Содержание

Термоядерное оружие

Взрыв произошел в 1961 году. В радиусе нескольких сотен километров от полигона произошла спешная эвакуация людей, так как ученые рассчитали, что разрушены, будут все без исключения дома. Но такого эффекта никто не ожидал. Взрывная волна обошла планету трижды. Полигон остался «чистым листом», на нем исчезли все возвышенности. Здания в секунду превращались в песок. В радиусе 800 километров был слышен ужасный взрыв.

Если вы думаете, что атомная боеголовка является самым страшным оружием человечества, значит еще не знаете об водородной бомбе. Мы решили исправить эту оплошность и рассказать о том, что же это такое. Мы уже рассказывали о и .

Немного о терминологии и принципах работы в картинках

Разбираясь в том, как выглядит ядерная боеголовка и почему, необходимо рассмотреть принцип ее работы, основанный на реакции деления. Сначала в атомной бомбе происходит детонация. В оболочке располагаются изотопы урана и плутония. Они распадаются на частички, захватывая нейтроны.

Далее разрушается один атом и инициируется деление остальных. Делается это при помощи цепного процесса. В конце начинается сама ядерная реакция. Части бомбы становятся одним целым. Заряд начинает превышать критическую массу. При помощи такой структуры освобождается энергия и происходит взрыв.

Кстати, ядерную бомбу еще называют атомной. А водородная получила название термоядерной. Поэтому вопрос, чем отличается атомная бомба от ядерной, по сути своей является некорректным. Это одно и то же. Отличие ядерной бомбы от термоядерной же заключается не только в названии.

Термоядерная реакция основана не на реакции деления, а сжатия тяжелых ядер. Ядерная боеголовка является детонатором или запалом для водородной бомбы. Другими словами, представьте себе огромную бочку с водой. В нее погружают атомную ракету. Вода представляет собой тяжелую жидкость. Тут протон со звуком замещается в ядре водорода на два элемента — дейтерий и тритий:

  • Дейтерий представляет собой один протон и нейтрон. Их масса вдвое тяжелее, чем водород;
  • Тритий состоит из одного протона и двух нейтронов. Они тяжелее водорода в три раза.

Испытания термоядерной бомбы

, окончания Второй Мировой Войны, началась гонка между Америкой и СССР и мировое сообщество поняло, что мощнее ядерная или водородная бомба. Разрушительная сила атомного оружия начала привлекать каждую из сторон. США первыми сделали и испытали ядерную бомбу. Но вскоре стало понятно, что она не может иметь больших размеров. Поэтому было решено попробовать сделать термоядерную боеголовку. Тут снова же преуспела Америка. Советы решили не проигрывать в гонке и испытали компактную, но мощную ракету, которую можно перевозить даже на обычном самолете Ту-16. Тогда все поняли, чем отличается ядерная бомба от водородной.

Для примера, первая американская термоядерная боеголовка была такой высокой, как трехэтажный дом. Ее нельзя было доставить небольшим транспортом. Но потом по разработкам СССР размеры были уменьшены.

Если проанализировать , можно сделать вывод, что эти ужасные разрушения были не такими уж и большими. В тротиловом эквиваленте сила удара была всего несколько десятком килотонн. Поэтому здания были уничтожены только в двух городах, а в остальной части страны услышали звук ядерной бомбы. Если это была бы водородная ракета, всю Японию бы разрушили полностью всего одной боеголовкой.

Ядерная бомба со слишком сильным зарядом может взорваться непроизвольно. Начнется цепная реакция и произойдет взрыв. Рассматривая, чем отличаются ядерная атомная и водородная бомбы, стоит отметить данный пункт. Ведь термоядерную боеголовку можно сделать какой угодно мощности, не боясь самопроизвольного подрыва.

Это заинтересовало Хрущева, который приказал сделать самую мощную водородную боеголовку в мире и таким образом приблизиться к выигрышу гонки. Ему показалось оптимальным 100 мегатонн. Советские ученые поднатужились и у них получилось вложиться в 50 мегатонн. Испытания начались на острове Новая Земля, где был военный полигон.

До сих пор Царь-бомбу называют крупнейшим зарядом, взорванным на планете.

Взрыв произошел в 1961 году. В радиусе нескольких сотен километров от полигона произошла спешная эвакуация людей, так как ученые рассчитали, что разрушены, будут все без исключения дома. Но такого эффекта никто не ожидал. Взрывная волна обошла планету трижды. Полигон остался «чистым листом», на нем исчезли все возвышенности. Здания в секунду превращались в песок. В радиусе 800 километров был слышен ужасный взрыв. Огненный шар от применения такой боеголовки, как универсальный уничтожитель руническая ядерная бомба в Японии, был виден только в городах. А вот от водородной ракеты он поднялся на 5 километров в диаметре. Гриб из пыли, радиации и сажи вырос на 67 километров. По подсчетам ученых, его шапка в диаметре составляла сотню километров. Только представьте себе, что бы было, если бы взрыв произошел в городской черте.

Современные опасности использования водородной бомбы

Отличие атомной бомбы от термоядерной мы уже рассмотрели. А теперь представьте, какими бы были последствия взрыва, если бы ядерная бомба, сброшенная на Хиросиму и Нагасаки, была водородной с тематическим эквивалентом. От Японии не осталось бы и следа.

По заключениям испытаний, ученые сделали вывод о последствиях термоядерной бомбы. Некоторые думают, что водородная боеголовка является более чистой, то есть фактически не радиоактивной. Это связано с тем, что люди слышат название «водо» и недооценивают ее плачевное влияние на окружающую среду.

Как мы уже разобрались, водородная боеголовка основана на огромном количестве радиоактивных веществ. Ракету без уранового заряда сделать можно, но пока на практике этого не применялось. Сам процесс будет очень сложным и затратным. Поэтому реакция синтеза разбавляется ураном и получается огромная мощность взрыва. Радиоактивные осадки, которые неумолимо выпадут на цель сброса, увеличиваются на 1000%. Они нанесут вред здоровью даже тем, кто находится в десятках тысяч километров от эпицентра.

При подрыве создается огромный огненный шар. Все, что попадает в радиус его действия, уничтожается. Выжженная земля может быть необитаемой десятилетиями. На обширной территории совершенно точно ничего не вырастет. И зная силу заряда, по определенной формуле можно рассчитать теоретически зараженную площадь.

Также стоит упомянуть о таком эффекте, как ядерная зима. Это понятие даже страшнее разрушенных городов и сотен тысяч человеческих жизней. Будет уничтожено не только место сброса, но и фактически весь мир. Сначала статус обитаемой потеряет только одна территория. Но в атмосферу произойдет выброс радиоактивного вещества, которое снизит яркость солнца. Это все смешается с пылью, дымом, сажей и создаст пелену. Она разнесется по всей планете. Урожаи на полях будут уничтожены на несколько десятилетий вперед. Такой эффект спровоцирует голод на Земле. Население сразу сократится в несколько раз. И выглядит ядерная зима более чем реально. Ведь в истории человечества, а конкретнее, в 1816 году, был известен подобный случай после мощнейшего извержения вулкана.

На планете тогда был год без лета.

Скептики, которые не верят в подобное стечение обстоятельств, могут переубедить себя расчетами ученых:

  1. Когда на Земле произойдет похолодание на градус, этого не заметит никто. А вот на количестве осадков это отразится.
  2. Осенью произойдет похолодание на 4 градуса. Ввиду отсутствия дождей, возможны неурожаи. Ураганы будут начинаться даже там, где их никогда не было.
  3. Когда температура упадет еще на несколько градусов, на планете будет первый год без лета.
  4. Далее последует малый ледниковый период. Температура падает на 40 градусов. Даже за незначительное время это станет разрушительным для планеты. На Земле будут наблюдаться неурожаи и вымирание людей, проживающих в северных зонах.
  5. После наступит ледниковый период. Отражение солнечных лучей произойдет, не достигая поверхности земли. За счет этого, температура воздуха достигнет критической отметки. На планете перестанут расти культуры, деревья, замерзнет вода. Это приведет к вымиранию большей части населения.
  6. Те, кто выживут, не переживут последнего периода — необратимого похолодания. Этот вариант совсем печальный. Он станет настоящим концом человечества. Земля превратится в новую планету, непригодную для обитания человеческого существа.

Теперь о еще одной опасности. Стоило России и США выйти из стадии холодной войны, как появилась новая угроза. Если вы слышали о том, кто такой Ким Чен Ир, значит понимаете, что на достигнутом он не остановится. Этот любитель ракет, тиран и правитель Северной Кореи в одном флаконе, может с легкостью спровоцировать ядерный конфликт. О водородной бомбе он говорит постоянно и отмечает, что в его части страны уже есть боеголовки. К счастью, в живую их пока никто не видел. Россия, Америка, а также ближайшие соседи — Южная Корея и Япония, очень обеспокоены даже такими гипотетическими заявлениями. Поэтому надеемся, что наработки и технологии у Северной Кореи еще долго будут на недостаточном уровне, чтобы разрушить весь мир.

Для справки. На дне мирового океана лежат десятки бомб, которые были утеряны при транспортировке. А в Чернобыле, который не так далеко от нас, до сих пор хранятся огромные запасы урана.

Стоит задуматься, можно ли допустить подобные последствия ради испытаний водородной бомбы. И, если между странами, обладающими этим оружием, произойдет глобальный конфликт, на планете не останется ни самих государств, ни людей, ни вообще ничего, Земля превратится в чистый лист. И если рассматривать, чем отличается ядерная бомба от термоядерной, главным пунктом можно назвать количество разрушений, а также последующий эффект.

Теперь небольшой вывод. Мы разобрались, что ядерная и атомная бомба — это одно и тоже. А еще, она является основой для термоядерной боеголовки. Но использовать ни то, ни другое не рекомендуется даже для испытаний. Звук от взрыва и то, как выглядят последствия, не является самым страшным. Это грозит ядерной зимой, смертью сотен тысяч жителей в один момент и многочисленными последствиями для человечества.

Хотя между такими зарядами, как атомная и ядерная бомба различия есть, действие обеих разрушительно для всего живого.

30 октября 1961 года на советском ядерном полигоне на Новой Земле прогремел самый мощный взрыв в истории человечества. Ядерный гриб поднялся на высоту 67 километров, а диаметр «шляпки» это гриба составил 95 километров. Ударная волна трижды обогнула земной шар (а взрывной волной сносило деревянные постройки на расстоянии нескольких сотен километров от полигона). Вспышку взрыва было видно с расстояния в тысячу километров, невзирая на то, что над Новой Землей висела густая облачность. В течение почти часа во всей Арктике не работала радиосвязь. Мощность взрыва по разным данным составила от 50 до 57 мегатонн (миллионов тонн тротила).

Впрочем, как пошутил Никита Сергеевич Хрущев, мощность бомбы не стали доводить до 100 мегатонн, только потому, что в этом случае в Москве выбило бы все стекла. Но, в каждой шутке есть доля шутки – первоначально планировалось взорвать именно 100 мегатонную бомбу. И взрыв на Новой Земле убедительно доказал, что создание бомбы мощностью хоть в 100 мегатонн, хоть в 200, — вполне осуществимая задача. Но и 50 мегатонн – это почти в десять раз больше мощности всех боеприпасов, истраченных за всю Вторую Мировую войну всеми странами — участницами. К тому же, в случае испытания изделия мощностью в 100 мегатонн от полигона на Новой Земле (да и от большей части этого острова) остался бы только оплавленный кратер. В Москве стекла, скорее всего, уцелели бы, но вот в Мурманске могли и вылететь.


Макет водородной бомбы. Историко-мемориальный Музей ядерного оружия в Сарове

Устройство, взорванное на высоте 4200 метров над уровнем моря 30 октября 1961 года, вошло в историю под именем «Царь-Бомба». Еще одно неофициальное название — «Кузькина Мать». А официальное название этой водородной бомбы было не столь громким – скромное изделие АН602. Военного значения это чудо-оружие не имело – не тоннах тротилового эквивалента, а в обычных метрических тоннах «изделие» весило 26 тонн и его было бы проблематично доставить до «адресата». Это была демонстрация силы – наглядное доказательство того, что Стране Советов по силам создать оружие массового уничтожения любой мощности. Что же заставило руководство нашей страны пойти на столь беспрецедентный шаг? Разумеется, не что иное, как обострение отношений с Соединенными Штатами. Еще совсем недавно казалось, что США и Советский Союз достигли взаимопонимания по всем вопросам – в сентябре 1959 года Хрущев посетил США с официальным визитом, планировался и ответный визит в Москву президента Дуайта Эйзенхауэра. Но 1 мая 1960 года над советской территорией был сбит американский самолет-разведчик U-2. В апреле 1961 года американские спецслужбы организовали высадку на Кубу отрядов хорошо подготовленных и обученных кубинских эмигрантов в заливе Плайя-Хирон (эта авантюра завершилась убедительной победой Фиделя Кастро). В Европе великие державы не могли определиться со статусом Западного Берлина. В итоге,13 августа 1961 года столица Германии оказалась перегороженной знаменитой Берлинской стеной. Наконец, в том 1961 году США разместили в Турции ракеты PGM-19 «Юпитер» — европейская часть России (включая Москву) находилась в пределах дальности действия этих ракет (годом позже Советский Союз разместит ракеты на Кубе и начнется знаменитый Карибский Кризис). Это не говоря уж о том, что паритета по числу ядерных зарядов и их носителей тогда между Советским Союзом и Америкой тогда не было – 6 тысячам американских боеголовок мы могли противопоставить всего триста. Так что, демонстрация термоядерной мощи была в сложившейся ситуации совсем не лишней.

Советский короткометражный фильм про испытание Царь-бомбы

Существует популярный миф, что сверхбомбу разработали по приказу Хрущева все в том же 1961 году в рекордно короткие сроки – всего за 112 дней. На самом деле разработку бомбы вели с 1954 года. А в 1961 разработчики просто довели уже имеющиеся «изделие» до нужной мощности. Параллельно КБ Туполева занималось модернизацией самолетов Ту-16 и Ту-95 под новое оружие. По первоначальным расчетам вес бомбы должен был составить не менее 40 тонн, но авиаконструкторы объяснили ядерщикам, что на данный момент носителей для изделия с таким весом нет и быть не может. Ядерщики пообещали снизить вес бомбы до вполне приемлемых 20 тонн. Правда, и такой вес и такие габариты требовали полной переделки бомбовых отсеков, креплений, бомболюков.


Взрыв водородной бомбы

Работа над бомбой велась группой молодых физиков-ядерщиков под руководством И.В. Курчатова. В эту группу входил и Андрей Сахаров, который в ту пору еще не помышлял о диссидентстве. Более того, он был одним из ведущих разработчиков изделия.

Такой мощности удалось добиться благодаря применению многоступенчатой конструкции – урановый заряд, мощностью в «всего» полторы мегатонны запускал ядерную реакцию в заряде второй ступени, мощностью в 50 мегатонн. Не меняя габаритов бомбы можно было сделать ее и трехступенчатой (это уже за 100 мегатонн). Теоретически – число зарядов ступеней могло быть ничем не ограниченным. Конструкция бомбы была уникальной для своего времени.

Хрущев торопил разработчиков – в октябре в только что построенном Кремлевском Дворце Съездов отрывался XXII съезд КПСС и огласить новость о самом мощном взрыве в истории человечества надо бы именно с трибуны съезда. И 30 октября 30 октября 1961 года Хрущев получил долгожданную телеграмму за подписью министра среднего машиностроения Е. П. Славского и Маршала Советского Союза К. С. Москаленко (руководителей испытания):


«Москва. Кремль. Н. С. Хрущеву.

Испытание на Новой Земле прошло успешно. Безопасность испытателей и близлежащего населения обеспечена. Полигон и все участники выполнили задание Родины. Возвращаемся на съезд».

Взрыв Царь-Бомбы почти сразу же послужил благодатной почвой для разного рода мифов. Некоторые из них распространялись … официальной печатью. Так, например, «Правда» называла «Царь-Бомбу» не иначе как вчерашним днем атомного оружия и утверждала, что сейчас уже созданы более мощные заряды. Не обошлось и без слухов о самоподдерживающейся термоядерной реакции в атмосфере. Снижение мощности взрыва, по мнению некоторых, было вызвано страхом расколоть земную кору или … вызвать термоядерную реакцию в океанах.

Но, как бы то ни было, годом позже, во время Карибского кризиса США все еще имели подавляющее превосходство по числу ядерных зарядов. Но применить их так и не решились.

Кроме того, считается, что этот мега-взрыв помог сдвинуть с мертвой точки переговоры о запрете ядерных испытаний в трех средах, которые велись в Женеве с конца пятидесятых годов. В 1959-60 все ядерные державы, за исключением Франции, приняли односторонний отказ от испытаний, пока идут эти переговоры. Но о причинах, которые заставили Советский Союз не соблюдать взятые на себя обязательства, мы говорили ниже. После взрыва на Новой Земле переговоры возобновились. И 10 октября 1963 года в Москве был подписан «Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой». Пока этот Договор соблюдается, советская Царь-Бомба останется самым мощным взрывным устройством в человеческой истории.

Современная компьютерная реконструкция

В мире существует немалое количество различных политических клубов. Большая, теперь уже, семерка, Большая двадцатка, БРИКС, ШОС, НАТО, Евросоюз, в какой-то степени. Однако ни один из этих клубов не может похвастаться уникальной функцией – способностью уничтожить мир таким, каким мы его знаем. Подобными возможностями обладает «ядерный клуб».

На сегодняшний день существует 9 стран, обладающих ядерным оружием:

  • Россия;
  • Великобритания;
  • Франция;
  • Индия
  • Пакистан;
  • Израиль;
  • КНДР.

Страны выстроены по мере появления у них в арсенал ядерного оружия. Если бы список был выстроен по количеству боеголовок, то Россия оказалась бы на первом месте с ее 8000 единицами, 1600 из которых можно запускать хоть сейчас. Штаты отстают всего на 700 единиц, но «под рукой» у них на 320 зарядов больше. «Ядерный клуб» — понятие сугубо условное, никакого клуба на самом деле нет. Между странами есть ряд соглашений по нераспространению и сокращению запасов ядерного оружия.

Первые испытания атомной бомбы, как известно, произвела США еще в 1945. Это оружие было испытано в «полевых» условиях Второй Мировой на жителях японских городов Хиросима и Нагасаки. Они действуют по принципу деления. Во время взрыва запускается цепная реакция, которая провоцирует деления ядер на два, с сопутствующим высвобождением энергии. Для этой реакции в основном используют уран и плутоний. С этими элементами и связаны наши представления о том, из чего делаются ядерные бомбы. Так как в природе уран встречается лишь в виде смеси трех изотопов, из которых только один способен поддерживать подобную реакцию, необходимо производить обогащение урана. Альтернативой является плутоний-239, который не встречается в природе, и его нужно производить из урана.

Если в урановой бомбе идет реакция деления, то в водородной реакция слияния — в этом суть того, чем отличается водородная бомба от атомной. Все мы знаем, что солнце дает нам свет, тепло, и можно сказать жизнь. Те же самые процессы, что происходят на солнце, могут с легкостью уничтожать города и страны. Взрыв водородной бомбы рожден реакцией синтеза легких ядер, так называемого термоядерного синтеза. Это «чудо» возможно благодаря изотопам водорода – дейтерию и тритию. Собственно поэтому бомба и называется водородной. Также можно увидеть название «термоядерная бомба», по реакции, которая лежит в основе этого оружия.

После того, как мир увидел разрушительную силу ядерного оружия, в августе 1945 года, СССР начало гонку, которая продолжалась до момента его распада. США первыми создали, испытали и применили ядерное оружие, первыми произвели подрыв водородной бомбы, но на счет СССР можно записать первое изготовление компактной водородной бомбы, которую можно доставить противнику на обычном Ту-16. Первая бомба США была размером с трехэтажный дом, от водородной бомбы такого размер мало толку. Советы получили такое оружие уже в 1952, в то время как первая «адекватная» бомба Штатов была принята на вооружение лишь в 1954. Если оглянуться назад и проанализировать взрывы в Нагасаки и Хиросиме, то можно прийти к выводу, что они не были такими уж мощными. Две бомбы в сумме разрушили оба города и убили по разным данным до 220 000 человек. Ковровые бомбардировки Токио в день могли уносить жизни 150-200 000 человек и без всякого ядерного оружия. Это связано с малой мощностью первых бомб — всего несколько десятков килотонн в тротиловом эквиваленте. Водородные же бомбы испытывали с прицелом на преодоление 1 мегатонны и более.

Первая Советская бомба была испытана с заявкой на 3 Мт, но в итоге испытывали 1.6 Мт.

Мощнейшая водородная бомба была испытана Советами в 1961 году. Ее мощность достигла 58-75 Мт, при заявленных 51 Мт. «Царь» поверг мир в легкий шок, в прямом смысле. Ударная волна обошла планету три раза. На полигоне (Новая Земля) не осталось ни одной возвышенности, взрыв было слышно на расстоянии 800км. Огненный шар достиг диаметра почти 5км, «гриб» вырос на 67км, а диаметр его шапки составил почти 100км. Последствия такого взрыва в крупном городе тяжело представить. По мнению многих экспертов, именно испытание водородной бомбы такой мощности (Штаты располагали на тот момент бомбами вчетверо меньше по силе) стало первым шагом к подписанию различных договоров по запрету ядерного оружия, его испытания и сокращению производства. Мир впервые задумался о собственной безопасности, которая действительно стояла под угрозой.

Как было сказано ранее, принцип действия водородной бомбы основан на реакции синтеза. Термоядерный синтез — это процесс слияния двух ядер в одно, с образованием третьего элемента, выделением четвертого и энергии. Силы, отталкивающие ядра, колоссальны, поэтому для того, чтобы атомы сблизилась достаточно близко для слияния, температура должна быть просто огромной. Ученые уже который век ломают голову над холодным термоядерным синтезом, так сказать пытаются сбросить температуру синтеза до комнатной, в идеале. В этом случае человечеству откроется доступ к энергии будущего. Что же до термоядерной реакции в настоящее время, то для ее запуска по-прежнему нужно зажигать миниатюрное солнце здесь на Земле — обычно в бомбах используют урановый или плутониевый заряд для старта синтеза.

Помимо описанных выше последствий от использования бомбы в десятки мегатонн, водородная бомба, как и любое ядерное оружие, имеет ряд последствий от применения. Некоторые люди склонны считать, что водородная бомба — «более чистое оружие», чем обычная бомба. Возможно, это связано с названием. Люди слышат слово «водо» и думают, что это как-то связано с водой и водородом, а следовательно последствия не такие плачевные. На самом деле это конечно не так, ведь действие водородной бомбы основано на крайне радиоактивных веществах. Теоретически возможно сделать бомбу без уранового заряда, но это нецелесообразно ввиду сложности процесса, поэтому чистую реакцию синтеза «разбавляют» ураном, для увеличения мощности. При этом количество радиоактивных осадков вырастает до 1000%. Все, что попадает в огненный шар, будет уничтожено, зона в радиусе поражения станет необитаемой для людей на десятилетия. Радиоактивные осадки могут нанести вред здоровью людей в сотнях и тысячах километров. Конкретные цифры, площадь заражения можно рассчитать, зная силу заряда.

Однако разрушение городов — не самое страшное, что может случиться «благодаря» оружию массового поражения. После ядерной войны мир не будет полностью уничтожен. На планете останутся тысячи крупных городов, миллиарды людей и лишь небольшой процент территорий потеряет свой статус «пригодная для жизни». В долгосрочной перспективе весь мир окажется под угрозой из-за так называемой «ядерной зимы». Подрыв ядерного арсенала «клуба» может спровоцировать выброс в атмосферу достаточного количества вещества (пыли, сажи, дыма), чтобы «убавить» яркость солнца. Пелена, которая может разнестись по всей планете, уничтожит урожаи на несколько лет вперед, провоцируя голод и неизбежное сокращение населения. В истории уже был «год без лета», после крупного извержения вулкана в 1816, поэтому ядерная зима выглядит более чем реально. Опять же в зависимости от того, как будет протекать война, мы можем получить следующие виды глобального изменения климата:

  • похолодание на 1 градус, пройдет незаметно;
  • ядерная осень – похолодание на 2-4 градуса, возможны неурожаи и усиление образования ураганов;
  • аналог «года без лета» — когда температура упала значительно, на несколько градусов на год;
  • малый ледниковый период – температура может упасть на 30 – 40 градусов на значительное время, будет сопровождаться депопуляцией ряда северных зон и неурожаями;
  • ледниковый период – развитие малого ледникового периода, когда отражение солнечных лучей от поверхности может достичь некой критической отметки и температура продолжит падать, отличие лишь в температуре;
  • необратимое похолодание – это совсем печальный вариант ледникового периода, который под влиянием множества факторов превратит Землю в новую планету.

Теория ядерной зимы постоянно подвергается критике, ее последствия выглядят немного раздутыми. Однако не стоит сомневаться в ее неминуемом наступлении при каком-либо глобальном конфликте с применением водородных бомб.

Холодная война давно позади, и поэтому ядерную истерию можно увидеть разве что в старых голливудских фильмах и на обложках раритетных журналов и комиксов. Несмотря на это, мы можем находиться на пороге, пусть и не большого, но серьезного ядерного конфликта. Все это благодаря любителю ракет и герою борьбы с империалистическими замашками США – Ким Чен Ыну. Водородная бомба КНДР — объект пока что гипотетический, о ее существовании говорят лишь косвенные улики. Конечно, правительство Северной Кореи постоянно сообщает о том, что им удалось изготовить новые бомбы, пока что в живую их никто не видел. Естественно Штаты и их союзники – Япония и Южная Корея, немного более обеспокоены наличием, пусть даже и гипотетическим, подобного оружия у КНДР. Реалии таковы, что на данный момент у КНДР не достаточно технологий для успешной атаки на США, о которой они каждый год заявляют на весь мир. Даже атака на соседние Японию или Юг могут быть не очень успешными, если вообще состоятся, но с каждым годом опасность возникновения нового конфликта на корейском полуострова растет.

Геополитические амбиции крупных держав всегда веди к гонке вооружения. Разработка новых военных технологий давала той или иной стране преимущества перед другими. Так семимильными шагами человечество подошло к возникновению страшного оружия — ядерной бомбы . С какой даты пошел отчет атомной эры, сколько стран нашей планеты обладают ядерным потенциалом и в чем принципиальное отличие водородной бомбы от атомной? На эти и другие вопросы вы сможете найти ответ, прочитав данную статью.

Чем отличается водородная бомба от ядерной

Любое ядерное оружие основывается на внутриядерной реакции , мощь которой способна почти мгновенно уничтожить как большое количество живой единицы, так и технику, и всевозможные здания и сооружения. Рассмотрим классификацию ядерных боеголовок, находящихся на вооружении некоторых стран:

  • Ядерная (атомная) бомба. В процессе ядерной реакции и деления плутония и урана, происходит выделение энергии колоссальных масштабов. Обычно в одной боеголовке находится от двух зарядов плутония одинаковой массы, которые взрываются друга от друга.
  • Водородная (термоядерная) бомба. Энергия выделяется на основе синтеза ядер водорода (отсюда пошло и название). Интенсивность ударной волны и количество выделяемой энергии превышает атомную в разы.

Что мощнее: ядерная или водородная бомба?

Пока ученые ломали голову над тем, как пустить атомную энергию полученную в процессе термоядерного синтеза водорода в мирные цели, военные уже провели не с один десяток испытаний. Выяснилось, что заряд в несколько мегатонн водородной бомбы мощнее атомной в тысячи раз . Даже трудно представить, что было бы с Хиросимой (да и с самой Японией), если бы в брошенной на нее 20-ти килотонной бомбе был водород.

Рассмотрим мощную разрушительную силу, которая получается при взрыве водородной бомбы в 50 мегатонн:

  • Огненный шар : диаметр в 4,5 -5 километра в диаметре.
  • Звуковая волна : взрыв можно услышать, находясь на расстоянии в 800 километров.
  • Энергия : от освобожденной энергии, человек может получить ожоги кожного покрова, находясь от эпицентра взрыва до 100 километров.
  • Ядерный гриб : высота более 70 км в высоту, радиус шапки — около 50 км.

Атомные бомбы такой мощности еще ни разу не взрывали. Есть показатели бомбы сброшенной на Хиросиму в 1945 году, но своими размерами она значительно уступала водородному разряду описанному выше:

  • Огненный шар : диаметр около 300 метров.
  • Ядерный гриб : высота 12 км, радиус шапки — около 5 км.
  • Энергия : температура в центре взрыва достигала 3000С°.

Сейчас на вооружении ядерных держав стоят именно водородные бомбы . Кроме того, что они опережают по своим характеристикам своих «малых братьев », они значительно дешевле в производстве.

Принцип действия водородной бомбы

Разберем пошагово, этапы приведения в действие водородных бомб :

  1. Детонация заряда . Заряд находится в специальной оболочке. После детонации идет выброс нейтронов и создается высокая температура, требуемая для начала ядерного синтеза в главном заряде.
  2. Расщепление лития . Под воздействием нейтронов, литий расщепляется на гелий и тритий.
  3. Термоядерный синтез . Тритий и гелий запускают термоядерную реакцию, вследствие чего в процесс вступает водород, и температура внутри заряда мгновенно возрастает. Происходит термоядерный взрыв.

Принцип действия атомной бомбы

  1. Детонация заряда . В оболочке бомбы находится несколько изотопов (уран, плутоний и т.п.), которые поле детонации распадаются и захватывают нейтроны.
  2. Лавинообразный процесс . Разрушение одного атома, инициируют к распаду еще нескольких атомов. Идет цепной процесс, который влечет за собой к разрушению большого количества ядер.
  3. Ядерная реакция . За очень короткое времени все части бомбы образуют одно целое, и масса заряда начинает превышать критическую массу. Освобождается огромное количество энергии, после этого происходит взрыв.

Опасность ядерной войны

Еще в середине прошлого века опасность ядерной войны была маловероятна. В своем арсенале атомное оружие имели две страны — СССР и США. Лидеры двух супердержав прекрасно понимали опасность применения оружия массового поражения, и гонка вооружений велась, скорее всего, как «соревнующее» противостояние.

Безусловно напряженные моменты в отношении держав были, но здравый смысл всегда брал верх над амбициями.

Ситуация изменилась в конце 20 века. «Ядерной дубинкой» завладели не только развитые страны западной Европы, но и представители Азии.

Но, как вы наверное знаете, «ядерный клуб » состоит из 10 стран. Неофициально считается, что ядерные боеголовки имеет Израиль, и возможно Иран. Хотя последние, после наложения на них экономических санкций, отказались от развития ядерной программы.

После возникновения первой атомной бомбы, ученые СССР и США начали думать об оружии, которое бы не несло такие большие разрушения и заражения территорий противника, а целенаправленно действовало на организм человека. Возникла идея о создании нейтронной бомбы .

Принцип действия заключается во взаимодействии нейтронного потока с живой плотью и военной техникой . Образованные радиоактивнее изотопы моментально уничтожают человека, а танки, транспортеры и другое оружие на кратковременное время становятся источниками сильного излучения.

Нейтронная бомба взрывается на расстоянии 200 метров до уровня земли, и особенно эффективна при танковой атаке противника. Броня военной техники толщиной в 250 мм, способна уменьшить действия ядерной бомбы в разы, но бессильна перед гамма-излучениями нейтронной бомбы. Рассмотрим действия нейтронного снаряда мощностью до 1 килотонна на экипаж танка:

Как вы поняли, отличие водородной бомбы от атомной огромна. Разница в реакции ядерного деления между этими зарядами, делает водородную бомбу разрушительнее атомной в сотни раз .

При использовании термоядерной бомбы в 1 мегатонн, в радиусе 10 километров будет уничтожено все. Пострадают не только постройки и техника, но и все живое.

Об этом должны помнить главы ядерных стран, и использовать «ядерную» угрозу исключительно как сдерживающий инструмент, а не в качестве наступательного оружия.

Видео о различиях атомной и водородной бомбы

На этом видео будет подробно и пошагово описан принцип действия атомной бомбы, а также основные отличия от водородной:

12 августа 1953 года на Семипалатинском полигоне была испытана первая советская водородная бомба.

А 16 января 1963 года, в самый разгар холодной войны, Никита Хрущёв заявил миру о том, что Советский союз обладает в своём арсенале новым оружием массового поражения. За полтора года до этого в СССР был произведён самый мощный взрыв водородной бомбы в мире — на Новой Земле был взорван заряд мощностью свыше 50 мегатонн. Во многом именно это заявление советского лидера заставило мир осознать угрозу дальнейшей эскалации гонки ядерных вооружений: уже 5 августа 1963 г. в Москве был подписан договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, космическом пространстве и под водой.

История создания

Теоретическая возможность получения энергии путём термоядерного синтеза была известна ещё до Второй мировой войны, но именно война и последующая гонка вооружений поставили вопрос о создании технического устройства для практического создания этой реакции. Известно, что в Германии в 1944 году велись работы по инициированию термоядерного синтеза путём сжатия ядерного топлива с использованием зарядов обычного взрывчатого вещества — но они не увенчались успехом, так как не удалось получить необходимых температур и давления. США и СССР вели разработки термоядерного оружия начиная с 40-х годов, практически одновременно испытав первые термоядерные устройства в начале 50-х. В 1952 году на атолле Эниветок США осуществили взрыв заряда мощностью 10,4 мегатонны (что в 450 раз больше мощности бомбы, сброшенной на Нагасаки), а в 1953 году в СССР было испытано устройство мощностью 400 килотонн.

Конструкции первых термоядерных устройств были плохо приспособленными для реального боевого использования. К примеру, устройство, испытанное США в 1952 году, представляло собой наземное сооружение высотой с 2-этажный дом и весом свыше 80 тонн. Жидкое термоядерное горючее хранилось в нём с помощью огромной холодильной установки. Поэтому в дальнейшем серийное производство термоядерного оружия осуществлялось с использованием твёрдого топлива — дейтерида лития-6. В 1954 году США испытали устройство на его основе на атолле Бикини, а в 1955 году на Семипалатинском полигоне была испытана новая советская термоядерная бомба. В 1957 году испытания водородной бомбы провели в Великобритании. В октябре 1961 года в СССР на Новой Земле была взорвана термоядерная бомба мощностью 58 мегатонн — самая мощная бомба из когда-либо испытанных человечеством, вошедшая в историю под названием «Царь-бомба».

Дальнейшее развитие было направлено на уменьшение размеров конструкции водородных бомб, чтобы обеспечить их доставку к цели баллистическими ракетами. Уже в 60-е годы массу устройств удалось уменьшить до нескольких сотен килограммов, а к 70-м годам баллистические ракеты могли нести свыше 10 боеголовок одновременно — это ракеты с разделяющимися головными частями, каждая из частей может поражать свою собственную цель. На сегодняшний день термоядерным арсеналом обладают США, Россия и Великобритания, испытания термоядерных зарядов были проведены также в Китае (в 1967 году) и во Франции (в 1968 году).

Принцип действия водородной бомбы

Действие водородной бомбы основано на использовании энергии, выделяющейся при реакции термоядерного синтеза лёгких ядер. Именно эта реакция протекает в недрах звёзд, где под действием сверхвысоких температур и гигантского давления ядра водорода сталкиваются и сливаются в более тяжёлые ядра гелия. Во время реакции часть массы ядер водорода превращается в большое количество энергии — благодаря этому звёзды и выделяют огромное количество энергии постоянно. Учёные скопировали эту реакцию с использованием изотопов водорода — дейтерия и трития, что и дало название «водородная бомба». Изначально для производства зарядов использовались жидкие изотопы водорода, а впоследствии стал использоваться дейтерид лития-6, твёрдое вещество, соединение дейтерия и изотопа лития.

Дейтерид лития-6 является основным компонентом водородной бомбы, термоядерным горючим. В нём уже хранится дейтерий, а изотоп лития служит сырьём для образования трития. Для начала реакции термоядерного синтеза требуется создать высокие температуру и давление, а также выделить из лития-6 тритий. Эти условия обеспечивают следующим образом.

Оболочку контейнера для термоядерного горючего делают из урана-238 и пластика, рядом с контейнером размещают обычный ядерный заряд мощностью несколько килотонн — его называют триггером, или зарядом-инициатором водородной бомбы. Во время взрыва плутониевого заряда-инициатора под действием мощного рентгеновского излучения оболочка контейнера превращается в плазму, сжимаясь в тысячи раз, что создаёт необходимое высокое давление и огромную температуру. Одновременно с этим нейтроны, испускаемые плутонием, взаимодействуют с литием-6, образуя тритий. Ядра дейтерия и трития взаимодействуют под действием сверхвысоких температуры и давления, что и приводит к термоядерному взрыву.

Если сделать несколько слоёв урана-238 и дейтерида лития-6, то каждый из них добавит свою мощность ко взрыву бомбы — т. е. такая «слойка» позволяет наращивать мощность взрыва практически неограниченно. Благодаря этому водородную бомбу можно сделать почти любой мощности, причём она будет гораздо дешевле обычной ядерной бомбы такой же мощности.

Солнце в машине: как ученые сделали еще один шаг к созданию термоядерной энергетики и почему это может изменить мир

18 мая в Национальном исследовательском центре «Курчатовский институт» был запущен термоядерный реактор Т-15МД. Это первая подобная установка, построенная в России за последние 20 лет. Эксперименты на ней станут частью масштабной международной программы, направленной на создание промышленной термоядерной энергетики.  

Неисчерпаемый ресурс

Термоядерные реакции — самый впечатляющий источник энергии, опробованный человечеством. В пересчете на килограмм топлива они в несколько раз мощнее, чем деление ядер урана или плутония. Именно это делает водородные бомбы куда более страшным оружием, чем ядерные заряды, разрушившие Хиросиму и Нагасаки. И поэтому же термоядерные электростанции будут куда эффективнее обычных атомных. Удивительно, но при этом они будут еще и гораздо безопаснее для человека и окружающей среды. 

Что же происходит в такой установке? Напомним, что атомные ядра состоят из протонов и нейтронов. Проще всего устроено ядро атома водорода: почти всегда оно представляет собой одиночный протон. Однако одно на 6000–7000 ядер водорода, встречающихся в природе, содержит еще и нейтрон. Такая разновидность (изотоп) водорода называется дейтерием. Существует и третий изотоп водорода: тритий. В его ядре один протон и два нейтрона. Тритий, в отличие от дейтерия, радиоактивен и быстро распадается: всего за 12 лет число его ядер уменьшается вдвое. В связи с этим он практически не встречается в природе, но может быть получен искусственно.

Реклама на Forbes

Углеродный ноль: как технологии помогают решить проблему выбросов в атмосферу

В термоядерном реакторе и при взрыве водородной бомбы ядра дейтерия сливаются с ядрами трития. При этом образуются ядра гелия и одиночные нейтроны, а также выделяется энергия, ради которой все и затевается.

В литре самой обычной воды (водопроводной, морской или какой угодно) содержится примерно 0,03 г дейтерия. Если весь этот изотоп использовать в термоядерном реакторе, выделится столько же энергии, как при сжигании 300 л бензина. То есть стакан воды из-под крана эквивалентен полному баку. Дейтерия, содержащегося в Мировом океане, хватило бы, чтобы обеспечить текущие энергетические потребности человечества на миллиарды лет.

Прибрать за Маском: как бывший техдиректор Tesla зарабатывает на старых литий-ионных аккумуляторах

Правда, для реакции необходим еще и тритий. Однако его можно получить, облучая нейтронами металл литий. Это не самое дефицитное сырье, чему порукой литий-ионные аккумуляторы, питающие каждый современный гаджет. По расчетам экспертов, подтвержденных и легко извлекаемых запасов лития в месторождениях хватит, чтобы обеспечить человечество термоядерной энергией в течение более чем тысячелетия. Если же извлечь литий из морской воды, его хватит на шесть миллионов лет. 

Без Чернобыля

Термоядерная энергетика еще и безопасна с экологической точки зрения. Ни исходные продукты (дейтерий и литий), ни отходы реактора (гелий) не радиоактивны. Правда, радиоактивен тритий, но его можно получать тут же на месте. Достаточно включить литий в оболочку реактора, и свободные нейтроны, образующиеся в термоядерной реакции, будут превращать его в тритий. Другими словами, это опасное вещество не нужно отдельно производить, накапливать и перевозить: оно образуется прямо в реакторе и тут же потребляется.

Единственные опасные отходы термоядерных реакторов — это их отслужившие свой срок оболочки (бланкеты). Они принимают на себя ливень образующихся в реакции нейтронов, и в результате часть атомов бланкета превращаются в радиоактивные. Как долго прослужит оболочка, насколько активной она станет в результате, легко ли будет ее утилизировать? Ответы на эти вопросы сильно зависят от конструкции реактора и использованных материалов.

Вселенную лихорадит: температура космоса выросла в несколько раз и чем это может грозить

Зато очень важно, что термоядерный реактор в принципе не может пойти вразнос и взорваться. Даже в установке промышленной мощности в каждый момент времени будет находиться всего несколько граммов дейтерия и трития. Этого едва хватит для реакции, и то при идеальной работе оборудования. При любом сбое процесс просто затухнет сам собой. Взрыв реактора, термоядерный или какой угодно, невозможен. Даже если электростанция будет разрушена внешним катаклизмом, будь то землетрясение, удар цунами или теракт, в окружающую среду попадет лишь несколько граммов радиоактивного трития (который к тому же быстро распадется) да активные части бланкета.

И, конечно, термоядерная энергетика будет гораздо экологичнее, чем сжигание нефти, угля и газа. Она позволит обойтись без выбросов в атмосферу вредных для здоровья веществ. Прекратив сжигать углеводороды, мы остановим и выбросы углекислого газа, по мнению большинства климатологов, ведущие к глобальному потеплению.

Укрощение плазмы

Если термоядерные электростанции (ТЯЭС) столь хороши, почему их до сих пор не существует? Между первым ядерным взрывом и пуском первой промышленной АЭС прошло менее десяти лет. Почему же первые ТЯЭС эксперты обещают нам лишь ко второй половине XXI века?

Дело в том, что стоящая перед физиками задача необычайно сложна. В распоряжении ученых нет реактора размером с Солнце, тяготение которого сжимает плазму так, что она становится в 20 раз плотнее стали. Чтобы компенсировать недостаток плотности, исследователи повышают температуру. В установке размером в несколько метров создается плазма, раскаленная до десятков миллионов градусов, что в несколько раз превышает температуру в центре нашей звезды.  Это сверхгорячее вещество требуется удержать от контакта со стенками реактора, и это отдельная и очень большая проблема.

Достигнута сверхпроводимость при комнатной температуре: скоро ли человечеству ждать летающие поезда

Плазма состоит из заряженных частиц: электронов и ионов. Это значит, что ею можно управлять с помощью магнитного поля. Теоретически магнитная ловушка может сколь угодно долго удерживать плазму внутри реактора, не давая ей коснуться его стенок. В реальности все не так просто. Как известно, разноименные заряды притягиваются, а одноименные — отталкиваются, причем эти силы действуют на больших расстояниях. Приведя в движение одну частицу, мы сдвигаем с места все, которые она притягивает и отталкивает, а те в свою очередь тянут за собой новые частицы, и так далее по принципу снежного кома. Неудивительно, что плазма чрезвычайно неустойчива, и малейшие возмущения нарастают в ней как лавина. Управлять такой капризной субстанцией сложнее, чем бешеным конем.

Наконец, постепенно водородная плазма загрязняется посторонними частицами. Поэтому время существования горячей плазмы в современных исследовательских реакторах измеряется секундами. Этого недостаточно для самоподдерживающейся термоядерной реакции, которая сама разогревает для себя плазму. Ее приходится греть с помощью гиротронов (своеобразных гигантских СВЧ-печей) и других устройств. В итоге возникает парадокс: современные термоядерные реакторы потребляют больше энергии, чем вырабатывают. Но физики упорно ставят все новые эксперименты и совершенствуют технологии.

Реклама на Forbes

Страна токамаков

Слово «токамак» пришло в мировые языки из русского. Оно означает «ТОроидальная КАмера с МАгнитными Катушками». Такой реактор представляет собой полый тор (образно говоря, бублик), внутри которого и создается плазма.

Первый в истории токамак был запущен в СССР в 1954 году. Впоследствии в нашей стране было построено еще несколько подобных установок, а по всему миру счет пошел на десятки.  Физики всей планеты признают именно этот тип термоядерного реактора самым перспективным, хотя альтернативные варианты тоже не сбрасываются со счетов. Международный реактор ITER, строительство которого стартовало в 2020 году, также представляет собой токамак. Проект начал разрабатываться в середине 1980-х годов, в 1992-м было подписано четырехстороннее (ЕС, Россия, США, Япония) межправительственное соглашение о разработке инженерного проекта, который был завершен в 2001 году.

Именно ITER должен стать первым термоядерным реактором, который выйдет на энергетическую самоокупаемость, то есть обеспечит энергией сам себя. Планируется, что он будет производить 500 МВт, как энергоблок АЭС. Однако ITER — не промышленный, а исследовательский реактор. Он будет буквально напичкан аппаратурой по измерению всего и вся, и поэтому обойдется очень дорого.

После того, как эксперименты на ITER позволят подобрать оптимальный режим работы реактора, в строй вступит первый прототип промышленной установки — DEMO. Однако его запуск планируется не ранее 2040 года.

Тайна темной энергии: раскрыта ли загадка самого большого резервуара энергии во Вселенной?

Реклама на Forbes

Но чтобы достичь этих сияющих высот, требуются многочисленные опыты на токамаках, которые меньше и дешевле ITER. До недавнего времени нужные установки были у всех участников проекта ITER (ЕС, США, Японии, Индии, Китая и Южной Кореи), кроме России. Хотя в нашей стране действует несколько токамаков, ни один из них не был похож по конфигурации на будущий ITER.

В связи с этим в 2011 году началась глубокая модернизация токамака Т-15, вступившего в строй еще в 1988 году. В результате из заслуженной установки сделали буквально новый реактор, получивший название Т-15МД. Этот научный инструмент не очень велик: внешний радиус тора составляет всего 1,48 м. При этом плазма в нем разогревается до 60–100 млн градусов и в ней протекает ток в 2 млн ампер. Такие показатели обеспечивает система подогрева плазмы мощностью 15–20 MВт. По соотношению размеров и мощности Т-15МД не имеет аналогов в мире.

Время существования плазменного шнура в новом реакторе — до 30 секунд. Это далеко не рекорд, но вполне достаточно для экспериментов, необходимых для запуска ITER.

Гибридный реактор

Промышленный термоядерный реактор — это технология послезавтрашнего дня. Но если «скрестить» его с обычным ядерным, можно получить куда более простую установку, которая все еще будет безопаснее и экологичнее классического ядерного реактора.

Напомним, что тяжелые ядра урана или плутония делятся под воздействием нейтронов. В обычном атомном реакторе источником этих нейтронов служат сами делящиеся ядра. Ядро делится и испускает несколько нейтронов, те попадают в другие ядра и заставляют делиться уже их, и так далее. Это и называется цепной реакцией. Чтобы она не затухла, ядерного топлива в активной зоне должно быть достаточно много. Но если его будет слишком много, произойдет взрыв. Конструкторы и операторы АЭС вынуждены поддерживать этот очень тонкий баланс, нарушение которого грозит катастрофой.

Реклама на Forbes

Совсем иная ситуация возникает, если использовать внешний источник нейтронов. В этом случае нет необходимости накапливать критическую массу ядерного топлива: ядра и без того будут делиться под потоком «дармовых» нейтронов. Поэтому реакторы подобного типа называются подкритическими. Они гораздо безопаснее классических, потому что не могут пойти вразнос. Стоит отключить внешний нейтронный луч, как ядерные реакции прекращаются. 

«Пропагандисты мракобесия тоже не спят»: популяризатор науки Александр Соколов — о будущем человека и научном юморе

Сегодня в мире нет промышленных подкритических реакторов, но их создание активно обсуждается. Один из главных вопросов состоит в том, где взять достаточно мощный и при этом безопасный источник нейтронов. И очень удачно, что последние рождаются в результате термоядерных реакций.

Представим себе реактор типа Т-15МД, в оболочке которого расположено ядерное топливо. Термоядерные реакции служат только источником нейтронов, поэтому нет необходимости добиваться самоподдерживающейся реакции. Нейтроны попадают в бланкет и вызывают там деление тяжелых ядер, которое и дает энергию. Часть этой мощности тратится на работу токамака, а остаток подается потребителям. Российские физики планируют отработать на Т-15МД основы концепции таких гибридных реакторов. 

Мнение редакции может не совпадать с точкой зрения автора

Реклама на Forbes

Миллиардеры против углеродного следа: как Безос, Арно и Маск спасают экологию

Китай построил термоядерный реактор / Хабр

В пятницу, 4 декабря, в лаборатории Чэнду в провинции Сычуань, был запущен новый термоядерный реактор HL-2M Tokamak. Данная установка заменила предыдущую модель HL-2A, и позволит нагревать плазму до 150 миллионов градусов Кельвина.



Новый реактор позволит достичь времени удержания до 10 секунд, при токе до 2,5 триллионов Ампер в плазме. Новая установка является самой передовой в Китае, и предоставит техническую возможность вести научные исследования в области термоядерного синтеза и плазмы на передовом уровне — сообщают китайские СМИ.

Данный реактор является экспериментальным, то есть не предназначен для выработки энергии, однако планы развития китайской термоядерной энергетики предусматривают запуск первого промышленного реактора в 2035, и начало массового строительства ТЯЭС — термоядерных электростанций — к 2050 году.

Термоядерные реакторы — противоположность ядерным: если в ядерном реакторе происходит деление тяжелых частиц на более легкие, с выделением энергии, то в термоядерным более легкие (изотопы водорода дейтерий и тритий, или гелия гелий-3, в планах) сливаются в более тяжелые частицы (гелий-4, стабильный изотоп гелия), с выделением нейтронов и энергии.

Современное термоядерное реакторостроение идет тремя путями, удержание плазмы в токамаках (наиболее распространенный тип), стеллараторах, и нагрев мишеней при помощи лазеров.

К первому типу принадлежит ITER — проект международного термоядерного реактора, который позволит удерживать плазму температурой 100 миллионов Кельвин в течении 600 секунд.
Удержание столь высокотемпературной плазмы невозможно при наличии контакта между стенками реактора и рабочей средой. Это обеспечивается мощным магнитным полем — так как плазма состоит из положительно и отрицательно заряженных частиц, то магнитное поле способно удерживать её в «подвешенном» состоянии внутри рабочей камеры.

ITER должен стать первым реактором, который производит больше энергии, чем потребляет на нагрев плазмы: при потреблении в 70-75 МВт, тепловая мощность должна составить от 600 (в среднем) до 1100 (в пике) МВт. Однако данный реактор не предназначен для преобразования тепловой энергии в электрическую — следующий реактор DEMO планируется как первая ТЯЭС, строительство которого должно начаться после завершения испытаний ITER, ориентировочная дата готовности — 2050 год.

Второй тип — стеллараторы — работают по схожему принципу, однако вместо формы магнитной камеры в виде тора, как в токамаках, используется более сложная геометрическая структура:

Принципиальное отличие стелларатора от токамака заключается в том, что магнитное поле для изоляции плазмы от внутренних стенок тороидальной камеры полностью создаётся внешними катушками, что, помимо прочего, позволяет использовать его в непрерывном режиме. Его силовые линии подвергаются вращательному преобразованию, в результате которого эти линии многократно обходят вдоль тора и образуют систему замкнутых вложенных друг в друга тороидальных магнитных поверхностей.

Однако стеллараторы сложнее, и в современности пока не предпринимается явных попыток построить коммерческие электростанции, использовавшие бы реактор стеллараторной схемы. Существующие лабораторные экземпляры это Large Helical Device (Япония), Wendelstein 7-X (Германия), Ураган-3М (Украина), Л-2М (Россия)

Третий вариант — лазерный нагрев мишени — наиболее прост и наименее эффективен: небольшое количество дейтерия и трития заключено в мишени, которая нагревается и сжимается при помощи лазерного излучения. Наиболее известная установка — американский импульсный термоядерный реактор NIF — при энергии импульса в 422 МДж, при выходной мощности синтеза до 150 МДж(энергия взрыва 11 кг тротила).

Для повышения отношения выходной мощности/затраченной энергии необходимо значительно повысить мощность лазерного импульса.

Термоядерная тайна СССР: академик раскрыл секреты создания царь-бомбы

Здесь действительно очень уютно тем, кто ценит спокойствие, порядок и полное отсутствие приезжих с Кавказа и Средней Азии. И, о чудо, улицы все подметены и подъезды вымыты!

Недавно в закрытое административно-территориальное образование — ЗАТО Саров, где находится Российский федеральный ядерный центр — ВНИИ экспериментальной физики, — нанес визит президент РАН Александр Сергеев. Поводов было как минимум два: 90-летний юбилей физика-ядерщика, создателя термоядерной бомбы, академика Юрия Трутнева и посещение стройки века — самого мощного лазера в мире, который, как надеются наши ученые, должен переломить тенденцию к затуханию передовых научных исследований в России.

Академик РАН Юрий Трутнев.

Научный обозреватель «МК» оказался в числе немногих допущенных на этот самый засекреченный российский объект (можно сказать, до нас тут еще не ступала нога журналиста). Здесь, в Сарове, мы услышали историю развития российского атомного проекта из первых уст.

Город Саров вновь появился на географической карте нашей страны только в 1995 году. До этого засекреченное поселение с градообразующим ВНИИЭФ, где создавался ядерный щит нашей страны, было изъято из всех учетных материалов и даже в официальных документах именовалось по-разному: База №112, Горький-130, Арзамас-75, Кремлев, Арзамас-16, Москва-300.

Теперь историческое название возвращено, горожане уже забыли то время, когда произносили слово «Саров» шепотом. Но, пожалуй, на этом вольности и заканчиваются. Город по-прежнему считается закрытым, в него впускают по особым спискам, и напрямую в кассе билет вы сюда никогда не купите. Территория в 200 с лишним квадратных километров охраняется «по советским ГОСТам», тремя рядами колючей проволоки и самыми современными электронными средствами слежения. Город, в котором 18 тысяч жителей являются сотрудниками ядерного центра, охраняет целая дивизия Росгвардии.

Как монахи с физиками подружились

Когда в 1946 году заместитель председателя Совнаркома Лаврентий Берия, который курировал атомный проект СССР, приехал сюда с академиками Игорем Курчатовым и Юлием Харитоном строить экспериментальный центр, местечко называлось Свято-Успенская Саровская пустынь. Намоленная земля, мужской монастырь — и вдруг ядерный центр, место создания смертоносного оружия. Не кощунство ли?

В этом монастырском приюте работали в первые годы участники атомного проекта.

Но, как выяснилось, выбор был предопределен: после войны спрятанный в саровских лесах святой уголок, который к тому же не очень далеко располагался от столицы, оказался идеальным местом для создания секретного ВНИИ. Во-первых, тут уже существовала материально-техническая база — завод-550 по производству снарядов для «катюш»; во-вторых, строителям и ученым надо было где-то жить, и монастырь, где после войны чудом сохранились почти все постройки, в буквальном смысле приютил физиков. Академики АН СССР Юлий Харитон, Яков Зельдович, Юрий Трутнев, будущие нобелевские лауреаты Андрей Сахаров, Игорь Тамм и их соратники, осуществлявшие мозговой штурм с целью создания советских атомной и термоядерных бомб, работали и жили в монастырских кельях в первые годы пребывания в Арзамасе-16.

— Как ни странно, церковь и ученые сработались очень хорошо, — поясняет наш гид, сотрудница РФЯЦ ВНИИЭФ Алла Шадрина. — У всех была общая цель — спасение и защита Родины от внешних врагов. Помнится, в 90-е годы, когда первый зампредседателя правительства Егор Гайдар выдвинул идею об уничтожении Россией всего ядерного оружия, именно церковь в лице патриарха Алексия II заступилась за ученых…

И сейчас, спустя 70 с лишним лет, руководство института базируется в монастырских корпусах, ранее предназначавшихся для паломников. Говорят, монахи на возвращение построек церкви пока даже не намекают.

История про двух «толстяков»

К 1949 году у американцев уже готов был план уничтожения 20 самых крупных советских городов. Президент США Гарри Трумэн не прочь был осуществить его — так же, как в августе 1945-го сделал это с японскими Хиросимой и Нагасаки.

К этому времени в Арзамасе-16, в секретном КБ-11 (как именовали тогда ВНИИЭФ), полным ходом шла разработка атомной бомбы по техзаданию, занявшему всего… один лист бумаги. Перед руководителем центра Юлием Харитоном стояла задача: не просто создать бомбу, но создать ее быстро. Потому ставка была сделана на данные, которые раздобыли наши разведчики у американцев. Используя их, ученым удалось создать оружие массового поражения не за пять лет, как планировалось сначала, а за неполные три года.

Из двух бомб, сброшенных на Хиросиму и Нагасаки (американцы называли их «Малышом» и «Толстяком»), наши выбрали для заимствования более сложного, но более эффективного «Толстяка», в котором вместо урана-235 использовался плутоний. Однако советские конструкторы внесли свои дополнения: систему предохранения экипажа, которая не позволяла бомбе подрываться в течение 20 секунд после сброса, систему самоликвидации и др.

В Музее ядерного оружия до сих пор хранится натуральный корпус той бомбы под зашифрованным названием РДС-1 (реактивный двигатель специальный). Его разрешают фотографировать, а вот что касается самого заряда — черного шара, который размещался под оболочкой, — его экскурсоводы охраняют от камер как зеницу ока. Дело в том, что первый атомный взрыв в СССР был взрывом именно такого черного шара — заряда, который создатели не решились сбрасывать с самолета в виде бомбы (потому корпус и остался невредим).

«Представляете, таких зарядов на 29 августа 1949 года у американцев были сотни, а у нас — в единственном экземпляре, — поясняет экскурсовод музея Ольга Колесова. — И летчиков опытных не было — что, если бы они провалили испытание? Рисковать было нельзя, а потому решили взорвать заряд аккуратно, не выбрасывая с самолета. Черный шар привезли в Семипалатинск, установили на 37-метровую вышку (взрыв должен был быть только над землей) и со специального пульта, который располагался в бункере в 10 километрах от вышки, произвели принудительный подрыв. В бункере присутствовал сам Берия».

Дело было сделано: русские доказали, что обладают секретом атомной бомбы. Но дальше, в широкую серию, советский вариант «Толстяка» не пошел. Через два года в Сарове создали более легкую бомбу РДС-2, но с мощностью заряда почти 40 килотонн — вдвое сильнее предыдущей. Ее и начали сбрасывать с самолетов, запустили в серийное производство, чем очень расстроили американцев: научные круги Соединенных Штатов рассчитывали, что русские могут овладеть атомным оружием не ранее 1952 года.

В чем секрет «сахаровской слойки»?

Сами же янки к этому сроку подготовили нам новый сюрприз: взорвали первую в мире термоядерную (водородную) бомбу, а точнее, ее прототип. В отличие от атомной бомбы, при взрыве которой энергия выделяется в результате деления атомного ядра, в водородной бомбе идет термоядерная реакция, подобная той, которая происходит на Солнце. Она основана не на расщеплении ядер, а на синтезе.

На фоне дома, в котором жил Андрей Сахаров. Слева направо: академик Юрий Трутнев, член-корреспондент РАН Александр Чернышев, президент РАН Александр Сергеев.

— Они нас обошли тогда, — вспоминает юбиляр Юрий Алексеевич ТРУТНЕВ — последний оставшийся в живых академик из плеяды великих, который с 1951 года бок о бок трудился над созданием термоядерной бомбы с Андреем Сахаровым, Игорем Таммом, Юлием Харитоном, Яковом Зельдовичем. — Американцы первыми взорвали свой термояд в 1952 году, мощность заряда составила больше 10 мегатонн в тротиловом эквиваленте (в 1000 раз превосходила мощность атомной бомбы, сброшенной на Хиросиму. — Н.В.). Устройство это было слишком массивным, высотой с трехэтажный дом, нагревалось так, что, опасаясь самосрабатывания, специалисты ставили возле него охлаждающую криостанцию. И военные сказали: «Ну и что? Как воевать-то с такой махиной? Давайте нам компактный заряд». Но ученые из Лос-Аламосской национальной лаборатории, которой руководил талантливый физик Эдвард Теллер, не смогли этого сделать раньше нас.

12 августа 1953 года советская группа ученых во главе с Игорем Таммом испытала компактный термоядерный заряд — первую советскую водородную бомбу РДС-6 на основе так называемой сахаровской слойки (ее прозвали так из-за принципа устройства, предложенного Андреем Сахаровым: атомный заряд был окружен несколькими слоями легких и тяжелых активных материалов). Впрочем, есть мнение, что первоначально идею «слойки» предложил не Сахаров, а Виталий Гинзбург, но это, как говорится, внутренняя кухня физиков, разобраться в которой под силу только им самим. На выходе случился успех, а победителей у нас не судят… Говорят, Теллер долго не мог успокоиться по этому поводу и даже 39 лет спустя, в 1992 году, встретившись с Харитоном, высказал свое крайнее удивление тем, что советские ученые смогли обойти американских, используя свои оригинальные разработки.

После первой термоядерной бомбы в 400 килотонн последовало испытание более мощной советской термоядерной бомбы РДС-37 мощностью уже в 3 мегатонны. Однако во время эксперимента во избежание нежелательных последствий мощность была снижена до 1,5 Мт. И даже эта мера, по словам Трутнева, не помогла избежать разрушения Семипалатинского мясокомбината. Стекла в домах, как свидетельствуют открытые источники, вылетали в радиусе 200 км от эпицентра взрыва. Естественно, были и пострадавшие. «К реализации была принята совместная версия заряда Зельдовича—Трутнева—Сахарова, — вспоминает Юрий Алексеевич. — Это была бешеная работа группы единомышленников, где каждый выполнял свои расчеты, порой без слов понимая друг друга. Мы работали с киловольтами, миллионами градусов, с невероятными давлениями и временами. Чтобы вы могли представить, мы оперировали в мигах (миг равен 10 в минус 7-й степени секунды). И весь процесс взрыва происходил у нас за 10–40 мигов. Испытание проводилось в 1955 году».

Если при испытании атомной бомбы ученые и партийные деятели находились в 10 километрах от эпицентра, то при испытании РДС-37 это расстояние пришлось увеличить в 4 раза.

— Бомба была сброшена с 12-километровой отметки и взорвалась на высоте 1550 метров в воздухе, — вспоминает Трутнев. — У нас были большие черные очки. Когда мы увидели взрыв, то закричали: «Ура! Ура! Победа!» — и не сразу заметили по пригибающейся траве, что приближается ударная волна. Как нас грохнуло тогда! Кто попадал, кто остался стоять, кто лег и со страху лежал до конца… Я вскочил — и потом снова едва удержался на ногах, потому что пришла вторая волна, отразившаяся от земли. Ударная волна сопровождалась двукратным резким звуком, напоминающим грозовой разряд.

Юрий Алексеевич не рассказывает про машины с погибшими козами и овцами, которых начали свозить после взрыва к командному пункту: животных держали на поле для изучения воздействия поражающих факторов на разных расстояниях от эпицентра. Тяжелое было зрелище, непросто вспоминать такие моменты, но у ученых выхода не было. Надо было изучать ядерное оружие, проводить экспериментальные взрывы, чтобы потом в роли подопытных животных не оказались тысячи мирных жителей нашей страны…

Моему собеседнику было тогда всего 27 лет. На его груди после взрыва 1955 года появился орден Ленина. Потом, за последующие разработки, были другие награды: Золотая медаль им. Курчатова, Госпремия, Ленинская премия, премия Правительства РФ. А недавно, в день своего 90-летия, Юрий Алексеевич получил орден «За заслуги перед Отечеством» I степени, став, таким образом, полным кавалером этого ордена.

«Иван» — «Мать Кузьмы»

Но вернемся к истории испытаний и наращиванию мощности ядерных взрывов.

Еще в 1954 году Эдвард Теллер высказывал идею о возможности создания термоядерных зарядов неограниченной мощности — до тысяч мегатонн. В СССР же задались реальной целью создании сверхбомбы. Доктрина Маленкова—Хрущева (председателя Совмина Георгия Маленкова и первого секретаря ЦК КПСС Никиты Хрущева) сводилась к тому, чтобы не гоняться за количественным паритетом с США в ядерных боеприпасах, а добиться качественного превосходства советских стратегических ядерных сил. Ученые работали, не жалея времени и сил, что позволило Хрущеву в 1959 году сказать, обращаясь к вице-президенту США Ричарду Никсону, свою коронную фразу: «В нашем распоряжении имеются средства, которые будут иметь для вас тяжелые последствия. Мы вам покажем кузькину мать!»

Та самая «Кузькина мать».

Конечно, названия у будущей царь-бомбы тогда еще не было, однако американцы поняли перевод слов первого секретаря ЦК КПСС буквально: новое секретное оружие русских будет называться «Мать Кузьмы». С тех пор за изделием так и закрепилось шутливое неофициальное: «Кузькина мать».

В 1961 году проект под кодовым названием «Иван», или «Изделие-602», был реализован с учетом разработок Сахарова, Трутнева и еще нескольких ученых. Супербомбу взорвали в октябре над Новой Землей. Ее масса составляла 26 тонн, она не помещалась в отсек самолета, а потому была подвешена под его бортом. Она могла обеспечить взрыв мощностью в 100 мегатонн в тротиловом эквиваленте (то есть стать в 10 тысяч раз мощнее атомной бомбы, взорванной над Хиросимой), однако по настоянию академика Сахарова, который был убежден, что подобный взрыв может привести к необратимым климатическим последствиям из-за рассеивания радиоактивных изотопов или, того хуже, сдвигу земной оси, сила бомбы была снижена до 50 мегатонн.

Но даже после этого она осталась самым мощным смертельным оружием, которое когда-либо испытывало человечество. Как вспоминали после летчики, у которых было всего 30 с небольшим секунд, чтобы уйти от царь-бомбы на безопасное расстояние, их самолет просел на полкилометра под действием догнавшей их ударной волны, а белая краска, которой был выкрашен их Ту-95-В для отражения светового облучения, полностью обгорела…

Если бы на расстоянии 50 километров от эпицентра взрыва находились люди, все бы они получили ожоги третьей степени. Царь-бомба могла бы полностью уничтожить такой город, как Лос-Анджелес.

— Мы стояли у пульта, где отсчитывалось время, и в некий момент все передачи кончились, — рассказывает Юрий Алексеевич о моменте самого взрыва царь-бомбы «Ивана» — «Кузькиной матери». — Перестала проходить радиосвязь, из чего мы поняли, что бомба взорвалась успешно.

Связи не было в течение 40 минут. Огненный шар взрыва накрыл землю своей тенью в радиусе почти пяти километров, а ядерный гриб поднялся на высоту 67 км, чуть не достав до ближнего космоса. Ощутимая волна атмосферного давления, возникшая в результате взрыва, три раза обогнула земной шар. Свидетели того события почувствовали удар и «раскаты грома» от него на расстоянии тысячи километров.

Пульт управления первой атомной бомбой.

Так СССР доказал всем, что наращивание мощи бомб возможно, но абсолютно бессмысленно. Кстати, Никита Хрущев долго сопротивлялся снижению силы заряда, и лишь доводы Сахарова о том, что мы сильно навредим прежде всего себе, а затем — скандинавским странам, в конце концов пересилили.

Бывают ли «чистые» бомбы?

Параллельно с созданием сокрушительных ядерных зарядов для обороны страны ученые думали о том, как использовать их энергию в мирных целях.

— Что для этого требовалось? Ликвидировать радиоактивность или сильно уменьшить мощность заряда? — вспоминает тот период Юрий Трутнев. В итоге был создан заряд, 94% энергии взрыва которого обеспечивалось реакциями термоядерного синтеза, не дающими радиоактивных продуктов. Взрыв этой бомбы оказался чище аналогичного американского взрыва, произведенного в 1962 году. Наш, мощностью 170 килотонн, был осуществлен в январе 1965-го в пойме реки Чаган, что в ста километрах от Семипалатинска. На берегу образовавшегося озера построили ГЭС, которая до сих пор обеспечивает местных жителей водой.

— Один парень, радиохимик, сразу после взрыва самовольно сбегал вниз, в воронку, взял там пробы грунта и быстро вернулся обратно… — вспоминает Трутнев. — Такие вещи, конечно, нельзя было делать: сразу после взрыва там была дикая радиоактивность. Ну а после, когда весенний паводок заполнил воронку взрыва, и появилось озеро Чаган, я лично в нем купался…

Академик показывает мне образцы известняка, привезенные с берега того самого озера. Он хранит их у себя в доме в обычном шкафу.

В конце 60-х — начале 70-х годов Юрий Алексеевич работал над преодолением американской системы ПРО (противоракетной обороны. — Н.В.), повышая стойкость нашего оружия и автоматики к поражающим факторам. Позже, в 80-е годы, у американцев появились рентгеновские лазеры для поражения космических объектов с Земли (программа СОИ), и Трутнев снова активно включился в процесс для получения у нас аналогичных результатов. Результаты, которые Михаил Горбачев позже назвал «асимметричным ответом», были потрясающими, и ядерщики до сих пор не раскрывают всех прежних научных секретов.

План атомной атаки на СССР Пинчерс 1945 год.

На мой вопрос по поводу новых задач, которые стоят сейчас перед физиками-ядерщиками, собеседник дипломатично приводит в пример не наших военных, а северокорейских, которые «рвут китайские бомбы», запуская их ракетами на большие высоты. Зачем, спрашивается? Для вывода из строя космических спутников. Ученые, занимающиеся вопросами ядерного вооружения, изучают сейчас различное воздействие ядерных взрывов в зависимости от их направленности.

***

Юрий Алексеевич, несмотря на свой возраст, по-прежнему занимает активную гражданскую позицию и открыто высказывает свое мнение по поводу самых актуальных проблем современности: о необходимости ядерного оружия, о жизни страны, о судьбе науки и воспитании молодежи. О чем я его и не преминула спросить.

— Юрий Алексеевич, есть ли сегодня необходимость в дальнейшей разработке новых видов ядерного оружия?

— Да, существует, и мы этим занимаемся.

— Как вы относитесь к запрету на испытания ядерного оружия во всем мире?

— В этом ничего страшного нет. Накоплены большой опыт и заряды. Несмотря на уход от практического испытания в область теоретических расчетов, мы не разучились делать реальное ядерное оружие, как и его носители.

— Сильно ли ударило по нашей боеготовности уничтожение ядерных боеголовок по совместной программе с американцами в конце «холодной войны»?

— Знаете, всегда можно выложить кучу апельсинов (перед оппонентом) и сказать: «Давайте уничтожать!» Показанные апельсины, может, и уничтожили, а где-то там мешок все равно остался. (Улыбается.)

— Как вы оцениваете современное состояние российской науки?

— Я большого оптимизма по поводу ее будущего не испытываю. Важнейшие ее дела — приборостроение, вычислительные машины — переданы не в те руки. Когда-то в области создания вычислительных машин мы шли с американцами вровень, создав первую советскую суперЭВМ на полупроводниковых транзисторах. Зеленоград был тогда назван городом, который должен был продвигать вперед это направление. А что там сделали? Они пошли совсем по другому пути. Я считаю, что вычислительные машины должны делать такие институты, как наш, мы в этом заинтересованы в высшей степени, а не в извлечении сиюминутной выгоды: купил — продал — спрятал в карман.

— Что, по-вашему, нужно делать сейчас в первую очередь, чтобы подтянуть науку, страну вперед?

— За последнее время в мире многое изменилось. Советского Союза нет, нас загнали в «вечную мерзлоту», а кругом сидят те, кто нас с удовольствием бы уничтожил. Мы, по моему мнению, живем только благодаря Китаю. Если бы не Китай, нас давно бы раздолбали. Страна наша имеет 150 миллионов человек, но мало ли стран, которые имеют столько же и живут хорошо? Здесь на одной демократии далеко не уедешь.

Вторая атомная бомба СССР, несущая заряд в 40 килотонн.

Я советский человек, коммунист (хотя не зюгановец), и партбилет у меня сохранился. И скажу вам со всей степенью ответственности: раньше партия дисциплинировала людей. Сейчас я не вижу в действиях правительства жесткости. Вот ругают Навального, а смотришь на какого-нибудь министра — ворует, разбазаривает миллиарды, и ничего…

— Что помогает вам восстанавливать силы?

— Ежедневно для поддержания физической формы я прохожу на беговой дорожке по 20 минут в режиме, приближенном к бегу. Иногда получается позаниматься два раза в день… Люблю сажать растения возле дома — в свое время привез из Сибири и посадил четыре кедра, которые сейчас вымахали очень большими. У меня большая коллекция редких камней, привезенных со всей страны. Люблю читать книги — их у меня очень много. Все это дает мне удовольствие.

— Какие литературные жанры предпочитаете?

— Разные. Люблю книги по истории, географии, неравнодушен к поэзии и фантастике. У меня много таких книг, но не тех, где все крутится вокруг убийств, — я люблю фантастику, которая заставляет задуматься над тайнами бытия, Вселенной. Это, конечно же, Станислав Лем, братья Стругацкие…

— Раскройте секрет успешного академика-ядерщика, посоветуйте нынешним школьникам: какими им надо быть уже сейчас, чтобы достичь ваших высот?

— Прежде всего много читать, интересоваться и научно-технической, и художественной литературой, в которой собрана вся мудрость человечества.

38 минут в ожидании ядерного удара – Мир – Коммерсантъ

13 января 2018 года жители Гавайев получили СМС о ракетном ударе. Тревога оказалась ложной, но об этом стало известно лишь 38 минут спустя. Для экспертов по российско-американским отношениям Синтии Лазарофф и Брюса Аллина, живущих на острове со своими детьми, эти минуты стали самыми тревожными в их жизни. О том, как их семья готовилась к ядерному удару, Синтия Лазарофф написала для специализированного американского издания Bulletin of the Atomic Scientists в статье «Зарево нового Армагеддона». Право публикации русскоязычной версии статьи автор предоставила “Ъ”. Статья приводится в сокращенном варианте.

Это особенное январское утро начиналось обыденно, как почти каждого утро субботнего дня здесь, на Кауаи, хотя восход солнца в первых отблесках света был необычайно прекрасен даже для Гавайев. Он был настолько красив, что побудил Брюса сфотографировать его и отправить этот пылающий образ нашим детям, а также другим членам семьи и друзьям. Мы еще взглянем на этот образ, но чуть позже, и совсем в другом свете событий.

Брюс уже собирается отправиться на фермерский рынок, когда врывается наш племянник Том, еле переводящий дыхание. Он сует под нос Брюсу свой мобильный телефон, и тот читает какое-то текстовое сообщение.

— Я не верю этому,— говорит Брюс.

Мне сразу вспоминается Джули, мама Тома. У нее проблемы с операцией? Она еще с нами?

— Что случилось? — спрашиваю я.

Молчание.

И тут Брюс читает сообщение вслух:

«Экстренное оповещение. Баллистическая ракета летит к Гавайям. Срочно ищите убежище. Это не учебная тревога».

Брюс бросает взгляд на свой мобильный телефон.

— Том, тебя взломали. Кто-то взломал твой мобильник. Это розыгрыш.

Брюс поднимает свой телефон и показывает его.

— На моем телефоне нет такого сообщения,— говорит он.

Том все еще учащенно дышит: он бежал от пляжа не менее километра. Я проверяю свой телефон, который отключала на ночь. Есть, это оповещение здесь.

Брюс снова смотрит на свой телефон. И в этот самый момент на экране его мобильника появляется предупреждение. У нас разные телефонные компании. Абоненты AT&T получают оповещения после абонентов Verizon.

Молчание.

Это январь 2018 года, самый пик страхов в отношении ядерных испытаний Северной Кореи и их ракет дальнего действия. О ядерном оружии я знаю даже больше, чем хочу. Десятилетия своей жизни мы с Брюсом посвятили американо-российским отношениям — его преподавательская деятельность в Гарварде была связана с Россией, а я была кинорежиссером и основателем американо-российских обменных инициатив. Большую часть 2017 года мы провели в беседах об эскалации ядерной опасности с высшими должностными лицами и экспертами в Вашингтоне и Москве.

Человечество стоит перед лицом сложного комплекса ядерных угроз, которые могут так или иначе привести к армагеддону XXI века — через браваду, ошибку, несчастный случай, просчет, неисправные датчики, вредоносное программное обеспечение, террористическую хакерскую атаку, взлом компьютерных сетей, банальную ярость или какой-нибудь другой человеческий фактор.

Однако теперь эта угроза больше не теоретическая — она здесь и «направляется к Гавайям», она на пути к нам, к нашему дому, к одной из самых отдаленных островных цепочек мира.

Неужели это действительно происходит с нами? Я знаю все сценарии ядерного кошмара и понимаю, что он может стать реальностью. Но сейчас я застыла, застигнутая врасплох, как будто абсолютно ничего не знаю об этом.

«Я звоню Фелисии»,— наконец произношу я. Фелисия Кауден ведет Кауаи Soapbox («Импровизированная трибуна Кауаи»), самое популярное здесь, на острове, радиошоу, знает всех и первая узнает обо всем. Но она не берет трубку. Я отправляю Фелисии СМС и проверяю ее страницу на Facebook, где один из ее друзей поместил тревожное оповещение и спрашивал, получил ли кто-нибудь еще такое же предупреждение.

Брюс непрерывно набирает 911, но в телефоне звучит лишь сигнал постоянной занятости.

— Сейчас все звонят 911,— говорит он.

— Не думаю, что есть реальная опасность, но я хочу забрать девочек.

Две наши младшие дочери находятся в Kaпaйе, примерно в 13 км отсюда.

— Но если угроза реальная, нам нужно договориться, где встретиться,— говорю я. Мне хочется, чтоб мы были все вместе.

— Позвони мне в машину,— говорит он, уже выходя за дверь.

Все, что должно было быть очевидным для любого человека с моим опытом и подготовкой, ускользает от меня. Мне никогда не приходила в голову мысль, что у нас может быть всего несколько минут до того, как произойдет удар, что Брюс, возможно, не сможет добраться до Kaпайи и быстро вернуться… что я больше никогда не увижу ни его, ни девочек. И я совсем не в состоянии думать о том, что знаю наверняка, с чем столкнется Брюс, выехав на шоссе. Там уже будут напуганные люди, мчащиеся в машинах на скорости 150–160 км/ч, устроившие гонки в поисках убежища или подгоняемые желанием провести последние минуты с любимыми людьми. В течение первых же минут произойдут неминуемые автокатастрофы…

После того как рухнула Берлинская стена, я думала, что Холодная война закончилась. Я перестала беспокоиться о ядерной войне, но только до поры до времени, до весны 2017 года, когда мы с Брюсом провели целый день с лучшими специалистами по вооружениям США и России в Вашингтоне на совещании рабочей группы по будущему американо-российских отношений, организованном Гарвардским университетом и Высшей школой экономики.

Мы прошли настоящий круг ада — экскурсию по современному вооружению, которое раньше могли увидеть лишь в научно-фантастических фильмах: маневренные гиперзвуковые ракеты, в 20 раз превосходящие скорость звука, киберснаряды, которые могли быть использованы для атаки на ядерные командные, контрольные и предупреждающие системы; ядерные подводные беспилотные летательные аппараты, делающие портовые города непригодными для проживания, программы Prompt global strike («Глобальный молниеносный удар»), предназначенные для быстрого нанесения разрушительного удара по любой точке земного шара.

Мы находимся посреди новой, необузданной гонкой вооружений с Россией, построенной на приводящих в ужас новых технологиях, новом смертоносном оружии массового уничтожения. Гонка, в процессе которой, по мнению американского эксперта Роберта Легволда, «многополярный ядерный мир медленно выходит из-под контроля». К этой угрозе можно только добавить, что системы командования и контроля США не являются неуязвимыми для террористических кибератак. Эксперты говорят, что такой кибервзлом маловероятен. Но если он будет успешным, последствия могут оказаться апокалипсическими. Угроза взлома усугубляется опасностью, что инсайдеры, лица, имеющие доступ к секретной информации изнутри, могут оказывать помощь террористическим группам или пойти на саботаж.

При этом не стоит забывать, что множество «старых» ядерных средств Соединенных Штатов и России нацелены друг на друга: около восьмисот межконтинентальных баллистических ракет (МБР), загруженных 1,5 тыс. боезарядов, прямо сейчас готовы к пуску. Президент США или России может запустить ядерные МБР при обнаружении приближающихся ракет, хотя сигнал-предупреждение о нападении может быть и ложным. (За последние десятилетия было более тысячи подобных тревог.) У глав государств есть считанные минуты для принятия решения. И возвратить выпущенные ракеты уже невозможно.

Я звоню нашим близким друзьям, Праджне и Грегу. Они ничего не знают. Они еще не проверили свои сотовые телефоны. Им нужно время, чтобы осознать серьезность ситуации.

— Если это правда, сколько у нас времени? — спрашивают мои друзья, ожидая от меня ответа, который я не могу им дать.

— Это зависит от того, откуда идет опасность,— отвечаю я.— Если это Северная Корея, то, думаю, у нас около 25 минут. Если Россия, у нас может быть от 25 до 30 минут с момента запуска, в случае если это ракета наземного базирования в Западной России, нацеленная на Нью-Йорк или Вашингтон. Если же ракета пущена с российской подводной лодки, это может занять всего несколько минут. Мы не знаем.

— Как давно Том получил сообщение? — спрашивает Грег. Том проверяет свой мобильник.

— Около семи или восьми минут назад,— отвечает он.

Мы все рассчитываем — сколько минут осталось до… вспышки, взрывной волны, смерти… 20, а может быть, 15?

Куда придется удар? Я знаю, что Северная Корея опубликовала фотографию с целями, на которой отмечены Гонолулу и Перл-Харбор, штаб-квартира Тихоокеанского флота США. Но на Кауаи также есть очень крупная мишень — Тихоокеанский ракетный комплекс, крупнейший в мире ракетный испытательный полигон. Это всего лишь в 32 км — ворона долетит от нашего дома. Прошлым летом полигон был использован для тестирования новой ракеты-перехватчика SM-3 Block IIA.

Тест провалился. Один из официальных представителей Пентагона определил проблему знакомой фразой, которая от очень частого использования давно стала клише. Как он выразился, задача состоит в том, чтобы попытаться «поразить один снаряд другим снарядом». Пхеньян регулярно практикует «стрельбу залпами ракет, потому что американская система разработана для перехвата только одной, максимум двух боеголовок, выпущенных одновременно». С 1999 года Соединенные Штаты потратили $200 млрд на противоракетную оборону, а из восемнадцати проведенных испытаний система провалила восемь.

Если это всего лишь одна выпущенная из Северной Кореи ракета, шансы остановить ее не больше чем 50 на 50.

Праджна спрашивает, где найти укрытие. Грег отвечает, что нашим местным убежищем является спортзал начальной школы Килауэа. «Если это ядерная угроза,— говорю я,— то там не безопасное место. Радиация…» Я думаю об огромном количестве жителей города, которые направятся в спортзал, окруженный детскими площадками: «Нужно найти герметичное помещение. Чтобы не было окон, идеальное место — под землей, к примеру пещера. В горах над Ханалей есть такое место, но у нас нет времени, чтобы добраться туда».

«А как насчет пещеры для медитаций рядом с тобой?» — спрашивает Грег. «Точно!» — отвечаю я. Хотя прошлым летом мы с Фелисией обсуждали именно такой сценарий, я до этой последней секунды не думала об убежище, как и о том, где назначить место встречи Брюсу с девочками.

«Я еду туда»,— говорит Грег.

«Сколько времени у меня осталось, чтоб запастись водой?» — спрашиваю я себя.

Мои знания о такого рода подготовке намного глубже, чем у большинства людей, но я совершенно не готова сейчас применять их на практике. Я испытываю горькое сожаление по поводу насмешек и издевательств над инструкциями, которые после угроз Ким Чен Ына распространял штат Гавайи, в них рассказывалось, как пережить ядерную атаку.

Когда я жила в Калифорнии, в моем доме хранились комплекты на случай землетрясения, один — в моей машине, а другой — в гараже, вместе с двумя 25-литровыми бочками с водой, которые регулярно пополнялись после истечения срока годности. Но прежде чем я действительно буду готовиться к ядерной войне, я должна признать, что может произойти невообразимое и это невообразимое может стать реальностью.

Я привела свой опыт как оправдание, чтобы сказать себе, что мы не можем подготовиться, потому что просто не хотим готовиться к жизни в таком мире.

Я смотрю на свой мобильный телефон и вижу голосовое сообщение от Фелисии Кауден. Пытаюсь прослушать его, но оно не воспроизводится. Перезваниваю Фелисии, и она говорит: «В администрации округа говорят, что надо идти в убежище». Это не то, что я хочу услышать. Если в администрации говорят, что надо воспользоваться убежищем, значит угроза реальна. Остров может быть поражен. Через несколько минут.

Я говорю Фелисии, что люблю ее и что мы направляемся в пещеру для медитаций. Она отвечает: «Я тоже тебя люблю. Это действительно хорошее место».

Чтобы подготовиться к ядерному нападению, Агентство по управлению чрезвычайными ситуациями Гавайских островов рекомендует семьям накапливать минимум один галлон (около 4 л) воды в день на человека с запасом на две недели. У меня не было ни припасенной воды, ни двухнедельного запаса консервов на каждого члена семьи, как было рекомендовано агентством. Я ничего не сделала, чтобы подготовить свою семью к этой угрозе.

Я хватаю две оставшиеся у меня бутылки воды и сгребаю все фрукты с кухонного стола — кучу бананов и четыре лиликои. Смотрю на свой телефон. Он заряжен только на 12%. Я помню, что наш сосед провел свет в пещеру для медитаций. Может быть, там есть розетка. Хватаю зарядное устройство для телефона, компьютер, зарядку для компьютера, кошелек, паспорт.

Смогу ли я на самом деле воспользоваться хоть какой-нибудь из этих вещей? Я же знаю, насколько смешно строить прогнозы о перспективах выживания в полномасштабной ядерной войне между Соединенными Штатами и Россией, двумя крупнейшими ядерными державами. Да и кому бы хотелось выжить на излучающей радиацию Земле, скрытой во тьме ядерной зимы? Это была бы не жизнь.

Я хорошо знаю, к чему может привести запуск даже одной баллистической ракеты. Ограниченный обмен ядерными ударами между Соединенными Штатами и Северной Кореей (или Индией и Пакистаном или какой-либо другой комбинацией из девяти стран, обладающих ядерным оружием) может быстро перерасти в полномасштабную ядерную войну.

И возможно, в эту самую минуту Ким Чен Ын совещается со своими генералами, и один из них заявит, что Дональд Трамп воспользуется сообщением о ложной ракетной угрозе на Гавайях как предлогом для уничтожения северокорейских ракетных установок, избавляясь таким образом попутно от Ким Чен Ына, как это было в свое время проделано с Муаммаром Каддафи и Саддамом Хусейном. И вот, генералы говорят: давайте лучше запустим все ракеты, которые у нас есть.

Сегодня трудно представить, что мир был более безопасным во время Холодной войны, когда Соединенные Штаты и Советский Союз угрожали друг другу 60 тыс. ядерных боеголовок. Но, вполне вероятно, что это так и было. В условиях взаимно гарантированного уничтожения ни один из лидеров не намеривался первым произвести запуск, ни один из них не хотел совершить ядерное самоубийство.

Сейчас в мире девять ядерных держав, и не один или два доктора Стрейнджлава, а Овальный кабинет Белого дома занимает непредсказуемый, малоопытный, истеричный любитель Twitter.

Несколько недель назад я разговаривала в Москве с бывшим советским руководителем Михаилом Горбачевым, человеком, который вместе с Рональдом Рейганом сделал многое, чтобы положить конец Холодной войне. В свои 86 лет он все еще отстаивает мечту о мире без ядерного оружия. Президент Трамп, который никогда не знал войны, призвал к «десятикратному увеличению ядерного арсенала США». Михаил Горбачев, переживший Вторую мировую войну и представляющий, как и Рональд Рейган, абсолютный ужас ядерной войны, призывает Соединенные Штаты и Россию активизировать диалог, провести «полномасштабный саммит по всему спектру вопросов», чтобы возобновить переговоры о дальнейших сокращениях ядерного оружия.

«Ядерная угроза вновь реальна,— убежден он.— Наши отношения шли от плохого к худшему. Мы должны найти выход из этой ситуации. Мы не выживем, если у кого-то в нынешней напряженной ситуации не выдержат нервы».

У меня на моем мобильном телефоне сообщение с предупреждением о приближающейся баллистической ракете. У кого не выдержали нервы: у Дональда Трампа или у Ким Чен Ына?

Если ракета реальна, думаю я, если это только баллистическая ракета, пущенная Северной Кореей, и она не ударит по Кауаи, если это только одна ядерная боеголовка, которая поразит Перл-Харбор, находящийся в 173 км от нас, если мы сможем защититься от радиационного облучения, укрывшись в убежище, тогда, возможно, мы сможем выжить.

Я не думаю о нескольких сотнях тысяч человек в Гонолулу и Перл-Харборе, которые будут мгновенно сожжены, сотнях тысяч других людей, что заживо сгорят в огненной буре, тех, кто попадет в эпицентр взрывной волны, и тех, кто умрет медленной, мучительной смертью от радиационных осадков. Я не могу позволить себе вспомнить «шествие призраков», свидетелем которого стала выжившая после атомной бомбардировки Хиросимы Сецуко Турлоу, тогдашняя 13-летняя школьница. «Я называю их призраками, потому что они были совсем не похожи на людей,— вспоминает она.— Их волосы стояли дыбом, тела их были покрыты кровью и грязью, это были не люди, а черные и опухшие головешки. Их кожа и плоть висели, а многие части тела отсутствовали, у некоторых выпали глазные яблоки, а когда они рухнули на землю, то желудки их разорвались, и кишки выпали наружу».

С тех пор мы построили термоядерные устройства, которые в тысячу раз превышают адский огонь атомных бомб, сброшенных на Хиросиму и Нагасаки. Сегодня масштабы ядерной опасности поистине ошеломляют. Бывший министр обороны Уильям Перри, как никто понимает, насколько сегодня животрепещуща тема ядерной опасности. Он не скрывает, что такая перспектива его ужасает. «Сегодня опасность ядерной катастрофы неизмеримо больше, чем во времена Холодной войны, но большинство людей пребывает в блаженном неведении… Это невозможно объяснить, но мы сегодня… воссоздаем опасности Холодной войны,— сказал Уильям Перри в интервью, которое мы с Брюсом брали у него в прошлом году. — Поскольку мы не понимаем опасности, мы не предпринимаем попыток, никаких серьезных попыток восстановить добрососедские отношения между Соединенными Штатами и Россией. И поэтому мы позволяем себе, словно лунатики, брести к очередной катастрофе. Мы должны проснуться».

Я начала просыпаться, осознавая угрозу. Теперь она прямо передо мной — большими буквами на мобильном телефоне угроза вошла в мой дом.

Уильям Перри говорит, что вероятность того, что ядерное оружие будет запущено в состоянии ярости, сейчас больше, чем когда-либо, уровень угрозы даже выше, чем в периоды пиковых кризисов во времена Холодной войны. Беатрис Фин, исполнительный директор Международной кампании по уничтожению ядерного оружия, которая в прошлом году была удостоена Нобелевской премии мира, предупреждает, что ядерная катастрофа сегодня может стать результатом «всего лишь одной импульсивной истерики».

Мы живем в такое время, когда Горбачев, Перри и бывший сенатор Сэм Нанн из Инициативы по сокращению ядерной угрозы, люди, которые раньше удерживали нас от ядерного краха, говорят, что мы обязательно должны сотрудничать друг с другом и поддерживать открытые каналы связи по сокращению ядерных рисков, все вместе должны противостоять тому, что может привести к ядерной катастрофе, которая положит конец человеческой цивилизации.

Сиг Хеккер, бывший директор Национальной лаборатории Лос-Аламоса, который в течение 25 лет работал с российскими ядерными экспертами по обеспечению безопасности огромного ядерного запаса бывшего Советского Союза, сказал нам в интервью, что «сотрудничество в сфере ядерного вооружения является заложником политических разногласий между Вашингтоном и Москвой, и такое положение вещей вполне может привести к катастрофическим последствиям».

И не отсутствие ли сотрудничества с Россией по сокращению ядерных рисков несет ко мне эту ракету сегодняшним утром? Боже, надеюсь, что нет. Лучше Северная Корея, чем Россия.

Входит мой племянник Том, одетый в шорты, и говорит, что он готов. Я снова думаю о радиации, возникающей после взрыва, и говорю, чтобы он надел какую-нибудь защищающую тело одежду. Я начинаю думать о том, во что одеться самой. Хватаю гетры, носки и большой хлопчатобумажный платок, которым смогу укутать свое лицо. Я смотрю на Мусю, уличную кошку, которую мы приютили, свернувшуюся калачиком на кровати. Хочется взять ее с собой, но я знаю, что, если попытаюсь это сделать, она будет капризничать. Лучше оставить ее здесь.

Подойдя к двери, я поворачиваюсь, чтобы включить сигнализацию. И тут же осознаю абсурдность этого: пришло оповещение о приближении к моему дому баллистической ракеты, а я подумываю о том, что надо обезопасить свой дом от грабителей.

До пещеры примерно семь минут ходьбы. У нас нет времени. «Поехали»,— говорю я Тому. Отъезжая, оглядываюсь назад, на нашу ферму, на дома соседей. Я думаю, что они там, внутри. Знают ли они о происходящем? Возникает импульс попытаться позвонить им всем сразу. «Я позвоню им из пещеры»,— думаю, я, надеясь, что мой сотовый будет там работать.

Есть еще два звонка, которые я хочу сделать прямо сейчас. Я звоню Брюсу, чтобы сказать, что встретимся в пещере, что местная администрация советует нам искать убежище. А потом я звоню нашей старшей дочери в Лос-Анджелес — она уехала на материк всего несколько дней назад. Телефон все еще звонит, когда я выхожу из машины. Останавливаюсь в нескольких шагах от входа в пещеру, и, наконец, я слышу в трубке голос дочери.

— Маккензи, дорогая, я просто хочу, чтобы ты знала, что я люблю тебя, и что я в порядке, мы все в порядке,— произношу я.— Не знаю, слышала ли ты, мы сами не знаем, правда ли это, но все мы только что получили телефонные предупреждения о запуске баллистической ракеты, летящей к Гавайям. Мы с Томом едем в пещеру для медитаций. Брюс поехал за девочками. Я позвоню еще, чтобы держать тебя в курсе… если смогу. Я просто хочу сказать, что люблю тебя.

— Я тоже тебя люблю, мама.— Молчание.— Мама, иди! Иди!

Смогу ли я услышать ее голос снова? Как она переживет, если этого не случится? Что бы то ни было, что бы там ни происходило сегодня — это начало того, что взорвет и уничтожит всю цивилизацию или это будет просто одна ядерная бомба, которая уничтожит Гонолулу, с неизбежным ответным уничтожением Северной Кореи и массовой бойней в Сеуле?

Я поднимаюсь по ступенькам в пещеру так быстро, как только могу.

Если мы выживем, рискнем ли оставить пещеру в поисках еды и воды? Будут ли наши машины работать? Пойдем ли мы в Уэйлерс, наш крошечный деревенский магазин, что в 3 км отсюда? Каким будет уровень радиоактивного облучения? В любом случае пищи не останется. 90% нашей еды импортируется, доставляется на лодках раз в неделю. И если лодки перестанут курсировать, у нас на острове есть только десятидневный запас еды и воды.

Как скоро прибудут первые спасатели? Найдут ли нас в пещере военные в защитных костюмах? Сможем ли мы где-нибудь подальше отсюда вернуться к нормальной жизни? Наш дом, наша ферма, Гавайские острова будут отравлены, радиоактивны. Как это повлияет на коралловые рифы?

Едва мы с Томом добираемся до пещеры, как дверь открывается. Наши соседи, Коллин и Пол, выходят оттуда, улыбаясь, с бутылками воды в руках.

— Это была ложная тревога,— говорит Коллин.

— Что?

— Джим только что связался с нами. Ему удалось дозвониться до 911, и они сказали, что это ошибка.

Мы застываем на месте. Я звоню Брюсу:

— Предупреждение ложное. Коллин только что услышал это от Джима.

Я звоню Маккензи, которая одновременно набирает меня, чтобы сообщить, что это ложная тревога. Я слышу ее голос. Она говорит, что сдерживала свои слезы, пока я не повесила трубку, а затем силы оставили ее, и она, разрыдавшись, бросилась к своему компьютеру и отчаянно нажимала ссылки, появившиеся после того, как она вбила в поисковую строку Google слова: «Реальная угроза Гавайям от ракет».

Праджна прерывает наш звонок, ей хочется убедиться, что мы знаем о том, что оповещение ложное. Я только собираюсь отправить СМС Фелисии, как тут же на экране телефона выскакивает ее послание: «Ложная тревога. Сообщение от Агентства по чрезвычайным ситуациям Гавайских островов».

Я на мгновение задерживаю шаги и закрываю глаза. Я слышу океан. Я чувствую теплое дуновение ветерка на моей щеке. Адреналин, блокированный в моем теле, ослабляет свою хватку, растворяется. Я не осознавала, что он был внутри меня, пока он не отпустил.

Когда я возвращаюсь на нашу ферму, все выглядит более живым. Цвета кажутся ярче.

Муся все так же лежит, свернувшись калачиком, на постели.

Я все еще здесь. Все, что окружает меня, еще здесь…

Я звоню Праджне и начинаю плакать. Мы обе в один голос произносим: «Как же мы не готовы». Мы обе наполнены радостью, благодарностью, голова идет кругом. «Спасибо, что позвонила нам,— говорит она.— Если бы это было реальностью, мы бы никогда не узнали…»

Я выхожу в интернет и щелкаю по ссылкам. Открываются изображения со всех концов Гавайев, картины людей, бегущих по улицам Гонолулу в панике, ужасе, неразберихе. Я читаю об отце, у которого дети были в двух разных местах, и он вынужден был выбирать, с каким ребенком провести последние минуты своей жизни. Истории, которые невозможно забыть, которые преследуют меня,— это истории отчаявшихся матерей и отцов в Гонолулу, взламывающих ливневые стоки и впихивающих в них своих плачущих детей.

Брюс возвращается домой. Он только что был свидетелем хаоса в Капайе. Люди ехали, невзирая на разделительные полосы, бросали машины, бежали в магазины, ища там убежище. В нашем местном здании аптеки CVS незнакомые люди лежали на полу вповалку, некоторые просили потесниться, чтобы уместиться в проходах торговых рядов. Брюс рассказывал, что на фермерском рынке кто-то говорил о сегодняшнем рассвете, о том, каким прекрасным он казался, а теперь его зарево представляется знамением Апокалипсиса.

Это был Апокалипсис, который не случился. Армагеддон, который не начался. И тот рассвет для меня снова стал восходом солнца. Я все еще здесь. И я теперь знаю, что поставлено на карту.

Но я вижу в телевизионных новостях, что люди оглядываются назад, а не смотрят вперед. В основном муссируются репортажи о возмущениях по поводу сделанной ошибки, в которых обвиняют парня, нажавшего неправильную кнопку, в результате чего было отправлено ложное предупреждение. Людей больше интересует, какие меры мы можем принять, чтобы убедиться: такого больше никогда не произойдет. Но если это единственное, что мы вынесли из данной ситуации, значит, мы все еще бредущие во сне лунатики, думающие, что можем сделать ядерное оружие безопаснее, если просто что-то доработать, к примеру добавить второго человека для проверки кнопки предупреждения. Независимо от того, что мы делаем, мы никогда не сможем добиться непогрешимости. Машины ломаются. Люди ошибаются.

Удача была на нашей стороне на этот раз. Тем не менее я думаю, что если мы не начнем действовать, то ядерная катастрофа — всего лишь вопрос времени. Угроза ядерной атаки — это не сценарий и не видеоигра. Тем утром мы почувствовали это лично, испытали весь ужас приближающейся катастрофы. Теперь это ощущение навсегда в моей крови. Я хочу, чтобы наши лидеры испытали то же самое пробирающее до самого нутра осознание того, что наши жизни — жизнь человечества — поставлены на карту.

Для меня и сотен тысяч других, находящихся на Гавайях в тот день, то утро связно с очень личным опытом околосмертного переживания. Страх заставил нас протянуть друг другу руки. Мы все звонили тем, кто нам дорог, чтобы сказать: «Я люблю тебя». Ощущение того, что тебя вот-вот поразит ядерная ракета, совершенно ясно показывает человеку, что для него является самым ценным.

У меня уже было интеллектуальное пробуждение, я знала все подробности о ядерном оружии и ядерной угрозе со слов ведущих экспертов. Но я не знала, что происходит, когда все это чувствуешь своим нутром, пока я не прошла через эти 38 минут. Даже со всеми своими знаниями о ядерной войне и ядерном оружии, о Хиросиме, радиоактивных осадках и ядерной зиме, ядерная война была для меня невообразимой, пока я не пережила эти 38 минут.

И теперь этот страх, и риск, и необходимость изменить нашу ядерную политику, необходимость проснуться, необходимость осознать, что мы в опасности и что надо с этим что-то делать — эта задача, эта моя ответственность как матери и как человека, это знание теперь со мной. И оно больше не покинет меня никогда.

Синтия Лазарофф — режиссер-документалист, проводившая весь прошлый год интервью по проблемам ядерной угрозы с официальными лицами и экспертами США и России. В начале 1980-х годов она стояла у истоков новаторских американо-российских обменных инициатив (https://www.cynthialazaroff.com). Синтия и Брюс Аллин живут на семейной ферме на острове Кауаи архипелага Гавайи. Они занимаются дипломатией экспертного уровня (track II diplomacy) по России и вместе работают над серией диалогов о Кубинском (Карибском) ядерном кризисе 1962 года. https://www.pon.harvard.edu/faculty/bruce-allyn/

«Захватывающий опыт»: в эпицентр ядерного взрыва по собственному желанию: kiri2ll — LiveJournal

Кирилл Размыслович (kiri2ll) wrote,
Кирилл Размыслович
kiri2ll
Categories: На что вы готовы ради Родины? На многое? А как насчет того, чтобы постоять под ядерным взрывом  в целях военного пиара — ну, чтобы продемонстрировать общественности его безопасность? И как бы безумно все это не звучало, такое было на самом деле. 19 июля 1957 года пятеро офицеров ВВС США (все добровольцы) и один фотограф (не доброволец, который по собственным словам не слишком обрадовался заданию) стояли на полигоне на полигоне в Неваде в ожидании, когда в небе над ними взорвется ядерная ракета.
Прежде чем продолжить, наверно нужно сделать небольшое историческое отступление. 1950-е годы. До появления первых межконтинентальных баллистических ракет остается еще несколько лет и Пентагон рассматривает в качестве основной угрозы для континентальной части США советские ядерные бомбардировщики. Сколько именно у страны Советов самолетов способных достать до Америки никто толком не знает, что впрочем не мешает горячим головам кричать о безнадежном отставании Штатов в этой сфере. Еще пара лет, и превосходство красных станет настолько подавляющим, что они вбомбят Запад в каменный век. Нужно как можно скорее построить побольше B-47 и B-52 способных полностью уничтожить весь СССР — иначе будет поздно.Часто доходило до откровенного абсурда. Как-то раз одну и ту же группу бомбардировщиков M-4 сделавшую во время авиашоу несколько пролетов над зрителями посчитали за разные самолеты. На основании получившейся цифры напуганные эксперты сделали вывод, что с такими темпами производства к 1960 году СССР будет иметь 800 таких самолетов, в то время как в реальности их всего было выпущено меньше сотни.Из-за этого мифического отставания США в итоге наклепали 2500 стратегических бомбардировщиков — в разы больше, чем было у СССР за всю историю. Я думаю не нужно говорить, насколько миф о подавляющем советском превосходстве был выгоден ВПК и как активно он поддерживал его жизнь.Как бы то ни было, но просто построить кучу B-52 для ответного удара было недостаточно. Нужно было что-то делать с предполагаемыми армадами советских бомбардировщиков. Проблема заключалась в том, что к этому периоду времени возможности авиации сильно обогнали возможности ПВО. Самолеты летали так высоко и так быстро, что зенитная артиллерия ничего не могла с ними поделать, а зенитные ракеты еще находились в зачаточном состоянии. Фактически, единственным средством борьбы с бомбардировщиками были истребители.Но опять же, как гарантированно сбить тяжелый бомбардировщик? Пушки и ракетные снаряды не слишком эффективны, управляемые ракеты тех лет не отличались большой надежностью. И конструкторы нашли решение — поставили 1.5-килотонную боеголовку на простую, надежную и неуправляемую ракету, дальность полета которой составляла 10 километров. Подрыв боеголовки осуществлялся посредством таймера. Расчет был на то, что пускай ракета и неуправляемая, но сила атома компенсирует неточность прицеливания, гарантированно уничтожив любой самолет в радиусе 300 метров.Так на свет появилась AIR-2 Genie, предназначенная для расстрела рвущихся через Северный полюс формаций советских бомбардировщиков. Ракета пользовалась популярностью у военных — всего было построено более трех тысяч экземпляров Genie. Она состояла на вооружении вплоть до начала 1980-х, несколько штук даже передали канадским ВВС. Примитивность Genie  в чем-то даже завораживает. У нее не было никаких систем управления и электроники, так что ни РЭБ и электромагнитные импульсы от ядерных взрывов не были ей страшны.Но каким бы благородным делом не была защита капиталистической Родины от коммунистических бомбардировщиков, американская общественность начала высказывать беспокойство по поводу того, что будет, если во время войны сотни таких ракет взорвутся в небе над страной. Так на свет и появилась идея наглядно продемонстрировать безопасность воздушного взрыва небольшой ядерной бомбы.Итак, 19 июля 1957 года, полигон в Неваде с табличкой «Ground Zero. Population 5», пять радостных офицеров с непокрытыми головами и один не такой радостный фотограф в бейсболке. В небе появляются два F-89, один из которых выпускает AIR-2 Genie с двухкилотонной боеголовкой. Она взрывается прямо над головами шестерки на высоте 5.5 километров.  Случаи, когда мощность ядерного взрыва оказывалась куда больше расчетной, были нередки в ту эпоху. Но в этот раз расчеты оказались верны. Как это происходило, как радовались испытатели, называя все случившееся захватывающим опытом и высказывали сожаление, что их сослуживцы не присутствовали при взрыве — вы можете увидеть на этом архивном видео.
После испытания, ВВС заявили, что полученная шестеркой доза радиации оказалась незначительной, и меньшей чем у пилотов самолётов, пролетевших через облако от взрыва спустя десять минут. Тем не менее, с точки зрения пиара испытание, можно сказать, не слишком достигло своей цели. Опасения общественности по поводу радиации не стали меньше. Спустя шесть лет СССР и США подписали договор, положивший конец атмосферным ядерным взрывам. Испытание 19 июля 1957 года стало единственным тестом ракеты AIR-2 Genie с атомной боеголовкой.Что касается шести испытателей, то позже каждый из них впоследствии столкнулся с раковыми заболеваниями — и каждый победил болезнь. Насколько их недуг был связан именно с испытанием 19 июля сказать сложно — в конце концов, тем летом в Неваде была взорвана не одна атомная бомба. Но в целом, почти все участники дожили до достаточно преклонных лет. В 2012 году, два последних оставшихся в живых члена шестерки — полковник Дональд Лютрелл и фотограф Акира Йоситейк  — встретились в Далласе, чтобы вспомнить минулое. Йоситейк умер в 2013 году в возрасте 84 лет. Люттрелл скончался в прошлом году на 92-м году жизни.

  • Потерянное ядерное оружие

    Сюжет большого количества художественных фильмов строится на том, что группа неких злоумышленников крадет ядерную бомбу, после чего пытается с ее…

  • Мирные ядерные взрывы

    Интересное раньше было время. Можно было взорвать ядерную бомбу в космосе. Или втайне. Или всерьез рассматривать идею взорвать заряд на Луне. Или…

  • Инцидент Вела: “ничейный” ядерный взрыв

    На этой неделе, мир отметил сразу две даты, так или иначе связанные с ядерным оружием. Во первых, исполнилось 68 лет с момента ядерных бомбардировок…

Photo

Hint http://pics.livejournal.com/igrick/pic/000r1edq

что происходит внутри термоядерной бомбы – WARHEAD.SU

…Ну, допустим, пришёл боевой блок МБР в расчётную точку. Или атомная бомба на парашюте опустилась на ту высоту, где, выражаясь популярно, необходимо непременно бахнуть. А бахнуть — это вообще как? Что происходит в корпусе бомбы за то мгновение, когда он с содержимым превращается в энергию?

Нет, вот не надо мне тут про «вспышку слева», про «ногами в эпицентр» и прочий стёб по мотивам скверно зазубренного учебника гражданской обороны. Что конкретно происходит под корпусом термоядерной боеголовки в тот момент, пока этот корпус ещё существует — хотя бы условно и частично?

Отстаньте от меня с вашим раскаянием, это же такая красивая физика! (Laßt mich in Ruhe mit euren Gewissensbissen, das ist doch so schöne Physik!)

Так сказал Энрико Ферми перед первыми ядерными испытаниями в Аламогордо, июль 1945 года. (Если, конечно, верить автору книги «Ярче тысячи солнц» Роберту Юнгу. Оснований верить ему нет ни малейших, но фраза всё равно хорошая, и мы ею цинично воспользуемся.)

Первое испытание ядерного оружия 16 июля 1945 года

Будем рассматривать двухступенчатый боеприпас, выполненный по схеме Теллера-Улама. В Советском Союзе она широко известна как «третья идея» из воспоминаний Андрея Сахарова, хотя реальных «отцов» у неё в наших палестинах был целый взвод — как минимум Давиденко, Франк-Каменецкий, Зельдович, Бабаев и Трутнев. Поэтому неправильно было бы приписывать её лично товарищу академику Сахарову, как это иногда делают. (Товарищ академик тоже не приписывал себе ничего лишнего. Будь как товарищ академик.)

Килотонная зажигалка

Начинается всё с первой ступени — так называемого триггера. Это простой атомный заряд (ну, может не совсем простой), а в нём уже всё стартует одновременным подрывом заряда обычной взрывчатки, хитрым образом обёрнутого вокруг делящегося вещества.

В древние времена атомной эры было важно, чтобы детонаторы сработали строго одновременно, с минимальным рассогласованием — в пределах десятков наносекунд. Иначе будет небольшой обычный взрыв с быстро погасшей ядерной реакцией (так называемая «шипучка»). Он изгадит все окрестности впустую израсходованным плутонием и прочей радиоактивной поганью. В конце концов придумали хитрый вариант подрыва, так называемый «лебедь». В нём синхронность некритична, и можно не утыкивать всю поверхность детонаторами.

Схема водородной бомбы

Специально обученная взрывчатка взрывается и давит на тампер (толкатель — тяжёлую оболочку триггера). Он «падает» внутрь через пустоту, в центре которой, окружённое бериллиевым отражателем нейтронов, висит самое интересное: маленький шарик плутония-239. Тампер обжимает шарик, доводя давление до нескольких миллионов атмосфер, и переводит его в надкритическое состояние.

Внимание: с момента запуска детонаторов уже прошло несколько десятков микросекунд, а меж тем никакой ядерной реакции ещё нет. Но сейчас будет.

Кино замедлилось окончательно, дальше всё пойдет значительно быстрее.

В момент обжатия плутониевого ядрышка срабатывает «запал»: стартовый источник начинает гнать в ядро нейтроны.

Вот она, отметка «ноль»: с этого момента и начинается всё веселье.

Пошли первые деления плутония, ещё под действием внешнего потока нейтронов. Несколько дополнительных наносекунд, и в толще плутония загуляла следующая волна нейтронов, уже «собственных».

Поздравляю, дамы и господа, перед нами — цепная реакция. Вас предупреждали.

Давление в центре уже шкалит за миллиард атмосфер, температура уверенно движется к 100 миллионам градусов Кельвина. А что происходит снаружи этого маленького шарика? Там же обычный взрыв вроде был? Так он и есть. Висит, извините за такой глагол, держит всю эту конструкцию через тампер, чтобы сразу никуда не убежало, но силы его на исходе.

Тут всё заканчивается: через одну десятимиллионную долю секунды с момента «ноль» (0,1 микросекунды, но все цифры очень приблизительны) реакция в плутонии завершена.

Подставляй ведро

Вроде как всё, ядерный взрыв состоялся, расходимся? Ну, теоретически да. Но если бросить всё как есть, взрыв будет не очень мощный. Можно его усилить (бустировать) слоями термоядерного горючего. Правда есть одна проблема. Вон ударная волна висит, по швам уже расходится, устала вашу ядрену-бомбу держать. Как это всё сжигать, пока оно не убежало? Сделаешь в семнадцать этажей, пять прореагируют, на те два процента и живём, а остальное — ковром по сельской местности? Нет уж, давайте думать.

Боевые блоки МБР LGM-118 Peacekeeper на последнем отрезке траектории

Как писал Теллер в обосновании своей идеи, где-то 70-80% энергии ядерной реакции выделяется в виде рентгеновского излучения, которое движется существенно быстрее, чем рвущиеся наружу осколки деления плутония. Что это даёт пытливому уму физика?

А давайте, говорит физик, пока до нас не доползла взрывная волна и тут всё вообще не разлетелось к едрене-фене, используем уже вышедший из триггера рентген для поджига термоядерной реакции.

Поставим рядом ведро жидкого дейтерия (как у Теллера в первом изделии и было) или твердого дейтерида лития (как Гинзбург в Союзе предложил), и используем взрыв триггера как зажигалку, ну или, если хотите, как детонатор НАСТОЯЩЕГО ВЗРЫВА.

Сказано — сделано. Теперь понятна конструкция нашего заряда: пустотелый бак, с одного торца — триггер, всю низость падения которого мы уже обсудили. Пространство между первой и второй ступенью заполняется разными хитрыми рентгенопроницаемыми материалами. Везде официально указано, что поначалу это был пенополистирол. Но с конца 1970-х у американцев, скажем, используется шибко секретный материал FOGBANK — предположительно, аэрогель. Наполнитель предохраняет вторую ступень от раннего перегрева, а внешний корпус заряда — от быстрого разрушения. Корпус поддаёт также давления на вторую ступень и вообще способствует симметричности обжатия.

Кроме того, там же — в небольшом перерывчике между первой и второй — установлены совсем хитрые и начисто секретные конструкции, про которые стараются вообще ничего не писать. Их можно осторожно назвать концентраторами рентгеновского излучения. Нужно всё это, чтобы рентген не просто так светил в пространство, а надлежащим образом доехал до второй ступени.

Всё остальное место занимает вторая ступень. Пакет её тоже непростой, а какой надо пакет. В самой сердцевине этого цилиндра из дейтерида лития, упакованного в прочный тяжёлый корпус, проделан канал, в который коварно вложили стержень из того же самого плутония-239 или урана-235.

Когда Родине нужно — и звёзды зажигают

Рентген испарил наполнитель, переотражается изнутри от внешней оболочки и действует на корпус второй ступени. Да и в общем, чего греха таить, вся эта ярмарка уже приступает к ликвидации самой бомбы как материальной конструкции. Но мы успеем, нам надо-то всего ничего, около микросекунды.

Всё испарившееся ломится в центр и со страшной силой давит и греет (миллионы градусов, сотни миллионов атмосфер) внешнюю оболочку второй ступени. Она тоже начинает испаряться (эффект абляции). Ну как — испаряться…

Реактивный двигатель на форсаже в сравнении с этим — попытка деликатно высморкаться.

Отсюда можете прикинуть давление на то, что внутри оболочки. См. выше про тампер на первой ступени, идея в чем-то схожая.

Вторая ступень уменьшается в размерах — в 30 раз для цилиндрического варианта и примерно в 10 для сферического. Плотность вещества возрастает более, чем в тысячу раз. Внутренний стержень из плутония доводится до надкритичности и в нём начинается ядерная реакция — уже вторая в нашем боеприпасе за последнюю микросекунду.

Итак, сверху обжатый тампер, внутри жёстко бомбануло, пошёл поток нейтронов — и у нас внутри стоят расчудесные погоды.

Здравствуй, синтез легких ядер, литий в тритий, всё вместе в гелий, вот он, выход мощности. Сотни миллионов градусов, как в звёздах. Термоядерная бомба пожаловала.

Микросекунда капает, подожжённый дейтерид лития горит из центра наружу… стоп, а если нам и сейчас мощности мало?

Давайте-ка отмотаемся немного назад и организуем корпус второй ступени не просто так, а из урана-238. По сути, из природного металла, а то и из обеднённого.

У нас от синтеза лёгких ядер прёт поток очень быстрых нейтронов, они кидаются изнутри на недоиспарившийся урановый тампер и — о, чудо! — в этом безобидном изотопе запускается ядерная реакция. Не цепная, самоподдерживаться она не может. Но этих нейтронов из термояда вылетает столько, что на тонну урана хватит: вся вторая ступень как огромный нейтронный источник работает.

Это так называемая «реакция Джекила-Хайда». Потому и название такое: никого не трогал, вроде был нормальный, и тут на тебе ВНЕЗАПНО.

Оно вылупилось

У нас, напомним, не прошло и двух микросекунд, а уже столько сделано важных дел: взорвали атомную бомбу, подожгли с её помощью термоядерное горючее и, если было надо, заставили делиться аполитичного пофигиста — уран-238. Последнее, кстати, важно: на нём можно сильно разогнать мощность устройства. Но и грязи в окружающую среду полетит много.

Правда, на этом «красивая физика» гигантов научной мысли середины XX века заканчивается. Теперь вся эта первозданная стихия готова излиться наружу, за призрачные границы того, что ещё недавно было корпусом бомбы.

И вот там дальше начнет развиваться огненный шар, а потом возникают и поражающие факторы ядерного взрыва. Но о них — потом.

Мнение редакции не всегда совпадает с мнением автора.

типов ядерных бомб | PBS NewsHour

Атомная бомба
Огромное количество ядерной энергии, высвобождаемой в ходе этого процесса, производит большое количество тепла и электричества.

Взрывная мощность ядерного оружия измеряется мощностью, которая выражается в тоннах тротила. Деление или атомные бомбы могут иметь взрывную мощность от одной килотонны (КТ) до нескольких сотен килотонн. Это контрастирует с гораздо более крупными термоядерными или водородными бомбами, которые могут быть в тысячу раз больше, чем атомные бомбы. Они выражаются в миллионах тонн тротила или мегатоннах (МТ).

США — единственная страна, которая использовала атомную бомбу в войне — первая, по прозвищу «Маленький мальчик», была сброшена на Хиросиму, Япония, 6 августа 1945 г. мощностью 15 кт, а вторая, «Толстяк», была сброшена на Нагасаки, Япония, 9 августа 1945 г. мощностью 20 кт.

Однако со временем атомное оружие, которое в основном повторяло конструкцию Толстяка Нагасаки, стало становиться меньше и легче с большей мощностью, становясь более эффективным.Компактные атомные бомбы, направленные на попадание непосредственно в город, все еще могли привести к потерям в сотни тысяч, если не в миллионы.

Термоядерное оружие
Термоядерное оружие, часто называемое водородной бомбой или водородной бомбой, представляет собой ядерное оружие, в котором его чрезвычайная взрывная сила достигается в процессе ядерного синтеза — процесса формирования более тяжелого ядра из двух более легких. (Ядра изотопов водорода трития или дейтерия сливаются. ) Этот синтез требует невероятно высоких температур.Почти все они достигаются за счет первоначального взрыва атомной бомбы.

Подобно атомным бомбам, взрыв водородной бомбы производит взрыв, который может разрушить строения в радиусе нескольких миль, сильную жару, которая может вызвать огненные бури, и яркий белый свет, который может вызвать слепоту. Радиоактивные осадки или выброс в окружающую среду крайне нестабильных фрагментов или побочных продуктов деления, таких как цезий-137 и стронций-90, могут отравить живые существа и загрязнить воздух, воду и почву на сотни лет.

Это оружие может быть в тысячи раз более мощным, чем атомные бомбы, и измеряется мощностью, равной мегатоннам тротила, и все же его можно сделать достаточно маленьким, чтобы поместиться в боеголовку баллистической ракеты или артиллерийский снаряд, который можно нести. В 1952 году США были первой страной, успешно испытавшей термоядерную бомбу мощностью 10 Мт. Хотя они могут быть гораздо более разрушительными, чем атомные бомбы, водородные бомбы также намного сложнее создать.

Малогабаритное термоядерное оружие называется нейтронной бомбой.Нейтронные бомбы, также называемые усиленными радиационными боеголовками, — это оружие, которое можно эффективно использовать против танковых и пехотных формирований на традиционном поле боя, но оно не поразит близлежащие города или города в радиусе нескольких миль. Они работают, производя минимальный взрыв и тепло, но испуская большое количество радиации.

Грязные бомбы
Грязные бомбы, также известные как радиологическое оружие, обычно считаются неядерными бомбами, которые при взрыве распространяют радиоактивный материал. Этот радиоактивный материал загрязняет территорию, в которой взорвалась бомба.Их может быть трудно очистить, и такие ядерные отходы могут сделать район непригодным для жизни на десятилетия.

Однако большинство аналитиков говорят, что использование грязной бомбы носит скорее психологический, чем физический характер. Обычная взрывчатка, вероятно, нанесет более серьезный ущерб, чем любое радиационное отравление, из-за низкого уровня радиации, присутствующей в бомбе. Хотя они не считаются традиционным оружием массового уничтожения, грязные бомбы могут спровоцировать массовую панику и привести к серьезным экономическим последствиям из-за дорогостоящей очистки.

«Применение радиологического оружия может привести к множеству смертей в дорожно-транспортных происшествиях, когда люди покидают место происшествия, и, возможно, к сердечным приступам, вызванным стрессом и тревогой», — Эндрю Карам, специалист по радиационной безопасности Рочестерского университета в Рочестере, штат Нью-Йорк, Об этом сообщает Inside Science News Service.

В особенно суровом сценарии, по словам Брюса Блэра из Центра оборонной информации, заминированный грузовик со 100 фунтами отработавшего ядерного топлива годовой давности при детонации создаст серьезную угрозу для здоровья в радиусе нескольких городов. блоки.

Эксперты говорят, что сделать грязную бомбу несложно, но добыть радиоактивный материал сложно. Самые смертоносные материалы, в том числе плутоний или уран оружейного качества или только что отработавшее ядерное топливо, получить труднее всего. Менее опасные материалы, такие как радий или некоторые изотопы цезия, используемые в медицинских целях, легче приобрести.

Термин «грязная бомба» также относится к любому ядерному оружию, которое производит много радиоактивных отходов, например, к раннему ядерному оружию.Это неэффективное оружие потребляло менее 2 процентов расщепляющегося материала во время начального взрыва, оставляя много отходов. Некоторые виды ядерного оружия даже содержат такие элементы, как кобальт, которые преднамеренно создают долговременные ядерные осадки при детонации.

Грязные бомбы не являются самодельными взрывными устройствами, которые рассеивают неядерные материалы, такие как химическое оружие, как ошибочно сообщают некоторые новостные агентства.

Ядерное оружие также подразделяется по своей разрушительной силе и применению на две группы: стратегическое и тактическое оружие.

мирных ядерных взрывов | ПНЕ

(обновлено в декабре 2018 г.)

  • США и Россия исследовали и опробовали использование ядерных взрывов в гражданских целях, но результатом стало только одно значительное строительство: плотина в Казахстане.
  • Россия применила ядерные взрывы для тушения крупных пожаров на газовых скважинах.
  • Около 150 экспериментов проводились в период с 1957 по 1975 год в США и с 1965 по 1989 год в СССР.
  • PNE будут запрещены в соответствии с Договором о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний, когда он вступит в силу.

После военного применения ядерного оружия в августе 1945 года внимание было обращено на более контролируемое использование ядерной энергии для производства электроэнергии. Однако в то же время как в США, так и в СССР проводились значительные исследования и испытания мирных ядерных взрывов (МЯВ).

С самого начала было понятно, что термоядерные взрывы (в отличие от деления) будут иметь наименьшую вероятность выпадения радиоактивных осадков.Однако, наряду с ранними испытаниями оружия, некоторые испытания ПНЭ действительно способствовали повышению радиоактивности атмосферы, а некоторые испытательные полигоны в настоящее время представляют радиологическую опасность.

Применение PNE

Возможные применения мирных ядерных взрывов включают:

  • Крупномасштабные земляные работы для создания водохранилищ, каналов и портов.
  • Интенсификация добычи нефти и газа.
  • Создание полостей для подземного хранения нефти, газа или отходов.
  • Тушение пожаров на газовых месторождениях.
  • Космический двигатель.
  • Перехват потенциально опасных околоземных объектов (астероидов и т.п.).
  • Извлечение нефти из горючего сланца.
  • Производство энергии с помощью расплавленных фторидов под землей, производящих пар для производства электроэнергии.
  • Дробление медной и фосфатной руды перед добычей.

Из них первые четыре были испытаны (и даже применялись в некоторых случаях в СССР), а остальные пять исследованы, но не испытаны.

Всего в США (27) и СССР был проведен 151 эксперимент с ПНЭ (124 плюс 32 испытания, которые помогли разработать взрывные устройства, используемые в ПНЭ). Ни в одной другой стране никогда не проводилось испытание PNE a , и в настоящее время нет никаких шагов к возобновлению испытаний.

Некоторые сторонники утверждают, что PNE будут наиболее экономически целесообразным методом выполнения крупных наземных инженерных проектов и что они обеспечивают одно из немногих возможных средств борьбы с пожарами на крупных газовых месторождениях и уничтожения химического оружия.Однако серьезное беспокойство вызывает то, что широкое коммерческое внедрение PNE будет представлять угрозу безопасности, увеличивая количество ядерных взрывных устройств и их местонахождение, а также доступность для гражданского населения.

программы PNE привели к некоторому международному сотрудничеству. После сближения Советского Союза с США первая из четырех двусторонних дискуссий по ПЯС была проведена в Вене в апреле 1969 г. Последующие встречи проводились в Москве (1970 г.), Вашингтоне (1971 г.) и Вене (1975 г.).В ходе этих встреч с учеными из американской программы Plowshare Program (см. следующий раздел) советские ученые обнародовали некоторые технические детали своих первых нескольких экспериментов с PNE, а также общие планы для нескольких приложений, которые они разрабатывали. В начале 1970-х годов Советский Союз также предоставил информацию о масштабах и технических результатах некоторых из своих мероприятий на серии совещаний по ПЯЭ в Международном агентстве по атомной энергии (МАГАТЭ) в Вене.

PNE будут запрещены в соответствии с Договором о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ), когда он в конечном итоге вступит в силу (см. ниже раздел о договорах, регулирующих использование PNE).

США: Программа Plowshare

Программа Plowshare b — так назывались основные усилия США по продвижению и развитию ядерных взрывов в мирных целях в 1960-х и 1970-х годах, завершившиеся в 1975 году.

Проект

Plowshare был официально учрежден в середине 1957 года бывшей Комиссией по атомной энергии США (AEC). Позже в том же году AEC провела первый подземный ядерный взрыв на полигоне в Неваде — событие Ренье мощностью 1,7 килотонны c . Результаты этого подтвердили теоретические концепции и дали толчок Plowshare. Всего в рамках программы с декабря 1961 г. по май 1973 г. в США было проведено 27 испытаний ПНЭ, состоящих из 35 отдельных взрывов.

Большинство предложений Ploughshare относились к крупномасштабным проектам гражданского строительства, включающим масштабные земляные работы, в частности, для улучшения судоходных путей, соединяющих Атлантику и Тихий океан. По крайней мере, один из них предназначался для расширения Панамского канала, другой — для создания нового водного пути на уровне моря через Никарагуа.Два других предложения по геоинженерии касались гавани, шоссе и железной дороги. Другие предложения и тесты Plowshare пытались различными способами использовать другие приложения, перечисленные выше, в частности, добычу газа и нефти.

С научной и инженерной точек зрения программа была, по большому счету, успешной; однако экономическая целесообразность была сомнительной, и ни одна коммерческая операция с использованием PNE не проводилась в США и не осуществлялась американской организацией. Со временем ученые научились формировать заряды, чтобы обеспечить желаемый инженерный результат, а также почти полностью исключить выброс радиоактивных материалов.Однако не все взрывы происходили, как планировалось, и в некоторых случаях, особенно в случае взрыва седана (см. ниже), происходили значительные выбросы радиоактивных веществ.

Первым предложением была операция «Колесница», принятая AEC в 1958 году, по строительству гавани в Пойнт-Хоуп, Аляска, для облегчения транспортировки угля и нефти. Гавань должна была быть около 1,5 км в длину и 0,8 км в ширину. Одна из схем его разработки предусматривала использование пяти цепных термоядерных взрывов. План был окончательно отложен в 1962 году из-за местного сопротивления со стороны инупиатских эскимосов и защитников природы, обеспокоенных здоровьем местной экосистемы, на которую инупиаты полагались в качестве пищи.Экономическая целесообразность также была поставлена ​​под сомнение.

В 1959 году в исследовании нефтеносных песков рассматривалось использование PNE для извлечения нефти из битуминозных песков Атабаски в Канаде, а в исследовании Олишейла рассматривалось разрушение горючих сланцев для увеличения извлечения из них нефти, что было продолжено в исследовании Bronco 1967 года, сосредоточенном в Колорадо. В исследовании 1971 года рассматривалось использование PNE для использования геотермальной энергии.

В 1963 году Отделение автомобильных дорог штата Калифорния и железной дороги Санта-Фе провело исследование Кэриолла по использованию PNE для раскопок в Бристольских горах недалеко от Амбоя.Участок протяженностью 3,4 км был спроектирован для размещения как автомагистрали Interstate 40, так и новой железнодорожной линии. Потребовалось бы около 22 ядерных взрывов мощностью от 20 до 200 килотонн, обеспечивающих общую взрывную силу 1730 килотонн. План был урезан из бюджета США в 1965 году.

После Колесницы почти все исследования раскопок до 1970 года были сосредоточены на строительстве канала на уровне моря через Центральноамериканский перешеек в поддержку Комиссии по изучению Атлантико-Тихоокеанского межокеанского канала для замены Панамского канала.В рамках этого проекта на испытательном полигоне в Неваде в 1961-68 гг. было проведено шесть экспериментов по образованию кратеров, в том числе в Седане, описанном ниже. Частично цель заключалась в том, чтобы создать средства для снижения радиоактивного загрязнения от таких взрывов.

Испытания PNE в США

Первым полномасштабным испытанием программы Plowshare был проект «Гном», который был проведен в декабре 1961 года недалеко от Карлсбада, штат Нью-Мексико, в соляных пластах. Присутствовали международные наблюдатели. Устройство было помещено в тоннель глубиной 360 метров под землей и в результате получилось 3.Взрыв мощностью 1 килотонна создал полость шириной 20 метров и высотой 50 метров. Взрыв должен был быть самозакрывающимся, но произошел кратковременный выброс радиоактивного материала. Примерно через шесть месяцев после испытаний был пробурен новый туннель, и в него вошли бригады, чтобы изучить результаты. Они обнаружили сине-зелено-фиолетовый ландшафт сталактитов из расплавленной соли, а температура полости все еще была выше 60°C.

Второе испытание PNE в рамках проекта Plowshare также стало одним из крупнейших. Взрыв седана произошел в Юкка-Флэт на полигоне в Неваде в июле 1962 года. Это был неглубокий подземный взрыв, предназначенный для проверки потенциала образования кратеров PNE для создания искусственных озер и водохранилищ. Термоядерное устройство было погружено на 194 метра в нанос пустыни. В результате взрыва мощностью 104 килотонны образовался купол высотой 90 метров, который затем взорвался наружу, вытеснив более 10 миллионов тонн материала, образовав кратер глубиной 100 метров и шириной 390 метров. Из всех ядерных испытаний Plowshare Седан произвел самые радиоактивные осадки. Двойные пылевые шлейфы осаждали радиоактивный материал по ветру, с самыми высокими концентрациями в Айове и Южной Дакоте, превышающими 0.22 гигабеккереля на квадратный метр.

Было проведено три отдельных испытания PNE для оценки способности ядерных взрывов стимулировать добычу газа из низкопроницаемых пластов. Это были «Газбагги» (декабрь 1967 г., Нью-Мексико: 29 кт), «Русилон» (сентябрь 1969 г., Колорадо: 43 кт) и «Рио Бланко» (май 1973 г., Колорадо: 3 взрыва по 33 кт каждый на глубинах 1600–2100 м с применением зарядов калибра 195 мм). диаметр). Рио-Бланко также ознаменовал завершение программы испытаний PNE в США. Уже было известно, что обычные взрывы могут стимулировать газообразование, а использование ядерных взрывчатых веществ только увеличивало общую силу взрыва.Хотя уровень образования газа в результате испытаний был меньше ожидаемого, его было бы достаточно, чтобы сделать процесс коммерчески жизнеспособным, если бы полученный газ не считался слишком радиологически загрязненным тритием для продажи d .

Начиная с испытания Gnome в 1961 году, Plowshare обеспечивала поддержку научных экспериментов, прежде всего в качестве дополнения к испытаниям оружия, чтобы изучить возможность использования этих высоких потоков нейтронов для производства тяжелых трансплутонических элементов далеко за пределами конца Периодической таблицы.Конечной целью было использование многократного захвата нейтронов для достижения предсказанного «острова стабильности» на элементе 114. В период с 1962 по 1969 год Plowshare поддержал разработку и проведение пяти специальных экспериментов и «дополнений» примерно к 10 испытаниям оружия в испытательный полигон в Неваде в попытке достичь этой неуловимой цели. Несомненно, были произведены большие количества некоторых тяжелых элементов, и их следы были извлечены из зоны плавления, т.е. актиноиды кюрий-250 и фермий-257.

США: Другие предложения по использованию PNE

Не все концепции США по использованию PNE официально попали под знамя программы Plowshare.Несколько других предложений, разработанных различными организациями, включают потенциальное использование PNE для космических путешествий и производства энергии.

PNE для космических полетов

Проект

«Орион» был первой серьезной попыткой разработать концепцию ядерно-импульсного двигателя, , т.е. , использующего ядерные взрывы для тяги космических кораблей. Он был инициирован компанией General Atomics в 1958 году и продолжался до 1965 года, хотя импульс к этой идее был в значительной степени подавлен подписанием Договора о частичном запрещении ядерных испытаний и в 1963 году, который запрещал ядерные испытания в космосе из-за опасений по поводу последствия выпадения. Основная идея заключалась в том, чтобы взорвать кумулятивные ядерные заряды в космосе за космическим кораблем, установленным с толкающей пластиной и амортизатором для передачи импульса. Было показано, что этот принцип является надежным, что приводит к превосходным характеристикам тяги и импульса, что довольно редко для космических двигателей, которые обычно компенсируют одно против другого. Он также хорошо подходил для больших космических кораблей (около 1000 т), поскольку для защиты от воздействия радиации требовалась значительная масса.

Электроэнергия от PNE

Одной из возможностей использования ядерного синтеза в качестве источника энергии было предложение взорвать небольшое термоядерное оружие в подземной полости и захватить энергию. Проект Pacer, разработанный в Лос-Аламосских национальных лабораториях в середине 1970-х годов, исследовал конструкцию и работу такой системы. Первоначальное предложение предусматривало использование водородных бомб малой мощности, в то время как последующие предложения выступали за более простые устройства деления. Один из вариантов плана предусматривал, что ядерные устройства в килотонном диапазоне должны быть взорваны в подземной полости с регулярными интервалами примерно в 45 минут. Тепло будет улавливаться расплавленными фторидными солями, стекающими по стенке камеры, которые затем будут действовать как теплообменная жидкость, производящая пар для привода турбины для выработки электроэнергии. Ранний план предусматривал, что взрывная камера будет находиться внутри соляного купола, но более поздние разработки требовали полностью спроектированного судна. Концепция никогда не развивалась дальше стадии планирования.

СССР: ядерные взрывы для народного хозяйства

В СССР эквивалентом программы «Орела» были «Ядерные взрывы для народного хозяйства». Она включала в основном Программу 7, Мирные ядерные взрывы для народного хозяйства .

В целом режим испытаний PNE был намного шире, чем в США, и был сконцентрирован на более широком спектре приложений. Ранняя поддержка полного запрета испытаний означала, что испытания ПНЭ в СССР не проводились до 1965 года; затем он продолжался вплоть до 1989 года, когда был введен мораторий на испытания ядерного оружия. Как и Plowshare, программа изначально была ориентирована на земляные работы и добычу нефти и газа, но вскоре появился интерес к другим приложениям.

В 1965 году в сотрудничестве с Министерством нефтедобычи Программа 7 начала полевые эксперименты, направленные на использование ядерных взрывов для увеличения добычи нефти, а также планирование экспериментов в соли для образования полостей. Лаборатория ядерного оружия в Арзамасе-16 под Горьким изначально играла главную роль в приспособлении военных взрывов к мирным применениям.

Всего на территории бывшего Советского Союза было проведено около 124 испытаний ПНЭ (80 в России, 39 в Казахстане, два на Украине, два в Узбекистане и одно в Туркменистане) f . Пять ПНЭ использовались для строительства водохранилищ, 25 – для строительства подземных полостей, в основном в соли и спонсируемых Министерством добычи газа, 21 – для интенсификации добычи нефти и газа и пять – для борьбы с неконтролируемыми пожарами газовых скважин. Еще 30 или более испытаний были связаны с разработкой взрывчатых веществ, всего около 156 испытаний.

Двумя украинскими испытаниями ПНЭ были заряд 3,8 килотонны в 1972 году на глубине около 2500 метров для тушения пожара (безуспешно) на месторождении природного газа в Харьковской области и в 1979 году заряд 0,3 килотонны на глубине 900 м в угольной шахте Юнком. в густонаселенном угледобывающем районе Донецка. Взрыв произошел в слое песчаника и был предназначен для выброса захваченного метана из слоев выше и ниже него, и он образовал стеклянную камеру, известную как Объект Кливаж . Шахта работала до 2002 года.

В научном плане Программа 7 включала в себя 39 опытов, проводившихся на территории СССР по линии Министерства геологии по глубинному сейсмическому зондированию мантии Земли в 1971-88 гг. Кроме того, в 1975-79 годах было проведено более дюжины испытаний по производству трансплутонических элементов, спонсируемых Министерством среднего машиностроения (отвечающим за советскую программу вооружений), все в 180 км к северу от Астрахани.

Чаган: водохранилище

Одним из наиболее известных испытаний является испытание в январе 1965 года в Чагане, на окраине Семипалатинского полигона в Казахстане.Разработанный для проверки пригодности PNE для создания резервуаров, это был первый эксперимент, проведенный в рамках советской программы PNE, и на 140 килотонн он был самым большим из всех испытаний PNE. Устройство было помещено в яму глубиной 178 метров в высохшем русле реки Чаган, чтобы край кратера перегораживал реку в периоды высокого стока. В результате взрыва образовалась воронка диаметром 400 метров и глубиной 100 метров с высотой кромки от 20 до 38 метров. После взрыва в кратере был прорезан канал, позволивший ему и резервуару за ним наполниться водой.Первоначально сам кратер содержал 6,4 гигалитров воды, а водохранилище содержало около 10 гигалитров, но позже оседание уменьшило эту цифру примерно на 25%.

Сообщалось, что уровни дозы радиации в 1990-х годах примерно в сто раз превышали фоновые уровни на краю кратера, а вода в кратере была примерно в 100 раз выше стандарта питьевой воды для радионуклидов, хотя уровни дозы на расстоянии 100-150 метров были на уровне фона. Было подсчитано, что около 20% радиоактивных продуктов испытания вышло за пределы зоны взрыва, а некоторые были обнаружены над Японией.Это привело к жалобам со стороны США, которые сочли, что взрыв был испытанием оружия и нарушением Договора о частичном запрещении ядерных испытаний 1963 года.

Камско-Печорский канал проект

В 1965 г. в центре внимания советской ядерной программы раскопок стал другой проект – строительство канала для отвода воды из реки Печоры в Арктике в бассейн реки Волги и Каспийское море, истощенные за предшествующие 35 лет. лет в результате климатических аномалий и коммунального и сельскохозяйственного использования вод Волго-Камской речной системы.Вода с севера будет отведена через 112-километровый канал в Каму, а оттуда на юг в реку Волгу и Каспийское море.

Было предложено использовать ядерные взрывы для рытья центральной части канала длиной 65 км в месте его прохождения через возвышенности. Для этого потребуется несколько сотен устройств, запускающих до 20 одновременно, с общей мощностью до 3000 килотонн. После первоначальных успешных испытаний — Телькем 1 и 2 — в 1969 году было дано разрешение на продолжение проекта. Следующий этап проекта включал в себя крупное термоядерное испытание в 1971 году — Тайга — в насыщенных аллювиальных отложениях на южной оконечности трассы и показал, что ядерные раскопки здесь непригодны.К середине 1980-х от планов строительства канала отказались.

Уртабулак: пожар газовой скважины

В 1966 году на газовом месторождении Уртабулак в Южном Узбекистане была взорвана ядерная бомба для тушения пожара газовой скважины, который бушевал почти три года и не поддавался многочисленным попыткам локализации. Газовый фонтан, образовавшийся при давлении почти в 300 атмосфер, привел к потерям более 12 миллионов кубометров газа в сутки через 200-миллиметровую колонну, что достаточно для снабжения города размером с Санкт-Петербург.Были пробурены две скважины диаметром 445 мм с целью максимально приблизиться к скважине на глубине около 1500 метров в середине 200-метровой глинистой зоны. Один из них приблизился к колодцу примерно на 35 м и использовался для установки специального 30-килотонного заряда, разработанного Арзамасской оружейной лабораторией. Сразу после взрыва огонь погас, колодец был опечатан.

Это был первый из пяти ПНЭ, использовавшихся для этой цели, и все, кроме одного, полностью успешно потушили пожар и запечатали колодец.При последующих обследованиях ни на одной из площадок не было обнаружено радиоактивности выше фонового уровня.

Договоры, регулирующие использование PNE

В статье V Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) 1970 года говорится, что «потенциальные выгоды от любого мирного применения ядерных взрывов будут доступны не обладающим ядерным оружием государствам-участникам Договора о нераспространении ядерного оружия». дискриминационное основание». г

Вслед за ДНЯО Договор о мирных ядерных взрывах представляет собой двустороннее соглашение между США и СССР, предназначенное для проведения исследований потенциального мирного использования ядерных взрывов без содействия развитию оружия. Он был подписан в апреле 1976 г., вступил в силу в декабре 1990 г. h и регулирует использование МЯЭ до вступления в силу Договора о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ).

В соответствии с Договором о ПЯЭ ни один отдельный взрыв не может превышать 150 килотонн, а групповой взрыв не может состоять из совокупной мощности более 1500 килотонн. Кроме того, подписавшие стороны обязуются делиться информацией о взрывах, разрешая доступ к месту взрыва и иным образом не препятствуя процессу проверки.Договор регулирует допустимые подземные ядерные взрывы, которые могут проводиться в мирных целях. Основным стимулом для заключения договора было желание России не быть неправильно понятой в связи с Договором о частичном запрещении ядерных испытаний и годов при строительстве Камско-Печорского канала, который должен был повлечь за собой множество взрывов (американская программа Plowshare была завершена к тогда).

В соответствии с Договором о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний (ДВЗЯИ) использование ПЯЭ будет запрещено. Однако Китай последовательно настаивал на изменении этого условия, и хотя он подписал (но еще не ратифицировал) договор, он потребовал пересмотреть этот вопрос через 10 лет после его вступления в силу. ДВЗЯИ открыт для подписания в сентябре 1996 года и вступит в силу, когда его подпишут все страны, перечисленные в Приложении 2 к договору j .


Дополнительная информация

Примечания

а. Индия утверждала, что ее ядерные испытания 1974 года были ПЯЭ, но они не были частью какой-либо гражданской программы.[Назад]

б. Название программы «На орала» происходит от пророческого библейского отрывка (Михей 4:3) о перековывании мечей на орала, когда народы отказываются от войны. [Назад]

в. Сила взрыва измеряется в килотоннах: приблизительный эквивалент одной тысячи тонн тротила, установленный международным соглашением как 4,184 ГДж. Для сравнения, бомба Хиросимы была около 15 кт, Нагасаки около 25 кт. [Назад]

д. Возродился интерес к бурению вблизи площадки Rusilon.По состоянию на август 2009 г. в пределах 5 км от объекта было выдано 84 разрешения, 11 из которых – в пределах 1,5 км. В настоящее время рядом с испытательным полигоном действует запрет на бурение в радиусе 0,8 км, но ходят разговоры о его снятии. В отчете Министерства энергетики США (DOE) за 2005 год говорится, что уровни радиации на поверхности объекта и в грунтовых водах снизились до фонового уровня. Напротив, площадка Gasbuggy считается проблемой загрязнения, поскольку радиоактивный материал, скорее всего, тритий, мигрировал через коренную породу.В настоящее время за ним ведется наблюдение в рамках стратегии очистки, первоначально контролируемой Министерством энергетики США — см. страницу на сайте Gasbuggy на веб-сайте Управления по охране окружающей среды Министерства энергетики (www.em.doe.gov). [Назад]

эл. Договор о запрещении испытаний ядерного оружия в атмосфере, в космическом пространстве и под водой обычно называют Договором о частичном запрещении ядерных испытаний или Договором об ограниченном запрещении ядерных испытаний. Первоначально он был подписан США, Советским Союзом и Великобританией 5 августа 1963 года и вступил в силу 10 октября 1963 года.[Назад]

ф. Цифры по количеству испытаний и приложений PNE следует рассматривать только как приблизительные, учитывая отсутствие согласия между источниками. Расхождения между источниками могут быть результатом нескольких факторов, например: секретность исследований PNE; при некоторых испытаниях ПНЭ произошло более одного одновременного взрыва; и некоторые испытания проводятся параллельно с испытаниями оружия. [Назад]

г. Статья V Договора о нераспространении ядерного оружия (ДНЯО) гласит:

Каждая Сторона Договора обязуется принимать надлежащие меры для обеспечения того, чтобы в соответствии с настоящим Договором, под надлежащим международным наблюдением и посредством соответствующих международных процедур, потенциальные выгоды от любых мирных применений ядерных взрывов были доступны для неядерных оружия государствам-участникам Договора на недискриминационной основе и что плата, взимаемая с таких сторон за использованные взрывные устройства, будет как можно более низкой и исключать любую плату за исследования и разработки. Государства-участники Договора, не обладающие ядерным оружием, могут получать такие преимущества в соответствии со специальным международным соглашением или соглашениями через соответствующий международный орган с адекватным представительством государств, не обладающих ядерным оружием. Переговоры по этому вопросу должны начаться как можно скорее после вступления Договора в силу. Государства-участники Договора, не обладающие ядерным оружием, по своему желанию могут также получать такие преимущества в соответствии с двусторонними соглашениями.

Полный текст ДНЯО доступен на веб-сайте Международного агентства по атомной энергии (www.iaea.org). [Назад]

ч. Договор между Соединенными Штатами Америки и Союзом Советских Социалистических Республик о подземных ядерных взрывах в мирных целях (Договор о мирных ядерных взрывах, PNET) был сопутствующим договором к Договору об ограничении подземных испытаний ядерного оружия, также известному как Договор о пороговом запрещении испытаний (TTBT), охватывающий PNE, осуществляемый под землей. TTBT был подписан в 1974 году, но не ратифицирован до тех пор, пока в 1976 году не был согласован PNET.Хотя оба договора не вступили в силу до 1990 года, обе стороны в 1976 году согласились соблюдать ограничение в 150 килотонн. [Назад]

я. См. примечание e выше. [Назад]

Дж. ДВЗЯИ вступит в силу после того, как все 44 государства, перечисленные в Приложении 2 к договору, подпишут и ратифицируют его. Его еще не подписали трое: Индия, Пакистан и Северная Корея; и шесть других подписали договор, но еще не ратифицировали его: Китай, Египет, Индонезия, Иран, Израиль и США. [Назад]

Общие источники

М.Д. Нордайк, Советская программа мирного использования ядерных взрывов, Ливерморская национальная лаборатория Лоуренса, UCRL-ID-124410 Rev 2 (сентябрь 2000 г.)

Программа Plowshare, Управление научной и технической информации, Министерство энергетики США

FM 8-9 Часть I/Глава 3 Эффекты ядерных взрывов


FM 8-9 Часть I/Глава 3 Эффекты ядерных взрывов

ГЛАВА 3

ПОСЛЕДСТВИЯ ЯДЕРНЫХ ВЗРЫВОВ

РАЗДЕЛ I — ОБЩИЕ СВЕДЕНИЯ

301.
Введение.

Основные различия в механизмах производства энергии и связанные с ними характеристики обычных взрывов по сравнению с ядерными взрывами обсуждались в главе 2. В этой главе это обсуждение будет расширено за счет рассмотрения форм, в которых энергия, образующаяся при таких взрывах, воздействует на окружающую среду. . Расположение точки детонации в окружающей среде так же важно, как и выход, в определении способа распределения энергии, и этот фактор будет обсуждаться более подробно.

302. Общие последствия ядерных взрывов.

а. В то время как разрушительное действие обычных взрывов почти полностью обусловлено передачей энергии в виде взрывной волны с последующим механическим повреждением, энергия ядерного взрыва передается в окружающую среду в трех различных формах: взрыв; тепловое излучение; и ядерное излучение. Распределение энергии между этими тремя формами будет зависеть от мощности оружия, места взрыва и характеристик окружающей среды. Для маловысотной атмосферной детонации оружия среднего размера в килотонном диапазоне энергия распределяется примерно следующим образом:

(1) 50% в виде взрыва;

(2) 35% в виде теплового излучения; состоит из широкого спектра электромагнитного спектра, включая инфракрасный, видимый и ультрафиолетовый свет, а также некоторое мягкое рентгеновское излучение, испускаемое во время взрыва; и

(3) 15% в виде ядерного излучения; в том числе 5 % исходного ионизирующего излучения, состоящего в основном из нейтронов и гамма-лучей, испускаемых в течение первой минуты после взрыва, и 10 % остаточного ядерного излучения.Остаточное ядерное излучение представляет собой опасность радиоактивных осадков.

б. Значительные отклонения от этого распределения будут происходить при изменении мощности или места детонации. Лучше всего это видно при сравнении дальностей поражения, вызванного этими воздействиями оружия разной мощности (табл. 3-I).

в. Распределение мощности оружия существенно изменяется за счет ядерной боеголовки с усиленным излучением. Проще говоря, усиленная радиационная боеголовка разработана специально для снижения процента энергии, рассеиваемой в виде взрыва и тепла, с последующим увеличением процентного выхода исходного излучения.Приблизительный процент энергии составляет 30% взрыва; 20% термический; 45% начальное излучение; и 5% остаточного излучения.

303. Начальная передача энергии и формирование огненного шара.

а. Из-за огромного количества энергии, выделяющейся на единицу массы при ядерном взрыве, в непосредственной близости от взрыва развиваются температуры в несколько десятков миллионов градусов по Цельсию. Это резко контрастирует с несколькими тысячами градусов обычного взрыва.При этих очень высоких температурах нерасщепленные части ядерного оружия испаряются. Атомы выделяют энергию не в виде кинетической энергии, а в виде большого количества электромагнитного излучения. При атмосферном взрыве это электромагнитное излучение, состоящее в основном из мягкого рентгеновского излучения, поглощается в пределах нескольких метров от места взрыва окружающей атмосферой, нагревая ее до чрезвычайно высоких температур и образуя ярко раскаленный шар из воздуха и газового оружия. остатки, так называемый огненный шар.Сразу же после образования огненный шар начинает быстро расти и подниматься вверх, как воздушный шар. В течение миллисекунды после детонации диаметр огненного шара от воздушного взрыва мощностью 1 мегатонна (Мт) составляет 150 м. Это увеличивается до максимума 2200 м в течение 10 секунд, в это время огненный шар также поднимается со скоростью 100 м/сек. Первоначальное быстрое расширение огненного шара сильно сжимает окружающую атмосферу, создавая мощную взрывную волну, обсуждаемую ниже.

б.Сам огненный шар испускает огромное количество электромагнитного излучения, похожего по своему спектру на солнечный свет. Это обычно называют тепловым излучением. Компонент видимого света объясняет ослепляющую вспышку, наблюдаемую при детонации, а также последующую яркость огненного шара, в то время как инфракрасный компонент приводит к обширным ожогам и зажигательным эффектам.

в. По мере расширения до своего максимального диаметра огненный шар остывает, и примерно через минуту его температура снижается до такой степени, что он больше не излучает значительного количества теплового излучения. Сочетание восходящего движения и охлаждения огненного шара приводит к образованию характерного грибовидного облака. Когда огненный шар остывает, испаренные в нем материалы конденсируются, образуя облако твердых частиц. После взрыва воздуха сконденсировавшиеся капли воды придают ему типичный вид белого облака. В случае поверхностного взрыва это облако также будет содержать большое количество грязи и другого мусора, который испаряется, когда огненный шар касается поверхности земли, или впоследствии всасывается сильными восходящими потоками, придавая облаку грязно-коричневый вид.Грязь и мусор загрязняются радиоизотопами, образующимися при взрыве или активируемыми нейтронным излучением, и выпадают на землю в виде радиоактивных осадков.

д. Облако поднимается в течение примерно 10 минут до стабилизированной высоты, которая зависит от тепловой мощности оружия и атмосферных условий. Он будет продолжать расти в стороны, принимая знакомую грибовидную форму, и может оставаться видимым в течение часа или более при благоприятных условиях. Например, ядерное облако от наземного взрыва мощностью 1 Мт стабилизируется на высоте более 20 километров (км) и будет иметь средний поперечный диаметр 35 км.

304. Типы взрывов.

Относительное воздействие взрыва, тепла и ядерного излучения будет в значительной степени определяться высотой, на которой происходит детонация оружия. Ядерные взрывы обычно классифицируются как воздушные взрывы, надводные взрывы, подземные взрывы или высотные взрывы.

а. воздушных взрывов. Воздушный взрыв – это взрыв, при котором боеприпас взрывается в воздухе на высоте менее 30 км, но на высоте, достаточной для того, чтобы огненный шар не коснулся поверхности земли.После такого разрыва взрывная волна может причинить значительный ущерб и травмы. Высота воздушного взрыва может варьироваться для получения максимальных эффектов взрыва, максимальных тепловых эффектов, желаемых эффектов излучения или сбалансированной комбинации этих эффектов. Ожоги открытых участков кожи могут быть получены на площади в несколько квадратных километров, а повреждения глаз — на еще большей площади. Первоначальное ядерное излучение будет представлять значительную опасность для оружия меньшего размера, но опасность радиоактивных осадков можно игнорировать, поскольку локальные радиоактивные осадки от воздушного взрыва практически отсутствуют.Продукты деления обычно рассеиваются на большой площади земного шара, если только не выпадают локальные осадки, приводящие к локализованным выпадениям осадков. В непосредственной близости от эпицентра может быть небольшая область нейтронной активности, которая может быть опасной для войск, которым необходимо пройти через эту зону. Тактически воздушные очереди чаще всего используются против наземных войск.

б. Взрыв поверхности. Взрыв на поверхности – это взрыв, при котором боеприпас детонирует на поверхности земли или над ней, так что огненный шар фактически касается поверхности земли или воды.В этих условиях площадь поражения взрывной волной, тепловым излучением и первичным ядерным излучением будет меньше, чем при воздушном взрыве аналогичной мощности, за исключением области эпицентра, где сосредоточены разрушения. В отличие от воздушных взрывов, локальные осадки могут представлять опасность на гораздо большей территории с подветренной стороны, чем та, на которую воздействует взрывная волна и тепловое излучение.

в. Подземный взрыв. Подземный взрыв – это взрыв, при котором точка детонации находится под поверхностью земли или воды.Кратерирование обычно происходит в результате подземного взрыва, как и в случае поверхностного взрыва. Если взрыв не проникает через поверхность, единственной другой опасностью будет удар о землю или воду. Если взрыв достаточно неглубокий, чтобы проникнуть сквозь поверхность, будут присутствовать эффекты взрыва, теплового и начального ядерного излучения, но они будут меньше, чем при поверхностном взрыве сравнимой мощности. Местные осадки будут очень сильными, если произойдет проникновение.

д. Высотный взрыв. Взрыв на большой высоте — это взрыв, при котором оружие взрывается на такой высоте (более 30 км), что первоначальное мягкое рентгеновское излучение, генерируемое детонацией, рассеивает энергию в виде тепла в гораздо большем объеме молекул воздуха. Там огненный шар намного больше и расширяется намного быстрее. Ионизирующее излучение от выброса на большой высоте может распространяться на сотни миль, прежде чем будет поглощено. Может происходить значительная ионизация верхних слоев атмосферы (ионосферы). Серьезные сбои в связи могут возникнуть после взрывов на большой высоте. Они также приводят к генерации интенсивных электромагнитных импульсов (ЭМИ), которые могут значительно ухудшить работу или вывести из строя сложное электронное оборудование. Биологические эффекты ЭМИ неизвестны; однако косвенные последствия могут возникнуть в результате выхода из строя критического медицинского оборудования.

РАЗДЕЛ II — ВЗРЫВ

305. Формирование взрывной волны.

а. В результате очень высоких температур и давлений в месте детонации горячие газообразные остатки движутся наружу радиально от центра взрыва с очень высокими скоростями. Большая часть этого материала содержится в относительно тонкой и плотной оболочке, известной как гидродинамический фронт. Действуя подобно поршню, который давит на окружающую среду и сжимает ее, фронт импульсно передает энергию атмосфере и генерирует сферически расширяющуюся взрывную или ударную волну с крутым фронтом.Сначала эта ударная волна отстает от поверхности развивающегося огненного шара. Однако в течение доли секунды после детонации скорость расширения огненного шара уменьшается до такой степени, что ударная волна догоняет, а затем начинает двигаться впереди огненного шара. На долю секунды плотный фронт ударной волны скроет огненный шар, что объясняет характерный двойной пик света, наблюдаемый при ядерном взрыве.

б. По мере ее расширения пиковые давления взрывной волны уменьшаются, а скорость распространения уменьшается от начальной сверхзвуковой скорости до скорости звука в передающей среде.Однако при отражении от земной поверхности давление в волне будет усилено описанным ниже слиянием падающей и отраженной волн (эффект Маха).

в. Большая часть разрушений, вызванных ядерным взрывом, связана с эффектами взрывной волны. Объекты на пути взрывной волны подвергаются сильным, резким повышениям атмосферного давления и чрезвычайно сильным кратковременным ветрам. Большинство зданий, за исключением армированных или взрывостойких конструкций, будут повреждаться от умеренных до серьезных при воздействии избыточного давления всего в 35.5 кПа (кПа) (0,35 атм). Скорость сопутствующего дуновения ветра может превышать несколько сотен км/час. Большинство материальных целей чувствительны к сопротивлению или ветру.

д. Дальность действия взрыва значительно увеличивается с взрывной мощностью оружия. При типичном воздушном взрыве указанные выше значения избыточного давления и скорости ветра будут преобладать на расстоянии 0,7 км для мощности 1 килотонна (кт); 3,2 км для 100 тыс. тонн; и 15,0 км для 10 м.

306.Распространение взрывной волны в воздухе.

Во время прохождения взрывной волны через перегретую атмосферу в огненном шаре она распространяется со сверхзвуковой скоростью. После того, как он покинет окрестности огненного шара, он замедлится до нормальной скорости звука в атмосфере. Пока взрывная волна распространяется радиально, ее интенсивность уменьшается примерно пропорционально квадрату расстояния. Однако когда расширяющаяся взрывная волна от ядерного воздушного взрыва ударяется о поверхность земли, она отражается (рис. 3-I), и отраженная волна усиливает и усиливает первичную волну.

а. Цели вблизи эпицентра могут фактически подвергаться воздействию двух взрывных волн: начальной или падающей волны, за которой несколько позже следует вторичная отраженная волна. Эта ограниченная область вблизи эпицентра, в которой падающая и отраженная волны разделены, известна как область регулярного отражения.

б. За пределами области регулярного отражения при движении в уже нагретом и сжатом падающей взрывной волной воздухе отраженная волна будет двигаться гораздо быстрее и очень быстро догонит падающую волну.Затем они сливаются, образуя объединенный волновой фронт, известный как ствол Маха. Высота стебля Маха увеличивается по мере того, как взрывная волна движется наружу и становится почти вертикальным фронтом взрыва. В результате давление взрывной волны на поверхность не будет уменьшаться пропорционально квадрату расстояния, а большинство непосредственных повреждений от взрывной волны будет направлено горизонтально, например, на стены здания, а не на крышу.

в. По мере уменьшения высоты взрыва для взрыва заданной мощности или увеличения мощности взрыва для данной высоты взрыва маховское отражение начинается ближе к нулевой отметке, а избыточное давление вблизи нулевой отметки становится больше.Однако, поскольку высота взрыва уменьшается, общая площадь действия взрывной волны также заметно уменьшается. Выбор высоты взрыва во многом зависит от характера цели. Относительно устойчивые цели требуют концентрированного взрыва малой высоты или надводного взрыва, в то время как чувствительные цели могут быть повреждены менее сильной взрывной волной от взрыва на большей высоте. В последнем случае может быть поражена большая площадь и, следовательно, большее количество целей.

д.Поверхностный взрыв приводит к максимально возможному избыточному давлению вблизи эпицентра. При таком взрыве фронт ударной волны имеет форму полусферы, и практически все объекты подвергаются воздействию фронта ударной волны, подобного описанному выше в маховской области. Подповерхностный взрыв производит наименьший воздушный взрыв, поскольку большая часть энергии рассеивается при образовании кратера и образовании наземной ударной волны.

307. Статическое избыточное давление и динамическое давление.

а.С взрывной волной в воздухе связаны два различных, хотя и одновременных явления:

(1) Статическое избыточное давление, т. е. резкое повышение давления вследствие сжатия атмосферы. Это давление создается плотной стенкой воздуха, образующей фронт волны. Величина избыточного давления в любой данной точке прямо пропорциональна плотности воздуха в волне.

(2) Динамические давления, т. е. силы лобового сопротивления, создаваемые сильным кратковременным порывистым ветром, связанным с движением воздуха, необходимым для образования взрывной волны. Эти силы называются динамическими, потому что они имеют тенденцию толкать, кувыркаться и разрывать объекты и вызывать их резкое смещение.

б. В общем, статическое избыточное давление очень резко возрастает от нормального атмосферного в незатронутом воздухе перед взрывной волной до резкого пика (рис. 3-II). Затем она уменьшается позади фронта. По мере удаления взрывной волны от эпицентра пиковое избыточное давление фронта уменьшается, а спад избыточного давления за фронтом становится более постепенным.После прохождения достаточного расстояния от огненного шара давление за фронтом фактически падает ниже нормального атмосферного давления, так называемая отрицательная фаза взрывной волны.

в. Проходя через атмосферу, взрывная волна сообщает свою энергию молекулам окружающего воздуха, приводя их в движение в направлении наступающего фронта ударной волны. Движение этих молекул воздуха проявляется в виде сильных кратковременных ветров, известных как «взрывные ветры», которые сопровождают взрывную волну. Разрушительная сила, связанная с этими ветрами, пропорциональна квадрату их скорости и измеряется динамическим давлением. Эти ветры представляют собой силы распада, которые производят большое количество снарядов и кувыркающихся предметов. Эти динамические силы очень разрушительны.

д. Большая часть материального ущерба, вызванного ядерным воздушным взрывом, вызвана сочетанием высоких статических избыточных давлений и динамических давлений или давлений порывистого ветра. Относительно большая продолжительность фазы сжатия взрывной волны (рис. 3-II) имеет значение еще и тем, что конструкции, ослабленные первоначальным ударом фронта волны, буквально разрываются последующими силами и давлениями.Фазы силы сжатия и сопротивления вместе могут длиться несколько секунд или дольше, в течение которых присутствуют силы, во много раз превышающие силы самого сильного урагана. Они сохраняются даже в отрицательной фазе взрывной волны, когда присутствует частичный вакуум из-за сильного смещения воздуха.

эл. Имеет практическое значение изучение изменения давления в фиксированном месте в зависимости от времени. В течение короткого промежутка времени после ядерного взрыва в воздухе повышения давления не будет, так как фронт ударной волны достигает заданной точки за конечное время.Это время прибытия, которое может варьироваться от нескольких секунд до минут, будет зависеть в первую очередь от расстояния до центра взрыва и в меньшей степени от мощности взрыва. Первоначально скорость фронта ударной волны во много раз превышает скорость звука, потому что он движется в перегретом воздухе, но по мере удаления от огненного шара он замедляется до скорости звука, 330 м/с, в нормальной атмосфере. При детонации высокой мощности начальная скорость фронта ударной волны и расстояние, проходимое по перегретому воздуху, больше.Поэтому времени несколько меньше. С приходом фронта ударной волны как статическое избыточное давление, так и динамическое давление практически сразу увеличиваются от нуля до своих максимальных значений. Пиковые значения давления будут, конечно, зависеть от расстояния от эпицентра, высоты взрыва и мощности, а также будут изменяться в зависимости от рельефа местности и метеорологических условий. При прохождении фронта взрыва как статическое, так и динамическое давление уменьшаются, хотя и с несколько разной скоростью.Наибольший ущерб от взрыва будет нанесен во время положительной фазы или фазы сжатия волны. Продолжительность этой положительной фазы увеличивается с увеличением мощности и расстояния от эпицентра и колеблется от 0,2–0,5 с для воздушного ядерного взрыва мощностью 1 кт до 4–10 с для взрыва мощностью 10 Мт. Это сравнимо с длительностью взрывной волны от обычного осколочно-фугасного взрыва всего лишь сотые доли секунды.

ф. Из-за гораздо большей продолжительности взрывной волны от ядерного взрыва конструкции подвергаются максимальной нагрузке в течение соответственно более длительных периодов времени, и повреждения при заданном пиковом избыточном давлении будут гораздо более значительными, чем можно было бы ожидать в противном случае. Во время отрицательной фазы, которая обычно длится еще дольше, статическое давление падает ниже нормального атмосферного давления, а порывы ветра фактически меняют направление и дуют обратно к эпицентру. Однако ущерб, нанесенный во время отрицательной фазы, обычно незначителен, поскольку пиковые значения разрежения и скорости ветра относительно низки. Эффекты взрыва, связанные с положительным и отрицательным фазовым давлением, показаны на рис. 3-III.

308.Взрывная загрузка.

Когда взрывная волна ударяет по поверхности твердой цели, такой как здание, отраженная волна будет усиливать падающую волну, и фасад здания будет подвергаться избыточному давлению в 2-8 раз больше, чем только падающая волна. Тяжесть этого дополнительного напряжения зависит от многих факторов, включая пиковое избыточное давление падающей взрывной волны, а также угол, под которым волна ударяет по зданию. По мере продвижения фронт ударной волны изгибается или дифрагирует вокруг здания, и давление на переднюю стенку быстро уменьшается. Однако в течение короткого промежутка времени, в течение которого взрывная волна еще не охватила всю конструкцию, существует значительный градиент давления спереди назад, который оказывает сильное давление на здание. Для небольших объектов этот период так называемой дифракционной нагрузки настолько мал, что не возникает значительных напряжений. Однако для больших зданий напряжение от дифракционной нагрузки будет значительным. Даже после того, как ударный фронт пройдет через здание, конструкция все еще будет подвергаться серьезной силе сжатия и сильному сопротивлению от кратковременных ветров.Фактическое избыточное давление, необходимое для серьезного повреждения чувствительных к дифракции целей, на самом деле довольно низкое. В Таблице 3-II показано разрушение чувствительных элементов конструкции при воздействии ударной нагрузки с избыточным давлением.

309. Перетаскивание Загрузка.

Все объекты на пути взрывной волны, независимо от размера или конструкции, будут подвергаться динамической нагрузке от давления или силам сопротивления порыва ветра. На нагрузку сопротивления в умеренной степени влияет форма мишени.Круглые предметы относительно не подвержены ветру, в то время как плоские или углубленные поверхности обладают большим сопротивлением и, следовательно, подвергаются повышенному ударному давлению и вероятности повреждения. Эффект динамического давления обычно зависит от пикового значения динамического давления и его продолжительности. В то время как динамическое давление на фасаде здания, как правило, меньше, чем пиковое избыточное давление из-за взрывной волны и ее отражения, период динамического нагружения намного больше, чем у дифракционного нагружения, и, следовательно, повреждения зданий каркасного типа, мосты и другие сооружения будут значительны.Оборудование и персонал относительно устойчивы к статическому избыточному давлению, но очень уязвимы к динамическому давлению. Например, военные автомобили, от джипов до танков, чаще всего получают повреждения, когда их толкают, переворачивают и швыряет порывами ветра. Точно так же порывы ветра являются причиной большинства взрывных травм. Из-за силы ветров, связанной даже с низкими значениями избыточного давления, механические повреждения от снарядов, приводимых в движение ветром, или от насильственного телесного перемещения будут намного превосходить прямые повреждения взрывной волной из-за фактического сжатия организма.

310. Ударные волны в других средах.

а. При поверхностных и подземных выбросах значительная часть продукции передается в виде ударных волн грунта или воды. В случае поверхностного взрыва на суше в эпицентре образуется кратер, размер которого зависит в первую очередь от урожайности. От удара грунта будет происходить относительно небольшой ущерб на расстоянии примерно трех радиусов кратера. Больше всего повреждений будет из-за сопутствующей воздушной взрывной волны.При подземных взрывах кратер будет образовываться либо в результате выброса материала, как при неглубоком взрыве, либо в результате обрушения грунта в полость, образованную более глубоким взрывом. Поскольку избыточное давление в наземной ударной волне очень быстро уменьшается с расстоянием, ударное повреждение снова будет ограничено областью, близкой к точке детонации.

б. Наземные ударные волны также будут индуцироваться в результате воздушного взрыва. Если избыточное давление во взрывной волне очень велико, удар грунта проникнет на некоторое расстояние в землю и может повредить подземные сооружения, заглубленные инженерные коммуникации и т. д.

в. Из-за плотности и относительной несжимаемости воды ударные волны в этой среде имеют очень высокие пиковые значения избыточного давления и скорости распространения. Пиковое избыточное давление на расстоянии 1 км от подводного взрыва мощностью 10 кт составляет примерно 6080 кПа (60 атм (атмосфер давления)), а пиковое избыточное давление в воздухе на том же расстоянии от воздушного взрыва составляет всего 111,4 кПа (1,1 атм ). Возникающие при этом поверхностные волны на этом расстоянии будут иметь высоту примерно 10 м.Фронт ударной волны также будет двигаться примерно в пять раз быстрее скорости взрывной волны в воздухе. Ударная волна, вызванная подводным или надводным взрывом, может привести к серьезным повреждениям военно-морских судов. Хотя большая часть энергии удара распространяется в воде, значительная ее часть также передается по поверхности, как при типичном воздушном взрыве. Эта взрывная волна, вероятно, могла бы стать основным источником поражения наземных целей, если бы взрыв произошел в прибрежной зоне.

РАЗДЕЛ III — ТЕПЛОВОЕ ИЗЛУЧЕНИЕ

311.Формирование теплового излучения.

Большое количество электромагнитного излучения в видимой, инфракрасной и ультрафиолетовой областях электромагнитного спектра испускается с поверхности огненного шара в течение первой минуты или меньше после взрыва. Это тепловое излучение распространяется от огненного шара со скоростью света 300 000 км/сек. Главной опасностью теплового излучения является получение ожогов и травм глаз у облученного персонала. Такие термические поражения могут возникать даже на таких расстояниях, где воздействие взрыва и начального ядерного излучения минимально.Поглощение теплового излучения также вызовет воспламенение горючих материалов и может привести к возгоранию, которое затем быстро распространится среди обломков, оставленных взрывом. Спектр теплового воздействия заметно увеличивается с увеличением мощности оружия.

312. Распространение тепловой энергии.

а. Большая часть энергии, выделяющейся в процессах деления или синтеза, первоначально находится в виде кинетической энергии продуктов реакций (например, осколков деления и т. п.).). В течение миллионных долей секунды после взрыва многочисленные неупругие столкновения этих испаренных атомов приводят к образованию плазмы сильно раскаленных остатков оружия. Поскольку температура этой системы составляет несколько десятков миллионов градусов по Цельсию, она излучает огромное количество энергии в виде электромагнитного излучения. Это излучение впоследствии поглощается окружающей атмосферой, которая нагревается до чрезвычайно высоких температур, заставляя ее испускать дополнительное излучение с несколько меньшей энергией.Этот сложный процесс лучистой передачи энергии является основным механизмом формирования и расширения огненного шара.

б. Поскольку это тепловое излучение распространяется со скоростью света, а его длина свободного пробега (расстояние между точкой излучения и точкой поглощения) относительно велика, начальное расширение огненного шара происходит чрезвычайно быстро, гораздо быстрее, чем движение газа наружу. материал из центра взрыва, ответственный за образование взрывной волны.Следовательно, фронт взрывной волны сначала отстает от радиационного фронта (поверхности огненного шара).

в. Однако по мере того, как огненный шар расширяется и его энергия выделяется во все увеличивающемся объеме, его температура снижается, и передача энергии тепловым излучением становится менее быстрой. В этот момент фронт взрывной волны начинает догонять поверхность огненного шара, а затем движется впереди нее, этот процесс называется гидродинамическим отрывом. Из-за колоссального сжатия атмосферы взрывной волной воздух перед огненным шаром нагревается до накала.Таким образом, после гидродинамического разделения огненный шар фактически состоит из двух концентрических областей: горячего внутреннего ядра, известного как изотермическая сфера; и внешний слой светящегося ударно-нагретого воздуха.

д. Внешний слой первоначально поглощает большую часть излучения изотермической сферы, и, следовательно, кажущаяся температура поверхности огненного шара и количество испускаемого им излучения после отделения уменьшаются. Но по мере дальнейшего продвижения ударного фронта температура ударного воздуха падает, и он становится все более прозрачным.Это приводит к демаскированию все еще раскаленной изотермической области и увеличению кажущейся температуры поверхности огненного шара. Это явление называется отрывом.

313. Коэффициент теплового излучения.

а. Скорость теплового излучения огненного шара определяется его кажущейся температурой поверхности. Из вышеизложенного должно быть очевидно, что тепловая мощность ядерного воздушного взрыва будет тогда происходить в виде двух импульсов (рис. 3-IV), начальный импульс, состоящий в основном из ультрафиолетового излучения, который содержит только около 1% всего лучистой энергии взрыва и прекращается по мере движения фронта ударной волны впереди огненного шара, а второй импульс возникает после отрыва.

б. Тепловое излучение, испускаемое с поверхности болида во время второго теплового импульса, ответственно за большую часть тепловых эффектов. Он состоит главным образом из излучения в инфракрасной, видимой и ультрафиолетовой областях электромагнитного спектра. Термическое воздействие (измеряемое в джоулях на единицу площади открытой поверхности) будет меньше по мере удаления от центра взрыва, поскольку излучение распространяется на большую площадь и ослабляется при прохождении через промежуточный воздух.Поскольку огненный шар находится очень близко к точечному источнику теплового излучения, количество теплового излучения в любой данной точке изменяется примерно пропорционально квадрату расстояния от взрыва. Закон обратных квадратов не применяется именно потому, что тепловое излучение, особенно ультрафиолетовое, также будет поглощаться и рассеиваться атмосферой. Степень атмосферной видимости влияет на ослабление тепловой энергии с расстоянием в ограниченной степени, но в меньшей степени, чем можно было бы ожидать, исходя из чисто поглощающих свойств атмосферы, поскольку уменьшение пропускания в значительной степени компенсируется увеличением рассеянного излучения.

314. Экранирование.

Поскольку тепловое излучение распространяется от огненного шара по прямым линиям (если только оно не рассеяно), любой непрозрачный объект, находящийся между огненным шаром и целью, будет действовать как щит и обеспечивать значительную защиту от теплового излучения. Если присутствует значительное рассеяние, как в случае плохой видимости, тепловое излучение будет приниматься со всех направлений, и экранирование будет менее эффективным.

315.Урожайность и высота.

а. Выход. Общее количество теплового излучения, период времени, в течение которого оно испускается, и дальность теплового воздействия увеличиваются с мощностью ядерного взрыва (рис. 3-V).

б. Эффекты высоты. Интенсивность теплового излучения в данной точке будет зависеть от высоты и типа взрыва. Как правило, термическая опасность является наибольшей в случае воздушного взрыва на малой высоте. Общие тепловые эффекты будут меньше для поверхностных взрывов и часто отсутствуют для подземных взрывов. При поверхностных взрывах большая часть тепловой энергии поглощается землей или водой вокруг эпицентра. Кроме того, экранирование из-за неровностей местности от пыли, влаги и различных газов в воздухе вблизи поверхности земли будет иметь тенденцию к уменьшению количества тепловой энергии, достигающей цели. При подземных выбросах без заметного проникновения большая часть тепловой энергии поглощается и рассеивается при нагревании и испарении почвы и воды под поверхностью.

в. Высотные эффекты. При высотных воздушных взрывах (выше 30 км) малая плотность атмосферы меняет характер процесса теплового излучения, так как первичное тепловое излучение поглощается в значительно большем объеме воздуха, и температура системы соответственно меньше . В то время как больший процент мощности взрыва проявляется в виде теплового излучения, большая часть излучения испускается настолько медленно, что становится неэффективной. Около 25-35% общего выхода излучается в одном импульсе очень короткой продолжительности. Кроме того, из-за относительно большого расстояния между центром взрыва и земной поверхностью интенсивность теплового излучения на уровне земли, как правило, невелика.

316. Тепловые эффекты.

а. Когда тепловое излучение падает на объект, часть его отражается, часть передается, а остальная часть поглощается. Доля падающего излучения, которая поглощается, зависит от природы и цвета материала.Тонкий материал может передавать большую часть падающей на него лучистой энергии. Объект светлого цвета может отражать большую часть падающего излучения и, таким образом, не повреждаться. Термическое повреждение и травма обусловлены поглощением большого количества тепловой энергии в течение относительно коротких промежутков времени. Поглощенное тепловое излучение повышает температуру поглощающей поверхности и приводит к подгоранию, обугливанию и возможному воспламенению горючих органических материалов, таких как дерево, бумага, ткани и т. д. Если материал мишени является плохим проводником тепла, поглощенная энергия большей частью ограничивается поверхностным слоем материала.

б. Радиационное воздействие (# Дж/кв/см), необходимое для воспламенения материалов и других тепловых эффектов, увеличивается с мощностью оружия (таблица 3-III). Это связано с тем, что требуется повышенная тепловая энергия для компенсации потерь энергии за счет теплопроводности и конвекции во время более длительного теплового импульса оружия большей мощности. Для оружия меньшей мощности тепловой импульс настолько короткий, что этим процессам не хватает времени для охлаждения открытой поверхности. Следовательно, гораздо более высокий процент выделенной тепловой энергии эффективен для создания термических повреждений.Это повышенное тепловое требование не означает, что термическая опасность менее значительна для более высоких урожаев. Наоборот, общая тепловая энергия, выделяющаяся при ядерном взрыве, заметно возрастает с увеличением мощности, и эффекты распространяются на гораздо большие расстояния. Следовательно, хотя для создания заданной тепловой реакции для взрыва большой мощности требуется больше тепловой энергии, эффективный диапазон, на который распространяется этот уровень, намного больше.

в.Фактическое воспламенение материалов, подвергшихся тепловому излучению, сильно зависит от ширины теплового импульса (который зависит от мощности оружия) и природы материала, особенно его толщины и влажности. В местах, близких к эпицентру, где радиационное тепловое воздействие превышает 125 Дж/кв. см, почти все горючие материалы воспламеняются, хотя горение может не поддерживаться (таблица 3-III). С другой стороны, на больших расстояниях воспламеняются только наиболее легко воспламеняющиеся материалы, хотя может произойти обугливание открытых поверхностей.Вероятность значительных пожаров после ядерного взрыва зависит от плотности очагов воспламенения, наличия и состояния горючего материала (горячее, сухое, влажное), ветра, влажности и характера окружающей местности. Зажигательные эффекты усугубляются вторичными пожарами, вызванными воздействием взрывной волны, например, из-за опрокинутых печей и печей, разрывов газопроводов и т. Д. В Хиросиме в течение 20 минут после взрыва разразилась мощная огненная буря. Огненная буря горит сама по себе с большой свирепостью и характеризуется ураганными ветрами, дующими к центру огня со всех сторон компаса.Однако это явление не характерно для ядерных взрывов, поскольку оно часто наблюдалось при крупных лесных пожарах и после зажигательных налетов во время Второй мировой войны.

РАЗДЕЛ IV — ЯДЕРНОЕ ИЗЛУЧЕНИЕ

317. Источники ядерного излучения.

Взрывные и тепловые эффекты в той или иной степени проявляются во всех типах взрывов, как обычных, так и ядерных. Выброс ионизирующего излучения, однако, представляет собой явление, уникальное для ядерных взрывов, и является дополнительным механизмом, вызывающим несчастные случаи, наложенным на взрывные и тепловые эффекты. Это излучение в основном бывает двух видов: электромагнитное и корпускулярное, и испускается не только во время детонации (начальное излучение), но и в течение длительных периодов времени после него (остаточное излучение). Первичное или мгновенное ядерное излучение — это ионизирующее излучение, испускаемое в течение первой минуты после детонации и почти полностью возникающее в результате ядерных процессов, происходящих при детонации. Остаточное излучение определяется как излучение, испускаемое позднее чем через 1 минуту после детонации и возникающее главным образом в результате распада радиоизотопов, образовавшихся во время взрыва.

318. Исходное излучение.

Около 5% энергии, выделяемой при воздушном ядерном взрыве, передается в виде начального нейтронного и гамма-излучения. Нейтроны образуются почти исключительно в результате реакций деления и синтеза, производящих энергию, в то время как начальное гамма-излучение включает излучение, возникающее в результате этих реакций, а также в результате распада короткоживущих продуктов деления. Интенсивность исходного ядерного излучения быстро уменьшается по мере удаления от точки взрыва из-за распространения излучения на большую площадь по мере удаления от места взрыва, а также из-за поглощения, рассеяния и захвата атмосферой.Характер излучения, полученного в данном месте, также меняется в зависимости от расстояния до места взрыва. Вблизи точки взрыва интенсивность нейтронов больше интенсивности гамма-излучения, но с увеличением расстояния нейтронно-гамма-отношение уменьшается. В конечном итоге нейтронная составляющая начального излучения становится пренебрежимо малой по сравнению с гамма-составляющей. Диапазон значительных уровней начального излучения не увеличивается заметно с увеличением мощности оружия, и в результате начальное излучение становится менее опасным с увеличением мощности.При использовании более крупного оружия мощностью более 50 Кт взрывное и тепловое воздействие настолько важны, что мгновенными радиационными эффектами можно пренебречь.

319.
Остаточная радиация.

Остаточная радиационная опасность ядерного взрыва проявляется в виде радиоактивных осадков и нейтронной активности. Остаточное ионизирующее излучение возникает из:

а. Продукты деления. Это изотопы промежуточного веса, которые образуются при расщеплении тяжелого ядра урана или плутония в реакции деления.Существует более 300 различных продуктов деления, которые могут возникнуть в результате реакции деления. Многие из них радиоактивны с сильно различающимися периодами полураспада. Некоторые из них очень короткие, т. е. доли секунды, а некоторые достаточно длинные, чтобы материалы могли представлять опасность в течение месяцев или лет. Их основной способ распада – испускание бета- и гамма-излучения. На килотонну выхода образуется около 60 граммов продуктов деления. Расчетная активность этого количества продуктов деления через 1 минуту после детонации равна активности 1.1 x 10 21 Бк (30 миллионов килограммов радия) в равновесии с продуктами его распада.

б. Нерасщепленный ядерный материал. В ядерном оружии относительно неэффективно используется расщепляющийся материал, и большая часть урана и плутония рассеивается взрывом, не подвергаясь делению. Такой нерасщепленный ядерный материал распадается с испусканием альфа-частиц и имеет относительно небольшое значение.

в. Нейтронно-индуцированная активность. Если атомные ядра захватывают нейтроны под воздействием потока нейтронного излучения, они, как правило, становятся радиоактивными (нейтронно-индуцированная активность) и затем распадаются с испусканием бета- и гамма-излучения в течение длительного периода времени. Нейтроны, испускаемые как часть исходного ядерного излучения, вызовут активацию остатков оружия. Кроме того, атомы материала окружающей среды, такого как почва, воздух и вода, могут быть активированы в зависимости от их состава и расстояния от взрыва. Например, небольшая территория вокруг эпицентра может стать опасной в результате воздействия на минералы в почве начального нейтронного излучения. В основном это связано с захватом нейтронов натрием (Na), марганцем, алюминием и кремнием в почве. Это незначительная опасность из-за ограниченной области поражения.

320. Fallout.

а. Fallout по всему миру. После воздушного взрыва продукты деления, нерасщепленный ядерный материал и остатки оружия, испарившиеся под действием тепла огненного шара, конденсируются в тонкую взвесь очень мелких частиц диаметром от 0,01 до 20 микрометров.Эти частицы могут быть быстро унесены в стратосферу, особенно если мощность взрыва превышает 10 кт. Затем они будут рассеяны атмосферными ветрами и постепенно осядут на земную поверхность через недели, месяцы и даже годы в виде глобальных осадков. Радиобиологическая опасность глобальных радиоактивных осадков носит по существу долговременный характер из-за возможного накопления в организме долгоживущих радиоизотопов, таких как стронций-90 и цезий-137, в результате употребления в пищу продуктов, содержащих эти радиоактивные материалы. .Эта опасность гораздо менее серьезна, чем те, которые связаны с локальными радиоактивными осадками, и поэтому подробно в этой публикации не обсуждается. Местные радиоактивные осадки представляют гораздо большую непосредственную оперативную озабоченность.

б. Локальные последствия. При взрыве на поверхности земли или воды большое количество земли или воды испаряется под действием тепла огненного шара и втягивается в радиоактивное облако. Этот материал станет радиоактивным, если он сконденсируется с продуктами деления и другими радиоактивными загрязнителями или станет активированным нейтронами.При поверхностном взрыве образуется большое количество частиц диаметром от менее 0,1 микрометра до нескольких миллиметров в дополнение к очень мелким частицам, которые способствуют выпадению осадков во всем мире. Более крупные частицы не поднимутся в стратосферу и, следовательно, осядут на землю в течение примерно 24 часов в виде местных осадков. Сильное локальное загрязнение радиоактивными осадками может распространяться далеко за пределы взрывной волны и теплового воздействия, особенно в случае поверхностной детонации с высокой мощностью. Всякий раз, когда люди остаются в радиоактивно загрязненной зоне, такое загрязнение приведет к немедленному внешнему радиационному облучению, а также возможному более позднему внутреннему риску из-за вдыхания и проглатывания радиоактивных загрязнителей.В тяжелых случаях загрязнения радиоактивными осадками могут быть получены смертельные дозы внешнего облучения, если не будут приняты меры защиты или уклонения. В случае взрывов на поверхности воды (и на мелководье) частицы имеют тенденцию быть более легкими и меньшими и, таким образом, производят меньше локальных осадков, но будут распространяться на большую площадь. Частицы содержат в основном морскую соль с небольшим количеством воды; они могут влиять на засев облаков, вызывая локальные дожди и районы с сильными локальными осадками. Для подземных всплесков присутствует дополнительное явление, называемое «базовым выбросом».Базовая волна представляет собой облако, которое выкатывается наружу из нижней части колонны, вызванной подземным взрывом. Для подводных всплесков видимая волна представляет собой облако капель жидкости (воды), обладающее свойством течь почти так, как если бы были однородной жидкостью. После испарения воды может сохраняться невидимая базовая волна мелких радиоактивных частиц. Для подземных взрывов на суше волна состоит из мелких твердых частиц, но она все еще ведет себя как жидкость. Почвенно-земляная среда благоприятствует основанию нагонное образование при подземном взрыве.

в. Метеорологические эффекты. Метеорологические условия сильно повлияют на выпадение осадков, особенно местных. Атмосферные ветры способны распространять осадки на большие территории. Например, в результате надводного взрыва 15-мегатонного термоядерного устройства на атолле Бикини 1 марта 1954 г. образовался примерно сигарообразный участок Тихого океана, простирающийся по ветру более чем на 500 км и варьирующийся по ширине до 100 км. сильно загрязнены. Снег и дождь, особенно если они идут со значительной высоты, ускорят выпадение местных осадков. При особых метеорологических условиях, таких как локальный ливневый дождь, возникающий над радиоактивным облаком, могут образовываться ограниченные области сильного загрязнения.



Грязные бомбы

Что такое «грязная бомба»?

«Грязная бомба» или радиологическое рассеивающее устройство — это бомба, в которой обычные взрывчатые вещества, такие как динамит, сочетаются с радиоактивными материалами в твердой, жидкой или газообразной форме.«Грязная бомба» предназначена для распыления радиоактивного материала на небольшой локализованной территории вокруг места взрыва. Основное назначение грязной бомбы — напугать людей и заразить здания или землю.

В чем разница между грязной бомбой и атомными бомбами, использованными в Хиросиме и Нагасаки?

Есть большая разница. Атомные взрывы в Хиросиме и Нагасаки были вызваны ядерным оружием. «Грязная бомба» — это обычное взрывное устройство, приспособленное для распространения радиоактивных материалов и заражения лишь небольшой территории. Поскольку материал рассеивается в результате взрыва, районы вблизи места взрыва будут загрязнены. Уровень заражения будет зависеть от того, сколько радиоактивного материала было в бомбе, а также от погодных условий в момент взрыва.

Чем опасна грязная бомба?

Главной опасностью от грязной бомбы, содержащей низкоактивный радиоактивный источник, является сам взрыв. Измерение количества радиации может быть затруднено, когда источник радиации неизвестен.Однако при уровнях, создаваемых большинством источников, в грязной бомбе не будет достаточно радиации, чтобы вызвать серьезное заболевание в результате воздействия радиации. Некоторые радиоактивные материалы, рассеянные в воздухе, могут загрязнить несколько городских кварталов, вызвать страх и потребовать дорогостоящей очистки.

Что такое источники радиоактивного материала?

Было много предположений о том, где террористы могли получить радиоактивный материал для использования в грязной бомбе. Наиболее высокоактивные радиоактивные материалы присутствуют на атомных электростанциях и объектах ядерного оружия.Однако повышенная безопасность на этих объектах чрезвычайно затруднила бы кражу этих материалов. Гораздо более вероятно, что радиоактивные материалы, использованные в грязной бомбе, поступят из низкоактивных источников. Эти источники находятся в больницах, на строительных площадках и на предприятиях по облучению пищевых продуктов. Они используются для диагностики и лечения заболеваний, стерилизации оборудования, осмотра сварочных швов и облучения пищевых продуктов для уничтожения вредных микробов. Большинство этих источников бесполезны для создания грязной бомбы.

Что делать, если в моем городе произошел взрыв «грязной бомбы»?

Если в вашем городе взорвется грязная бомба, она, вероятно, не повлияет на вас, если только взрыв не произойдет очень близко к вам. Настройте телевизор или радио на местные новостные сети для получения информации. Помните, что даже если в вашем городе взорвется грязная бомба, скорее всего, она затронет лишь небольшую территорию.

Что делать, если я рядом и взорвется «грязная бомба»?

Самая большая опасность исходит от силы взрыва.Как и при любом воздействии потенциального загрязнения, следующие меры предосторожности снизят ваш риск:

  • Отойдите от непосредственной близости — по крайней мере, в нескольких кварталах от места взрыва — и войдите в помещение. Это уменьшит воздействие любой радиоактивной пыли в воздухе.
  • Если возможно, снимите одежду и положите ее в герметичный пластиковый пакет. Сохраните их, чтобы в будущем можно было проверить одежду на радиационное загрязнение.
  • Примите душ (с мягким мылом), чтобы смыть пыль и грязь.Это уменьшит общую радиационную нагрузку, если взрывное устройство содержало радиоактивный материал.

Что делать дальше?

  • Включите местные радио- или телеканалы, чтобы получать рекомендации от органов экстренного реагирования и органов здравоохранения.
  • Если произошел выброс радиоактивного материала, местные новостные программы сообщат вам, куда обратиться для радиационного контроля.

У меня будет рак?

Нахождение рядом с радиоактивным источником в течение короткого времени или даже воздействие небольшого количества радиоактивного материала не означает, что человек заболеет раком.

ДЛЯ ДОПОЛНИТЕЛЬНОЙ ИНФОРМАЦИИ

Позвоните на горячую линию Департамента здравоохранения штата Нью-Йорк по телефону 518-402-7550 или 800-458-1158, посетите веб-сайт www.health.ny.gov или отправьте электронное письмо по адресу [email protected]

.

Для получения дополнительной информации о радиации и реагировании на чрезвычайные ситуации см.

  • Веб-сайт Центров по контролю и профилактике заболеваний по адресу www.bt.cdc.gov
  • Служба общественного реагирования CDC по телефону 1-888-246-2675
  • Конференция директоров программ радиационного контроля на сайте www.crcpd.org или (502) 227-4543
  • Программа радиационной защиты Комиссии по ядерному регулированию на сайте www.nrc.gov или по телефону (301) 415-8200
  • Федеральное агентство по чрезвычайным ситуациям (FEMA) на сайте www.fema.gov или по телефону (202) 646-4600.
  • Центр помощи при радиационных чрезвычайных ситуациях/учебный сайт www.orau.gov/reacts или (865)-576-3131
  • Министерство энергетики США (DOE) на сайте www.doe.gov или по телефону 1-800-dial-DOE
  • .

Что делать в случае ядерного взрыва? У.Правительство С. обновляет руководство

, статья

ФАЙЛ — фотография взрыва ядерной бомбы. (Фото Lambert/Getty Images)

ВАШИНГТОН — Продолжающееся вторжение России в Украину идет уже пятый день, и на фоне предположений о применении Россией ядерного оружия правительственный веб-сайт Ready.gov обновил свой список рекомендаций. о способах подготовки и защиты при ядерном взрыве.

На выходных президент Путин приказал подготовить российское ядерное оружие к повышенной готовности к пуску, что усилило напряженность в отношениях с Европой и США из-за конфликта, который может выйти за пределы бывших границ несуществующей США.ССР

Практический смысл приказа Путина не сразу был ясен. У России и Соединенных Штатов обычно есть ядерные силы наземного и подводного базирования, которые всегда находятся в боевой готовности и готовы к бою, а бомбардировщики и другие самолеты, способные нести ядерное оружие, — нет.

В пятницу официальный веб-сайт Ready.gov обновил руководство о том, что делать в случае ядерного взрыва. Не сразу было ясно, было ли обновление связано с чем-то конкретным или просто совпадением.

Жаклин Ротенберг, директор по связям с общественностью Федерального агентства по чрезвычайным ситуациям (FEMA), во вторник сделала заявление для FOX относительно обновления веб-сайта.

«Это неправда, что язык социального дистанцирования COVID был обновлен в ответ на ситуацию с Россией и Украиной. Протоколы COVID были первоначально добавлены в 2020 году, и сейчас страницы проходят проверку для обновления этого языка на основе нового руководства CDC, которое был только что освобожден», — сказал Ротенберг. «Единственными обновлениями, которые были сделаны, были обновления для ссылок на сайте Ready.gov. Не было добавлено ни одного нового языка, который был бы удален с этой конкретной страницы».

Ротенберг добавил: «Изменение внесено в Ready.gov 25 февраля 2022 г. должна была удалить ссылку, которая существовала ранее, но теперь не работает. Эта страница была перенесена на сайт hhs.gov: Nuclear Detonation: Weapons, Improvised Nuclear Devices — Radiation Emergency Medical Management (hhs.gov), но ссылка, вероятно, была удалена подрядчиком, поскольку они выполняли поиск неработающих ссылок на сайте. сайт и их исправление. Это обычная процедура.»

Что нужно знать о ядерных взрывах

Ядерные взрывы предполагают использование ядерного оружия, которое представляет собой устройства, используемые для создания мощного разрушительного взрыва.По данным Ready.gov, эти взрывы могут произойти в течение нескольких минут без предупреждения.

Чем опасен ядерный взрыв?

Есть несколько опасностей, связанных с ядерными взрывами. Яркая вспышка от взрыва может вызвать временное ослепление человека менее чем на минуту.

Другая опасность называется взрывной волной, которая может привести к смерти, травмам и повреждению зданий в нескольких милях от источника взрыва. Огонь и тепло от ядерного взрыва могут привести к смерти и ожогам.

Воздействие радиации от взрыва может повредить клетки тела человека, а также вызвать лучевую болезнь.

Ядерные взрывы также могут вызывать радиоактивные осадки, представляющие собой видимую радиоактивную грязь и обломки, которые падают с неба на несколько миль вверх и могут вызвать отравление людей, находящихся снаружи. По данным Ready.gov, радиоактивные осадки очень опасны в течение первых нескольких часов после взрыва, поскольку они вызывают высокий уровень радиации.

Кроме того, огонь и тепло от ядерного взрыва могут привести к смерти и ожогам.

Как я могу подготовиться и обезопасить себя, если произойдет ядерный взрыв?

Ядерные взрывы непредсказуемы, но это не значит, что вы не можете принять необходимые меры предосторожности, чтобы оставаться в безопасности.

Когда должностные лица предупредили о возможном взрыве, важно добраться до безопасного места или быстро добраться до близлежащего здания. Находясь внутри любого места, важно не стоять рядом с окнами, чтобы защититься от взрыва, тепла и радиации от ядерного взрыва.

Если вы находитесь снаружи, когда происходит ядерный взрыв, вы должны найти укрытие за всем, что обеспечивает защиту от взрыва. Важно лечь лицом вниз, чтобы защитить кожу от тепла и летящих обломков. Также следует избегать прикосновений к глазам, носу и рту.

Наличие достаточных припасов во время ядерной атаки имеет решающее значение. Наборы на случай чрезвычайной ситуации идеально подходят для того, чтобы взять их с собой, если вы находитесь где-то в течение длительного времени. Этот комплект должен состоять из воды в бутылках, упакованных пищевых продуктов, лекарств, батареек и радиоприемника с ручным приводом или на батарейках, чтобы получать сообщения СМИ в случае отключения электричества.

Лица, заболевшие или получившие ранения в результате ядерного взрыва, должны прислушиваться к инструкциям обратиться за медицинской помощью, когда правоохранительные органы считают безопасным покинуть безопасное место. Как только это станет безопасным, вам следует позвонить своему лечащему врачу за инструкциями. Если вы находитесь в государственном приюте, вам необходимо сообщить об этом сотрудникам учреждения, чтобы они могли связаться с местной больницей или клиникой.

Что делать, если я подвергся облучению во время ядерного взрыва?

Если вы подверглись воздействию радиации, вам следует немедленно снять одежду и вымыть кожу, если она не защищена.Также важно избегать прикосновений к глазам, носу и рту. ‘

Примите душ или вымойтесь с мылом и водой, чтобы удалить остатки с кожи или волос, которые не были покрыты. Если вы не можете помыться или принять душ, используйте салфетку или чистую влажную ткань, чтобы вытереть открытые участки кожи или волосы. Если вы владелец домашнего животного, вы должны тщательно мыть своих питомцев, чтобы защитить их от возможного излучения.

Дезинфицирующее средство для рук и дезинфицирующие салфетки не являются эффективным средством для очистки кожи после радиационного облучения.

Куда идти во время ядерного взрыва?

Наличие выделенного убежища — один из лучших способов подготовиться к потенциальной катастрофе. Эти области могут быть местами, где вы проводите большую часть своего времени, включая ваш дом, офис и школу. Открытые пространства, такие как автомобили и мобильные дома, не обеспечивают качественного укрытия во время возможного ядерного взрыва.

Когда происходит ядерный взрыв, лучше всего искать убежище в подвале или в середине комнаты в одном из этих мест, чтобы избежать радиационного облучения.Если у вас есть домашние животные, убедитесь, что они с вами и защищены.

Если человек укрывается вместе с людьми, которые не являются его семьей, важно держаться от них на расстоянии шести футов.

Семьи, разлученные во время ядерных взрывов, должны оставаться дома, где бы они ни находились, и должны подождать, чтобы воссоединиться с близкими, чтобы избежать потенциального облучения.

Согласно Готов. gov рекомендуется оставаться в здании в течение 24 часов, если местные правоохранительные органы не дадут иных указаний.

Об этой истории сообщили из Вашингтона, округ Колумбия. 

Воздействие ядерного оружия — ICAN

Одно ядерное оружие может разрушить город и убить большую часть его жителей. Несколько ядерных взрывов над современными городами убили бы десятки миллионов людей. Потери в результате крупной ядерной войны между США и Россией достигнут сотен миллионов.

Моделирование воздействия на города →
Взрывы в Хиросиме и Нагасаки →

2 Чрезвычайные разрушения, вызванные ядерным оружием, не могут ограничиваться военными целями или комбатантами.

Взрыв, тепло и радиация →
Запрещение негуманного оружия →

3  Ядерное оружие производит ионизирующее излучение, которое убивает или вызывает болезни у тех, кто подвергается воздействию, загрязняет окружающую среду и имеет долгосрочные последствия для здоровья, включая рак и генетические повреждения.

Наследие ядерных испытаний →
Производство ядерного оружия →

4  Менее одного процента ядерного оружия в мире может нарушить глобальный климат и угрожать голодной смертью двум миллиардам человек в результате ядерного голода.Тысячи единиц ядерного оружия, которыми обладают США и Россия, могут вызвать ядерную зиму, уничтожив основные экосистемы, от которых зависит вся жизнь.

Нарушение климата и голод →

5  Врачи и службы экстренного реагирования не смогут работать в опустошенных, радиоактивно загрязненных районах. Даже единичный ядерный взрыв в современном городе до предела истощит существующие ресурсы по оказанию помощи при стихийных бедствиях; ядерная война разрушила бы любую систему помощи, которую мы могли бы построить заранее.Население, перемещенное в результате ядерной войны, вызовет кризис беженцев, который на порядки больше, чем любой другой, который мы когда-либо испытывали.

Нет гуманитарной помощи →

6  Независимо от того, взорвано ли ядерное оружие или нет, оно наносит широкомасштабный вред здоровью и окружающей среде.

7  Расходы на ядерное оружие отвлекают ограниченные ресурсы от жизненно важных социальных услуг.

Отвлечение государственных ресурсов→

В грибовидное облако | Журнал Air & Space

В испытании под названием «Айви Майк» первая в мире водородная бомба взрывается на атолле Эниветок 1 ноября 1952 года.Nuclearweaponarchive.org

Он не должен был этого делать, но 15 мая 1948 года подполковник Пол Х. Факлер, командир 514-й разведывательной эскадрильи ВВС США, направил свой самолет в бурлящее грибовидное облако взрыва атомной бомбы.
В рамках «Зебры», заключительного снимка второй серии американских атомных испытаний на атолле Эниветок в Тихом океане, Факлер должен был отслеживать атомное облако с расстояния не менее 10 миль, надеясь, что специальные фильтры, прикрепленные к самолету, улавливают образцы. радиоактивного мусора.Но когда он оторвался от огромного клубящегося облака, совершая подъемный поворот влево, Факлер внезапно обнаружил свой разведывательный Боинг WB-29 внутри небольшого пальцеобразного выступа основного облака.

«Никто не упал замертво и никто не заболел», — сообщал позже Факлер, согласно правительственному документу History of Air Force Atomic Cloud Sampling, опубликованному в январе 1963 года. Офицер по радиационной безопасности, сидя в носовой части B-29 и следя за уровнем радиации, объявил, что экипаж достиг своего предела облучения: 100 миллирентген, количество, которое человек ежегодно получает от естественного излучения солнца и почвы.Пришло время остановиться и отправиться домой, на авиабазу Кваджалейн на Маршалловых островах. Факлер пролетел через несколько ливней, чтобы смыть радиоактивные частицы.

Помимо негласной цели геополитического бряцания оружием, основная цель испытаний атомной бомбы заключалась в испытании новых конструкций оружия и улучшении существующих бомб. Анализ мельчайших частиц радиоактивных осадков, микроэлементов и короткоживущих радиоизотопов, высвобождаемых в результате ядерных реакций, был единственным способом получить точные данные о том, что именно произошло внутри многомиллионного очага атомного взрыва.Но собрать этот мусор после взрыва было непросто.

Во время первой послевоенной серии испытаний, операции «Перекресток» в 1946 году, специально обученные пилоты на самолетах-носителях проводили беспилотные дроны через облака двух последовательных взрывов с безопасного расстояния. Беспилотники, бывшие в отставке бомбардировщики Boeing B-17 и истребители Grumman F6F, имели коробки, установленные на фюзеляже или крыльях, обшитые фильтровальной бумагой, предназначенной для улавливания радиоактивных частиц.

Управлять дронами было сложно даже в самых лучших условиях, не говоря уже о турбулентности после ядерного взрыва.Дроны часто падали или сбивались с пути, и даже когда все работало исправно, они не всегда могли собрать качественные образцы, о которых мечтали физики и радиохимики в лабораториях Лос-Аламоса в Нью-Мексико и лаборатории Лоуренса Ливермора в Калифорнии. Все, что мог сделать диспетчер, — это направить свой дрон на облако и отправить его вслепую, надеясь, что по счастливой случайности дрон поймает хороший образец и выживет при посадке.

Но выходка Факлера — преднамеренная или случайная, никто никогда не знал наверняка — открыла интригующую перспективу.К тому времени, когда Соединенные Штаты начали серию атомных испытаний «Рейнджер» на новом полигоне в Неваде в 1951 году, Факлер и некоторые поддерживающие его коллеги убедили военных и Комиссию по атомной энергии попробовать пилотируемые полеты для отбора проб. Самолет-мониторинг может направлять пилотируемый самолет в части облака, которые, скорее всего, будут давать хорошие образцы, а пилотируемый аппарат может реагировать на быстро меняющиеся условия намного быстрее, чем аппарат с дистанционным управлением.

Вторая атомная бомба, взорванная в США, сработала в 5:45 утра.м. 27 января 1951 г. (первый «Тринити» взорвался недалеко от Аламогордо, штат Нью-Мексико, 16 июля 1945 г.), и в то время Факлер вел WB-29 к грибовидному облаку. Он разгерметизировал салон самолета, и экипаж перешел на 100-процентный кислород, чтобы не вдыхать радиоактивную пыль. Затем Факлер провел самолет через облако. Он сделал второй проход, и тогда офицер радиационной безопасности сказал ему, что они приближаются к пределу в миллирентгенах — миссия окончена. Еще один самолет для отбора проб следовал за Факлером через каждый из четырех оставшихся атомных взрывов операции «Рейнджер».

Полеты были объявлены успешными, и то, что началось как простая ошибка пилота, а затем исследовано как осторожный эксперимент, стало жизненно важным элементом американской программы создания ядерного оружия. Полеты для отбора проб продолжались в рамках дальнейших испытаний в Неваде, когда команды совершенствовали методы и оборудование, в то время как Факлер настаивал на создании специального подразделения для отбора проб облаков.
Тем временем водородный век вот-вот наступит.

Когда в конце 1952 года началась операция «Плющ», полеты для отбора проб в основном перешли от относительно медленных винтовых самолетов к реактивным, чья большая скорость давала экипажам меньше времени, чтобы зависнуть в облаке.Они также могли бы быстро достигать больших высот, что является важным фактором при испытании детонации водородных бомб, которые производят гораздо более широкие и высокие облака.

Когда 1 ноября 1952 года первое в мире водородное оружие, получившее название «Майк», уничтожило остров Элугелаб на Маршалловых островах, четыре истребителя F-84G с оборудованием для сбора образцов на законцовках крыльев уже находились в воздухе. Самолеты, получившие обозначение Red Flight и возглавляемые подполковником Вирджилом Мерони, прибыли в район облака бомбы примерно через полтора часа после взрыва.

По указанию самолета управления отбором проб Convair B-36, кружившего на некотором расстоянии, Мерони и его ведомый проникли в ствол грибовидного облака на высоте около 40 000 футов. (Как и предсказывалось, основное облако, которое начало формироваться на высоте около 55 000 футов, было слишком высоко, чтобы его мог достать самолет. Придется взять образцы из стебля.) Погруженный в тусклый красный свет недр облака, Мерони наблюдал за всем своим радиационные приборы привязываются к своим максимальным показаниям. Примерно через пять минут внутри он и его ведомый выполнили разворот на 90 градусов и скрылись.

Затем последовала остальная часть Red Flight: Red 3 с капитаном Бобом Хаганом и его ведомым, Red 4, капитаном Джимми Робинсоном. Хаган называет облако «темным и кипящим».

«Пока мы шли сквозь облако, Робинзон потерял ориентацию и вылетел из машины, — вспоминает Хейган. По-видимому, когда Робинсон втянул свой самолет в крутой поворот, чтобы избежать того, что, по его приборам, было особенно горячей частью облака, его автопилот отключился, и когда самолет заглох и потерял высоту, он ненадолго потерял управление.Командир звена Мерони позже сообщил, что слышал тяжелое дыхание по радио, как будто Робинсон удерживал нажатой кнопку микрофона, пытаясь управлять самолетом. После того, как Робинсон сообщил, что он выздоровел на высоте 20 000 футов, Мерони приказал ему и Хагану покинуть облако и встретиться.

«Я продолжил путь из облака, а затем спустился на 20 000 футов, чтобы попытаться найти его, но это не сработало», — вспоминает Хейган. «Там был танкер-заправщик, но они не смогли нас найти.Электромагнитные последствия взрыва водородной бомбы также нанесли ущерб их навигационному и радиооборудованию, а запасы топлива иссякли. После того, как они были вынуждены провести почти час на более низкой высоте, где эффективность использования топлива снижается, Хейган и Робинсон съели свои скудные запасы. «Я решил, что нам лучше отправиться куда-нибудь на взлетно-посадочную полосу, и Эниветак был единственным, кто был поблизости», — говорит Хэган. Ему удалось поймать радиомаяк с острова и отправиться в путь. Вскоре после этого Робинсон поймал маяк и последовал за Хейганом.

Миссии по отбору проб облаков в Тихом океане требовали больших расстояний полета, поэтому топлива было мало, а поскольку F-84 не могли нести топливные баки на законцовках крыла — именно там были установлены фильтры для отбора проб облаков — запас топлива был еще более ограниченным. «Когда мы добрались до Эниветака, мой газовый манометр был на пустом месте, — говорит Хейган. «К счастью, на последнем [заходе на посадку] я смог установить схему и приземлиться без топлива, тупик». При жесткой посадке лопнуло правое колесо.

Робинзону повезло меньше. Он сообщил в башню Эниветак, что на высоте 13 000 футов его двигатель загорелся, но он думал, что сможет добраться до взлетно-посадочной полосы.К тому времени, когда он опустился на высоту 5000 футов, когда остров и взлетно-посадочная полоса были видны, Робинсон сообщил по рации, что выпрыгивает из воды.

Спасательный вертолет заметил F-84 Робинсона, планировавший на уровне крыльев на высоте около 500 футов к северу от атолла. Пилоту-спасателю показалось, что Робинсон сбросил фонарь, но решил остаться в кабине и попытаться совершить посадку на воду. Судно ударилось о воду, плавно скользнуло по поверхности, затем ударилось о волну и перевернулось. Спасательный вертолет завис над самолетом, который быстро пошел ко дну.Робинсона нигде не было видно.

«Когда я вышел из своего самолета, — вспоминает Хаган, — люди в башне сказали мне, что самолет только что ушел в океан позади меня. Они не видели никаких признаков парашюта или чего-то еще». Пилоты-отборщики были одеты в жилеты со свинцовой подкладкой, что, наряду с остальным снаряжением, сделало бы проблематичным даже спасение, не говоря уже о том, чтобы оставаться на плаву.

Согласно официальным сообщениям, тело Робинсона так и не было обнаружено. «Они искали, но ничего не нашли», — говорит Хаган.«Там довольно глубоко. Меня не было рядом, когда они это сделали, но позже я слышал, что они пытались и вообще не смогли найти ни самолет, ни Джимми. Должно быть, там было течение, которое унесло самолет». Капитан Джимми Пристли Робинсон, 28 лет, примерно год спустя будет посмертно награжден Крестом за выдающиеся заслуги перед полетом.

1 апреля 1953 года кампания Факлера в Пентагоне окупилась, и 4926-я испытательная эскадрилья (отбор проб) официально приступила к работе. Пока ядерные испытания в атмосфере не закончились, люди продолжали пилотировать специально оборудованные самолеты в радиоактивных облаках.В своем исследовании 1999 года об экспериментах с радиацией времен холодной войны «Плутониевые файлы» журналист Эйлин Уэлсом написала: «Возможно, никто из людей не подходил ближе к взрывающемуся сердцу ядерного оружия, чем пилоты-пробники».

Люди, выбранные для миссий, имели много часов налета, как правило, включая боевой опыт. И Джимми Робинсон, и Боб Хаган были ветеранами Второй мировой войны; Робинсон был пилотом B-24, который был сбит над Румынией и отбыл срок в качестве военнопленного, в то время как Хэган совершил почти 100 вылетов наземной поддержки на P-47 в составе 9-й воздушной армии.Довольные тем, что их выбрали для такой важной работы, пилоты отмахнулись от возможных опасностей: «Вы знаете, молодые и глупые», — смеется Хэган. Но помимо отличных навыков управления рулем направления и исключительной способности летать по приборам, пилоту-сборщику требовалась способность к тому, что сейчас называется многозадачностью.

Пол Гуталс, один из руководителей проекта по отбору проб облаков в Лос-Аламосе, объяснил в исторической публикации ВВС: «Было трудно найти пилотов, способных преуспеть в миссиях по отбору проб.Они должны были обладать способностью получать инструкции по радио, делать записи показаний приборов, быть готовыми к чрезмерному излучению и множеству других деталей одновременно… Большинство пилотов с меньшим опытом и проверенными способностями были просто подавлены — настолько сильно, что они не могли функционируют удовлетворительно — благодаря удивительности внутренней части облака».

Согласно большинству сообщений, мир внутри атомного облака был неспокойным, сияющим, кирпично-красным. Во время своей миссии Хейган не заметил особого цвета, но признается: «Я не обращал особого внимания, потому что летал по приборам.Красноватый оттенок, вызванный побочными продуктами взрыва, такими как диоксид азота и оксиды железа, давал пилотам удобный способ визуально отличать атомарные облака от кучево-дождевых облаков.
Несмотря на то, что они носили свинцовые жилеты, а их кабины обычно были отделаны свинцом, бригады по отбору проб впитали больше, чем им положено, — обычно гораздо больше, чем кто-либо другой в программе испытаний. Помимо дозы, которую они получили во время прогулок в радиоактивном облаке, они продолжали купаться в радиации всю дорогу домой до базы, сидя в самолете, покрытом высокорадиоактивными обломками.

Выбор самолета для миссий по отбору проб был критическим. Самолет должен был быть быстрым, маневренным и легко модифицироваться для перевозки оборудования для отбора проб. Особенно с появлением водородной бомбы также было важно, чтобы самолет мог работать на больших высотах. В конце концов руководители проекта остановились на двух опорах: истребителе Republic F-84G и английском Electric B-57 Canberra, построенном по лицензии Мартином. Каждый соответствовал всем основным критериям миссии и нуждался только в пилоте и радиационном офицере, поэтому радиации подвергалось меньшее количество персонала.Более поздние модели B-57 имели потолки до 60 000 футов, поэтому двухмоторный реактивный бомбардировщик стал рабочей лошадкой для сбора образцов облаков.

После миссии пилоты припарковались в зоне, удаленной от обычной взлетно-посадочной полосы испытательного полигона в Неваде или Тихоокеанском регионе. Но члены экипажа не могли просто открыть фонарь и выпрыгнуть наружу. Любой прямой контакт с внешней частью самолета был опасен. Им пришлось заглушить двигатели и ждать, пока наземная бригада в дезактивационных костюмах не приблизится с вилочным погрузчиком, который поднимет платформу до уровня кабины.Пилот и офицер радиационной безопасности осторожно выходили из кабины на платформу, стараясь не касаться обшивки самолета. После того, как их вернули на землю на некотором расстоянии, экипажи проверили на загрязнение и приказали немедленно раздеться и принять душ, повторяя процедуру до тех пор, пока счетчики Гейгера не перестали яростно щелкать. Членам экипажа выдали свежую одежду, а их зараженное снаряжение вместе с дозиметрами радиации, которые они носили во время миссии, тщательно упаковали и отправили на анализ.

В то же время бригада из пяти человек по извлечению фильтров использовала 10-футовые шесты, чтобы отпереть ящики с образцами, вынуть фильтры и поместить их в освинцованные контейнеры для отправки обратно в лаборатории. Требовалась определенная ловкость и ловкость рук. «Вы носили перчатки со свинцовой подкладкой и жилет, что, вероятно, не помогало», — вспоминает ветеран наземной службы Лу Уоттс, который считает, что многие из его соратников рано умерли от рака, и видит некоторую взаимосвязь. «Все те, что прошли испытания 56-го года в Тихом океане, за которыми я следил, исчезли.

Бригады техобслуживания тщательно вымыли самолет и очистили его от радиоактивного мусора, используя воду с мылом и чистящее средство под названием «Ганк», хотя даже «Ганк» не мог привести зараженный самолет в первозданное состояние. Лучшее, что можно было сделать, это очистить его до достаточно низкого уровня радиоактивности, а затем позволить оставшимся частицам естественным образом распасться. Но из-за бешеного темпа программы испытаний большинство самолетов никогда не простаивали достаточно долго, чтобы полностью остыть.

А до некоторых частей самолета просто не добраться. «Двигатели нельзя было мыть изнутри, — отмечает авиамеханик Дэвид Эллис. Пилот Лэнгфорд Харрисон сказал Кэрол Галлахер, автору книги «American Ground Zero», что «поскольку двигатели по своей природе маслянистые, они так и не избавились от радиации. Они оставляли их там на два или три дня, а затем возвращали в строй, излучая радиацию, как будто завтра не наступит. Мы залезали в эти штуки и снова летали сквозь облака… один и тот же самолет снова и снова.Их следовало сжечь вместе с нашей одеждой».

В то время как над Невадой и Эниветаком продолжали взрываться ядерные бомбы, а холодная война усиливалась, ученые Комиссии по атомной энергии спорили с ВВС о том, сколько радиации было слишком много. В 1951 году, когда начались пилотируемые испытания, КАЭ указал, что персонал, участвующий в испытательных операциях, может безопасно получить до 3,9 рентген гамма-излучения в течение трех месяцев. Как только человек достигает этого уровня, ему запрещается дальнейшее воздействие до тех пор, пока не пройдет оставшаяся часть трех месяцев.

Это была теория. На практике эта политика оказалась проблематичной, особенно для ВВС, которые признали это в своей официальной истории программы отбора проб: «Применение мер радиационной безопасности… хотя бы один раз. Они утверждали, что никаких серьезных происшествий не произошло и что применение принятых мер радиационной безопасности неоправданно повысило требования к рабочей силе, снизило готовность экипажей и самолетов к испытаниям, и что все применяемые защитные меры программы дезактивации более чем действительно необходимы для обеспечения безопасности. .

К 1957 году разногласия переросли из легкого ворчания в открытую административную войну, когда полковник ВВС Уильям Киффер настаивал на серьезном снижении, если не на полном отказе, большинства рутинных процедур обеззараживания. Научный руководитель группы по отбору проб Гарольд Планк из Лос-Аламоса утверждал, что Киффер «просто не мог понять философию, согласно которой каждое облучение считается вредным, но принимается минимальное облучение для критических работ». Процедуры безопасности и обеззараживания продолжались — более или менее — и спор так и не был разрешен.Однако на протяжении всей программы официально разрешенные пределы доз радиации для персонала ВВС, как правило, поднимались до таких высоких значений, которые, по мнению начальства, им могло сойти с рук.

В начале 1960-х, подстегиваемые растущей научной осведомленностью и общественным негодованием по поводу опасности радиоактивных осадков, ядерные испытания начали проходить под землей. Договор об ограниченном запрещении ядерных испытаний 1963 года сделал его окончательным. 4926-я испытательная эскадрилья (отбор проб) была включена в состав Военно-воздушной транспортной службы ВВС.

Дочь Джимми Робинсона, Ребекка Миллер, которая была младенцем, когда умер ее отец, провела годы, обращаясь к правительству за дополнительной информацией о его последней миссии, но без особого успеха. «Я предполагаю, что [его тело] там, если только самолет и его тело не были обнаружены и оно все еще засекречено», — говорит она. «У меня были другие ветераны-атомщики, которые говорили мне, что они думали, что его отправили обратно в Лос-Аламос, чтобы провести полный подсчет радиации». Только в 2002 году — 50 лет спустя — Робинсону, наконец, воздали должное, с полной военной церемонией и мемориальным камнем на Арлингтонском национальном кладбище в Вирджинии.

Последняя книга Марка Волвертона — «Жизнь в сумерках: . Последние годы Дж. Роберта Оппенгеймера ».
 

Персонал ВВС обеззараживает самолет-пробоотборник B-29 с помощью обезжиривателя Gunk. Предоставлено Национальным управлением по ядерной безопасности / Офис объекта в Неваде Команда Центра специального вооружения ВВС использует ионную камеру для измерения радиации на воздухозаборнике капота двигателя B-29.Предоставлено Национальным управлением по ядерной безопасности / Офис объекта в Неваде Техник использует пресловутый 10-футовый шест, чтобы извлечь зараженный фильтр из Республиканского F-84. С установленными пробоотборниками не было места для топливных баков на законцовках крыла. Предоставлено Национальным управлением по ядерной безопасности / Офис объекта в Неваде Один взрыв 1952 года поднял облако на высоту 60 000 футов за 90 секунд. Предоставлено Национальным управлением по ядерной безопасности / Офис объекта в Неваде Для летчика-разведчика Пола Факлера облако было облаком, будь то кучево-дождевое или радиоактивное.Агентство погоды ВВС Используя тумблер в кабине, экипаж самолета мог открывать и закрывать пробоотборники, установленные в баках лаборатории Лос-Аламоса. Агентство погоды ВВС Вилочный погрузчик позволял пилоту покинуть горячий самолет, не касаясь его обшивки.Предоставлено Национальным управлением по ядерной безопасности / Офис объекта в Неваде Пол Факлер (слева) наблюдает за составлением плана миссии по отбору проб. Агентство погоды ВВС Напротив, внизу: 6 апреля 1953 года на базе ВВС Индиан-Спрингс, штат Невада, QF-80 (слева) и двухместный головной корабль DT-33 для испытательного полигона операции Upshot-Knothole при первом отборе проб. полет реактивным дроном.Предоставлено Национальным управлением по ядерной безопасности / Офис объекта в Неваде Облако из «Операции Upshot-Knothole», 6 апреля 1953 г., Предоставлено Национальным управлением по ядерной безопасности / Офис объекта в Неваде

Рекомендуемые видео

.