабины, попала на колёсную ось и застряла между ней и горизонтальной стойкой шасси. Прошло несколько весьма неприятных минут, прежде чем лётчику удалось скинуть опасный сюрприз серией резких манёвров.

Истребитель или не истребитель?

После посадки Удет всё же добрался до канцелярии парка и узнал, что пока он был в воздухе, о нём справлялся офицер из штаба армейской группы, который распорядился о переводе в истребительную команду Хабсхайм (KEK Habsheim). Как только парк получит новый истребитель, Удет мог отправляться на нём к новому месту службы.

Albatros D.III (серийный номер D1941/16) из 15-й истребительной эскадрильи, который в январе 1917 года стал персональным истребителем лейтенанта Удета

С первого раза выполнить этот план не удалось: при взлёте спусковой тросик пулемёта захлестнулся за кран бензосистемы на приборной доске и заблокировал перемещение ручки управления, поэтому Эрнст не сумел отвернуть в сторону и врезался в ангар. Новенький «Фоккер» E.III был разбит вдребезги, но на лётчике не было ни царапины и, что не менее важно, командование в этот раз не предъявило ему никаких претензий за потерю ценного самолёта.

Впрочем, совсем без последствий авария не осталась: Удету пришлось задержаться в авиапарке, а потом довольствоваться «подержанным» истребителем ранней модели, на котором он перелетел в Хабсхайм 29 ноября, на следующий день после присвоения ему звания «унтер-офицер».

Аэродром 15-й истребительной эскадрильи в Шампани. Два ближних к камере самолёта — «Роланды» D.II, остальные — «Альбатросы» D. III, и ближайший из них несёт на фюзеляже шеврон с треугольником в стиле обозначений Второй мировой. Вероятно, это командирская машина

На левом фланге западного фронта работы для лётчиков-истребителей оказалось заметно меньше, чем для «двухместников», и воздушного противника Удет впервые встретил только 20 декабря. Вылетев по вызову наземных постов наблюдения, он обнаружил идущий ему навстречу «Кодрон» G.4 и взял его в прицел, но потом вдруг впал в ступор и так и не сумел нажать на гашетку. Опомнился он только когда открыл огонь французский стрелок, и пули начали рвать обшивку «Фоккера», но и тогда в бой не вступил, а просто сбежал пикированием.

Следующие три месяца Удет исправно летал, пересев на E.III, но в воздушных боях не участвовал, что не помешало командованию 13 марта присвоить ему звание вице-фельдфебеля. Пять дней спустя он был поднят на перехват двух самолётов противника, направляющихся в сторону Альткирха. Прибыв в указанный район, он обнаружил нарушителей, только их оказалось на порядок больше: в налёте было задействовано 23 самолёта.

Albatros D.V (серийный номер D4476/17) из состава Jasta 37, на котором лейтенант Удет летал в сентябре 1917 года. Это самый ранний из известных его самолётов, названных в честь подруги лётчика Элеоноры Цинк, позже ставшей его женой. Диагональные чёрно-белые полосы на горизонтальном оперении были знаком принадлежности к эскадрилье

Опасаясь атаковать в одиночку, Эрнст держался выше французов, благо те не обращали на него внимания. Но потом бомбардировщики вышли к пригородам Мюльхаузена, и нужно было либо вступать в бой, либо возвращаться на базу и писать рапорт о списании в пехоту. Выбрав целью большой «Фарман» F.40 в центре первой группы бомбардировщиков, Эрнст устремился в атаку и поджёг неприятельский аппарат длинной очередью в упор.

В этот момент он сам попал под огонь пары «Кодронов» и вынужден был уходить из-под удара пикированием. Переведя машину в горизонтальный полёт, он увидел, что в бой вступили другие немецкие лётчики, но не стал присоединяться к ним, а погнался за вышедшим из боя одиночным «Кодроном». Постоянно поливая противника огнём, он «вырубил» правый двигатель французского самолёта, но не сумел его добить из-за отказа оружия.

Череда побед

После отражения этого налёта на южном участке фронта для истребителей опять наступило затишье с бесплодным патрулированием и редкими и безрезультатными вылетами на перехват. Весной 1916 года Удет освоил «Пфальц» E.IV — довольно редкий аппарат, а в конце лета – начале осени пересел на бипланы Фоккера: сначала D.II, а позже D.III.

Albatros D.V, на котором Удет летал осенью 1917 года

Осенью процесс реорганизации истребительной авиации дошёл и до крайнего юга французского фронта, и 10 октября команда Хабсхайм была преобразована в 15-ю истребительную эскадрилью, а два дня спустя её лётчики приняли участие в отражении крупного англо-французского налёта на Оберндорф. Удет тогда сбил бомбардировщик «Бреге-Мишлен» BM.4, ставший его второй подтверждённой победой.

После рейда активность действий авиации вновь упала до минимума, но по сравнению с прошлым годом воздушных боёв стало больше, и в декабре и феврале Удет сбил ещё по одному французскому самолёту. По службе он тоже продвигался вполне успешно, в ноябре став офицер-штельфертретером, а в январе — лейтенантом резерва.

Поздней осенью 1917 года фюзеляжи всех истребителей Jasta 37 были выкрашены в чёрный цвет, а на носу они получили белый тактический номер. При этом стандартные для Германии обозначения на борту за кабиной и/или вертикальном оперении были сохранены. Крайний справа самолёт Удета, у которого вместо номера изображён командирский шеврон

В начале марта 15-ю истребительную, к тому времени летавшую уже на «Альбатросах» и нескольких «Роландах», перебросили на более активный фронт в Шампани. На новом месте Удет 15 апреля и 5 мая одержал свои 5-ю и 6-ю победы, а с 18 мая по 19 июня, когда комэск был в отпуске, исполнял его обязанности.

Примерно в то же время произошёл и вошедший в авиационный эпос эпизод с единоборством двух истребителей, отказом оружия на немецком самолёте и заметившим это французом, не ставшим добивать беспомощного врага. Сам Удет утверждал, что прочитал надпись «Vieux» на борту «Спада», а значит его противником был Жорж Гинемер. Такое вполне возможно — «Аисты» воевали на том же участке фронта, — но недоказуемо, потому что тактический номер неприятельской машины немец ни в одном из рассказов не приводил.

Albatros D.Va, который был персональным самолётом Удета зимой 1917–1918 гг.

Кроме новых побед, у повышенной активности авиации была и оборотная сторона: 15-я эскадрилья тоже начала нести потери, и большая их часть пришлась на период командирства Удета. Поступление пополнений задерживалось, так что в начале июня от некогда полнокровной эскадрильи осталось одно звено.

На Эрнста, как старшего, легла обязанность писать письма родным погибших товарищей и пересылать их вещи. Это далось ему нелегко, а так как в итоге он остался последним из оригинального лётного состава эскадрильи, то его уже ничего не держало в этой части, и в июле он запросил перевода в 37-ю эскадрилью, которой командовал его старый товарищ. Jasta 37 тоже начала воевать на левом фланге фронта, но в середине июля её перебросили во Фландрию в английский сектор, и в августе Удет открыл счёт побед части против нового противника. Всего за месяц ему засчитали три победы, потом столько же в сентябре.

Исполняющий обязанности командира 11-й истребительной эскадрильи Удет в кабине триплана после возвращения из боевого вылета 28 марта 1918 года

7 ноября он стал штаффель-фюрером и в том же месяце пересёк рубеж 15 побед, а 18 февраля 1918 года — и 20. Но следующую заявку, 9 марта, ему не засчитали, потому что по докладам наблюдателей «Кэмел» не упал, а совершил вынужденную посадку.

15 марта эскадрилью перебросили в район Камбре. Эрнст как раз руководил обустройством части на новом аэродроме, когда к нему подошёл ротмистр фон Рихтгофен и предложил перевестись в его эскадру.

Под крылом «Красного барона»

Это было то самое «предложение, от которого невозможно отказаться», и 25 марта Удет стал исполняющим обязанности командира 11-й истребительной эскадрильи. Освоив новый для себя истребитель-триплан, он одержал первую победу на нём 27 марта, а на следующий день ещё одну. После возвращения из вылета Эрнст впервые почувствовал боль в ушах. Сначала она была слабой и просто надоедливой, но вскоре начала становиться всё более острой. Некоторое время лётчик пытался бороться с ней и даже одержал ещё одну победу 6 апреля, но потом пришлось идти сдаваться медику эскадры. Тот предположил воспаление среднего уха, и Рихтгофен сразу же отстранил больного офицера от службы, отправив его в тыл до полного выздоровления.

Fokker Dr.I (серийный номер Dr586/17), который был персональным самолётом лейтенанта Удета в первые три недели командования Jasta 4. За исключением букв LO, все обозначения на этой машине относятся к более раннему времени, когда её владельцем был командир 6-й эскадрильи Ганс Киршштайн (Hans Kirschstein). На фотографии это плохо видно, но на правом борту наклон полос был противоположным

Лечился ас дома у семейного доктора и вернулся на фронт в середине мая. 20-го числа, одновременно с перебазированием эскадры в район Реймса, он был назначен исполняющим обязанности командира Jasta 4, а 3 июня официально утверждён в этой должности. В напряжённых боях с французской авиацией счёт побед Удета рос быстро: 31 мая он добился 24-го, а 25 июня уже 35-го подтверждённого успеха.

29 июня у него был день отдыха, но утром на аэродром позвонили с запросом на уничтожение неприятельского корректировщика, а все остальные лётчики уже находились в небе, поэтому командир полетел сам. Выйдя в заданный район, он обнаружил одиночный «Бреге»-14 и успешно подобрался к нему поближе, укрываясь в мёртвой зоне обстрела под фюзеляжем и за оперением неприятельской машины. После короткой очереди в упор французский стрелок упал в своей кабине, и второй заход Удет выполнял уже сбоку, чтобы поразить двигатель разведчика, но в последний момент стрелок вдруг опять встал за пулемёты и всадил в атакующий истребитель точную очередь.

В первой половине июня борт 586/17 был списан, и взамен Удет получил триплан Dr593/17. Он начертил мелом на борту эскиз нового дизайна своего «логотипа», но в краске его исполнить не успели, так как всего через несколько дней Jasta 4 начала получать «Фоккеры» D. VII, и ас пересел на один из них. На фотографии этого не видно, но именно на этом истребителе впервые появился командирский «шеврон» на горизонтальном оперении

Машину резко повело влево, и она полностью перестала слушаться рулей. Но пилот был цел, двигатель работал, а самолёт продолжал полёт, накручивая круги. Когда нос самолёта был направлен на восток, Эрнст давал полный газ, сбрасывая его после разворота на запад, тем самым постепенно уходя на свою территорию. Потом «Фоккер» вдруг резко задрал нос вверх и, потеряв скорость, камнем рухнул вниз, и если бы не новинка — парашют Хайнеке, — история бы на этом и закончилась.

Лётчик отстегнул ремни, встал в полный рост в кабине и был выдернут из неё потоком воздуха, потом почувствовал сильный удар в спину и резкий рывок: незатянутый ремень подвесной системы застрял между килем и роговым компенсатором руля направления. Приложив все силы, Эрнсту всё же удалось согнуть верхушку руля и освободить застрявший ремень. В последний момент перед падением купол парашюта успел раскрыться, так что всё обошлось сильными ушибами и лёгкой хромотой, а приземлившийся на нейтральной полосе лётчик благополучно добрался до своих траншей.

Fokker D.VII, относящийся либо к первой серии выпуска головной фирмы, либо к блоку D20хх/18 фирмы OAW, на котором Удет был сбит в воздушном бою 29 июня 1918 года. Это самая известная из всех окрасок его самолётов, но, по сути, в ней достоверно известны только верхнее крыло и горизонтальное оперение

Тем же вечером он снова вылетел в бой, а 3 июля довёл свой счёт до 40 побед, но затем последовал не совсем понятный четырёхнедельный перерыв в полётах, и возобновил череду боевых успехов ас только 1 августа.

Этот месяц стал самым успешным в его карьере: за 22 дня он одержал 20 побед (четыре во французском секторе и 16 в английском, куда эскадра вернулась 8 августа). Кроме того, в последнюю неделю указанного периода он замещал отсутствующего командира эскадры.

Геринг вернулся 22 августа, и тем же вечером Удет сам уехал в отпуск, вернувшись на фронт 19 сентября уже в чине обер-лейтенанта. Через несколько дней началось перебазирование JG I в Мец на тихий участок фронта, что воспринималось лётчиками и командованием как вывод на отдых. Первые подразделения эскадры прибыли туда 25 сентября, а на следующий день британцы отправили в рейд на железнодорожные объекты в районе Меца 36 бомбардировщиков DH.4 и DH.9.

Fokker D.VIIF (серийный номер D4253/18), на котором Удет летал сначала в июле-августе 1918 года, а потом после возвращения из отпуска в сентябре. Вариант окраски относится к июлю-августу, когда после нескольких случаев самовозгорания зажигательных пуль для лучшего охлаждения патронных ящиков сняли верхнюю крышку капота. В отличие от предыдущего самолёта аса, этот никаких дополнительных обозначений на крыльях и оперении не получил

Увидев с земли разрывы зенитных снарядов, Удет поднял на перехват шестёрку истребителей и вывел её на одну из групп врага, в которой было семь машин. Первой слаженной атакой немцы сбили только один бомбардировщик, хотя сами были уверены, что упали сразу два или три, одну из этих побед засчитали Удету. Затем начался бой в стиле «каждый сам за себя». Через несколько минут Эрнст с «горки» расстрелял один из идущих выше него самолётов и с трудом увернулся от падающей «огненной кометы». Потом он погнался за третьим «Дэ-Хэвиллендом», но британский пилот вместо бегства развернулся и сам устремился в лобовую атаку. Его огонь оказался точен: немецкий лётчик был ранен в ногу, а из пробитого бака в кабину начал хлестать бензин. К счастью, пожара не случилось, а остатка топлива хватило на планирование до аэродрома.

Ранение оказалось неопасным, и через пару дней ас вернулся к полётам, но в следующие две недели ничего примечательного в районе базирования его эскадрильи не происходило.

Fokker D.VII (OAW) с серийным номером из блока 20хх/18. Это был ещё один персональный самолёт Удета, на котором он летал в августе 1918 года параллельно с бортом 4253. Чёрный капот и двухцветная обводка по лонжеронам фюзеляжа были стандартными обозначениями Jasta 4

11 октября обер-лейтенант Удет был переведён в Готу для дальнейшей службы лётчиком-испытателем, а ещё через неделю откомандирован в Мангейм на моторостроительную фирму «Ремаг», где и пребывал вплоть до демобилизации в начале января 1919 года.

С 62 подтверждёнными воздушными победами Удет стал вторым по результативности асом Германии и четвертым в Первую мировую вообще. После войны он не утратил страсти к полётам, а наоборот, ударился в воздушное циркачество и преуспел в этом ничуть не меньше, чем на полях сражений, добившись международной известности.

Фотограф снимал один из «Фоккеров» 1-й истребительной эскадры, но в кадр попал и трофейный французский истребитель «Спад»-7, в августе 1918 года бывший любимым разъездным аппаратом Удета и других старших офицеров эскадры. Французский истребитель был перекрашен в белый цвет, но сохранил оригинального петуха эскадрильи Spa.62 на борту. Чтобы его по ошибке не сбили свои, во всё крыло была сделана надпись Gute Leute — «Хорошие люди»

В 1934 году Удет принял предложение Геринга и вернулся на военную службу, сразу получив звание оберст-лейтенанта и должность в министерстве авиации. Впоследствии бывший истребитель сделал неплохую карьеру, пик которой пришёлся на 1940 год, но вскоре начал впадать в опалу. Служебные и жизненные неурядицы, конфликт с Герингом и злоупотребление алкоголем привели к самоубийству: 17 ноября 1941 года генерал-оберст Удет застрелился. От широкой публики обстоятельства смерти скрыли, объявив о гибели в авиакатастрофе. Тогда же его имя присвоили истребительной эскадре JG 3.

В современных вооружённых силах Германии действует табу на именования в честь офицеров и генералов Третьего рейха, но сам по себе Удет всё так же остаётся одним из самых известных и популярных лётчиков Первой мировой войны.

Siemens-Schuckert D.III (серийный номер D8350/17), ставший последним персональным самолётом во фронтовой карьере обер-лейтенанта Удета. Он летал на нём с 3 октября 1918 года, но в оставшееся время успел поучаствовать лишь в нескольких учебных воздушных боях с товарищами по эскадре

Эрнст Удет (Германия). Великие летчики мира [100 историй о покорителях неба]

Читайте также

ГЛАВА ПЯТАЯ Германия и Франция после 1866 г.

Североамериканская междоусобная война и Мексиканское царство. Непогрешимость папы. Италия, Германия и Франция с 1866 по 1870 г

ГЛАВА ПЯТАЯ Германия и Франция после 1866 г. Североамериканская междоусобная война и Мексиканское царство. Непогрешимость папы. Италия, Германия и Франция с 1866 по 1870 г Благодаря войне и ее неожиданным результатам, Германии представилась возможность осуществить, и

Буш, Эрнст фон

Буш, Эрнст фон (Busch), (1885–1945), генерал-фельдмаршал германской армии (1943). Родился 6 июля 1885 в Бохуме. Участник 1-й мировой войны, затем служил в рейхсвере. Приняв присягу на верность фюреру, Буш начал быстро подниматься по служебной лестнице. 2 февраля 1938, после происшедших в

Кальтенбруннер, Эрнст

Кальтенбруннер, Эрнст (Kaltenbrunner), (1903–1946), руководитель Главного управления имперской безопасности (РСХА) (с 1943). Родился 4 октября 1903 в Риде, Австрия, в семье юриста. Учился в Высшей технической школе в Граце. Получил в 1926 юридическое образование, работал в суде Зальцбурга,

Кассирер, Эрнст

Кассирер, Эрнст (Cassirer), (1874–1945), немецкий философ идеалист, представитель марбургской школы неокантианства. Родился 28 июля 1874 в Бреслау, Силезия, в семье состоятельного торговца-еврея. Учился в университетах Берлина, Лейпцига и Гейдельберга. В 1919-33 Кассирер был профессором

Рем, Эрнст

Рем, Эрнст (Roehm; Rihm), (1887–1934), руководитель нацистских штурмовых отрядов СА. Родился 28 ноября 1887 в Мюнхене в семье государственного служащего. Став профессиональным военным, участвовал в 1-й мировой войне. После окончания войны вступил в одно из подразделений

 Саломон, Эрнст фон

 Саломон, Эрнст фон (Salomon), (1902–1972), прусский радикал-националист. Родился в Киле. После 1-й мировой войны вступил в «Добровольческий корпус», в составе которого в 1919 принимал участие в сражениях с красногвардейцами в Прибалтийских странах и уличных битвах с коммунистами в

Тельман, Эрнст

Тельман, Эрнст (Thaelmann), (1886–1944), лидер немецких коммунистов, один из главных политических оппонентов Гитлера. Родился 16 апреля 1886 в Гамбурге. Рабочий. В 1903 вступил в Социал-демократическую партию Германии (СДПГ), в 1904 — в профсоюз транспортных рабочих. В 1915 мобилизован в

 Толлер, Эрнст

 Толлер, Эрнст (Toller), (1893–1939), немецкий писатель, поэт и драматург. Родился 1 декабря 1893 в Замотшине (ныне Замосць, Польша) в семье лавочника-еврея. Учился в Гренобле, затем в Гейдельберге и Мюнхене. Участник 1-й мировой войны, добровольцем вступил в армию, позже организовывал

 Торглер, Эрнст

 Торглер, Эрнст (Torgler), немецкий политический деятель, коммунист. Был в числе обвиняемых в поджоге рейхстага. Родился 15 апреля 1893 в Берлине. Его отец был чернорабочим на газовом заводе, мать — членом социал-демократической партии и другом Августа Бебеля. Еще в юные годы

 Удет, Эрнст

 Удет, Эрнст (Udet), (1896–1941), немецкий летчик, начальник технического управления Люфтваффе. Родился 26 апреля 1896 во Франкфурте-на-Майне. Брал в Мюнхене частные уроки летного мастерства, которые оплачивал его отец. Во время 1-й мировой войны был наблюдателем- корректировщиком,

 Харнак, Эрнст фон

 Харнак, Эрнст фон (Harnack), (1888–1945), политический и государственный деятель Германии, социал — демократ. Родился 15 июля 1888 в Берлине в семье религиозного историка. Учился в Марбургском университете. Участник 1-й мировой войны. До 1933 занимал различные посты в прусском

 Хейнкель, Эрнст

 Хейнкель, Эрнст (Heinkel), (1888–1958), немецкий авиаконструктор. Родился 24 января 1888 в Грунбахе (Вюртемберг). В 1911 окончил Высшую техническую школу в Штутгарте. В 1913-22 работал главным конструктором ряда самолетостроительных фирм. За годы 1- й мировой войны Хейнкель создал более 30

Юнгер, Эрнст

Юнгер, Эрнст (J?nger), немецкий писатель и мыслитель. Родился 29 марта 1895 в Гейдельберге. Добровольцем участвовал в 1-й мировой войне, офицер, был награжден медалью «За доблесть». Мировую известность получил как автор дневника «В стальных грозах» (1920). Изображая ужасы войны, Юнгер

1.2.2 Германия. Иоганн Густав Дройзен. Эрнст Бернгейм

1.2.2 Германия. Иоганн Густав Дройзен. Эрнст Бернгейм И. Г. Дройзен (1808–1884)[12], с 1836 г. – профессор по кафедре древней истории и классической филологии Берлинского университета, автор концепта «эллинизм» («История эллинизма» в 2 т. , 1836–1843). В 1840 г., перейдя в Кильский

5. Эрнст Геккель и Эрнст Мах

5. Эрнст Геккель и Эрнст Мах Посмотрите на отношение махизма, как философского течения, к естествознанию. Весь махизм борется с начала и до конца с «метафизикой» естествознания, называя этим именем естественноисторический материализм, т. е. стихийное, несознаваемое,

ЭРНСТ УДЕТ немецкий лётчик-АС Первой мировой войны ― 72-35.ru — сборные модели

Категория:

Пожалуйста, выберитеПожалуйста, выберите       Авиация          Вертолеты          Военная авиация          Гражданская авиация       Техника          Автомобили          Артиллерия          БТТ (бронетехника, танки)          Железнодорожная техника          Мототехника          Техника разная       Фигуры       Модели кораблей и подлодок       Космос       Здания, наборы для диорам          Материалы для макетирования       Дополнения          Декали          Колеса          Наборы деталировки          Окрасочные маски, трафареты          Траки и стволы             Стволы             Траки          Фототравление       Краски и инструменты          Pacific88 AERO             Металлики Pacific88 AERO             Наборы красок AERO          Акриловая краска ICM          Инструмент для фототравления          Пинцеты          Рабочее пространство моделиста             Модульное рабочее место          Разбавители, растворители . ..          Клеи, Грунтовки, Шпаклевки          Акриловые краски Tamiya          Акриловые краски Mr. Hobby Color          Краски Mr. Color             Краски Mr. Color Super Metallic             Краски Mr. Metal Color          Акриловые краски Звезда          Спреи (Баллончики)          Аэрографы, кисти             Аксессуары для аэрографии             Аэрографы             Иглы, прокладки, запчасти для аэрографов             Кисти             Компрессоры          Маскировка — масколы, скотч          Пигменты, смывки          Масляные краски          Ножи          Коврики для резки          Механическая обработка          Увеличительный инструмент          Хранение — баночки, коробочки             Боксы, подставки, полки

Эрнст Удет — человек, который предвидел поражение Германии.

| Тёмный историк

Как нам всем известно, под конец Второй мировой войны многие немецкие чиновники и военные высшего звена предпочли свести счеты с жизнью.

Кто-то делал это, опасаясь ответственности за свои преступления, боясь суда и расправы. Иные же остро переживали тотальный и бесповоротный крах государства, равно как и идей национал-социализма.

Происходили подобные события в апреле—мае 1945 года. Хотя, некоторые индивидуумы умудрялись отбрасывать копыта и позднее. Адольф Гитлер, Генрих Гиммлер, Йозеф Геббельс, Мартин Борман и многие другие представители нацистской элиты поступили именно так.

В фильме «Бункер» подобных сцен много…

В фильме «Бункер» подобных сцен много…

А Герман Геринг так вообще, спокойно просидел весь Нюрнбергский процесс, дождался себе смертного приговора и… аккурат перед казнью прервал собственное существование при помощи «волшебной» капсулы с цианидом.

Но это все у нас 1945, 1946 годы. Конечно, можно вспомнить и смерть Эрвина Роммеля, его связь с заговорщиками до сих пор не доказана.

И на этом фоне совсем уж удивительной выглядит гибель Эрнста Удета. Сей кадр вышиб себе мозги… еще в ноябре 1941 года! В тот самый момент, когда Третий Рейх был, что называется, в «полном расцвете сил». И, что самое интересное, современники считали основной причиной такого поступка… неверие Удета в окончательную победу Германии.

Фотография 1940 года.

Фотография 1940 года.

Почему же Эрнст Удет был убежден в крахе Рейха? Поговорим об этом подробнее.

Собственно, кем же был этот гражданин, какой пост во властной вертикали нацистского государства занимал?

А был Эрнст Удет не абы кем, а самим генерал-инспектором люфтваффе. Проще говоря, отвечал за обеспечение военно-воздушных сил Германии всем необходимым. Равно как и за всякие экспериментальные проекты.

Кроме того, Эрнст Удет был в прошлом героем Первой мировой войны, бывалым летчиком-асом. Настоящая немецкая легенда: Удет одержал за войну шестьдесят две победы, став вторым по результативности пилотом после совсем уж виртуозного «Красного барона» Манфреда фон Рихтгофена.

Эрнст Удет — герой Первой мировой войны.

Эрнст Удет — герой Первой мировой войны.

В тридцатые годы Удет получил целую охапку должностей, именно через него проходили все летающие немецкие «вундервафли».

Но к 1941 году «запал» летчика и администратора иссяк. Дело в том, что Удет считал немецкую промышленность неспособной противостоять напору Великобритании и СССР одновременно. А, в перспективе, и США.

Удет тщетно убеждал в этом Гитлера и Геринга (своего бывшего сослуживца по «Воздушному цирку», кстати). Но тщетно.

Эрнст Удет считал, что союзники смогут «догнать и перегнать» Германию уже в 1943 году.

На фоне истребителя Fokker D.VII, период Первой мировой войны.

На фоне истребителя Fokker D. VII, период Первой мировой войны.

С другой стороны, есть еще одна, альтернативная версия смерти Удета. Исходит она от нашего, советского летчика Ивана Федоровича Петрова. Он утверждал, что Эрнст Удет вполне мог стать жертвой внутренних репрессий.

И. Ф. Петров знал Удета, так как в двадцатые-тридцатые годы, вплоть до прихода к власти Гитлера, Германия и СССР сотрудничали, в том числе и в военной сфере.

По отзывам Петрова, Удет оказывал поддержку советской закупочной комиссии, разрешая все проблемы. Кто знает, может и этот факт ему припомнили, вкупе с «пораженческими настроениями». Но суть остается прежней: союзники и впрямь одержали, в конечном счете, победу над немецкой авиацией. Разутюженный Дрезден мне соврать не даст…

Иван Федорович Петров.

Иван Федорович Петров.

А где есть превосходство в воздухе — там, рано или поздно, наступит превосходство и на земле, если речь идет о войне между индустриальными державами середины XX века. .. С вами вел беседу Темный историк, подписывайтесь на канал, ставьте лайки, смотрите старые публикации (это очень важно для меня, правда) и вступайте в мое сообщество в соцсети Вконтакте.

Эрнст Удет — Командиры Стран Оси

БИОГРАФИЯ

Будущий ас родился в семье мюнхенского предпринимателя, владеющего фабрикой сантехнического оборудования, что впоследствии позволило ему попасть сначала в армию, а затем в авиацию, которой он «болел» с 12 лет, после посещения авиавыставки. Хотя семейная легенда гласит, что первым его знакомством с воздухоплаванием стал прыжок с крыши дома с зонтиком в руках.

Начало Первой мировой войны он встретил курьером в только что сформированной части, куда попал благодаря наличию мотоцикла, подаренного отцом. Немного позднее он осуществил свою мечту и попал в авиацию, в чём по утверждению некоторых источников также помог отец — оплатил обучение и сделал “ремонт” ванной комнаты хозяину самолётной фабрики.

В небе Эрнста ждала череда блестящих побед, в результате чего он был переведён в первую истребительную эскадру барона фон Рихтго́фена, где также служил Геринг, будущий рейхминистр авиации.

В конце войны на счету Удета было 62 уничтоженных самолёта противника, что делало его вторым асом Германии после Манфреда фон Рихтгофена с его 80-ю, а кроме того Эрнст заслужил железный крест 2-го класса, вернувшись на базу на поврежденном самолете, крыло которого держал его напарник.

Во время интебеллума Удет занимался производством самолётов, проведением авиашоу, съёмкой фильмов, прокладкой гражданских авиалинии. Когда Германия начала восстанавливать Люфтваффе — Эрнст был первым в списке Геринга.

Не смотря на высокую должность и обширные полномочия (глава Технического департамента Люфтваффе), по-прежнему лично пилотировал самолёты, в частности – испытывал новые образцы.

ЭФФЕКТИВНОСТЬ НА ПОЛЕ БОЯ

В наступательных операциях Эрнст успешно применяет штурмовую и разведывательную авиацию, опираясь на собственный опыт пилотирования и знание технической стороны вопроса. В качестве наземных сил предпочитает решать задачи силами мобильных войск, позволяющих ему быстро развить тактическое преимущество после интенсивных бомбардировок вражеского плацдарма. При обороне делает ставку на долговременные огневые точки, гаубицы и противотанковые пушки.

Летчик-ас Эрнст Удет: краткая биография

Официально было объявлено, что Эрнст Удет разбился при испытании самолёта. Нацисты хоронили его с почестями. Однако мало кто знает, что летчик-ас пустил себе пулю в лоб. Кто же довёл лучшего пилота люфтваффе до самоубийства?

Детство и юность будущего аса

Эрнст Удет, дата рождения которого — 26 апреля 1896 года, родился во Франкфурте-на-Майне, в крупнейшем промышленном центре земли Гессен в Германии. В 1890 году семья переехала в Мюнхен, где отец Эрнста основал фабрику по изготовлению сантехнического оборудования. С детства Эрнст Удет был веселым и жизнерадостным мальчиком, которому богатый отец ни в чём не отказывал. Самолеты поражали его воображение, когда он посматривал через забор на авиастроительный завод Густава Отто. Эрнст Удет видел, как люди из брезента и древесины создавали рукотворных птиц. Он мечтал о полётах, о свободе, которые они давали. Эта мечта в дальнейшем станет его трагедией.

Мечта о военной службе

В августе 1914 года война начиналась с энтузиазма. Каждый немец хотел идти в армию, включая восемнадцатилетнего Эрнста Удета, который решил записаться добровольцем. Однако медицинская комиссия не поддержала добровольческие рвения молодого человека. Он был здоров, но при росте в 160 см для фронта был не годен.

Однако Эрнст Удет не отчаивался, у него был особый билет на фронт – мотоцикл, подарок богатого отца. Немецкий добровольческий клуб искал мотоциклистов для связи с армией. Эрнст Удет (фото см. выше) настойчиво продолжал стремиться оказаться на передовой линии фронта в окопах. Реалии войны были жестокими и кровавыми, но в первый год всё ещё виделось в патриотическом свете. Война была приключением для парней, мечтающих стать героями. Письма, которые Э. Удет слал родителям, были полны хвастливых фраз, что было очень характерно для того времени. Скорее, это была бравада школьника, стремящегося забыть о страхе.

Однако у него появилась возможность «улететь» от этого.

Воплощение мечты

Знания двигателей самолёта помогло Э. Удету осуществить свою давнюю мечту и стать лётчиком-истребителем. На то время воздушные пилоты были новым объектом поклонения – рыцарями неба. Они летали на хрупких конструкциях из брезента и фанеры. В воздухе всё напоминало игру, но это была смертельная схватка.

Немецкий военный лётчик Удет Эрнст писал: «Нельзя думать, что у каждого сбитого вами лётчика есть мать, которая будет его оплакивать». Он всегда закрывал на это глаза, будучи членом знаменитой эскадрильи барона Манфреда фон Рихтгофена. Красный барон — такое прозвище лучший ас Первой мировой войны получил после того, как перекрасил фюзеляж своего самолёта в ярко-красный цвет. Он был образцом для подражания молодых лётчиков. Однако изменил жизнь Эрнста Удета другой лётчик – Герман Геринг. Хладнокровный, амбициозный и властолюбивый человек. Позднее именно он возглавит люфтваффе. Совсем другим был молодой Эрнст Удет, жизнь лётчика была полна энтузиазма и любовных приключений, он был сорвиголовой, которого любили женщины.

В конце войны в Германии произошёл переворот, в результате которого образовалась Веймарская республика. Союзники конфисковали всё, что могло летать. На время мечты об авиации пришлось отложить.

Эрнст Удет с комфортом разместился в Мюнхене. По соседству с его просторной квартирой жил другой солдат, бывший младший капрал Адольф Гитлер. Он только что стал лидером небольшой партии. Пока эти двое не встречались.

Собственное производство самолётов

У Э. Удета была только одна страсть – полёты. На деньги богатого американца лётчик-ас Удет Эрнст основал небольшую авиакомпанию и с тех пор стал называть себя фабрикантом. Первые прототипы самолётов втайне создавались на птицефабрике, так как Версальский мирный договор запрещал производство летательных аппаратов. Позднее большая часть денег стала поступать от армии, которая начала перевооружение во время тревожного затишья. Удет стал снова летать.

Эрнст Удет: жизнь лётчика в кино

Он рисковал своей жизнью перед огромными аудиториями, как в Германии, так и в Америке, проделывая опасные трюки в воздухе. Боевые развороты стали цирковыми трюками. В небе он был гением, пилотом и художником. Благодаря этому Эрнста стали приглашать в кино. С безумной отвагой пилот Эрнст Удет пролетал под мостами реки Изар в Мюнхене. Он играл в кино лётчика, которого сбили над саванной в африканском Свазиленде. В другой раз он пролетел между стенами Гренландского ледника для одного фильма, в котором также снималась его подруга Лени Рифеншталь. В 1933 году Эрнст Удет сыграл самого себя в фильме «SOS! Айсберг!»

Присоединение к партии нацистов

Все, кто знал немецкого лётчика, говорили, что это был весёлый и дружелюбный человек, душа компании. Казалось, что он вне политики . Однако это было не так. Эрнст Удет, биография которого — тема нашей статьи, согласно архивным данным федерального бюро в Берлине, вступил в партию национал-социалистов 1 мая 1933 года, как только она пришла к власти. Что же заставило безразличного к политике лётчика и плейбоя присоединиться к нацистам? Это был соблазн, против которого он не мог устоять.

Душа дьяволу

Когда Адольф Гитлер прокладывал себе дорогу к власти, Э. Удет поехал в Америку, где он заключил сделку с дьяволом, хотя пока об этом не догадывался.

Американские газеты писали, что на Э. Удета, немецкого аса, Адольф Гитлер произвёл большое впечатление. Эрнст ввязался в политику из-за «Холка», самолёта с мощным мотором, который был способен выполнять самые смелые трюки. Г. Геринг согласился купить два таких истребителя для Э. Удета у американцев, если тот вступит в партию. Эрнст Удет был рад как ребёнок, которому подарили новую игрушку. Самолёт американских авиастроителей был воплощением его мечты. Вертикальный взлёт, вертикальный спуск… Он называл его летающим мотором. Алюминиевое чудо в 700 лошадиных сил, из-за которого Эрнст Удет продал свою душу… Смелые взлёты и снижения подсказывали немецкому пилоту всё новые и новые идеи для смертельно опасных трюков.

Пристрастие к алкоголю

Эрнст Удет – бравый лётчик с медалью «За боевые заслуги». Посреди всего блеска и особого внимания к своей персоне он оставался одиноким человеком. Стараясь не думать о возникающих политических вопросах его партии, он всё больше искал выход в алкоголе. Вино, пиво, коньяк стали ежедневными спутниками немецкого лётчика. Он заказал плотнику переносной бар, который брал с собой во все полёты. Стаканы были аккуратно упакованы, чтобы выдержать любой трюк.

Э. Удет всегда пил во время полётов. В то время распитие спиртного считалось занятием для настоящих мужчин. Казалось, он пил, чтобы укротить свои страхи, так как чувствовал, что не справляется с возложенными на него обязанностями . С 10 февраля 1936 года, по рекомендации Г. Геринга, Эрнст Удет возглавил инспекцию по бомбардировочной и истребительной авиации люфтваффе. Позднее, с 9 июня 1936 года, Э. Удет стал куратором технического управления Министерства авиации, а вскоре и генерал-инспектором люфтваффе.

Живая икона третьего Рейха

«Молодежь не должна сдаваться перед трудностями»,- так считал Г. Геринг, и ему нужен был живой символ чести мужества и отваги. Именно таким символом для подрастающего поколения должен был стать Э. Удет. В еженедельных роликах показывали жизнь немецкого лётчика, который своим примером, должен вдохновлять молодёжь нацистской Германии на новые подвиги. Удет не сопротивлялся и играл эту роль. Однако его разрывало чувств противоречия.

Министерство как тюрьма

«В немецком лесу запахло мертвечиной»,- так Э. Удет охарактеризовал тогдашнюю ситуацию в стране, оставив запись в своём дневнике. Министерство авиации Рейха стало гигантским бюрократическим аппаратом. На тот момент уже имел высокое звание Эрнст Удет — генерал-полковник авиации, он был и главным инспектором Военно-Воздушных сил Германии. Эти иллюзорные титулы льстили, но в то же время требовали огромной бумажной работы. Министерство авиации становится его тюрьмой. Число сотрудников военного ведомства разрослось до 3000 человек. Г. Геринг хотел превратить авиацию в основную силу немецкой армии. Удет же ностальгировал по тем временам, когда рассекал небесные просторы на своём самолёте. Он был мечтателем и бежал от сложностей. И постоянно отгонял мысли о насущных чиновничьих проблемах. Однако они неустанно шли за ним по пятам.

Подготовка к войне

В тот период Э. Удет одобрил план по перевооружению страны, готовящейся к войне. Менее чем за два года число самолётов увеличилось от 4300 до 24 000 боевых единиц, т. е. почти в 6 раз. В Рехлине, в ста километрах к северу от Берлина, эти самолёты были впервые испытаны. 3 июля 1939 года с генеральной инспекцией к Рехлину направляется Адольф Гитлер, который хотел лично посмотреть на перевооружение Военно-Воздушных Сил Германии. Он жаждал увидеть подтверждение своей веры в то, что никто и ничто не сможет победить его авиацию, что войну можно начинать. Г. Геринг и Э. Удет – герои, опытные лётчики-истребители Первой мировой войны, — с почтением демонстрировали силу и мощь немецкой авиации перед младшим капралом. Эрнст Удет лично показывал своё мастерство в воздухе перед А. Гитлером. Фюрер был впечатлён, немецкое мастерство на службе его безумного желания развязать мировую войну вдохновляло.

Эрнст Удет: интересные факты из жизни

Существует множество подтверждений о высоком искусстве пилотажного мастерства немецкого лётчика. Министерство авиации Германии с неодобрением относилось к воздушным проделкам лётчика-аса, опасаясь за его жизнь. Однако, на свой страх и риск, немецкий пилот всё же их выполнял. Да, был мастером высшего пилотажа Эрнст Удет. Интересные факты на эту тему приведены ниже:

  • Ему принадлежит такая фигура, как «пикирующий бомбардировщик». Ревущий самолёт с высокой точностью поражает наземные цели, находясь как можно ближе к земле.
  • Никто, кроме него, не осмеливался выходить так искусно из мёртвой петли, находясь близко от земли.
  • Никто не мог поднять платок с земли крылом самолёта.
  • Один из самых захватывающих трюков, который никто не мог повторить: с заглушенным мотором и неподвижным винтом своего самолёта Э. Удет делал ещё одну петлю, затем медленно спускался к посадочной полосе и сажал самолет на землю.

Свидетели этих уникальных трюков говорили, что это напоминало полёт птицы.

Самоубийство лучшего лётчика нацистской Германии

«Возможно, с русскими воевать не придётся. Возможно, никто не заметит, что нужно построить много самолётов. В стране катастрофически не хватает алюминия для боевых машин», — так думал с облегчением Э. Удет на новогоднем приёме в Советском посольстве в честь подписания пакта о ненападении Германии на Советский Союз в 1940 году. Однако руководство третьего Рейха думало иначе. После порабощения большей части Европы Гитлер мечтал о молниеносном нападении на СССР и быстром захвате её территорий, вплоть до самого Урала. Но это будет позже, а сейчас главная мишень – Великобритания. Фюрер приказал бомбить Англию, так как путь через Ла-Манш был открыт. Началось сражение за Великобританию.

Э. Удет знал, что военно-воздушные силы Германии не смогут победить, так как расстояние между Англией и Германией слишком велико. Тяжелые и медлительные бомбардировщики станут лёгкой мишенью для королевской противовоздушной обороны Великобритании. Бомбы, падающие на Англию, только усилили желание британцев сопротивляться. В итоге воздушный блицкриг против Англии потерпел неудачу. Г. Геринг во всех неудачах обвиняет только Эрнста Удета.

Его резко ограничивают во власти и отлучают от дальнейшего проектирования 4-моторного стратегического бомбардировщика дальнего действия, который был мечтой лётчика-аса. После нападения Германии на Советский Союз, Э. Удет чувствовал свою неспособность осуществлять руководство воздушным флотом на два фронта, между СССР и Великобританией.

14 ноября 1941 года в своем особняке в предместье Берлина Эрнст Удет покончил с собой выстрелом из пистолета. Похоронили немецкого лётчика люфтваффе на берлинском кладбище для военных.

22. Спортсмен в рядах люфтваффе

— Проиграть? Возможно. Сдаться? Никогда. — Такими словами Эрнст Хейнкель встретил известие о том, что основным истребителем люфтваффе становится его главный конкурент — Bf. 109.

Главное детище фирмы, He.112, не получило должного признания.

От Эрнста Удета пришло убийственное сообщение — технический департамент решил рационализировать авиационное производство. Это позволит распределить ресурсы, использовать потенциалы… Бог знает, что еще!

Хейнкель нервно смял машинописный листок. Разгладил, перечитал. Снова смял.

Напоминает «почетный» мир на позорных условиях. Вот что это напоминает.

Пусть «Хейнкель» занимается только бомбардировщиками, а «Мессершмитт» — только истребителями. Очень мило и, главное, — так рационально!

— Наши действия? — хладнокровно осведомился Зигфрид Гюнтер, ведущий конструктор фирмы.

«Дядюшка» Хейнкель сверкнул круглыми очками.

— Продолжим работу в прежнем русле, — бросил он. — Когда встанет вопрос о самолете, который, возможно, сделается наследником устаревшего Bf.109, — а вопрос этот встанет быстрее, чем кое-кому бы хотелось! — мы должны уже иметь наготове собственный вариант.

— Следовательно, работаем по истребителю, — заключил Зигфрид с таким видом, словно ничего другого и не ожидал.

— Я хочу, — медленно проговорил Хейнкель, и вид у него был такой, словно он произносит заклинание, могущее исторгнуть желаемое из самих недр мироздания, — я хочу, чтобы наш самолет установил новый рекорд скорости. Он должен войти в историю!

Октябрь 1937 года, Берлин

Глава технического управления Министерства авиации, непревзойденный ас Эрнст Удет смотрел на телеграмму, которую только что положили ему на стол.

Удет был красив — строен, с открытым правильным лицом, которое мгновенно располагало к себе.

Несколько раз он перечитал телеграмму, и его привлекательные черты дернулись, исказились. Положительно, эта руководящая работа плохо сказывается и на нервах, и на внешности, не говоря уж об отношениях с людьми!

— Что это? — вопросил Удет пустой кабинет.

Портрет Геринга на стене безмолвствовал. Оставалось заново изучить текст послания составленного в тоне, граничащем с откровенным хамством!

Эрнст Хейнкель, как явствовало из него, с отказом не смирился. Более того, он продолжал работать над собственным проектом, в обход… нет, не в обход, а вопреки категорической рекомендации сосредоточиться на пикирующих бомбардировщиках.

Вслед за Герингом Удет был большим поклонником пикирующих бомбардировщиков… И как Хейнкель с его манией устанавливать рекорды не понимает, насколько перспективной работой ему предлагали заняться?.. Уму непостижимо.

Хейнкель с нескрываемым торжеством сообщал, что в Ростоке закончены работы над новейшим проектом фирмы, который пока что носит название «Проект 1035». Собственно, теоретическая разработка была завершена еще в мае, но сейчас уже можно видеть сам самолет.

«Мы полностью отдаем себе отчет в том, что замена Bf.109 более современным, перспективным истребителем…»

Что он пишет? До чего же трудно руководить немцами! У каждого в голове зреют собственные планы господства над миром.

С чего он взял, что Bf.109 придется заменять в ближайшее время?

— Ладно, — вслух произнес Удет и вызвал секретаря. — Подготовьте проект контракта для «Хейнкеля». Пусть строит первые три опытных… и десять предсерийных самолетов. Посмотрим, что там у них получилось.

6 июня 1938 года, Балтийское побережье

Эрнст Удет лично прибыл на аэродром, чтобы увидеть детище Хейнкеля в полете. «Проект 1035». Это название уже отброшено. Хейнкель лично настаивал на том, чтобы его самолету присвоили имя He.100. «Круглое число принесет счастье», — уверял он.

На «сотку» для своего творения претендовал еще один конструктор. И наверняка по той же причине. Однако Хейнкель «продавил» просьбу. «Дядюшка Эрнст» частенько добивался своего, следует это признать…

He.100, по идее, должен стать эталоном в своем классе — в том, что касалось аэродинамики. Удет видел это и без пояснений. Конструкторы снова, как и в случае с He.112, сделали упор на снижение воздушного сопротивления.

— Здесь установлена уже знакомая вам поверхностно-испарительная система охлаждения, — объяснял лично Хейнкель, благосклонно сверкая стеклышками очков. — Для охлаждения масла используется ментоловый спирт. Как видите, испаряясь, он отводится на поверхностный радиатор в киле, стабилизаторе и фюзеляже, а после конденсации в жидком виде поступает обратно.

— Элегантно, — сказал Удет первое, что пришло в голову.

«Дядюшка Эрнст» принял это за решительное одобрение.

— Далее. Мы исключили мотораму. Капот буквально обтекает двигатель, он усилен и сам несет мотор. Крыло с одним лонжероном. Топливо в четырех баках. Баки занимают, согласно нашим расчетам, сорок пять процентов размаха крыла. И кстати о крыльях…

— Да? — спросил Удет, видя, что Хейнкель запнулся.

Однако знаменитый конструктор вдруг рассмеялся:

— Дело в том, что мы одновременно проектировали две пары крыльев — с размахом в девять метров и с размахов в семь с половиной метров. Наш главный конструктор, Гюнтер, не слишком хорошо встретил мою идею, но… Но я не отказываюсь от надежды установить новый мировой рекорд скорости. Собственно, для этого и требовалось второе крыло — меньшего размаха и площади. Для истребителя оно не годится, однако для спорта…

Последнее слово окончательно покорило Удета. Он тряхнул головой и подошел к летчику-испытателю, который уже ждал команды.

— Господин флюг-капитан! — обратился к нему Удет. — Прошу вас уступить мне свое место.

Флюг-капитан Гертинг отсалютовал герою-асу. Удет лично забрался в кабину.

Хейнкель с замиранием сердца следил за происходящим. Возможно, вот он — звездный час для его самолета…

И — да. Ни самолет, ни пилот не подвели. Эрнст Удет установил на He.100 невиданный рекорд — 631 километр в час.

8 июня 1938 года, Берлин, редакция газеты «Берлинер Цайтунг»

Фотокорреспондента Руди Готше вызвали к главному редактору.

Руди вошел в кабинет довольный. Он вернулся с Балтики с отличными фотографиями: славный сын германского народа Эрнст Удет устанавливает новый рекорд скорости на творении гения германских авиаконструкторов!

— Руди, — главный редактор странно не смотрел ему в глаза, — где твои негативы?

— В папке, — ответил фотограф. — Я всегда храню все в папках, надписанным.

— Отдай их мне.

— Я могу узнать причину?

— Нет, — сказал главный редактор и многозначительно показал пальцем наверх, между потолком и портретом фюрера. Он прикрыл глаза, как бы кивая.

Руди расстроился.

— Но я так удачно…

— Мы отберем лучшие снимки, — заверил его редактор. — Те, которые лучше для Германии.

Ничего не подозревающий фотограф, конечно, не мог и предположить, как сложилась ситуация.

А сложилась она следующим образом.

«Наверху» — в воздушных сферах между потолком и Гитлером, — было принято оригинальное решение: убедить весь мир в том, что рекорд был поставлен не на He.100, а на He.113. Люфтваффе нуждались в деньгах. Деньги имелись у потенциальных зарубежных покупателей.

Их надлежало убедить в том, что He.113 состоит на вооружении люфтваффе и что это вообще первоклассная машина. Мировые рекорды устанавливает. Чтобы именно He.113 продавать доверчивым иностранцам!

Для того, чтобы дотошные европейцы и еще более дотошные русские не выведали истину, из прессы срочно изъяли все четкие снимки He. 100. Так погибли лучшие творения Руди Готше…

А тем временем международному сообществу уже вовсю представляли He.113.

Начало ноября 1939 года, Мариэнэ

— Наконец-то!

Корпорации «Хейнкель» было разрешено поставлять истребитель на экспорт.

Японцы ждали этого разрешения, буквально топчась на пороге фирмы. На аэродроме Мариэнэ уже готовились принять старых клиентов, как вдруг…

— Господин Хейнкель, мы получили сообщение от закупочной комиссии Советов, — доложили Хейнкелю.

Эрнст Хейнкель вздрогнул.

— Когда приезжают русские?

— Они уже здесь. — На стол легли бумаги. — За поставку ценного сырья Советы хотят приобрести образцы немецкого вооружения.

— Проклятье! — Серые глаза Хейнкеля, уменьшенные линзами, забегали. Он лихорадочно соображал.

Необходимо развести советских специалистов и японских. Чтобы они не попадались друг другу на глаза. И самолет… О каком самолете они хотят говорить — о стотринадцатом или о сотке? Все так запутано. ..

Иван Федорович Петров, начальник ЦАГИ, начал как раз с «сотки».

Вместе с советским летчиком-испытателем Степаном Супруном Петров вышел на аэродром.

— Вон он, ихний самолет, — кивнул Супрун. — Ох, полетаю, Иван Федорович!..

— Давай, лезь в кабину, немцы разрешили, — кивнул Петров.

Минут пятнадцать Супрун смотрел в кабине приборы. Выглянул, окликнул начальника:

— Дядя Ваня, проверь, как оно — в норме?

«Дядя Ваня» проинспектировал.

— Да вроде все в норме. Заводи мотор, послушаем.

Супрун завел мотор, вслушался в «музыку».

— Можно лететь, — подытожил он. — Надо немцам сказать, чтобы выводили на старт.

Петров был озадачен: ему показалось, что немецкая сторона не ожидала подобного поворота. По аэродрому забегали стройные, молчаливые фигуры — взад-вперед. Некоторые — с острыми папками под локтем.

— Да что там? — с досадой воскликнул Петров.

Через полчаса старательно выговаривающий по-русски слова молодой офицер доложил:

— Господин Петров! Существует чрезвычайно строгая инструкция за подписью самого рейхсминистра авиации Геринга. К полетам на He.113 допускаются только летчики с трехмесячной подготовкой.

— Бросьте, — возразил Петров. — Супрун на то и летчик-испытатель, что подготовки для него не требуется.

Молодой офицер, не глядя, отсалютовал и куда-то отбыл.

Супрун закурил.

— Долго они так бегать намерены? — Он кивнул на суетящихся сотрудников. Те куда-то звонили, что-то друг другу докладывали. Время шло. Супрун засмеялся: — А ведь мы не уйдем!

Очевидно, до немцев это тоже дошло. Еще через час к советским специалистам подошел следующий офицер, более хмурый, более толстый и менее симпатичный. Протянул Петрову бумаги.

— Вы должны подписать согласие оплатить стоимость самолета в случае аварии, — сказал он.

У Петрова в портфеле лежал миллион германских рейхсмарок. Не раздумывая, он подмахнул бумагу.

Немец надулся и отошел. Часы тикали и тикали…

— Ну что они самолет-то не буксируют на взлетную-то полосу? — с досадой воскликнул Супрун.

— Ты, Степан Павлович, давай-ка потише, — остановил Петров. — Следи за выражениями.

Супрун засмеялся и отошел.

Как раз в это самое время к Петрову приблизился третий немец. Пожилой, сухощавый, с усами. Наверняка еще в Первую Мировую сражался.

— Подпишите, — приказал он и подал Петрову еще одну бумагу.

— Что там?

— В случае катастрофы фирма не несет ответственности за жизнь летчика.

Петров глянул — Супрун еще не вернулся.

— Ну ладно… — И подписал.

После долгих проволочек самолет вывезли на взлетную полосу. Супрун запрыгнул в кабину и поднял He.113 в воздух. Петров среди немецких «камераден» наблюдал за полетом.

Одну за другой советский летчик выполнял на He.113 фигуры высшего пилотажа. Судя по лицу Эрнста Хейнкеля, немецкие испытатели такого на его самолете не проделывали. Похоже, сам конструктор дивится собственному детищу.

Когда самолет приземлился, Супруна встретили аплодисментами. Подняли на руки, потащили в столовую. Хейнкель мгновенно распорядился устроить пышный банкет. «Умеют немцы быть расторопными, когда им время тянуть не требуется», — с усмешкой думал Петров.

Подошел Удет — ас, красавец, грудь в крестах. Петров с удивлением заметил, что в глазах у него дрожат слезы.

— Я летал на этом самолете, — через переводчика сказал Удет, — но не думал, что он на такое способен.

Ивана Петрова, Степана Супруна окружали германские фашисты, которые сейчас, после впечатляющего полета, внезапно перестали быть фашистами и сделались просто летчиками, конструкторами, чиновниками. Все-таки очень много общего у людей…

В честь советского пилота били одну за другой хрустальные рюмки.

А буквально за стеной представители потенциального противника СССР — Японии — закупали не только этот же самый самолет, He.113, но и лицензию на его производство…

* * *

…Спустя короткое время в СССР пришли к выводу, что He.113 слишком напоминает спортивный самолет. На роль настоящего боевого истребителя он не годится. Поэтому интерес у советских специалистов к этому самолету быстро пропал.

Впрочем, He.113 действительно никогда не воевали. Но об этом все участники истории узнают только потом, когда Великая война уже закончится. В безвестности останется на сей счет один Степан Супрун — он погибнет в сорок первом…

© А. Мартьянов. 04.09. 2012.

Обсудить рассказ можно здесь.

Эрнст Удет












Имя: Эрнст Удет
Страна: Германия
Ранг: Оберлейтенант
Единицы: FA 68
FA(A) 206
KEK Habsheim
Jasta 4, 11, 15, 37
Побед: 62
Дата рождения: 26 апреля 1896 г.
Место рождения: Франкфурт-на-Майне
Умер: 17 ноября 1941 г.
Место смерти: Берлин
Кладбище: Инвалиденфридхоф, Берлин
 

Удет служил курьером на мотоциклах в Вюртембергской резервной дивизии в 1914 году.Он научился летать, беря частные уроки, и поступил в ВВС Германии в сентябре 1915 года. Летая на Fokker D.III, он одержал свою первую победу 18 марта 1916 года в одиночной атаке 22 французских самолетов. Он одержал еще пять побед с Jasta 15 и, как сообщается, дрался на дуэли с Жоржем Гинемером в июне 1917 года. Позже Удет напишет, что во время воздушного боя его орудия заклинило, и французский ас прервал атаку, когда увидел, как Удет бьет по казенной части своего пулемета. . 26 июля 1917 года он перешел в Jasta 37, где одержал пятнадцать побед.Оттуда он перешел в Ясту 11 марта 1918 г. и Ясту 4 в мае 1918 г. 26 сентября 1918 г. он был ранен в бедро. Все самолеты, на которых он летал в бою, были отмечены знаком «LO!» на фюзеляже в честь его невесты Элеоноры Зинк. Удет был самым результативным немецким асом, пережившим Первую мировую войну. После войны он путешествовал по миру, выступая на авиашоу для публики. Он присоединился к Люфтваффе в 1935 году и в качестве генерал-квартирмейстера во время Второй мировой войны предвидел свою гибель и поражение Люфтваффе и покончил жизнь самоубийством в 1941 году.Нацистские власти утверждали, что он погиб в результате несчастного случая при испытании нового оружия.
  • «Как я сбил 62 самолета» Эрнста Удета «Военные асы» встречаются в Берлине
    Пчела Фресно — воскресенье, 18 ноября 1928 г.
  • German Flyer, Ernst Udet, Is Sensation of Cleveland Races
    The Coshocton Tribune — Четверг, 3 сентября 1931 г.
  • Умер знаменитый нацистский генерал
    The Lowell Sun — вторник, 18 ноября 1941 г.
  • Нацистский ас покончил с собой
    Reno Evening Gazette — среда, 18 июля 1945 г.
 
Победы
Дата Время Блок Самолет Оппонент Местоположение
1 18 марта 1916 г. 1710 КЕК Хабсхайм   Фарман Ф40 Мюльхаузен
2 12 октября 1916 г. 1530 Джаста 15   Бреге-Мишлен Рустенхарт
3 24 декабря 1916 г. 1100 Джаста 15   Кодрон Г.IV Обераспах
4 20 февраля 1917 г. 1200 Джаста 15   Ньюпор Скаут Аспах
5 24 апреля 1917 г. 1930 Джаста 15   Ньюпор Шавиньон
6 05 мая 1917 г. 1930 Джаста 15   СПАД VII Буа-де-Виль
7 14 августа 1917 г. 2030 Джаста 37   Д.Н.4 Пон-а-Ванден
8 15 августа 1917 г. 1025 Джаста 37   Sopwith 1½ Strutter Пон-а-Ванден
9 21 августа 1917 г. 0845 Джаста 37   D.H.4 (A7577) Аск
10 17 сентября 1917 г. 0730 Джаста 37   Д.Н.5 С Изель
11 24 сентября 1917 г. 1220 Джаста 37   Сопвич Верблюд E от Лооса
12 28 сентября 1917 г. 1800 Джаста 37   Сопвич Верблюд Вт Wingles
13 28 сентября 1917 г. 1805 Джаста 37   Верблюд Сопвит (6209) Вермель
14 18 октября 1917 г. 1035 Джаста 37   С.Е.5а Дёлемон
15 28 ноября 1917 г. 1340 Джаста 37   D.H.5 Пулкапелле
16 05 декабря 1917 г. 1430 Джаста 37   S.E.5a Веструсебеке
17 06 января 1918 г. 1615 Джаста 37   Ньюпор Биксшот
18 28 января 1918 г. 1635 Джаста 37   Разведчик SE Bixschoote
19 29 января 1918 г. 1200 Джаста 37   Бристоль Ф.2б Зиллебеке
20 18 февраля 1918 г. 1050 Джаста 37   Сопвич Верблюд Зандвоорде
у/к 09 марта 1918 г. 1040 Джаста 37   Сопвич Верблюд Вт Хоутем
21 27 марта 1918 г. 1150 Джаста 11   р.Е.8 Альберт
22 28 марта 1918 г. 0910 Джаста 11   Верблюд Сопвит (C8244) Альбер-Бапом
23 06 апреля 1918 г. 1415 Джаста 11   Сопвич Верблюд Хамель
24 31 мая 1918 г. 1300 Джаста 4   Бреге 14 SW Суассона
25 02 июня 1918 г. 1150 Джаста 4   Бреге 14 СЗ от Нейи
26 05 июня 1918 г. 1200 Джаста 4   СПАД S Бузанси
27 06 июня 1918 г. 1140 Джаста 4   СПАД S Фавероль
28 07 июня 1918 г. 1900 Джаста 4   СПАД E Виллер-Котре
29 13 июня 1918 г. 1745 Джаста 4   СПАД СЗ Фавероль
30 14 июня 1918 г. 2000 Джаста 4   СПАД N Пьера-Эгля
31 23 июня 1918 г. 1210 Джаста 4   Бреге 14 Ла Ферте Милон
32 23 июня 1918 г. 2015 Джаста 4   Бреге 14 Круи
33 24 июня 1918 г. 1000 Джаста 4   Бреге 14 Монтиньи
34 25 июня 1918 г. 1845 Джаста 4   СПАД Лонгпонт Вудс
35 25 июня 1918 г. 1850 Джаста 4   СПАД Шавиньи Ферме
36 30 июня 1918 г. 2000 Джаста 4   СПАД Фавероль
37 01 июля 1918 г. 1145 Джаста 4   Бреге 14 Пьерфон-Морте
38 01 июля 1918 г. 2055 Джаста 4   СПАД Фавероль
39 02 июля 1918 г. 0815 Джаста 4   Ньюпор 28 (N6347) Безу-ул.Жермен
40 03 июля 1918 г. 0825 Джаста 4   СПАД E Лаверейн
41 01 августа 1918 г. 0930 Джаста 4   Ньюпор 28 Север Крамейля
42 01 августа 1918 г. 1215 Джаста 4   Бреге 14 Мюре-Круэт
43 01 августа 1918 г. 2030 Джаста 4   СПАД VII N Банье
44 04 августа 1918 г. 2005 Джаста 4   СПАД VII Север Брайне
45 08 августа 1918 1730 Джаста 4   С. Е.5а Фонтен-ле-Каппи
46 08 августа 1918 1830 Джаста 4   S.E.5a SE Барле
47 08 августа 1918 2040 Джаста 4   Верблюд Сопвит (D9481) ЮВ Фукокур
48 09 августа 1918 г. 1625 Джаста 4   Сопвич Верблюд S Вовилле
49 09 августа 1918 г. 2120 Джаста 4   Сопвич Верблюд ЮВ от Херлевиля
50 10 августа 1918 г. 1130 Джаста 4   Сопвич Верблюд С Моркура
51 10 августа 1918 г. 1945 Джаста 4   Сопвич Верблюд E Фей
52 11 августа 1918 г. 1000 Джаста 4   Д.Н.9 Шольн
53 12 августа 1918 г. 1130 Джаста 4   S.E.5a Перонн
54 14 августа 1918 г. 1900 Джаста 4   Бристоль Ф.2б Вермандувилле
55 15 августа 1918 г. 1715 Джаста 4   Сопвич Верблюд Херлевиль
56 16 августа 1918 г. 1040 Джаста 4   СПАД VII S Фукокур
57 21 августа 1918 г. 1830 Джаста 4   С.Е.5а S Эбютерн
58 21 августа 1918 г. 1915 Джаста 4   Верблюд Сопвит (E1478) Курсель
59 22 августа 1918 г. 0830 Джаста 4   Сопвич Верблюд Н Брей
60 22 августа 1918 г. 1230 Джаста 4   С.Е.5а Морепа
61 26 сентября 1918 г. 1710 Джаста 4   D.H.9 Бух
62 26 сентября 1918 г. 1720 Джаста 4   D.H.9 S Меца
 
Книги
Туз Железного Креста [ или попробуйте здесь ]
Эрнест Удет / Твердый переплет / Arco 1981
Падение орла
Жизнь аса-истребителя Эрнста Удета; Арманд ван Исховен / Неизвестная привязка / Кимбер
Эйн Флигерлебен
Эрнст Удет / Твердый переплет / Берлин, 1935 г.
Удет: жизнь человека
Биография Эрнста Удета с подробным описанием его опыта во время Второй мировой войны; Ханс Херлин / Твердый переплет / Лондон, 1960 г.
 
Пленки
Удет работал пилотом-каскадером в нескольких ранних черно-белых фильмах и снялся в трех фильмах Арнольда Фанка:

Белый ад Пиц Палу ( Weiße Hölle vom Piz Palü ), 1929
Буря над Монбланом ( Stürme über dem Mont Blanc ), 1931
S.OS Iceberg ( SOS Eisberg ), 1933
Miracle of Flight ( Wunder des Fliegens ), 1935

 
Асы · Самолеты · Книги · Форум · Помощь · Ссылки · Медали · Поиск · Сегодня

Удет, Эрнст. — Надгробие времен Второй мировой войны

Удет Эрнст, родившийся 26 апреля 1896 года во Франкфурте-на-Майне, с раннего детства был известен своим солнечным беззаботным характером. Паула Удет родила сына Эрнста, которого немцы называют Sonntagskind («воскресное дитя»), счастливого, счастливого и беззаботного.Когда Удет был еще младенцем, его семья переехала в баварский город Мюнхен, жители которого любили поесть, попить кружку пива, петь и танцевать — идеальное место для взросления Зоннтагскинда. В школе Удет проявлял быстрый, подвижный ум. Но его глаза остекленели, когда он столкнулся с деталями и рутиной. Он любил поговорить и ладил со всеми, несмотря на неприязнь к авторитетам. Он с раннего детства увлекался авиацией и тусовался на ближайшем авиазаводе и в отряде армейских дирижаблей.В 1909 году он помог основать Мюнхенский аэроклуб. После крушения планера, который он и его друг построили, он, наконец, полетел с летчиком-испытателем на соседнем заводе Отто, который он часто посещал, в 1913 году. 5 футов 3,0 дюйма) в высоту и не прошел квалификацию. В августе, когда Allgemeiner Deutscher Automobil-Club призвал добровольцев с мотоциклами, Удет подал заявку и был принят в  военно-воздушную службу немецкой армии в 1915 году. Отец Удета подарил ему свой мотоцикл, когда Эрнст сдал экзамены на первом курсе.Вместе с четырьмя друзьями Удет был направлен в 26-ю -ю Вюртембергскую резервную дивизию в качестве «посыльного». После ранения плеча, когда его мотоцикл попал в пробоину, Удет попал в военный госпиталь, а его мотоцикл отправился в ремонт. Когда он попытался выследить 26-ю -ю дивизию под командованием принца Вильгельма Урахского, графа Вюртембергского, 2-го герцога Урахского, он не смог ее обнаружить и решил служить на автобазе в Намюре. В это время Удет встретил офицеров летного сектора Чауни, которые посоветовали ему перевестись в качестве воздушного наблюдателя.Однако до того, как он получил приказ о Чауни, армия отказалась от мотоциклистов-добровольцев, и его снова отправили к вербовочным чиновникам. Удет тщетно пытался вернуться в боевые действия, но не смог пройти обучение на пилота или авиамеханика, предлагаемое армией. Вскоре он узнал, что если бы он был обученным пилотом, его бы немедленно приняли в военно-воздушные силы. Через друга семьи, конструктора и производителя самолетов и авиадвигателей Густава Отто, владельца авиационного завода, который он преследовал в юности, Удет прошел частную летную подготовку.В 1926 году на фоне неудачных попыток бизнеса (вызванных разными причинами), смерти жены и проблем со здоровьем Густав Отто покончил жизнь самоубийством в возрасте 43 лет, 28 января 1916 года. Обучение стоило 2000 марок и новую сантехнику от фирмы его отца. Удет получил лицензию гражданского пилота в конце апреля 1915 года и поступил на службу в ВВС Германии. Управляя Fokker D-111 , он одержал свою первую победу 18 марта 1916 года в одиночной атаке 22 французских самолетов. Удет прибыл к группе Рихтгофена в 10 часов утра 27 марта 1918 года.В полдень он совершил с ними свой первый боевой вылет, а также свой первый полет на Fokker Dr.1, и он сбил свой первый самолет в качестве пилота Jasta 11, британца R.E. 8 самолетов-разведчиков. В том же патруле они напали на звено Sopwith Camels, Manfred von Richthofen

, сбив одного из них. Затем они обстреляли колонну британской пехоты. Очевидно, впечатленный лобовой атакой Удета на разведывательный самолет, Рихтгофен поручил ему команду Jasta 11, 11-й истребительной эскадрильи.Маленький, стройный человек с тонким лицом и мягким голосом, Манфред фон Рихтгофен, всегда ищущий ярких и агрессивных пилотов, спросил Удета, не хочет ли он присоединиться к его Jagdgeschwader I (JG.I) . Недолго думая, Удет сказал: « Ja, Herr Rittmeister ». Великий ас пожал ему руку и ушел. Удет продолжал летать почти каждый день и сражался в Джастах 15, 37, 11 и 4, набрав 62 «убийства». Он был награжден высшей военной наградой Германии, Орденом за заслуги, «Синим Максом».    Удет нарисовал эту фразу на хвосте своего самолета Fokker D-VII , считающегося одним из лучших истребителей Первой мировой войны. Как идиома, она не поддается точному переводу на английский язык, но звучит примерно так: «Нет, не надо!» или «Точно не ты!».

 Интересно, почему он ожидал, что вражеские пилоты у него на хвосте будут говорить по-немецки достаточно хорошо, чтобы понять его, но с другой стороны, любой мог догадаться, что это не совсем комплимент. На борту большинства его самолетов было написано «LO!» для своей подруги Элеоноры Зинк, позже его жены.

28 марта он попал в героический поединок с Верблюдом Сопвич над Альбертом.

 После неоднократных проходов и маневров в лоб Удету наконец удалось нанести смертельный удар. Он никогда не думал о своих поверженных противниках, но на этот раз он хотел знать. Он отправился в ближайший полевой госпиталь, где нашел тело своей жертвы: лейтенанта Маасдорпа, RFC 47 Онтарио. парашют в действии.После этой миссии он отправился домой в Мюнхен, чтобы вылечиться от ушной инфекции, а затем в отпуск для восстановления сил. Командиром вновь сформированной Jagdgeschwader III по прозвищу «Удет» был гауптман Бруно Лёрцер , позже он стал генерал-полковником.

Удет женился на Эленоре Ло Зинк «Ло» 25 февраля 1920 года; однако брак продлился менее трех лет.

Во время Второй мировой войны дослужился до звания генерал-полковника и начальника авиационных вооружений. В 1940 году летчики начали жаловаться, что «Спитфайр» превосходит немецкие самолеты. Однако стресс от положения и отвращение к административным обязанностям привели к усилению алкогольной зависимости. Позже Адольф Гитлер и Герман Геринг (см. Эмми Зоннеманн ) оба обвинили его в том, что он несет ответственность за поражение Люфтваффе во время Битвы за Британию (см. Бомбардировщик Харрис ). Удету, по-видимому, не очень нравилась его новая должность. Друзья заметили, что когда-то веселый плейбой стал серьезным и вдумчивым, поскольку его обязанности увеличились.Все чаще Удет жаловался на бессонницу и депрессию. У него также был избыточный вес, и его курение, употребление алкоголя и еды вышли из-под контроля. Мильх продолжал работать за спиной Удета, стремясь дискредитировать его в глазах Геринга. Когда Люфтваффе не удалось сокрушить Королевские ВВС во время Битвы за Британию, вину возложили на офис Удета. Вторжение в Россию в июне 1941 года только усилило давление на него, и он все больше чувствовал себя в ловушке на своей работе. В конце августа Удет имел долгую частную беседу с Герингом, в ходе которой пытался подать в отставку.Геринг отказался, зная, что такая отставка высокопоставленного чиновника Люфтваффе вызовет дурную славу. Его также критиковали за пренебрежение разработкой новых тяжелых бомбардировщиков. Удет был подавлен действиями люфтваффе во время операции «Барбаросса» и решением генерала маршала люфтваффе, Эрхарда Мильха , умершего в возрасте 79 лет 25 января 1972 года, отменить его планы по разработке Focke Wulf FW 190.

Место смерти и захоронения Удета, Эрнст.

17-11-1941 Удет приставил пистолет к голове и нажал на курок во время разговора по телефону со своей любовницей.Согласно биографии Удета «Падение орла», он написал предсмертную записку красным карандашом, в которой говорилось: «Ингелейн, почему ты меня бросил?» и «Железный, ты ответственен за мою смерть». Ингелейн называл свою подругу Инге Бейле, а «Железный» — Германом Герингом. В книге «Дневники люфтваффе» говорится о чем-то подобном, что Удет написал: «Рейхсмаршал, почему вы меня бросили?» красным на изголовье его кровати. Возможно, что у Удета был роман с Мартой Экклс Додд , дочерью У.Посол С. в Германии и сочувствующий СССР Уильям Эдвард Додд в 1930-е годы мог сыграть определенную роль в этих событиях. Марта, которая также состояла в родстве с первым главой гестапо Рудольфом Дильсом, , умерла 10.10.1990 в возрасте 81 года в Праге. Записи, обнародованные в 1990-х годах, подтверждают причастность СССР к деятельности Додда. Гитлер был смущен смертью Удета, и нацистское правительство выступило с заявлением о том, что Удет был убит случайно при испытании нового оружия.Генерал дер Флигер, Адольф «Дольфо» Галланд  был членом почетного караула во время службы. Эрнст Удет был похоронен рядом с асом-истребителем Первой мировой войны Манфредом фон Рихтгофеном и генералом дер Флигером, Вернером Мёльдерсом , асом-летчиком, на кладбище Инвалиден в Берлине. Вернер Мельдерс по иронии судьбы разбился по дороге на похороны Удета, также генерал дер Флигер, Гельмут Вильберг , разбился по дороге на те же похороны Удета???. Фон Рихтгофен был перезахоронен в Висбадене рядом со своим братом Лотаром .Всего в нескольких шагах могилы главы гестапо, Рейнхард Гейдрих , Фриц Тодт Министр вооружений, генерал-полковник пехоты, Вернер фон Фрич , генерал дер Флигер, Карл Габленц , вице-адмирал Лотар фон Аруд, де ла Перьер , гауптман вермахта, Вольфганг Фюрстнер , командующий Олимпийской деревней в 1936 году, генерал-полковник танковых войск, Ханс Хубе, , фельдмаршал Вальтер фон Райхенау, , генерал-лейтенант Рудольт 916мунд, 9016 Адъютант, погибший в результате взрыва бомбы 29 июля 1940 г., и оберст вермахта, Вильгельм Штале , участвовавший в заговоре 20 июля.

Первая мировая война.com — Кто есть кто

Эрнст Удет (1896–1941) был Немецкий ас-истребитель, одержавший 62 победы во время Первой мировой войны.

Удет вошел в немецкий Армия в 1914 году, прежде чем стать летчиком-истребителем и в конечном итоге командовать 11-й дивизией. Истребительная эскадрилья.

Говорят, что Удет нашел сбить вражескую авиацию союзников поначалу сложно. Если так, то он быстро преодолел свое колебание.Он сражался в джастах 15, 37, 11 и 4 в набрав свой окончательный счет из 62 «убийств».

В конечном итоге вынужден покинуть активных боевых действий в конце сентября 1918 г. из-за ранений, полученных во время действий, он уступал (среди немцев) только Манфред фон Рихтгофен — Красный барон — во время войны с точки зрения его успехов.

В отличие от Однако Рихтгофен Удет пережил войну, но не раньше, чем стал одним из первые летчики-истребители, успешно применившие в действии спасательный парашют. Также считается, что он был единственным летчиком-истребителем, который действительно вывел из строя бак.

Послевоенная пила Удета сначала он работал каскадером, а затем снимался в кино. энергично воссоздать люфтваффе, сыгравшее такую ​​ключевую роль во времена вторая мировая война. В 1935 году он был назначен полковником и вступил в дружба с Германом Герингом. В конце концов Геринг назначил Удета Генеральный директор по оборудованию, а затем начальник Управления авиационного вооружения в Февраль 1939 года, последний в звании генерал-майора.

Во время Второй мировой войны Удет выступал за производство пикирующих бомбардировщиков, наряду со средними бомбардировщиками и истребителей, в ущерб тяжелым бомбардировщикам.

Военный успех Удета пришел резко прервался в 1941 г. Обвинен генералом Эрхардом Мильхом в что привело к недостаткам Люфтваффе, продемонстрированным во время Битва за Британию, и под огнем самого Геринга Удет, ставший критиковал нацистский режим — «решил» совершить самоубийство.

Потери немцев при Мессине составили 25 000 человек, из них 7 500 человек попали в плен. Британские потери составили 17 000 человек убитыми или ранеными.

— Вы знали?

Эрнст Удет (1896-1941)

Начальство Удета вскоре признало его пригодность в качестве летчика-истребителя из-за его агрессивного поведения, и он оказался в истребительной части, летающей на новом Fokker EIII.

Каково это впервые оказаться в смертельном воздушном бою? Для Эрнста Удета это едва не стало последним разом.В декабре 1915 года шла Первая мировая война, когда 19-летний немец на моноплане Fokker EIII Eindecker заметил и опознал французский Caudron G IV. Вместо того, чтобы пытаться маневрировать над и позади вражеского самолета, он летел прямо на него. Два самолета приближались все ближе и ближе, а затем оказались на расстоянии обстрела, но Удет был парализован и бездействовал. Его более опытный противник открыл огонь. Эрнста ударили по лицу, и его летающие очки слетели. К счастью, он не был серьезно ранен и сумел посадить свою сильно поврежденную машину.После этого узкого побега Удет научился атаковать более агрессивно и стал одним из самых известных асов-истребителей войны. Он одержал 62 подтвержденные победы, что является самым высоким результатом после Манфреда фон Рихтгофена, знаменитого Красного барона, и самым высоким результатом среди выживших немецких пилотов.

Эрнст Удет родился 26 апреля 1896 года во Франкфурте. В детстве он летал на авиамоделях и помог основать Мюнхенский аэроклуб в 1909 году. Но он тосковал по настоящему. Вместе с другом он построил планер из бамбука и брезента.Он попытался сбросить его с вершины холма, но ему просто удалось разрушить хитроумное устройство. В 1913 году летчик-испытатель наконец взял его на свою первую увеселительную прогулку.

Когда началась Первая мировая война, Удет попытался вступить в армию, но ему отказали из-за слишком маленького роста. В военную авиацию его тоже не приняли; но получил наводку – если бы у него была лицензия пилота, ему бы не отказали. Так что богатый отец Эрнста заплатил за уроки пилотирования, и в апреле 1915 года он получил лицензию. Его сразу же приняли на службу в имперскую немецкую воздушную службу.

Начальство Удета вскоре признало его пригодность в качестве летчика-истребителя из-за его агрессивного поведения, и он оказался в истребительной части, летающей на новом Fokker EIII. EIII был смертоносным, потому что у него был пулемет, синхронизированный со стрельбой через пропеллер, что более чем компенсировало его медлительность и несколько меньшую маневренность, чем у истребителей союзников. Удет чуть не был сбит в своем первом воздушном бою, и только 18 марта 1916 года произошла его первая подтвержденная победа.Получив сообщение о том, что поблизости были замечены два французских самолета, он отправился на их поиски. Вскоре он столкнулся с ними, и их было 22 вместо заявленных двух. Ему удалось сбить один вражеский истребитель, а затем в спешке скрыться, так как он значительно превосходил численностью.

В мае 1917 года Удет столкнулся с другим французским пилотом на Spad VII. Судя по его яростному и искусному маневрированию, противник явно был опытным летчиком, и, подойдя ближе, Удет узнал опознавательные знаки самолета Жоржа Гинемера.Он был вовлечен в смертельную дуэль с самым смертоносным летчиком-истребителем Франции, одно имя которого вселяло ужас в сердца немцев. Каким-то образом ему удалось занять позицию позади Гинемера, но когда он нажал на курок, то, к своему ужасу, обнаружил, что его орудия заклинило, и он беззащитен! Теперь Гинемер получил преимущество, но как только Удет приготовился к смертельному выстрелу, Гинемер приблизился, дружески помахал ему и улетел. Удет никогда не забывал галантный жест Гинемера.

Будучи командиром, Удет приложил немало усилий для обучения молодых пилотов.В остальном он был типичным летчиком-истребителем – покладистым и запойным. В начале 1918 года Удет получил командование старым подразделением барона Рихтгофена. Однако его все больше беспокоила сильная боль в ушах, и на некоторое время он был заземлен. Несмотря ни на что, он вернулся к полетам. В июне 1918 года он чуть не погиб, когда его поврежденный самолет внезапно вошел в штопор, но ему удалось вовремя спастись. Таким образом, он стал одним из первых летчиков-истребителей, спасших свою жизнь с помощью парашюта. Во время своей последней воздушной дуэли в сентябре 1918 года он был ранен в бедро и все еще выздоравливал, когда война закончилась.

Удет провел следующие 15 лет в качестве пилота-каскадера, штурмовика, производителя самолетов и плейбоя. Он даже снимал фильмы о полетах. В 1934 году он присоединился к новому люфтваффе. Однако вместо активных полетов он был назначен ответственным за производство самолетов, а эта работа ему не подходила. Он набрал вес и не мог контролировать свое курение и употребление алкоголя. Когда началась Вторая мировая война, нагрузки на него усилились, и он начал жаловаться на бессонницу и депрессию. Он пытался предупредить Гитлера, что предстоящая война с Россией будет чрезвычайно опасна для Германии.Но начальник Удета Герман Геринг солгал Гитлеру об истинной ситуации и, в конце концов, возложил вину за последовавшую катастрофу на Удета. 17 ноября 1941 года генерал Удет застрелился.

Эрнст Удет | Оружие и боевые действия

Эрнст Удет был летчиком-асом времен Первой мировой войны, пилотом, бабником, наркоманом, авантюристом, голливудским каскадером и алкоголиком на грани. Если бы он родился на два столетия раньше, он мог бы стать успешным пиратом.Рожденный в возрасте, он был обречен на трагедию, и он взял с собой люфтваффе.

Веселый Удет родился во Франкфурте-на-Майне 26 апреля 1896 года. Получив ничем не примечательное образование в Мюнхене, он поступил на имперскую службу в качестве мотоциклиста-диспетчера 26-й пехотной дивизии на Западном фронте, когда разразилась Первая мировая война. вне. Военный доброволец, а не обычный солдат, осенью 1914 года ему удалось демобилизоваться, и он сразу же пошел добровольцем на обучение пилотов. Ему отказали, потому что он был слишком молод, но это не остановило Эрнста Удета.Он вернулся в Мюнхен и брал частные уроки пилотирования, оплачиваемые его отцом. Он вернулся на службу 15 июня 1915 года в качестве рядового в 9-м резервном летном отряде и вскоре был отправлен обратно на Западный фронт.

Рядовой

Удет первоначально был прикомандирован к 206-му летному артиллерийскому отряду в качестве воздушного наблюдателя в секторе Вогезы. Он быстро получил звание капрала (1915 г.) и был награжден Железным крестом второй степени за храбрость. Он также провел семь дней в остроге за то, что без нужды уничтожил самолет по собственной неосторожности.Вскоре после освобождения он получил звание сержанта и в конце 1915 года был переведен в 68-й полевой летный отряд во Фландрии в качестве летчика-истребителя.

Во время своего первого воздушного боя Удет впервые в жизни замерз и в результате чуть не был сбит. Вскоре он преодолел свой страх и сумел сбить свой первый вражеский самолет (французский Фарман) 18 марта 1916 года. Однако он еще не полностью развил свои навыки и не одержал еще одной победы до октября.Он не стал асом (т. е. не совершил своего пятого убийства) до 24 апреля 1917 г. Тем не менее в январе 1917 г. он был произведен в подпоручики запаса.

После назначения 5 августа 1917 года командиром 37-й истребительной эскадрильи Удет вступил в свои права. Сразу после того, как 18 февраля 1918 года он сбил свою 20-ю жертву (Sopwith Camel), капитан Манфред фон Рихтгофен предложил ему командовать 11-й истребительной эскадрильей, входившей в его знаменитый 1-й истребительный авиаполк. Удет принял предложение Красного Барона и до конца войны руководил 11-м полком.Рихтгофен (близкий друг Удета) погиб в бою 21 апреля 1918 года, и его сменил капитан Вильгельм Рейнхардт, который несколько недель спустя погиб в авиакатастрофе. Почти все ожидали, что Удет станет его преемником, и были удивлены, когда выбор пал на аутсайдера: капитана Германа Геринга.

Поначалу Удет с подозрением относился к будущему рейхсмаршалу, но вскоре они стали хорошими друзьями. Удет сбил еще много вражеских самолетов и был награжден Pour le Merite.Когда было подписано перемирие, Удет имел на своем счету 62 победы и был ведущим выжившим немецким асом.

Когда война закончилась, Удет разбил свой самолет и влился в ряды анонимных ищущих работу в Веймарской республике. Первоначально работая автомехаником в Мюнхене, он летал по воскресеньям в качестве пилота-каскадера для организации по оказанию помощи военнопленным, устраивая показательные воздушные бои против Риттера Роберта фон Грайма, еще одного бывшего аса. Затем Грейм влетел в линию большой мощности и уничтожил свой самолет.Поскольку замены найти не удалось, Удет был на время лишен свободы, пока не перешел на работу в Rumpler Works. Он летал регулярным маршрутом из Вены в Мюнхен для этой фирмы, пока союзная контрольная комиссия не конфисковала его самолет якобы за то, что он нарушил Версальский договор. После этого Удет начал строить спортивные самолеты.

Несчастный в демократической Веймарской республике, бывший лейтенант Удет уехал в Буэнос-Айрес в 1925 году и начал длительный период международного странствования.Найдя работу чартерным пилотом и штурманом, он путешествовал по всему миру, от Южной Америки до Восточной Африки, от Северного Ледовитого океана до Голливуда, Калифорния, где он был пилотом-каскадером в некоторых американских фильмах. Он не возвращался в Германию до появления Адольфа Гитлера.

Старый друг Удета Геринг тепло встретил его, когда он вернулся на родину. Стареющему пилоту-каскадеру не нравилась идея присоединиться к новым военно-воздушным силам, но Геринг настоял, поэтому Удет уступил и 1 июня 1935 года получил звание полковника (по особому заданию). Он стал инспектором истребителей и пикирующих бомбардировщиков 10 февраля 1936 года, а 9 июня того же года стал начальником Технического управления, которое было расширено и переименовано в Управление снабжения и снабжения в 1938 году. Кроме того, Удет был назван Generalluftzeugmeister (примерно переводится как начальник авиационных вооружений) Люфтваффе 1 февраля 1939 г. Его повышение по службе произошло быстро: генерал-майор (20 апреля 1937 г.), генерал-лейтенант (1 ноября 1938 г.), генерал летчиков (1 апреля 1940 г.). ) и генерал-полковник (19 июля 1940 г.).

Трудно представить человека, менее подходящего для высокоуровневой технической/управленческой должности, чем Эрнст Удет. У него не было ни высшего образования, ни опыта управления промышленностью, ни военного опыта выше лейтенанта, ни технологической подготовки, ни подготовки Генерального штаба, и у него не было той проницательной способности судить о характере, которую Зепп Дитрих использовал для частичного преодоления недостатков своего прошлого. в несколько родственной ситуации. Действительно, в случае с Удетом все было как раз наоборот.У нового начальника авиационных вооружений был талант создавать большие, неработоспособные бюрократические аппараты и выбирать не тех людей на неподходящие должности. Кроме того, он не мог устоять перед уловками немецких промышленных и авиационных магнатов, которые почти ежедневно обманывали его. Даже если бы он обладал умственными способностями, необходимыми для того, чтобы преуспеть на этой чрезвычайно сложной и ответственной должности, у Удета, вероятно, не было бы на это времени. Психически недисциплинированный, он ненавидел офисную работу, но оказался психологически неспособным делегировать полномочия.В результате непосредственно ему подчинялись не менее 26 начальников отделов. Однако Удет редко бывал в своем кабинете. Обычно он был слишком занят погоней за женщинами, курением, устраиванием или посещением диких вечеринок, которые часто длились до рассвета, и пьянством до тех пор, пока он едва мог стоять. Он также принимал препараты с угнетающими побочными эффектами и периодически садился на диеты, в которых ел только мясо. (И, судя по его фотографиям, диеты не работали.) В результате такого режима начальники отделов не могли видеться с ним неделями, а критические решения часто принимались по умолчанию или начальником штаба Удета, Генерал-майор Август Плох, или его главный инженер, 34-летний Generalstabsingenieur (генерал-лейтенант инженеров) Рулоф Лухт.Оба этих человека были повышены выше своих способностей.

Хорошим примером разрушительного влияния офиса Удета на военные действия Люфтваффе является бомбардировщик Ju-88. Стандартным бомбардировщиком 1937 года был средний бомбардировщик He-111, который имел максимальную скорость около 250 миль в час, дальность полета всего 740 миль и полезную нагрузку всего 2,2 тонны. Прототипы двухмоторного Ju-88, который должен был заменить его, были готовы к испытательным полетам в марте 1938 года. К сожалению, Удет и Генеральный штаб авиации были слишком впечатлены концепцией бомбардировки с пикирования и успехом пикирующий бомбардировщик Ju-87 «Штука», использовавшийся во время Гражданской войны в Испании против ограниченного воздушного сопротивления. С согласия Генерального штаба Удет добавил к конструкции требование, чтобы Ju-88 мог пикировать. В результате самолет пришлось сильно доработать. Пришлось добавить воздушные тормоза и усилить планер, что снизило скорость, дальность полета, способность преодолевать подъемы и полезную нагрузку. Со временем вес Ju-88 был увеличен с 6 тонн до более чем 12. Первая модель (Ju-88-A-1) была еще медленнее, чем He-111, для замены которого она была разработана. Хотя Ju-88 использовался в различных ролях на протяжении всей войны, он так и не показал себя достаточно хорошо, чтобы заменить устаревший He-111 в качестве стандартного немецкого бомбардировщика.

Если Ju-88 разочаровал, то He-177 и Me-210 стали катастрофой. В начале 1938 года Удет, по-видимому, решил, что люфтваффе все же может понадобиться дальний бомбардировщик. Первоначально он хотел четырехмоторный бомбардировщик (как и Вевер до него), но авиаконструктор Эрнст Хейнкель убедил его разрешить разработку He-177, который имел четыре двигателя, соединенных с двумя винтами с помощью муфты. Несколько месяцев спустя Удет выдвинул требование, чтобы он мог нырять под углом 60 градусов.Хейнкель пришел в ужас и запротестовал Удету, что самолет такого веса (30 000 фунтов) нельзя заставить пикировать, но начальник авиационных вооружений отмахнулся от его возражений. У Хейнкеля не было другого выбора, кроме как попытаться. К концу 1938 года, когда прототип Не-177 совершил первый полет в Рехлине, он весил 32 тонны.

В битве за Британию недостатки He-111 и Ju-88 были выставлены на всеобщее обозрение. Во многом из-за неумелости Удета немецкие ВВС явно утратили прежнее превосходство в военной авиационной технике, а люфтваффе проиграли свой первый бой.Звезда Удета, конечно же, начала меркнуть. Чтобы восстановить свои позиции у Геринга и Гитлера и быстро восстановить технологическое превосходство, Удет пошел на риск. В октябре 1940 года он приказал запустить в серийное производство Не-177, несмотря на неблагоприятные результаты испытаний. Эта катастрофическая директива положила начало длительной реорганизации немецкой авиационной промышленности. Не-111 сняли с производства, пришлось закрыть и почти полностью переоборудовать многочисленные заводы, и началось серийное производство нового бомбардировщика. Все это заняло несколько месяцев.Когда новые бомбардировщики сошли с конвейера, у них обнаружился ряд критических проблем, самой серьезной из которых была склонность взрываться в прямолинейном и горизонтальном полете без видимой причины. (Очевидно, топливопровод капал на горячие коллекторы взрывоопасным авиационным топливом.) Они также разваливались во время пикирования и имели серьезные дефекты двигателя. Поскольку так много новых тяжелых бомбардировщиков уничтожили себя во время испытательных полетов (погибло не менее 60 опытных экипажей бомбардировщиков), только 33 из 1446 He-177, произведенных во время войны, когда-либо достигли передовых эскадрилий.Только два из них все еще работали несколько недель спустя. В результате проекта Не-177 были потрачены впустую десятки тысяч промышленных человеко-часов и огромное количество сырья.

Ме-210 стал еще одной катастрофой Удета. Разработанный профессором Вилли Мессершмиттом как многоцелевой разведывательный / пикирующий бомбардировщик / двухмоторный истребитель, он был заказан Удетом в серийное производство исключительно на основе репутации и умелого коммерческого предложения его конструктора. В результате получилась смертельная ловушка: Ме-210 оказался неустойчивым и опасно непредсказуемым самолетом, который на больших углах атаки раскручивался, в результате чего погибло несколько экипажей.Как и He-177, это был полный провал.

В феврале 1940 года, когда технологические проблемы Люфтваффе нарастали, а производство самолетов сильно отставало от графика, Адольф Гитлер впервые подверг резкой критике Германа Геринга; Геринг, в свою очередь, впервые набросился на Эрнста Удета. Его критика становилась все более и более резкой и злобной после битвы за Британию, когда превосходство люфтваффе в воздухе пошло на убыль. Беспечный Удет не выдержал такого давления и начал деградировать как морально, так и физически. В октябре 1940 года Хейнкель неожиданно столкнулся с ним и почти не узнал. Авиаконструктор вспоминал, что Удет выглядел «обрюзгшим и землистым». . . как будто его ждал нервный срыв. Он страдал от непоправимого шума в ушах и кровотечения из легких и десен».

Состояние Удета ухудшилось, поскольку Геринг продолжал ругать его, а Мильх задумал заменить его. Ранее близкие друзья (Удет даже научил Мильха летать) теперь стали заклятыми врагами.Государственный секретарь не упускал из виду, что лучшие немецкие самолеты (в том числе одномоторный истребитель Ме-109) разрабатывались, когда Техническое бюро находилось в его ведении, и Мильх не замедлил воспользоваться этим преимуществом. хаотической ситуации в области авиационных вооружений, чтобы восстановить часть власти, которую он потерял в 1937 году. В конце концов, у Геринга действительно не было никого, к кому он мог бы обратиться в этой области. Однако, продолжая свою политику «разделяй и властвуй», рейхсмаршал отказался заменить Удета или подчинить его Мильху, но он предоставил государственному секретарю все полномочия реквизировать или закрывать авиационные заводы, реквизировать или перераспределять рабочих и сырье, а также увольнять или переводить ключевой персонал в отрасли воздушных вооружений. Результатом такого расклада стало еще больше трений, ибо безжалостному Мильху не хватило и половины буханки. Он продолжал лоббировать полный контроль над промышленностью авиационных вооружений и вел нервную войну против благонамеренного, но некомпетентного экс-аса. Вскоре все основные помощники Удета были заменены подпевалами Мильха, а статс-секретарь (с разрешения Геринга) реорганизовал Техническое управление и Управление снабжения и снабжения в соответствии со своими более рациональными идеями.Между тем, по мере того как война затягивалась, а потери ВВС росли, депрессия Удета продолжала углубляться. 15 ноября 1941 года генерал-майор Плох (которого Мильх отправил на Русский фронт) навестил своего бывшего начальника, находясь дома в отпуске. Он рассказал Удету о массовых убийствах евреев и других лиц, происходящих на Востоке. Удет был в ужасе и очень расстроен; возможно, он был некомпетентен, но Эрнст Удет не был монстром. Через два дня он выпил две бутылки коньяка и позвонил любовнице. «Я больше не могу терпеть!» воскликнул он.«Я собираюсь застрелиться. Я хотел попрощаться с тобой. Они преследуют меня!» Несколько мгновений спустя, когда она пыталась отговорить его, Эрнст Удет нажал на курок. Он оставил после себя предсмертную записку, в которой спрашивал Геринга, почему тот сдался «этим евреям» Мильху и генерал-майору барону Карлу-Августу фон Габленцу, главному помощнику Мильха.

В целях пропаганды сообщалось, что Удет погиб в авиакатастрофе во время испытаний нового самолета. Геринг плакал на его похоронах, но позже сказал об Удете: «Он превратил всю нашу программу Люфтваффе в полный хаос.Если бы он был жив сегодня, у меня не было бы иного выбора, кроме как сказать ему: «Вы несете ответственность за уничтожение германских люфтваффе!»7 Собственная ответственность Геринга в этом разрушении, конечно, не была незначительной.

По мере того, как ход воздушной войны поворачивался против Германии, Герман Геринг все больше и больше времени посвящал занятиям, связанным с удовольствиями. Он жил «жизнью Райли» со своей второй женой (бывшей актрисой) в огромном дворце (который он безвкусно назвал Каринхолл в честь своей первой жены) в своем огромном поместье в Шенхайде, к северу от Берлина.На этой вотчине площадью 10 000 акров (которую он отобрал у общественного достояния практически бесплатно для себя) он создал частный охотничий заказник с лосями, оленями, бизонами и другими животными, на которых он часто охотился. Он также приобрел замок в Австрии и другую собственность и провел большую часть своего времени, обыскивая Европу в поисках сокровищ искусства. На самом деле он был, пожалуй, величайшим вором произведений искусства в истории, ибо считал себя последним человеком эпохи Возрождения, а его гигантская жадность соответствовала его тучности. Раздутый рейхсмаршал раздулся примерно до 320 фунтов и снова вернулся к наркотикам в конце 1930-х годов; Вскоре он начал принимать таблетки горстями.Занятый ролью имперского охотничьего мастера и играя в переодевания с невероятным количеством мундиров и наград, он притворялся трудолюбивым мастером люфтваффе, но на самом деле он давно поддался лени, равнодушию и праздности. На самом деле его очень мало интересовали военно-воздушные силы, пока никто не оспаривал его положение бесспорного лидера.

Когда Геринг был занят роскошной жизнью, а Удет убрался с дороги, Мильх сменил покойного главнокомандующего воздушными вооружениями во всех его кабинетах.Рассуждая, что устаревшие самолеты лучше, чем вообще никаких самолетов, он свернул проекты Ме-210, Не-177 и Ю-288 (Бомбардировщик) и приказал вернуть в серийное производство устаревшие Ме-110 и Не-111. . Под его безжалостным, но умелым руководством показатели производства самолетов в Германии снова начали расти в 1942 году. Однако он не смог наверстать упущенное за пять лет, потерянных из-за некомпетентности и пренебрежения. Он также продолжал враждовать с начальниками Генерального штаба (генерал-полковник Ганс Ешоннек и др.), делал все возможное, чтобы затормозить разработку реактивного самолета, и продолжал замышлять заменить Германа Геринга — вплоть до предложения Адольфу Гитлеру (вскоре после Сталинграда) об освобождении рейхсмаршала от его обязанностей в военно-воздушных силах. Геринг, власть и влияние которого были на исходе, ничего не мог сделать для того, чтобы избавиться от своего заместителя в этот момент, но он также не забыл этого инцидента.

Эрхард Мильх очень медленно осознавал потенциал реактивного самолета. Он впервые увидел прототип реактивного самолета в августе 1939 года (до начала войны), но, как и Удет, не был впечатлен. Однако в 1941 году, когда профессор Мессершмитт с энтузиазмом сообщил о прекрасных характеристиках своего прототипа реактивного самолета Ме-262, Удет высказался за его скорейшую разработку.Мильх отказался допустить это, и Удет (ныне находящийся в упадке) ничего не мог поделать с этим решением. (Возможно, Мильху надоели революционные типы самолетов после He-177.) Разочарованный Мессершмитт продолжал тайно разрабатывать турбореактивный двигатель по секретной договоренности с BMW и Junkers. Мильх не проявлял даже незначительного интереса к этому реактивному самолету до 1943 года, когда генерал-лейтенант Адольф Галланд, командующий истребительной авиацией, совершил на нем полет и был глубоко впечатлен. Мильх уважал Галланда и разрешил запустить в производство Ме-262, хотя и с очень низким приоритетом.В августе 1943 года Мильх объявил о планах производства 4000 истребителей в месяц и был потрясен и ужасен, когда Галланд рекомендовал, чтобы 25 процентов из них были реактивными. Эта реакция, как писали Тревор Констебл и Рэймонд Толивер, «показала, хотя и укрепила, атмосферу нерешительности и нерешительности в Техническом отделе».

К несчастью для Мильха, он не смог достичь своих амбициозных производственных целей, и его престиж в ставке фюрера начал падать. Почувствовав это, Мильх, как и Удет до него, сделал ставку.Он приказал Volkswagen начать массовое производство летающей бомбы Fi-103, хотя в прототипах сообщалось о серьезных технологических проблемах. Было изготовлено двести неисправных Fi-103, прежде чем обнаружилось, что их конструкция слишком слаба. Еще больше драгоценных человеко-часов и ресурсов было потрачено впустую в то время, когда Германия боролась с объединенной промышленной мощью Соединенных Штатов, Великобритании и Советского Союза. Кроме того, Мильх теперь столкнулся с новой угрозой своему положению: министр вооружений и военного производства Альберт Шпеер, фаворит Адольфа Гитлера и сам по себе хороший политический борец.Воспользовавшись слабостью люфтваффе, Шпеер к 1943 году вторгся на территорию Мильха — промышленность авиационных вооружений. Геринг, конечно, отказался пытаться вмешаться от имени Мильха, и Шпеер продолжал совершать набеги на авиационные заводы в поисках квалифицированных рабочих. ; Мильх продолжал отставать от своих производственных целей; и его акции в штаб-квартире фюрера продолжали падать.

Когда Гитлер заинтересовался разработкой самолета как истребителя-бомбардировщика, Вилли Мессершмитт сказал ему (26 ноября 1943 г.), что Ме-262 можно модифицировать для перевозки двух 550-фунтовых бомб или одной 1100-фунтовой бомбы.Мильх, опасаясь, что его положение в глазах фюрера еще более ухудшится, и всегда помня о том, что Геринг только и ждал возможности уволить своего потенциального узурпатора, боялся сказать диктатору, что эти изменения невозможны; вместо этого он продолжил разработку Ме-262 как истребителя. Гитлер, которого внушили, что он получит значительное количество реактивных истребителей-бомбардировщиков ко дню «Д», узнал о двуличности Мильха только 23 мая 1944 года — всего за две недели до высадки союзников во Франции.В оправданной ярости Гитлер лишил Мильха своей защиты. Геринг потратил немного времени, лишая своего заместителя власти. 27 мая вся промышленность авиационных вооружений была передана в ведение Шпеера. Мильх должен был понять намек и тотчас сдаться, но он этого не сделал; поэтому 20 июня в присутствии Гитлера Геринг приказал ему подать в отставку с поста начальника авиационных вооружений и статс-секретаря авиации. Это он сделал на следующий день.

Мильху было разрешено сохранить номинальный пост генерального инспектора Люфтваффе.Без сомнения, к удивлению и раздражению Геринга и других, Мильх действительно совершил ряд инспекционных поездок; затем, 1 октября, его машина вылетела с дороги недалеко от Арнема и врезалась в дерево. Мильх, очнувшийся в больнице, получил три сломанных ребра и повреждение легких. Он пролежал обездвиженным в своем роскошном охотничьем домике до начала 1945 года.

С типичной дерзостью Мильх появился в роскошном доме Геринга, Каринхалле, без приглашения, в день рождения Геринга в январе 1945 года. Он нашел отношение рейхсмаршала к нему крайне неприятным.Через три дня он узнал, почему: от Геринга пришло письмо недельной давности, в котором Мильх увольнялся с должности генерального инспектора — его последней оставшейся должности. Он был переведен в резерв фюрера и больше не использовался.

Отношение Гитлера к Мильху к концу смягчилось, и фюрер даже решил поставить его во главе специального штаба для ремонта немецкой транспортной системы, но через три дня передумал. В конце марта 1945 года Гитлер послал Мильху свои обычные поздравления с днем ​​рождения, и в последний раз они встретились в бункере фюрера 21 апреля, за девять дней до самоубийства диктатора.И снова, даже на этом позднем этапе войны, Мильх был впечатлен поведением фюрера.

Рано утром 26 апреля Мильх в последний раз покинул свой охотничий домик и направился на север. Он действительно ждал слишком долго, так как проезжал мимо советских танков на дороге, но фельдмаршал ехал с выключенными фарами и, к счастью, не остановился. Он поехал в замок Зирхаген (в Нойштадте, на побережье Балтийского моря), где англичане арестовали его в полдень 4 мая. Еще до конца дня британский коммандос вырвал у него маршальский жезл и избил его на пол Это.Как и многие другие с обеих сторон, Мильх подвергался жестокому обращению и пыткам в тюрьме. Однако в данном случае такие действия были контрпродуктивными, потому что они превратили Мильха из потенциально дружественного свидетеля обвинения в ярого защитника Германа Геринга — хотя бы назло его похитителям, хотя бы по какой-то другой причине.

Геринг блестяще защищался от своего имени в Нюрнберге, и даже злейшие недоброжелатели хвалят его за умственные способности, которые он продемонстрировал, выставив в дурацком свете одного из судей Верховного суда США.Это мало что изменило, так как конец был предрешен, и Геринг был приговорен к смертной казни через повешение. Однако у бывшего летного аса времен Первой мировой войны был еще один трюк в рукаве; перехитрив своих противников в последний раз, он покончил жизнь самоубийством, приняв яд в 22:40. 15 октября 1946 года — за два часа до повешения.

Тем временем Мильх был заключен в камеру в Дахау, называемую «бункер». В нем, предназначенном для одного человека, находились Мильх, его давний враг Кессельринг, фельдмаршал Вальтер фон Браухич (который был серьезно болен и вскоре умер от сердечной недостаточности), генерал-полковник Николаус фон Фалькенхорст и генерал от инфантерии Александр фон Фалькенхаузен. бывший военный губернатор Северной Франции и Бельгии.В конце концов, Мильха судили в Нюрнберге как мелкого военного преступника, и он был признан виновным в депортации иностранной рабочей силы в Германию, что привело к порабощению, пыткам и убийствам. Не помогло его делу и то, что он назвал заговорщиков 20 июля «гадами» в качестве свидетеля. Он был приговорен к пожизненному заключению и содержался в исправительном учреждении в Рехдорфе. В 1951 году приговор был смягчен до 15 лет лишения свободы, а в 1955 году он вышел на свободу. Бывший статс-секретарь поселился в Дюссельдорфе, где жил с родственниками и работал промышленным консультантом в авиационном подразделении Fiat и сталелитейном комбинате Thyssen. .Его вкус к силовой политике, по-видимому, излечился, и он больше никогда не пытался возвращаться в центр внимания или снова занимать государственные должности. Последний оставшийся в живых фельдмаршал люфтваффе Эрхард Мильх в последние годы своей жизни был гораздо более добродушным, чем в дни своего правления. Госпитализирован в конце 1971 года, он умер в Вупперталь-Бармене 25 января 1972 года.

Из-за некомпетентности Удета, лени Геринга и сочетания безжалостного честолюбия, недальновидности и робости Мильха в разработке новой реактивной техники немецкие летчики большую часть войны летали на устаревших самолетах.Это делает их достижения еще более замечательными.

Нравится:

Нравится Загрузка. ..

Родственные

Дочь Ночь!! | Эрнст Удет | Фоккер Д-VII | Ло! | Доктор Джеймс Паркс

Немецкий ас Эрнст Удет нарисовал эту фразу на хвосте своего самолета Fokker D-VII, считавшегося одним из лучших истребителей Первой мировой войны. Как идиома, она не поддается точному переводу на английский язык, но звучит примерно так: «Нет, не надо!» или «Определенно не ты!» Можно задаться вопросом, почему он ожидал, что вражеские пилоты на его хвосте будут говорить по-немецки достаточно хорошо, чтобы понять его, но тогда любой мог догадаться, что это не совсем комплимент.

Самолет Удета больше не существует, но летающая копия с цветами и маркировкой Удета, построенная по оригинальным чертежам, выставлена ​​в Летающем музее Vintage Aero (VAFM) в Ft. Луптон, Колорадо, к северо-востоку от Денвера на I-76. Эта подлинная копия была построена доктором Джеймсом Дж. Парксом в его гараже с помощью его сына Энди Паркса, который сейчас является директором музея. Собранный и завершенный в местном аэропорту Колорадо, он был в семье и летал снова и снова более 40 лет.В 2009 году двигатель Ranger был перестроен в соответствии с новыми спецификациями, был добавлен масляный радиатор и получил множество других мелких улучшений, включая новую окраску на основе недавно обнаруженной фотографии Удета. D-VII — всего лишь один из самолетов музея, который летает в любую субботу, если погода позволяет; посетители музея могут наблюдать за взлетами и посадками и узнать, каково было управлять этими ранними самолетами.

Кем был Эрнст Удет?

Оберлейтенант Эрнст Удет был известным летчиком Первой мировой войны.С 62 победами он был вторым по величине немецким асом, почитаемым как друзьями, так и врагами. Он был самым результативным асом, пережившим войну, став штурманом и кинопилотом в 1930-х годах. После нескольких отказов поступил на военную службу 21 августа 1914 года мотоциклистом. Он подал заявку на летные обязанности, но снова получил отказ, поэтому брал уроки пилотирования за свой счет. Свою первую воздушную победу он одержал 18 марта 1916 года, когда атаковал 22 вражеских самолета с одинокого Fokker D-III. В ноябре 1917 года он принял командование Jasta 37.Затем он летал под командованием Рихтгофена в качестве исполняющего обязанности командира Jasta 11 весной 1918 года, а после смерти Рихтгофена он стал командиром Jasta 4 в мае 1918 года. На борту большинства его самолетов было написано «LO!» для своей подруги, Элеоноры Зинк, позже его жены. Он был одним из первых пилотов, которых спас парашют, хотя он раскрылся только на высоте 250 футов над землей. Между войнами он жил плейбойской жизнью знаменитости. Он не ладил с преемником Рихтгофена Германом Герингом и в 1941 году, похоже, покончил жизнь самоубийством в ответ на работу с Герингом, хотя есть предположение, что человек с личностью Удета, который намеревался покончить жизнь самоубийством, сделал бы это более эффектно.

Каким был Fokker D-VII?

D-VII поступил на вооружение эскадрильи примерно в то время, когда Удет захватил Джасту 4. Он был проще в управлении, чем современные вражеские самолеты, и работал лучше по сравнению с ними, и у него не было склонности Альбатроса отрывать крылья в тяжелое погружение.

Посетите VAFM, чтобы узнать больше об Эрнсте Удете, Манфреде фон Рихтгофене и многих других людях, которые сделали авиацию лихой и смелой. Посмотрите оригинальную униформу асов, победные трофеи Красного барона и памятные вещи американцев из эскадрильи Лафайет, которые летали на стороне союзников до того, как Америка вступила в войну.Прежде всего, посмотрите, как летают самолеты, и проникнитесь уважением к мужеству тех первых героев воздуха.

«Туз Железного Креста» Эрнста Удета

Это хорошая книга для тех, кто не увлекается авиацией. Это также хорошо, но не очень хорошо для любителей авиации. Перевод первоклассный — в отличие от «Крыльев войны» или «Красного боевого летчика», здесь быстро забываешь, что читаешь не оригинальный текст.

Его повествование имеет народный, незамысловатый ритм. У Удета была интересная жизнь, и он многое пережил, но, похоже, это не повлияло на его самооценку.Он признается в сомнениях в себе и неудачах. Большая часть его мемуаров посвящена военным годам, но он конец

. Это хорошее чтение для тех, кто не увлекается авиацией. Это также хорошо, но не очень хорошо для любителей авиации. Перевод первоклассный — в отличие от «Крыльев войны» или «Красного боевого летчика», здесь быстро забываешь, что читаешь не оригинальный текст.

Его повествование имеет народный, незамысловатый ритм. У Удета была интересная жизнь, и он многое пережил, но, похоже, это не повлияло на его самооценку.Он признается в сомнениях в себе и неудачах. Большая часть его мемуаров посвящена военным годам, но в итоге он описывает только 5-6 из своих 62 воздушных побед. Его рассказы о своем опыте каскадера, пилота гонок, летчика голливудских фильмов и пилота экспедиции в Гренландии и Африке так же интересно читать, как и о его военных годах.

Что мне показалось интересным, так это процент отсева в эскадрильях, в которых он служил.