Содержание

Одно из отличий второй чеченской кампании от первой — работа спецслужб и правоохранительных органов

Мы покажем вам лица тех, кто противостоит России на Кавказе. И тогда станет понятно, почему некоторых из них даже сами чеченцы называют «нелюдями». И почему российская армия не уйдет из Чечни до тех пор, пока всех их не уничтожит.

Писать о Чечне проще всего назывными предложениями: Кровь. Грязь. Боль. Страдания… Сложнее разобраться, почему это происходит. И совсем трудно выяснить, кто стоит за взрывами и убийствами — ведь у каждого преступления есть вдохновители и исполнители. Одно из отличий второй чеченской кампании от первой — работа спецслужб и правоохранительных органов. Усилиями неизвестных широкой публике следователей и оперативников удается вытаскивать из Чечни людей, за каждым решением которых стоят страдания и смерти сотен и тысяч людей. С начала кампании задержаны сотни рядовых боевиков и десятки командиров.

Мы представим вам галерею лиц тех подонков, с которыми воюют в Чечне наши солдаты.

САЛМАН РАДУЕВ. Полевой командир. Организатор рейда в Кизляр. Создал вооруженное формирование «Президентские береты», которое занималось грабежами на железной дороге.

Захват заложников. Взял на себя ответственность за теракты в Армавире и Пятигорске. Захвачен спецслужбами 12 марта 2000 года. Под его руководством в первую чеченскую было до 10 тысяч человек.

САЛАВДИ АБДУРЗАКОВ. Полевой командир. Имел тесные связи с главарями других незаконных вооруженных формирований.

Совместно с Шамилем Басаевым, Салманом Радуевым и Арби Бараевым, захватывал заложников, договаривался об их выкупе, разрабатывал планы новых похищений. Причастен к похищениям журналистов.

САЙДХАМЗАТ БЕРИЕВ. Финансист Басаева. До 1998 года жил в Москве, устанавливая контроль над столичными фирмами. Со своими помощниками доставлял деньги, добытые в Москве, лично Басаеву и Хаттабу. Задержан при попытке выйти с территории Чечни в Дагестан.

За усердный труд Басаев провозгласил своего финансиста премьер-министром Ичкерии. Бериев занимал должность полномочного представителя по связям с чеченской диаспорой в Грузии и Азербайджане. Являлся начальником отдела обеспечения генерального представительства Чеченской республики в Грузии. Благодаря усилиям таких вот финансистов бандитские главари имели возможность вербовать наемников.

Могущество главарей бандформирований держалось на нефти, продаже оружия и наркотиках — некоторые объявляли России «героиновый джихад» — обещая завалить российские города наркотиками. Финансовые потоки, стекавшиеся в Чечню, включая подпитку из арабских стран, были иногда настолько мощными, что приходилось нанимать финансистов, чтобы управлять ими.

Наемники приезжали в Чечню со всего света — из Китая, Саудовской Аравии, Иордании… Есть свидетельства того, что на стороне боевиков воевали и граждане Украины, Казахстана, Прибалтики… Для большинства этих людей деньги не пахнут, зато пахнет их совесть. Кровью.

АМИРЖАН АМУТИ. Наемник. Прибыл из Китая. Уйгур по национальности.

По оперативным данным воевал в подразделениях Руслана Гилаева. Взят в плен при попытке выйти из селения Комсомольское.

АБД АЛЬ АЗИЗ МУХАММЕД АБД АЛЬ ВАХХАБ. Наемник. Специалист по взрывному делу. Прибыл из Дании через Турцию и Грузию. Воевал в бандформировании Алдана Чикаева. Взят в плен в селе Гойты Урус-Мартановского района.

Рядом с наемниками воевали и обычные боевики. Здесь спектр широк — от убежденных извергов до запуганных крестьян.

САЛАУДИН ТИМИРБУЛАТОВ. Один из садистов. Полевой командир среднего звена. Был начальником РОШГБ в Шатойском районе. Основная специализация — захват заложников, в том числе военнослужащих. Лично расстреливал российских солдат. Захвачен 19 марта 2000 года.

Для создания видимости государства, чеченские лидеры ввели в действие на территории республики законы шариата. Фактически, шариатские суды на территории Чечни превратились в суды линча.

ВАЛИД КУРУЕВ Шариатский судья. Работал в Старопромысловском районе Грозного. Подозревается в участии в незаконных вооруженных формированиях и пособничестве боевикам.

Захвачен в селении Старые Атаги.

Были среди боевиков и женщины. На их совести тоже десятки человеческих жизней.

Чеченская кампания; Госдума; Претензии к правительству — Левада-Центр

14-17 января c.г. ВЦИОМ провел очереднойВсероссийский опрос, по выборке, репрезентативной для взрослого (18 лет и старше) населения России по полу, возрасту, уровню образования, региону и типунаселенного пункта.

Опросы проводился в 83 населенных пунктах 33 региона страны (150 точекопроса),  в каждом участвовало 1600 человек.

 

Допустимая погрешность – в пределах 3.8%.

 

 

ЧЕЧНЯ
 
ЧЕМ, ПО ВАШЕМУ МНЕНИЮ, ПРЕЖДЕ ВСЕГО, ОТЛИЧАЕТСЯ«ВТОРАЯ» ЧЕЧЕНСКАЯ КАМПАНИЯ (1999-2000 гг.) ОТ «ПЕРВОЙ» (1994-1996 гг.)?
(данные в процентах от общегочисла опрошенных)

Ничем не отличается, это просто продолжение прошлой незавершенной кампании

35

Первая была политической ошибкой Ельцина, а сейчас военные действия оправданы и необходимы

25

Первая война велась российским командованием бездарно, без плана, с большими потерями; сейчас военные действия ведутся грамотно, при минимальных потерях с  российской стороны

28

Другое

2

Затруднились ответить

10

 

КАК ВЫ ОЦЕНИВАЕТЕ ДЕЙСТВИЯ РОССИЙСКИХ ВОЙСК В ЧЕЧНЕ: ОНИ ДОСТАТОЧНОЖЕСТКИЕ И РЕШИТЕЛЬНЫЕ ИЛИ НЕТ?

(данные в процентах,от общего числа опрошенных приведены в сравнении с результатами аналогичныхопросов, проведенных ранее)

 

Время проведения опроса

1999  г.  ноябрь

2000  г. январь

Достаточно жесткие и решительные

48

44

Недостаточно жесткие и решительные

29

38

Слишком жесткие и поспешные

7

7

Затруднились ответить

16

11

 

В ПОСЛЕДНЕЕ ВРЕМЯ СРЕДСТВА МАССОВОЙИНФОРМАЦИИ СТАЛИ ГОВОРИТЬ О ПРОБЛЕМАХ ФЕДЕРАЛЬНЫ СИЛ В ЧЕЧНЕ. С ЧЕМ ЭТО, ПРЕЖДЕВСЕГО, СВЯЗАНО?

(данные в процентахот общего числа опрошенных)

 

С действительным ухудшением положения федеральных сил

18

С тем, что раньше эти проблемы замалчивались, а теперь о  них стали говорить более открыто

42

С тем, что в преддверии президентских выборов разворачивается анти-Путинская пропаганда

15

Затруднились ответить

25

 

 

ПРАВИТЕЛЬСТВО РОССИИ

 

 

В ЧЕМ ЗАКЛЮЧАЮТСЯ ВАШИ ОСНОВНЫЕ ПРЕТЕНЗИИ К ДЕЯТЕЛЬНОСЬТИ НЫНЕШЩНЕГО ПРАВИТЕЛЬСТВА?

(данные в процентах отобщего числа опрошенных приведены в сравнении с результатами опросов,проведенных ранее)

 

Время проведения опроса 1999 и 2000 гг.

5-9 ноября

26-29 ноября

3-6 декабря

17-20 декабря

14-17 января

Нет продуманной программы выхода из кризиса

14

15

17

15

24

Низкий профессиональный уровень

3

2

2

2

7

Не может справиться с ростом цен, падением доходов населения

25

21

28

32

35

Не заботится о социальной защите населения

16

12

14

18

29

Не может обеспечить безопасность граждан, недостаточно эффективно борется с преступностью

14

9

9

11

18

Не способно справиться с террористами

10

6

7

7

11

Не может справиться с безработицей, не может обеспечить людей с работой

18

16

18

21

29

Не может справиться с кризисом в экономике, падением производства

20

16

20

20

32

Действует в интересах теневого, мафиозного капитала

2

2

2

2

7

Действует в интересах иностранного капитала

2

2

1

2

5

Коррумпировано, действует в своих собственных интересах

3

3

4

8

16

Ведет «странную» войну в Чечне

*

*

*

*

10

Другое

3

2

2

5

4

Нет претензий к деятельности правительства

24

31

25

25

7

Затруднились ответить

18

18

19

13

8

·       — вариант ответа не предлагался

 

ДУМА

 

КАКВЫ ДУМАЕТЕ, ГОСДУМА, ИЗБРАННАЯ 19 ДЕКАБРЯ, БУДЕТ РАБОТОСПОСБНЫМ ОРГАНОМ,СПОСОБНЫМ ЭФФЕКТИВНО РЕШАТЬ ПРОБЛЕМЫ, СТОЯЩИЕ ПЕРЕД РОССИЕЙ?

(данные в процентах от общего числа опрошенных)

 

Безусловно, работоспособным

11

Скорее работоспособным

42

Вряд ли работоспособным

25

Безусловно, неработоспособным

4

Затруднились ответить

19

 

 

ДАТА

 

21 ЯНВАРЯ – ГОДОВЩИНА СМЕРТИ В. И.ЛЕНИНА. С КАКИМ ИЗ СЛЕДУЮЩИХ СУЖДЕНИЙ О ЕГО РОЛИВ ОТЕЧЕСТВЕННОЙ ИСТОРИИ ВЫ БЫ СОГЛАСИЛИСЬ?

(данные в процентах от общего числа опрошенныхприводятся вместе с результатами аналогичных опросов, проведенных ранее, суммапревышает 100%, так как можно было выбрать несколько вариантов ответа)

 

Время проведения опроса

1998 г.

1999 г.

2000 г.

Память о Ленине сохранится в истории, но уже никто не пойдет по его пути

44

40

39

Идеи Ленина были искажены его последователями

37

32

34

Ленин пытался опираться на лучшие помыслы и  надежды людей, чтобы вести их к светлому будущему

28

24

26

Ленин ошибался в своих ожиданиях относительно революции и коммунизма

21

17

24

Ленин вывел нашу страну на путь прогресса и  справедливости

25

20

23

Ленин повел нашу страну по ложному пути, и это стало причиной многих несчастий и бед

19

18

19

Ленин был жестоким человеком, который с помощью насилия пытался преобразовать страну

14

14

11

Идеи Ленина и в будущем веке будут освещать людям дорогу к лучшей жизни

10

10

8

Ленин предвидел грядущую победу коммунизма во всем мире

7

3

8

Затруднились ответить

10

12

8

 

 

 

Операция «Джихад».

Как Россия проиграла чеченскую войну | История | Общество

Политические игры

В истории России 1990-х годов есть немало позорных страниц. Среди них и окончание первой чеченской войны. Конфликт, который стал следствием попустительства администрации Бориса Ельцина вооружённым группировкам в Чечне, вылился в кровопролитное противостояние с тысячами жертв.

К весне 1996 года федеральным силам удалось вытеснить боевиков в горные районы и, несмотря на все трудности, вплотную подойти к разгрому бандформирований.

Однако в Кремле накануне президентских выборов решили разыграть «миротворческую карту». Силовикам приказали прекратить активные боевые действия, что позволило боевикам приступить к перегруппировке сил.

После прошедших в конце мая 1996 года переговоров между Ельциным и сменившим убитого Джохара Дудаева Зелимханом Яндарбиевым было объявлено перемирие. Появившийся в Грозном Ельцин объявил о разгроме «мятежников» и заявил, что в России будет отменена срочная служба в армии.

Эти заявления не имели ничего общего с действительностью и были сделаны лишь для того, чтобы набрать очки в предвыборной гонке.

Находившиеся в Чечне военные оказались в труднейшей ситуации. Оперативная информация свидетельствовала — боевики готовят крупные акции, однако точных сведений о них не было. К тому же политики не давали проводить активные ответные мероприятия.

Атака на Грозный

После избрания президента Ельцина на второй срок 3 июля 1996 года боевые действия возобновились.

С мая 1996 года спецслужбы получали информацию, что в Грозный под видом местных жителей стягиваются боевики, создаются схроны с оружием и боеприпасами. Предполагалось, что они могут готовить условия для проведения рейда на Грозный, подобного тому, что был осуществлён в марте 1996 года.

Гарнизон Грозного состоял из 6000 человек из состава внутренних войск и МВД, помимо этого, около 10 000 военнослужащих Минобороны были сосредоточены в Ханкале и в районе аэропорта Северный. Непосредственно в городе было развёрнуто 22 КПП, 5 комендатур и 2 комендантских участка.

Полностью превратить город в крепость, однако, не удалось. Из 130 дорог, стекавшихся в столицу Чечни, устойчивый контроль федеральные силы имели только над 33. Это создавало удобные условия для действий террористов.

Около 5:00 6 августа 1996 года боевики начали операцию, которую они назвали «Джихад». На её первом этапе чеченские отряды вошли в Грозный со стороны Черноречья, Алды и Старопромысловского района и, умело используя недочёты в расположении опорных пунктов федеральных сил, стали перемещаться по неконтролируемым маршрутам.

Фото: www.globallookpress.com

Сражение в «слоёном пироге»

Не ставя задачу захвата всех объектов города, боевики изолировали подразделения федералов друг от друга, подвергая их постоянному обстрелу. Основной удар пришёлся по комплексу административных зданий в центре города, где оказались блокированы не только военные, но и множество гражданских лиц.

6 августа численность боевиков, действовавших в Грозном, составляла 1500–2000 человек, но затем она увеличивалась, достигнув около 6000.

Военный командир боевиков, в прошлом образцовый советский офицер Аслан Масхадов навязал федеральным силам крайне невыгодную для них тактику ведения боя. Внутри Грозного силы федералов и боевиков были перемешаны, составляя своеобразный «слоёный пирог», что лишало части регулярной армии всех преимуществ в техническом оснащении.

К тому же обнаружилось слабое взаимодействие между частями Минобороны и МВД. В течение первого дня боёв резервы вообще не вводились в бой, так как генералы полагали, что боевики, осуществив диверсию, покинут город.

Лишь 7 августа стало ясно, что их намерения куда серьёзнее.

По приказу командующего Объединённой группировкой федеральных сил в Чечне генерала Пуликовского в бой были введены штурмовые группы, которые поддерживались танками и бронетранспортёрами.

Но боевики в Грозном располагали большим количеством гранатомётов, что привело к большим потерям танков и БТР.

Развернулись тяжёлые бои с большими потерями. Лишь к 11 августа части 205-й мотострелковой бригады прорвались к комплексу правительственных зданий, что позволило эвакуировать оттуда раненых и гражданских.

Фото: www.globallookpress.com

Ультиматум генерала Пуликовского

Силы боевиков тоже были не беспредельны. К 13 августа федеральные войска разблокировали большинство опорных пунктов в городе, в осаде боевиков оставались лишь пять блокпостов. Тем временем вокруг Грозного были сосредоточены крупные силы 58-й армии, которые должны были полностью ликвидировать прорвавшиеся в город бандформирования.

Генерал Пуликовский объявил ультиматум — в течение 48 часов боевики должны сложить оружие, в противном случае по ним будет нанесён удар с применением тяжёлой артиллерии и авиации. Населению был предоставлен коридор для выхода через Старую Сунжу.

Среди правозащитников эти намерения военных вызвали настоящую истерику. Они утверждали, что мирные жители не успеют покинуть город, а вместе с ними погибнут и оставшиеся заблокированными в Грозном военные.

Добавило смятения и возвращение из отпуска генерала Тихомирова, которого Пуликовский временно замещал на посту командующего Объединённой группировкой. В отличие от Пуликовского, генерал Тихомиров заявил, что для освобождения города «готов использовать все средства: как политические, так и силовые».

Это не было отменой ультиматума, однако у боевиков появилась надежда на то, что, как и прежде, в последний момент политические игры принесут им спасение.

Фото: www.globallookpress.com

Оплёванные и опозоренные

Так в итоге и получилось. Урегулировать кризис было поручено бывшему кандидату в президенты России, а на тот момент секретарю Совета безопасности РФ «с особыми полномочиями» Александру Лебедю.

Вместе с Лебедем в Чечню прибыл и олигарх Борис Березовский, имевший в тот период большое влияние в президентском окружении.

Отставной генерал Лебедь, за которым к тому времени закрепилась слава «спасителя Приднестровья», намеревался записать в свой актив ещё одно «установление мира».

В Чечне Лебедь громогласно заявил, что российские военнослужащие деморализованы и продолжать боевые действия не могут, в связи с чем необходимо начать переговоры с боевиками.

Офицеры федеральных сил не верили своим ушам. Командующий 58-й армией Георгий Трошев вспоминал: «В Чечне боец был чумазым только сверху, зато внутри чистым. Он осознавал себя защитником единства и достоинства Родины, его враги боялись, он их бил под Шатоем, под Бамутом, под Шали, в Грозном… Он свой чумазый нос мог от гордости держать высоко. А после бегства из Чечни (под палкой Лебедя и Березовского) чувствовал себя оплёванным и опозоренным. Над ним весь мир смеялся. «Крошечная Чечня разгромила великую Россию!» — вот какая молва шла по свету. Спасибо «сердобольному генералу» — «умыл» солдата (в прямом и переносном смысле)! Так умыл, что до сих пор очиститься, отскоблиться не можем!»

Фото: www. globallookpress.com

Соглашение в Хасавюрте

Мнение Пуликовского и Тихомирова, которые были категорически против перемирия с боевиками, услышано не было. 22 августа 1996 года боевые действия в Грозном завершились.

В результате боёв в Грозном с 6 по 22 августа федеральные силы потеряли 2083 человека (494 убитыми, 1407 ранеными, 182 пропавшими без вести). На улицах города было сожжено 18 танков, 61 БМП, 8 БТР, 23 автомашины, было потеряно 3 вертолёта. Точные потери боевиков неизвестны, по ориентировочным оценкам, только убитыми чеченцы потеряли 1000–1500 человек. Тем не менее от полного разгрома их спасло вмешательство Лебедя и Березовского.

31 августа 1996 года в дагестанском Хасавюрте Аслан Масхадов и Александр Лебедь подписали заявление о разработке «Принципов определения основ взаимоотношений между Российской Федерацией и Чеченской Республикой». Этот документ более известен как Хасавюртовские соглашения.

Согласно им, боевые действия прекращались, федеральные силы выводились с территории Чечни, а решение вопроса о статусе территории откладывалось до 31 декабря 2001 года.

Фактически федеральный центр соглашался с тем, что полностью утратил контроль над республикой, передав власть боевикам.

«Хватит, навоевались», — гордо сказал Александр Лебедь во время подписания соглашений в Хасавюрте.

Фото: www.globallookpress.com

Мира не получилось

Он оказался неправ. Договорённости не принесли мира ни России, ни Чечне. Спустя два года, летом 1999-го, отряды Шамиля Басаева вторглись в Дагестан. Боевики стремились расширить своё влияние на Северном Кавказе, одновременно совершая масштабные теракты в городах России, стремясь создать атмосферу страха и паники.

Вторая чеченская война стала логичным продолжением первой, но теперь военные перестали чувствовать себя заложниками политических игр.

Хасавюртовские соглашения уже спустя несколько месяцев после их заключения в России стали называть «предательскими».

Александр Лебедь, лишившийся поста секретаря Совбеза РФ в октябре 1996 года, в 1998 году был избран губернатором Красноярского края. 28 апреля 2002 году он погиб в результате катастрофы вертолёта.

Другой подписант соглашений и руководитель операции «Джихад» Аслан Масхадов в 1997 году был избран президентом Чеченской Республики Ичкерия. Не сумев предотвратить вторжение Басаева в Дагестан, он возглавил силы террористов во время второй чеченской войны. 8 марта 2005 года Масхадов был ликвидирован в ходе спецоперации ФСБ в чеченском селе Толстой-Юрт.

Вторая чеченская война [Солдаты РФ]

В 1999 году началась Вторая чеченская война, опыт и ошибки первой войны был учтен и большинства из них удалось избежать. Российские войска быстро разгромили 10-тысячную группировку вооруженных до зубов боевиков, далее ждала партизанская война…

Вторая чеченская война занимает особое место в истории современной России. По сравнению с Первой чеченской войной (1994-1996 гг.) этот конфликт был направлен на решение одной и той же задачи: утверждение военно-силовым путём государственной власти и конституционного порядка в регионе, контроль на которым установили сторонники сепаратизма.

В то же время ситуация, сложившаяся в период между двумя «чеченскими» войнами, изменилась как в самой Чечне, так и на уровне федеральной власти России. Поэтому Вторая чеченская война протекала в иных условиях и смогла, хотя и затянувшись на почти 10 лет, закончиться положительным результатом для российской власти.

Федеральные силы в Грозном, 2000

Причины начала Второй чеченской войны

Если кратко, то главной причиной Второй чеченской войны стала обоюдная неудовлетворённость сторон итогами предыдущего конфликта и желание изменить ситуацию в свою пользу. Хасавюртовские соглашения, завершившие Первую чеченскую войну, предусматривали вывод федеральных войск из Чечни, означающий полную утрату контроля российской власти над этой территорией. В то же время юридически ни о какой «независимой Ичкерии» речи не шло: вопрос о статусе Чечни был лишь отложен до 31 декабря 2001 года.

Официальная власть самопровозглашённой Чеченской Республики Ичкерия (ЧРИ) во главе с Асланом Масхадовым не получила дипломатического признания ни от одной страны и при этом стремительно теряла влияние внутри самой Чечни. За три года после первого военного конфликта территория ЧРИ стала базой не только для криминальных бандформирований, но и для радикальных исламистов из арабских стран и Афганистана.

Именно эти силы, контролируемые лишь своими «полевыми командирами» и нашедшие мощную военную и финансовую поддержку извне, к началу 1999 года открыто заявили о своём отказе подчиняться Масхадову. Эти же военизированные формирования стали активно промышлять похищениями людей в целях последующего выкупа или обращения в рабство, наркоторговлей и организацией терактов, невзирая на провозглашённые нормы шариата.

Шамиль Басаев

Для идейного обоснования своих действий они использовали ваххабизм, который в сочетании с агрессивными методами его насаждения превратился в новое экстремистское течение. Под этим прикрытием радикальные исламисты, утвердившись в Чечне, начали расширять своё влияние на соседние регионы, дестабилизируя ситуацию на всём Северном Кавказе. Отдельные инциденты при этом перерастали во всё более масштабные вооружённые столкновения.

Стороны конфликта

В новом противостоянии, возникшем между российской властью и ЧРИ, самой активной стороной стали военизированные формирования исламистов-ваххабитов во главе с их «полевыми командирами», наиболее влиятельными среди которых были Шамиль Басаев, Салман Радуев, Арби Бараев и уроженец Саудовской Аравии Хаттаб. Численность подконтрольных радикальным исламистам боевиков оценивалась как наиболее массовая среди действующих в ЧРИ вооружённых формирований, охватывая 50-70% их общего числа.

В то же время целый ряд чеченских тейпов (родовых кланов), сохраняя приверженность идее «независимой Ичкерии», не желал открытого военного конфликта с российской властью. Масхадов следовал этой политике вплоть до начала конфликта, но далее мог рассчитывать на сохранение статуса официальной власти ЧРИ и, соответственно, продолжать конвертировать это положение в источник дохода для своего тейпа, контролирующего ключевые нефтяные компании республики, и только на стороне противников российской власти. Под его контролем действовали вооружённые формирования численностью до 20-25% всех боевиков.

Позиции российских войск в Грозном, 2000

Кроме того, значительную силу представляли собой сторонники тейпов, руководимых Ахматом Кадыровым и Русланом Ямадаевым, которые ещё в 1998 году вступили в открытый конфликт с ваххабитами. Они могли опираться на собственные вооружённые формирования, охватывающие до 10-15% всех чеченских боевиков, и во Второй чеченской войне выступили на стороне федеральных войск.

В высшем эшелоне российской власти важные изменения произошли незадолго до начала Второй чеченской войны. Президент России Борис Ельцин 9 августа 1999 года сообщил о назначении на пост главы правительства директора ФСБ Владимира Путина, публично представив его в качестве дальнейшего преемника на своём посту. Для малоизвестного на тот момент Путина вторжение боевиков-исламистов в Дагестан, а затем теракты со взрывами жилых домов в Москве, Волгодонске и Буйнакске, ответственность за которые была возложена на чеченские бандформирования, стали весомым поводом укрепить свою власть за счёт масштабной контртеррористической операции (КТО).

С 18 сентября границы Чечни были блокированы российскими войсками. Президентский Указ на проведение КТО был обнародован 23 сентября, хотя первые перемещения подразделений армии, внутренних войск и ФСБ, включённых в состав группировки федеральных сил на Северном Кавказе, начались как минимум двумя днями ранее.

Тактика ведения боя с обеих сторон

В отличие от чеченской войны 1994-1996 гг., для проведения второй военной кампании в Чечне федеральная группировка намного чаще прибегала к новой тактике, которая заключалась в использовании преимущества в тяжелом вооружении: ракетах, артиллерии, а особенно — авиации, которой чеченские боевики не располагали. Этому способствовал значительно возросший уровень выучки войск, в комплектовании которых удалось добиться минимального привлечения солдат срочной службы. Разумеется, полноценную замену «срочников» военнослужащими на контрактной основе в те годы произвести было нереально, но в большинстве случаев «добровольно-приказной» механизм с договорами на «боевое задание» охватывал солдат-«срочников», уже отслуживших примерно год.

Солдаты Второй чеченской войны

Федеральные войска широко применяли методы устройства различных засад (обычно практикуемые лишь подразделениями специального назначения в виде разведывательно-ударных групп), в числе которых:

    ожидающие засады на 2-4 из возможных путей движения боевиков;
    подвижные засады, когда в удобных для них местах располагались только группы наблюдения, а штурмовые группы размещались в глубине района операции;
    загонные засады, в которых демонстративная атака имела целью выдавить боевиков к месту другой засады, зачастую оборудованную минными ловушками;
    засады-приманки, где группа военнослужащих открыто производила какие-либо действия для привлечения внимания противника, а мины или основные засады устраивались на путях его подхода.

По расчётам российских военных специалистов, одна из подобных засад, располагая 1-2 комплексами ПТУР, 1-3 гранатометчиками, 1-2 пулемётчиками, 1-3 снайперами, 1 БМП и 1 танком, была способна нанести поражение «стандартной» бандгруппе численностью до 50-60 человек с 2-3 единицами бронетехники и 5-7 автомашинами без бронирования.

Чеченская сторона имела в своём составе сотни опытных боевиков, прошедших обучение под руководством военных советников из Пакистана, Афганистана, Саудовской Аравии методам различных диверсионно-террористических действий, в числе которых:

    уклонение от прямых столкновений на открытой местности с превосходящими силами;
    умелое использование местности, устройство засад в тактически выгодных местах;
    нападение на наиболее уязвимые объекты превосходящими силами;
    быстрая смена мест базирования;
    быстрое сосредоточение сил для решения важных задач и их рассредоточение при угрозе блокирования или разгрома;
    использование в качестве прикрытия мирного населения;
    захват заложников за пределами зоны вооруженного конфликта.

Отряд чеченских боевиков

Боевиками широко применялись минно-взрывные устройства для ограничения движения войск и диверсий, а также действия снайперов.

Подразделения и виды техники, использованные в боевых действиях

Начало войны предварялось, подобно действиям армий США и Израиля в сходных условиях, массированными ракетно-артиллерийскими обстрелами и ударами авиации по территории противника, целями которых были стратегические объекты экономики и транспортной инфраструктуры, а также укреплённые позиции войск.

В дальнейшем проведении КТО принимали участие не только Вооружённые Силы РФ, но и военнослужащие Внутренних войск МВД, и сотрудники ФСБ. Кроме того, к участию в боевых действиях активно привлекались части спецназначения всех российских «силовых» ведомств, отдельные бригады ВДВ, в том числе приписанные к Главному разведывательному управлению (ГРУ) Минообороны РФ.

Вторая чеченская война 1999-2009 гг. стала местом опробования армией и спецчастями МВД некоторых новых видов стрелкового оружия, хотя и в относительно скромных количествах. В их числе:

    9-мм бесшумный автомат АС «Вал» со сложенным прикладом;
    9-мм бесшумная снайперская винтовка ВСС «Винторез»;
    9-мм автоматический бесшумный пистолет АПБ с прикладом;
    гранаты РГО и РГН.

Российский военнослужащий

В плане боевой техники, состоящей на вооружении федеральных сил, военные специалисты наилучших оценок удостоили вертолёты, которые, по сути, отражали ещё советский опыт успешных действий в Афганистане. Из числа российских войск, оснащённых эффективно показавшей себя современной техникой, следует также отметить подразделения электронной разведки.

В то же время танки, представленные моделями Т-72 в модификациях АВ, Б, Б1, БМ и небольшим числом Т-80 БВ, достаточно успешно отвоевав на открытой местности, вновь понесли чувствительные потери (49 из примерно 400) в уличных боях при штурме Грозного 1999-2000.

9 вопросов о Чечне и Дагестане, которые вы постеснялись задать

Естественно, вас могут интересовать Чечня и Дагестан, которые, без сомнения, будут часто упоминаться в репортажах о братьях Царнаевых. Этот пост представляет собой простое объяснение для начального уровня об этих российских регионах и их годах конфликтов и травм, написанное для того, чтобы дать общее представление всем, кто заинтересован.

1) Что такое Чечня и Дагестан?

Продолжение истории ниже объявления

Самый простой ответ: это две федеральные единицы России, обе на крайнем юго-западе страны. Они маленькие, гористые, преимущественно мусульманские и отмечены годами конфликтов и движений за независимость.

Регионы известны своим разнообразием и живописной красотой, но они также, к сожалению, прославились как горячие точки внутрироссийского конфликта.

2) Почему конфликт в Чечне и Дагестане?

Чтобы понять это, вы должны знать, что прошло почти 200 лет с тех пор, как они были независимыми. В начале 1800-х годов русский царь Николай I возглавил вторжение на Кавказ, включая регионы, которые мы теперь знаем как Чечня и Дагестан.После десятилетий сражений они были включены в состав Имперской России и с тех пор находятся в той или иной форме под властью России.

История продолжается под рекламой

Чечня и, в меньшей степени, Дагестан периодически восставали против Москвы, иногда с применением насилия, пытаясь добиться независимости. Частью этого насилия руководили сепаратисты, часть — «джихадисты», исповедующие крайнюю версию ислама. Часть из них была направлена ​​против местных промосковских властей, часть — против людей в самой Москве, а в самые тяжелые годы после распада Советского Союза — против российских войск, посланных в регион для подавления восстаний. .

3) Кажется, я слышал что-то о войне 1990-х годов. Это правильно?

На самом деле две войны. Первая чеченская война началась в 1994 году. Несколькими годами ранее, когда распался Советский Союз и его различные регионы либо отделились, либо договорились о своем месте в составе новой Российской Федерации, переговоры Москвы с чеченскими представителями провалились. Националистические движения набирали силу в Чечне в течение многих лет, некоторые из них были вооружены, и в 1991 году бывший генерал советских ВВС маневрировал, чтобы стать президентом Чечни, после чего он быстро провозгласил независимость. Три года спустя Россия отправила десятки тысяч солдат, чтобы вторгнуться в Чечню и отвоевать ее.

Продолжение истории под рекламой

Первая чеченская война, длившаяся почти два года, была жестокой: бои унесли тысячи жизней, в том числе множество мирных жителей. чеченские группировки превратились в повстанческие формирования; Правозащитные группы обвинили российские войска в суммарных казнях мужчин в их домах, преднамеренной стрельбе по жилым кварталам и, согласно одному отчету Хьюман Райтс Вотч, в организации «резни» в городе Самашки, которая, по данным Организации Объединенных Наций, закончилась более 100 гражданских смертей.В конце концов, Россия вернула себе Чечню.

Первая война и ее последствия, согласно отчету Международной кризисной группы, «превратили националистическое дело в исламистское с компонентом джихада». Влияние джихадистских группировок начало расти, и в 1999 году базирующаяся в Чечне группировка вторглась в соседний российский регион Дагестан. Они захватили несколько деревень, объявили войну Москве и заявили, что Дагестан теперь является независимым исламским государством. Вновь вошли русские войска.

Вторая чеченская война, как и первая, унесла тысячи жизней, в том числе многих мирных жителей, сравняла с землей обширные территории страны и была отмечена утверждениями о чудовищных нарушениях прав человека с обеих сторон. Хотя война длилась менее года, она просочилась в соседний Дагестан, как и последовавшее десятилетие повстанческого движения и военного присутствия.

История продолжается под рекламой

4) Но теперь все кончено, верно?

Не совсем, нет. По данным Крайсис Груп, в регионе сохраняется низкий уровень насилия со стороны повстанцев, и в настоящее время Чечней управляет лидер, известный своей верностью Москве, консолидацией власти, а иногда и жестокими репрессиями, ни один из которых не смог полностью устранить основные проблемы, которые привели к к войнам в первую очередь. Там продолжают действовать джихадистские группировки.

Насилие и экстремизм вышли за пределы Чечни и Дагестана. В 2002 году боевики, заявившие, что представляют исламистских чеченских сепаратистов, захватили переполненный театр в Москве, взяв в заложники сотни мирных жителей. В микрокосме более крупного конфликта российские силы ответили, наполнив театр ядовитым газом, от которого погибли 130 заложников. Все боевики были уничтожены. В 2010 году две женщины, предположительно чеченские исламистские повстанцы, взорвали бомбу в московском метро, ​​в результате чего погибло 40 человек.

Продолжение истории под рекламой

5) Это немного меня сбивает. Можем ли мы сделать перерыв на музыку?

Хорошая идея. Вот песня популярного чеченского певца Тимура Мукураева под названием «Иерусалим». Песня, которую я не одобряю, а отмечаю как объектив для более крупного конфликта, немного противоречива.

Муцураев родился в Советской Чечне в 1976 году. В 1994 году, в возрасте 18 лет, Муцураев присоединился к своим сверстникам в борьбе против российских войск, которых они считали захватчиками.К началу Второй чеченской войны его скорбные русскоязычные песни приобрели поклонников.

Эта песня стала чем-то вроде гимна повстанцев во время той войны. Это также отразило поворот движения к воинствующему исламизму. Песня одобряет джихад, хотя неясно, имеет ли он в виду использование более широкого определения борьбы или же он специально принимает более узкое, глобальное определение, поддерживаемое «Аль-Каидой» и подобными группами. Текст песни умоляет Бога о силе во время тьмы и о «жестоких битвах впереди».

Продолжение истории под рекламой

6) Почему эти люди на Кавказе так рвутся оторваться от России? , колеблясь от сепаратизма к национализму, от исламизма к всеобщему беззаконию, или это было частью последовательной борьбы за освобождение от власти Москвы

Трудно разделить эти два явления, особенно учитывая долгую и травмирующую историю Чечни и Дагестана с Москвой. Например, после того, как чеченские повстанцы попытались завоевать независимость во время Второй мировой войны, но потерпели неудачу, Иосиф Сталин утвердил план насильственного переселения более 400 000 чеченцев, разбросав их по всему Советскому Союзу и подорвав саму идею особой чеченской идентичности. (Некоторые из них оказались в Кыргызстане, что может объяснить, почему один из Царнаевых, как сообщается, родился там.) И само восстание 1940-х годов было частичным ответом на депортацию имперской Россией 100 000 чеченцев поколением ранее.

Продолжение истории под рекламой

7) Итак, кого мы обвиняем в насилии? Это Москва? Джихадисты?

Это не так просто. Во-первых, во что бы ни верили подозреваемые в Бостонском марафоне и кого бы они ни обвиняли, кавказский конфликт имеет слишком сложную историю, чтобы его можно было связать с какой-то одной группой или идеологией.

Один писатель назвал конфликт с Москвой «циклом маргинализации, насильственного восстания и депортации, который поглотил народы Северного Кавказа.

Во втором отчете Крайсис Груп, в котором конфликт на Кавказе назван самым жестоким в Европе, поясняется: «Коренные причины насилия кроются как в этнической принадлежности, государственном потенциале и слабой интеграции региона в Россию, так и в религии».

История

8) Дела в Чечне и Дагестане вообще улучшаются? регулярная часть жизни, часто против полицейских или правительственных целей, джихадистские группы все еще действуют в небольшом количестве в регионе, и, конечно же, взрыв в московском метро в 2010 году произошел всего три года назад.Ни региональные правительства, ни Москва, похоже, не столько пытаются решить основные проблемы, сколько подавляют экстремизм и насилие.

Эта строка из второго доклада Крайсис Груп почти навязчива своей потенциальной прозорливостью: «Эти суровые меры [правительств России и Кавказа] мало что делают для того, чтобы убедить радикально настроенные части населения отдать свою верность российскому государству. вместо этого стимулировать новое поколение разочарованной молодежи «присоединиться к лесу» (перейти к повстанцам) в поисках мести или другого политического порядка.»

9) Это было слишком долго, поэтому я перешел к концу. В чем суть?

Конфликт в Чечне и Дагестане сейчас относительно спокойный, но в той или иной форме продолжается уже почти 200 лет

Проблемы, лежащие в основе конфликта, остаются: чеченцы и другие народы Кавказа борются за сохранение своей идентичности, отличной от большей российской массы, Москва и промосковское правительство в Чечне работают над подавлением экстремизма и насилие, а не устранение лежащих в основе обид; экстремизм и джихадизм заполняют пустоту, оставленную двумя ужасными войнами 1990-х годов; молодые люди чувствуют себя обездоленными, а процветание на самом деле не наступило.

Ничто из этого не обязательно означает, что чеченский и дагестанский конфликты определят или «объяснят» то, что произошло на Бостонском марафоне, но по мере появления новых биографических подробностей, связывающих этих двух молодых подозреваемых с беспокойной и малопонятной частью мира, это не помешает лучше понять, что там происходит и почему это так беспокоит.

Чечня Краткие факты — CNN

Хронология

1991 — Чечня начинает борьбу за независимость от распадающегося Советского Союза.

1994 Российская Федерация направляет в Чечню 35-40 тысяч военнослужащих для подавления восстания.

Февраль 1995 Грозный падает перед русскими войсками.

27 мая 1996 г. — Объявлено прекращение огня, но бои продолжаются. Чеченские повстанцы захватывают ключевые правительственные объекты.

31 августа 1996 г. Подписано мирное соглашение, вскоре российские войска выводятся. За два года боев погибло 120 000 чеченцев и 3 000 российских солдат.

Август 1999 Исламистские повстанцы совершают вторжения в соседний Дагестан. Российские войска в ответ вторгаются в Чечню в сентябре.

Сентябрь 1999 Взрывы жилых домов в Москве, Буйнакске и Волгодонске, в результате которых погибло около 300 человек.

Февраль 2000 Российские войска берут под свой контроль Грозный, и конфликт начинает стихать.

Июль 2000 Боевики совершили пять взрывов террористов-смертников на российских базах безопасности.Самая смертоносная атака унесла жизни 54 человек.

Октябрь 2002 г. — Чеченские боевики захватили театр в Москве и держат в заложниках более 700 человек. Российские силы используют неизвестный газ для усмирения боевиков. Все 41 повстанец и 129 заложников погибают.

Май 2003 Пятьдесят девять человек погибли, когда два террориста-смертника въехали на грузовике, начиненном взрывчаткой, в правительственный комплекс на севере Чечни.

Июнь 2003 Теракт смертника унес жизни 16 человек на концерте в Москве.

Февраль 2004 г. 40 убитых и 100 раненых, когда террорист-смертник взорвал бомбу в поезде московского метро.

Май 2004 г. Убит президент Чечни Ахмад Кадыров. Кадыров был избран президентом Чечни при поддержке России.

24 августа 2004 г. Практически одновременно взорваны два российских пассажирских самолета, погибло 89 человек. взрыв у станции метро на северо-востоке Москвы. 1-5 сентября 2004 г. — Вооруженные нападавшие ворвались в школу в Беслане на юге России и взяли в заложники не менее 1200 человек, включая детей. Сообщается, что захватчики заложников требуют освобождения более двух десятков пленных и вывода Россией всех своих сил из Чечни. Сообщается, что некоторые из захвативших заложников носят пояса со взрывчаткой, использовавшиеся при подрывах террористов-смертников.

2 сентября 2004 г. Некоторые заложники освобождены.

3 сентября 2004 г. — Российские войска прекратили противостояние в бесланской школе, в которой чеченские боевики взяли в заложники несколько сотен учеников, учителей и родителей.

5 сентября 2004 г. Российские власти берут под стражу одного подозреваемого, так как число погибших составляет не менее 335 заложников, в том числе 156 детей, а также 26 захватчиков заложников и 10 солдат российского спецназа.

17 сентября 2004 г. — В электронном сообщении, размещенном на сайте чеченских повстанцев Kavkazcenter.com, лидер чеченских террористов Шамиль Басаев берет на себя ответственность за несколько недавних терактов в России, включая взрыв в московском метро, ​​взрывы на борту двух пассажирских самолетов и захват заложников в школе в Беслане.

Июль 2006 г. Шамиль Басаев убит, но точные подробности неизвестны.

ноябрь 2006 г. Абу-Хавс, которого называют командиром всех иностранных боевиков на Северном Кавказе, убит силами безопасности.

Июнь 2008 г. — По данным ЮНИСЕФ, с 1994 г. от мин, оставшихся после чеченско-российского конфликта, погибло 700 человек.

Апрель 2009 г. — Россия объявляет об окончании 10-летней антитеррористической операции в Чечне, повстанческое движение в значительной степени подавлено. 29 марта 2010 г. — Женщины-смертницы подорвали взрывчатку на двух станциях московского метрополитена в утренний час пик. Российские официальные лица предполагают, что виноваты чеченские сепаратисты.

28 августа 2010 г. Чечня сообщает о гибели 12 боевиков и двух сотрудников милиции в перестрелке, в ходе которой 30 боевиков напали на родной поселок президента Чечни Рамзана Кадырова.

19 октября 2010 г. Трое хорошо вооруженных людей напали на здание парламента в Грозном.В результате нападения погибли два сотрудника полиции и помощник парламентария, 17 человек получили ранения.

7 февраля 2011 г. — Лидер чеченских боевиков Доку Умаров взял на себя ответственность за взрыв 24 января 2011 г. в московском аэропорту Домодедово, в результате которого погибли 36 человек.

26 мая 2011 г. — Соединенные Штаты добавили «Имират Кавказ», чеченскую группировку, базирующуюся на Северном Кавказе, в свой список террористических группировок. 18 марта 2014 г. — По сообщению сайта чеченских джихадистов, скончался лидер повстанцев Доку Умаров.

4 декабря 2014 г. — Боевики, которых называют исламскими боевиками, напали на здание в Грозном, убив не менее 20 человек.

Май 2017 — Кадыров заявил агентству Интерфакс, что геев не существует. Он говорит: «В чеченском обществе не существует такого понятия, как нетрадиционная ориентация».

14 января 2019 г. — Российская ЛГБТ-сеть публикует заявление в связи с «новой волной преследований ЛГБТ в Чечне». Считается, что около 40 человек были задержаны и по меньшей мере два человека погибли в результате пыток.

Поддерживало ли правительство США чеченский сепаратизм?

Частично верно: нет общедоступных доказательств того, что США когда-либо оказывали прямую материальную поддержку вооруженным чеченским сепаратистским группировкам, не говоря уже о базирующихся на Северном Кавказе боевиках, которые участвовали в террористических атаках. Однако официальные лица США открыто встречались с Ильясом Ахмадовым, который представлял чеченское сепаратистское движение и которого российское правительство назвало террористом. Кроме того, бывший и действующий У.Правительственные чиновники С. публично выразили сочувствие «умеренным» чеченским сепаратистам и сепаратистскому делу.

Источник претензии: Президент РФ Владимир Путин

Президент России Владимир Путин обвинил Соединенные Штаты в прямом диалоге с чеченскими сепаратистами, которых он сравнил с Усамой бен Ладеном, вскоре после захвата заложников в школе в североосетинском городе Беслан, который произошел 1 сентября. 3 ноября 2004 года, ответственность за которое взял на себя печально известный чеченский полевой командир Шамиль Басаев.Выступая после теракта, Путин обратился к западным экспертам в области политики на первом закрытом заседании дискуссионного клуба «Валдай». там, по сообщению CNN, он подверг критике тенденцию США рассматривать антироссийских боевиков в Чечне как «борцов за свободу», а не как террористов. В частности, он утверждал, что американцы встречались с представителями чеченских сепаратистов и что жалобы России на эти контакты были встречены ответом, что США «оставляют за собой право разговаривать с кем угодно». 1

В 2015 году Путин вновь рассказал о связи боевиков с Северного Кавказа с официальными лицами США. В интервью телеканалу «Россия» он сказал, что «однажды наши спецслужбы зафиксировали прямые контакты между повстанцами с Северного Кавказа и представителями спецслужб США в Азербайджане»; Путин предположил, что последний даже «помогал с транспортом» боевикам. 2  Его жалобы по этому поводу в U.Администрация США, по его словам, закончилась письмом американской разведки, в котором говорилось, что правительство США имеет право поддерживать контакты «со всеми оппозиционными силами в России».

Затем Путин обвинил спецслужбы США в оказании прямой поддержки «террористам» в России в документальном фильме Оливера Стоуна «Интервью Путина» 2017 года, заявив, что «когда возникли эти проблемы в Чечне и на Кавказе, американцы, к сожалению, поддержали эти процессы. Мы считали, что холодная война закончилась, что у нас прозрачные отношения с остальным миром, с Европой и Соединенными Штатами.С., и мы, конечно, рассчитывали на [их] поддержку, но вместо этого мы были свидетелями того, что американские спецслужбы поддерживали [этих] террористов… У нас тогда было очень уверенное мнение, что наши американские партнеры на словах говорили о поддержке России, нужно сотрудничать, в том числе бороться с терроризмом, а на самом деле они использовали этих террористов для дестабилизации внутриполитической ситуации в России». 3 Относительно доказательств этих утверждений Путин заметил, что «что касается информации и политической поддержки, которая была очевидна для всех, никаких доказательств не требуется.Это было сделано публично. Что касается оперативной и финансовой поддержки, то у нас есть такие доказательства, и более того, мы представили их нашим американским коллегам. … Я даже показал ему [президенту Джорджу Бушу-младшему] имена сотрудников спецслужб США, законтрактовавших [ sic ] боевиков с Кавказа… Они оказывали техническую поддержку, перевозили боевиков из одного места в другое». 4

Утверждения Путина поддержал ряд других российских официальных лиц, в том числе глава промосковской администрации Чечни, бывший повстанец Рамзан Кадыров, а также сотрудники Федеральной службы безопасности (ФСБ) России.В частности, в 2001 году ФСБ утверждала, что Ризван 5 Читигов, уроженец Чечни, который, как сообщается, участвовал в военных операциях от имени непризнанного чеченского сепаратистского правительства, вероятно, был «агентом ЦРУ». Когда в марте 2005 года местные силовики убили Читигова, ФСБ повторила это заявление, утверждая, что он какое-то время жил в США в начале 1990-х годов и, возможно, имел грин-карту. (В российских новостях утверждалось — предположительно на основании информации местных служб безопасности — что Читигов служил У.С. Марин и что на момент убийства на нем был жетон; однако, как сообщается, надпись на бирке не соответствует формату Корпуса морской пехоты США. См. подробности ниже.)

Замечания Путина и его подчиненных можно разбить на два отдельных заявления:

  • Претензия № 1 : Представители правительства США встретились с представителями вооруженных чеченских сепаратистских группировок, которых российское руководство назвало и/или официально признало террористами.
  • Претензия № 2 : U.Правительство С. оказывало прямую материальную поддержку и/или разведывательные данные вооруженным группам, действующим в Чечне и/или других частях Северного Кавказа, которые Москва описывала и/или официально определяла как террористические.

Проверка заявления №1 : Представители правительства США встретились с представителями вооруженных чеченских сепаратистских группировок, которых российское руководство охарактеризовало и/или официально признало террористами.

Правительство США, которое поддерживало политическое урегулирование второго конфликта в Чечне (1999-2009 гг.) и не приравнивало всех сепаратистов к террористам, в начале 2000-х годов разрешило несколько визитов Ильяса Ахмадова, министра иностранных дел непризнанного сепаратистского правительства Чечни; в 2004 году У.Иммиграционный судья С. предоставил Ахмадову убежище — при поддержке нескольких действующих сенаторов и бывших политиков. Сообщается, что Ахмадову разрешались «незаметные» встречи с представителями Госдепартамента США в начале 2000 г., октябре 2000 г. и марте 2001 г., несмотря на возражения России; По сообщениям, покойный сенатор Джон Маккейн сказал, что встречался с Ахмадовым трижды. В конце 2002 года прокуратура Дагестана, республики, граничащей с Чечней, выдала ордер на арест Ахмадова в связи с его предполагаемой причастностью к планированию и осуществлению вооруженного вторжения джихадистов из Чечни в Дагестан в сентябре 1999 года.По словам Брайана Г. Уильямса, профессора исламской истории Массачусетского университета в Дартмуте и автора книги «Ад в Чечне», вторжение в Дагестан было предпринято салафитско-джихадистскими группировками внутри Чечни при поддержке боевиков-единомышленников из Дагестана. , не был поддержан «умеренными» фракциями в чеченском правительстве, включая Ахмадова. Однако российские власти утверждали, что Ахмадов был связан с террористической деятельностью; Ахмадов отверг эти обвинения. В августе 2004 года российские официальные лица заявили, что Россия обратилась в Интерпол с просьбой добавить Ахмадова в свой список разыскиваемых лиц и что российское правительство обратилось к У.С. о его экстрадиции, а официальный представитель МИД России Александр Яковенко назвал Ахмадова «пособником террористов». В 2005 году официальный представитель посольства России в Вашингтоне снова заявил, что в глазах Москвы Ахмадов является «террористом, в этом нет никаких сомнений». сделать аналогичное официальное обозначение для него или для непризнанного чеченского сепаратистского правительства, которое он представлял в конце 1990-х и начале 2000-х годов.Министерство внутренней безопасности США (DHS) первоначально обжаловало убежище Ахмадова, как сообщается, назвав его террористом и пытаясь депортировать его в Россию; однако через несколько месяцев DHS отклонило апелляцию, как сообщается, из-за отсутствия доказательств.

Наша группа внутренних и внешних исследователей не нашла общедоступных доказательств утверждений Путина о контактах разведки США с чеченскими сепаратистами через Азербайджан. (В просочившейся телеграмме Госдепартамента от 2006 года о новых подходах к чеченскому конфликту, написанной тогдашним послом Уильямом Бернсом, рекомендуется поощрять Азербайджан к «сдерживанию нестабильности на Северном Кавказе» путем «[s]укрепления пограничных сил» и наращивания торговли. , в том числе .)    

Проверка заявления № 2 : Правительство США оказывало прямую материальную поддержку и/или разведывательные данные вооруженным группам, действующим в Чечне и/или других частях Северного Кавказа, которые tMoscow описали и/или официально определили как террористические.

Многочисленные поиски в открытых источниках нашей командой исследователей не дали никаких доказательств прямой поддержки правительством США вооруженных групп, действующих в Чечне и/или других частях Северного Кавказа.Команда не нашла публичных доказательств того, что Соединенные Штаты поддерживали терроризм, направленный на достижение независимости Чечни, хотя российские власти действительно заявляли, что некоторые действия официальных лиц США приравнивались к такой поддержке. К ним относятся предоставление Ахмадову убежища в 2004 году; в том же году он получил финансируемую из федерального бюджета стипендию от Национального фонда за демократию, в которой упоминалась его работа «по привлечению международного внимания к гуманитарной трагедии в Чечне и содействию прекращению войны с Россией путем переговоров».В 2008 году, после того как Москва признала две самопровозглашенные грузинские республики суверенными государствами, Маккейн, в то время предполагаемый кандидат в президенты от республиканцев, как сообщается, сказал, что «западные страны должны подумать о независимости Северного Кавказа и Чечни».

Кроме того, российская пресса указывала на предполагаемое присутствие агентов ЦРУ в Чечне как на еще одно свидетельство злонамеренных намерений США в регионе. Излишне говорить, что такие утверждения трудно ни подтвердить, ни опровергнуть.Как отмечалось выше, один поиск в открытых источниках выявил утверждение ФСБ о том, что чеченский повстанец Читигов мог быть агентом ЦРУ; это требование не содержало каких-либо подтверждающих доказательств.

Кроме того, российская газета «КоммерсантЪ» утверждала, что Читигов провел четыре года в США в начале 1990-х годов, прибыв туда благодаря «услугам какого-то международного мусульманского фонда», и что Читигов сообщил соотечественникам, что служил «на контрактной основе в морской пехоте США». батальон» пока есть. Газета не назвала ни основания, ни источника утверждения о военной службе Читигова.И «Коммерсант», и «Лента.ру» утверждали, что Читигов носил опознавательный жетон морской пехоты США; однако, как отмечалось выше, в обоих изданиях сообщается надпись «Читигов Ризван Умарович. Чечня. 1965» не соответствует формату морской пехоты для таких тегов, которые включают фамилию, имя и отчество, группу крови, номер социального страхования и религиозные предпочтения. Марк Крамер, директор Гарвардского проекта исследований холодной войны, провел поиск в Национальном центре кадровой документации вскоре после смерти Читигова и не нашел сведений о том, что кто-либо с таким именем служил в каком-либо роде вооруженных сил. Крамер сказал Russia Matters, что «Читигов ненадолго посетил Соединенные Штаты в начале 1990-х годов», но что он «никогда не был связан с вооруженными силами США или каким-либо правительственным агентством США». Чтобы подтвердить выводы Крамера и из-за сложности доступа к последним иммиграционным записям без письменного согласия или выданных государством свидетельств о смерти, Russia Matters подала запросы в соответствии с Законом о свободе информации в Национальный центр кадрового учета и ФБР, оба из которых могли бы обнародовать информацию, если таковая имеется, касающуюся иммиграционной и/или военной службы Читигова.Оба запроса не выявили документов, связанных с человеком с таким именем.

Заявления об обнаружении американского оружия в Чечне использовались для поддержки идеи о том, что США оказывали материальную поддержку повстанцам. В 2017 году, после выхода фильма Стоуна, российское государственное информационное агентство РИА Новости опубликовало утверждения о том, что США предоставили зенитно-ракетные комплексы «Стингер» экстремистам в Чечне. Такие претензии уже появлялись. В октябре 1999 года Радио Свобода сообщило, что вице-президент самопровозглашенной Чеченской Республики Ичкерия Ваха Арсанов заявил о наличии у него 50 ракетных комплексов «Стингер» и показал это оружие по местному телевидению.В том же месяце сепаратистский президент Аслан Масхадов заявил, что силы сепаратистов сбили российский самолет с помощью «Стингера». Неизвестно, был ли этот самолет сбит ракетой американского или советско-российского производства (некоторые из последних применялись повстанцами). Также в октябре 1999 года российские официальные лица заявили, что талибы направили «Стингеры» чеченским боевикам. В отчете Центра анализа стратегий и технологий, базирующегося в Москве аналитического центра, занимающегося вооружениями и военными вопросами, говорится, что эти системы были созданы из оставшихся в Афганистане запасов моджахедов, которых СШАС. пытался выкупить. Аналитик Ольга Оликер представила альтернативное объяснение, предположив, что слухи о печально известной системе вооружения были сильно преувеличены в рамках чеченской дезинформационной кампании, направленной на снижение морального духа российских летчиков, и что у сепаратистов никогда не было значительного количества систем. Оликер утверждает, что «наиболее вероятным их источником был Афганистан», но, поскольку Соединенные Штаты прекратили отправку «Стингеров» в 1988 году, любые ракеты, которые были у повстанцев, «были в аварийном состоянии и непригодны для использования.

Некоторые базирующиеся в США неправительственные организации предоставили возможность для поддержки вооруженных групп в Чечне. Одна группа, действовавшая в Соединенных Штатах, Международный фонд благотворительности (BIF), который функционировал под видом организации по оказанию гуманитарной помощи, перекачивал деньги повстанцам на Северном Кавказе. Согласно судебным документам США, в 2000 году БИФ потратил более 40 процентов своего бюджета на прямые денежные переводы и поставку медицинского оборудования и другой материальной помощи вооруженным группам, которые во внутренних документах были идентифицированы как «чеченские моджахеды».

Однако не было представлено достоверных доказательств того, что эта организация действовала от имени правительства США. Более того, согласно судебным документам, веб-сайт, связанный с BIF, «предполагает тайную [США] финансовую поддержку русских, воюющих в Чечне», и пишет, что сторонники должны «рассматривать их всех [США и Россию] как [своих] врагов и в той же группы». В 2002 году Министерство финансов США определило BIF как финансиста терроризма, а его директор Энаам Арнаут был приговорен к 11 годам тюремного заключения судом США.суд С. в 2003 г. РИА обвинило несколько других исламских ассоциаций помощи США в оказании поддержки сепаратистам; однако эти обвинения расплывчаты и не поддаются проверке.

Неправительственной организацией, возможно, наиболее тесно связанной с поддержкой США сепаратистов на Северном Кавказе, был Американский комитет мира в Чечне (ACPC). Это была инициатива Freedom House, частично финансируемая государством, под председательством бывшего советника по национальной безопасности США Збигнева Бжезинского и бывшего госсекретаря Александра Хейга.В 2004 г. международная пресса привлекла к себе пристальное внимание международной прессы за предполагаемую поддержку чеченских повстанцев; однако мы не обнаружили никаких признаков того, что эта группа когда-либо пыталась напрямую поддерживать боевиков на местах, за исключением лоббирования того, чтобы «Россия предприняла конструктивные шаги для переговоров о мирном урегулировании конфликта с руководством чеченского правительства». Тем не менее, вполне вероятно, что такое сообщение, исходившее от агрессивно настроенных бывших представителей внешнеполитической элиты США, было воспринято в Москве как молчаливая поддержка Соединенными Штатами целей сепаратистов.

В целом США, похоже, проводят различие между такими фигурами, как чеченский сепаратист, ставший джихадистом Басаевым, которого США объявили террористом в августе 2003 г., и теми, кого один из представителей ACPC назвал «мейнстримом чеченского сопротивления». Россия не проводила такого разграничения, считая и Ахмадова, и Басаева террористами. США были готовы относиться к сепаратистам как к партии с обоснованными политическими интересами, хотя США не признавали независимость Чечни; однако наша группа исследователей не смогла найти никаких доказательств того, что эта негласная политическая поддержка когда-либо приводила к оперативной или финансовой поддержке вооруженных групп, действующих в Чечне и/или других частях Северного Кавказа.

Сноски:

  1. Перевод CNN.
  2. Переводы в этом абзаце и в других местах проверки фактов сделаны RM, если не указано иное.
  3. Перевод кинематографистов.
  4. Перевод кинематографистов.
  5. Иногда пишется «Резван».

Роль США в Чечне — Фонд Карнеги за Международный Мир

В понедельник Россия выдвинула ультиматум гражданам столицы Чечни — уезжайте до субботы или умрите.Правда, после резких слов со стороны США и остального мира Россия через день отступила. Но вчера президент Борис Ельцин снова бряцал оружием, на этот раз зловеще напомнив президенту Клинтону, что Россия «имеет полный арсенал ядерного оружия». Такая шумиха заслуживает быстрого и твердого ответа. Но администрация Клинтона, как обычно, колеблется. Хотя ранее на этой неделе сам президент предупредил, что Россия заплатит «высокую цену» за свое поведение в Чечне, это предупреждение, по-видимому, взволновало г-на Путина.Вспышка Ельцина — г-н Клинтон не желает вставлять зубы в эту риторику.

Почему? У Соединенных Штатов, как утверждают высокопоставленные представители администрации, мало рычагов, на которые можно было бы надавить. И они говорят, что если мы воспользуемся имеющимися у нас рычагами, например, приостановим финансовую помощь России, мы подорвем наши более крупные национальные интересы в том, чтобы помочь России построить демократическое рыночное общество и защитить ее ядерные материалы.

Эта позиция неверна. Война в Чечне сама по себе является серьезной угрозой демократии в России.Он разжигает этническую ненависть среди россиян и выкачивает финансовую поддержку нереформированному военному и военно-промышленному комплексу. Он обеспечивает прикрытие для преемников КГБ. которые осмеливались издеваться над гражданами России. Самое главное, поглощая скудные ресурсы России, война ослабляет реакцию страны на социально-экономический кризис, который представляет гораздо более серьезную угрозу долгосрочной безопасности, чем все, что произошло в Чечне или вокруг нее за последние несколько лет.

Если Соединенные Штаты подкрепят свое красноречие действием, прислушаются ли к ним русские? Есть несколько причин думать, что они будут. Самое главное, что русские уважают силу. Премьер-министр Владимир Путин стал феноменально популярным во многом благодаря тому, что продемонстрировал жесткость в отношении чеченских повстанцев. Точно так же нам нужно продемонстрировать решимость в защите наших ценностей и принципов, если мы когда-нибудь надеемся убедить Москву начать переговоры с Чечней. Кроме того, несмотря на все свои антизападные разговоры, россияне опасаются изоляции от Запада. Большинство представителей элиты имеют свои сбережения и инвестиции в западных учреждениях. Бегство капитала не прекращается.Российские элиты должны понять, что, продолжая войну в Чечне, они изолируют себя от Запада и ставят под угрозу свои инвестиции. Более того, поддержка войны не так велика, как многие на Западе считают. Согласно недавним опросам общественного мнения, треть россиян выступают против вмешательства России. Некоторые критики ищут поддержки у Запада. Я разговаривал с некоторыми из этих людей, в том числе с ведущими бизнесменами, когда был в Москве в прошлом месяце. Они хотели, чтобы США заняли жесткую, принципиальную позицию по Чечне.Они думали, что давление со временем окажет влияние и побудит больше россиян высказываться. Кроме того, большинство, поддерживающее войну, начинает колебаться. Недавний опрос Всероссийского центра общественного мнения показывает, что почти половина всех россиян поддержали бы переговоры с чеченским руководством.

Опросы также показывают, что жесткие отношения с Россией, как опасается администрация Клинтона, не помогут коммунистическим и ультранационалистическим партиям на парламентских выборах, которые состоятся через девять дней.Практически каждая крупная политическая партия в России уже поддерживает войну, даже реформистский Союз правых сил. Единственными партиями, зафиксировавшими рост голосов в результате войны, являются реформаторы и проправительственный блок региональных губернаторов. Поддержка коммунистов не ослабла за последние несколько недель; ультранационалисты чувствуют себя плохо. Ничто из того, что говорят или делают Соединенные Штаты, вряд ли изменит ситуацию.

Как нам пожестче с Москвой? Приостановить все кредиты Международного валютного фонда и Экспортно-импортного банка и прямо связать приостановку с войной в Чечне.Эти займы никоим образом не должны даже косвенно финансировать военную операцию. Вместе с нашими союзниками пересмотрите всю техническую помощь России. Приостановить любую помощь, оказываемую непосредственно российскому правительству, за исключением программ, связанных с ядерным оружием и материалами. Продолжить помощь, которая приносит непосредственную пользу региональным правительствам, частному бизнесу и частным лицам, способствуя тем самым демократическим и рыночным реформам. Предупредить, что продолжение чеченской войны поставит под угрозу приглашение России на встречи семи наиболее промышленно развитых стран.Усилить нашу поддержку Грузии, кавказской нации, которая подвергается все большему давлению со стороны Москвы из-за ее предполагаемой поддержки чеченских повстанцев.

Конечно, ни одно из этих действий не убедит Москву немедленно перейти к политическому решению в Чечне. Но со временем давление, наряду с неизбежной боевой усталостью россиян, подтолкнет Москву к урегулированию путем переговоров. Разрешить этот спор мирным путем — лучшее, что может сделать администрация Клинтона, если, конечно, она все еще верит, что у демократии в России есть шанс.

Политика США в отношении Чечни

Председатель Найтхорс Кэмпбелл, сопредседатель Смит и уполномоченные СБСЕ, спасибо за приглашение выступить сегодня по Чечне. Администрация приветствует эту возможность обсудить политику США в отношении Чечни и события последних нескольких месяцев.

Как вы все знаете, нынешнему конфликту в Чечне через несколько месяцев будет идти третий год. Наступивший вслед за первым конфликтом в Чечне 1994-1996 годов, этот последний конфликт затянулся почти в два раза дольше, но с такой же трагической ценой в человеческих жизнях, домах людей и чеченском обществе.Жертвы растут с каждым днем ​​- как с обеих сторон, так и с чеченской, и российской, — и боли и страданиям ни в чем не повинных мирных жителей в результате боевых действий не видно конца. В мире мало мест, которые испытали на себе такие разрушения, как Чечня. Продолжение конфликта не только истощает развитие России и является сущим кошмаром для невинных чеченцев, но и представляет угрозу для всего Кавказского региона.

К сожалению, этой трагической ситуации не предвидится скорого окончания.Боевые действия продолжаются. Российские силы проводят зачистки, блокируя города и села и обыскивая дом за домом в поисках боевиков. Часто за этими зачистками впоследствии следуют сообщения об избиениях и пытках гражданских лиц, вымогательствах или исчезновениях молодых людей. Ежедневно чеченские боевики устраивают засады на российские автоколонны, применяя противопехотные мины, а российские блокпосты или административные здания часто подвергаются нападениям в ходе рейдов с бегством. Промосковские чеченские администраторы убиты. Экономика в руинах.Жилье и инфраструктура разрушены, особенно в Грозном, где до сих пор живут тысячи людей, изо дня в день выживающих в тяжелейших условиях.

Правительство Соединенных Штатов намерено сделать все возможное, чтобы положить конец этому конфликту и облегчить страдания гражданского населения. Благодаря нашим программам гуманитарной помощи и нашим дипломатическим усилиям Соединенные Штаты продолжают заниматься Чечней.

Наши цели в Чечне сегодня такие же, как и в прошлом.Мы стремимся к политическому урегулированию, которое положит конец боевым действиям, будет способствовать примирению и признает территориальную целостность Российской Федерации. Мы также добиваемся привлечения к ответственности за нарушения прав человека, совершенных всеми сторонами, и беспрепятственного доступа гуманитарных организаций к перемещенным лицам. Как и всегда, мы работаем над достижением этих целей в наших текущих обсуждениях с российским правительством, в сотрудничестве с нашими друзьями и союзниками, а также в партнерстве с международными и неправительственными организациями.

Политическое соглашение

24 сентября 2001 г. президент Путин выступил с речью, в которой описал готовность России помочь Соединенным Штатам в войне с терроризмом после 11 сентября. Но он пошел дальше в отношении Чечни, проведя различие между «историческими корнями» конфликта в Чечне и наличие иностранных террористов. Мы видели в этом различии основу для возможности начала переговоров. Поэтому мы были рады, когда 25 сентября чеченский лидер Масхадов приветствовал выступление президента Путина и открыл дверь для политического диалога.

После нескольких недель подтасовок и телефонных контактов в конце ноября состоялась личная встреча между российским правительственным чиновником и представителем Чечни. К сожалению, никаких встреч по этому поводу не было, и мы понимаем, что контакты были приостановлены. Но, как уже неоднократно говорилось, политическое урегулирование — единственный способ положить конец этому конфликту, вернуть мир и стабильность в Чечню и начать процесс восстановления. Чиновники российского правительства отмечают прогресс в восстановлении государственных структур и говорят, что работают над «нормализацией» ситуации. Однако мы не считаем, что этого будет достаточно для прекращения боевых действий без какого-либо урегулирования с теми силами, которые участвуют в боевых действиях.

Понятно, что причины и мотивы чеченских войн с русскими различаются. Есть те, кто видит в этом борьбу за защиту своей родины. В Чечне есть и другие, связанные с международными террористическими кругами.

Мы не просим российское правительство пытаться договориться с террористами. Но мы верим, что есть те, с кем можно вести дискуссии, как, например, г.Масхадов — лидер, пользующийся достаточным доверием у широких слоев населения Чечни, чтобы выступать от их имени в политическом диалоге с Москвой. Мы намерены и впредь доводить это до сведения российского правительства, как мы делали это последовательно в прошлом, и мы призываем наших союзников делать то же самое. Надеемся, что контакты будут возобновлены в ближайшее время. Однако, хотя мы видим некоторые признаки заинтересованности российской стороны в налаживании диалога, мы не можем дать достоверный прогноз относительно того, когда могут быть возобновлены российско-чеченские политические контакты.

В то же время мы призвали г-на Масхадова и других умеренных чеченцев отмежеваться от террористов. Вопреки сообщениям некоторых СМИ, мы не видели свидетельств обширных связей между чеченцами и «Аль-Каидой» в Чечне, но мы видели свидетельства того, что отдельные лица или определенные группировки связаны с террористическими элементами. Четкая демонстрация г-ном Масхадовым того, что он не поддерживает такие связи, уместна в качестве жеста, демонстрирующего, что он надежный собеседник для россиян.И мы намерены продолжать доказывать это и чеченцам.

Мы приняли меры по этому вопросу. Некоторые чеченские силы, связанные с международными террористами, получают поддержку через группы, действующие в Панкисском ущелье в Грузии, на границе с Чечней. Осенью прошлого года российская авиация нанесла несколько авиаударов по Панкисскому ущелью. Хотя мы согласны с тем, что у русских есть законная озабоченность, мы призываем их не предпринимать никаких действий самостоятельно. Вместо этого мы работаем с президентом Шеварднадзе и правительством Грузии над обучением и оснащением грузинских воинских частей, чтобы у Грузии была возможность самостоятельно решать эту проблему.

Несмотря на смерть полевого командира Хаттаба, араба, связанного с террористами и командующего иностранными моджахедами в Чечне, и слухи о смерти полевого командира Шамиля Басаева, еще одного из тех, кто связан с террористами, конфликт, вероятно, продолжится на нынешнем уровне . Мы считаем, что осталось более тысячи чеченских боевиков. Способности чеченцев вербовать новых боевиков отчасти способствует враждебность, вызванная жесткой тактикой российских сил безопасности. Как мы неоднократно говорили и продолжаем считать, военного решения этого конфликта не существует.

Гуманитарная ситуация

Около 300 000 чеченцев были перемещены в результате боевых действий. Более половины перемещенных лиц — 160 000 человек — остаются в Чечне. Перемещенные лица составляют более трети населения Чечни, которое, по оценкам, составляет 440 000 человек. Из остальных наибольшая концентрация в Ингушетии, а также в Дагестане и других районах России или в Грузии, Азербайджане или Казахстане. По оценкам Организации Объединенных Наций, сейчас в Ингушетии находится 140 000 чеченцев, и 65 процентов из них живут в частных домах с родственниками или другими людьми, которые приютили бы их.Остальные живут в лагерях или стихийных поселениях. Эти люди во многом зависят от помощи, предоставляемой международным сообществом.

Соединенные Штаты были крупнейшим поставщиком гуманитарной помощи на Северный Кавказ. С 1999 года мы предоставили более 30 миллионов долларов, что составляет примерно четверть всей помощи, предоставленной в рамках объединенных гуманитарных призывов Организации Объединенных Наций. В 2001 финансовом году Соединенные Штаты предоставили в общей сложности 22,1 миллиона долларов США и ее учреждениям, Международному комитету Красного Креста и неправительственным организациям.В эту сумму входят 9,6 миллиона долларов, выделенные Конгрессом американским неправительственным организациям для осуществления проектов в регионе.

Большая часть вклада была в виде продовольственной помощи, такой как пшеница, мука и растительное масло. В 2001 финансовом году наши средства помогли накормить 335 000 человек. Наши пожертвования также пошли на финансирование столь необходимой экстренной медицинской помощи, проектов водоснабжения и санитарии, образования и жилья, а также программ информирования о минной опасности. Все наши пожертвования, за исключением целевых средств, предоставляются непосредственно ООН и Красному Кресту для распределения через их агентства и партнеров-исполнителей.

Помимо нашего вклада, мы назначили координатора по делам беженцев в наше посольство в Москве, который работает с международным сообществом и российскими официальными лицами над доставкой нашей гуманитарной помощи и отчетами о дальнейших потребностях. Координатор является связующим звеном с международными и неправительственными организациями, работающими в этой области, а также с федеральными и местными органами власти. Координатор также следит за ситуацией на местах, наблюдает за бедственным положением перемещенных лиц и определяет, где У. Программы помощи S. должны быть максимально целенаправленными.

На Северном Кавказе ситуация с безопасностью затрудняет доступ в регион. Как вы, возможно, знаете, существует запрет на поездки сотрудников правительства США в регион без специального разрешения посла США в России. Но приоритет, который мы придаем гуманитарной ситуации, потребовал, чтобы мы отправили нашего координатора по беженцам в регион в несколько поездок.

Наша политика подчеркивает, что гуманитарным организациям должен быть предоставлен необходимый беспрепятственный доступ в регион для связи с перемещенными лицами.Российское правительство обычно предоставляло этот доступ для доставки помощи, но время от времени возникали проблемы с изменением административных требований и отсутствием координации между российскими федеральными властями и местной чеченской администрацией. Однако ситуация с безопасностью в Чечне особенно затрудняет доставку гуманитарной помощи.

В наших обсуждениях с Правительством России мы также подчеркивали, что возвращение перемещенных лиц в Чечню должно быть добровольным. Российские власти заверили нас, что это так, но местная промосковская чеченская администрация развернула кампанию, чтобы убедить перемещенных лиц вернуться. Однако до тех пор, пока ситуация с безопасностью не улучшится, большинство из них не улучшится. Кроме того, Москва урезала выплаты правительству Ингушетии, которые использовались для выплаты пособий перемещенным чеченцам. Сокращение продовольственных и других программ в Ингушетии заставляет чеченцев вернуться, несмотря на опасную ситуацию с безопасностью.Наконец, российское правительство приостановило регистрацию новых перемещенных лиц в Ингушетии с февраля 2001 года, в результате чего вновь прибывшие лишились права на получение социальных пособий на питание, жилье и даже образование для своих детей.

Права человека

Нас больше всего беспокоит опасность для мирных жителей Чечни. Ситуация с правами человека оставляет желать лучшего, со всеми нарушениями со стороны всех сторон и почти без ответственности ни с одной из сторон. Как мы подробно обсуждали в нашем последнем докладе о правах человека, а также как сообщали российские и международные правозащитные организации, гражданские лица в Грозном и других городах и селах в районах, где есть боевики, подвергаются зачисткам или зачисткам , российскими войсками.

Эти зачистки могут быть спланированы или происходить спонтанно, если российские войска в этом районе подверглись нападению. В результате село оцеплено, и войска проводят обыски по домам, проверяя документы, удостоверяющие личность. Обычно за этими зачистками быстро следуют новые сообщения о серьезных нарушениях прав человека, таких как казни без надлежащего судебного разбирательства, произвольные задержания, пытки, избиения или вымогательство. Нередко некоторые из задержанных исчезают, а иногда их тела находят через несколько дней.Есть сообщения об изнасиловании. По данным российской правозащитной группы «Мемориал», с начала конфликта пропало не менее 600 человек, хотя официальная российская статистика оценивает общее количество сообщений об исчезновениях от 1200 до 2000 человек.

Российские официальные лица признали, что российские солдаты совершали преступления против гражданского населения, но расследования и судебные преследования не поспевают за масштабами нарушений прав человека, о которых сообщалось. Российские командиры в Чечне отдали приказы, направленные на предотвращение этих злоупотреблений.Согласно этому приказу, зачистки могут проводиться только с разрешения командующего русскими в Чечне генерала Молтенского. Транспортные средства должны быть четко обозначены, а военнослужащие должны идентифицировать себя перед входом в дома. Маски носить нельзя. Списки задержанных должны быть распространены среди местных гражданских администраторов. Но, похоже, эти приказы не были эффективно реализованы. Еще многое предстоит сделать для воспитания дисциплины в российских силовых структурах, предотвращения злоупотреблений и привлечения к ответственности тех, кто их совершает.

Публично и в частном порядке мы обращались к российскому правительству на всех уровнях. Как заявил госсекретарь в своем недавнем выступлении перед Палатой представителей и Сенатом, «мы не забыли о нарушениях прав человека со стороны России. Мы поднимаем вопрос о Чечне при каждой возможности». Поведение российских войск в Чечне должно быть улучшено. Именно поэтому мы вновь поддержали резолюцию по Чечне перед Комиссией ООН по правам человека в этом году. Права гражданского населения должны соблюдаться.В своем недавнем обращении к Федеральному собранию президент Путин сказал, что «каждый житель Чечни или выходец из нее должен чувствовать себя полноправным гражданином Российской Федерации».

Не без вины чеченские боевики. Неоднократно совершались нападения на местных чиновников, работающих на промосковскую чеченскую администрацию. Наземные мины и другие взрывчатые вещества, которые боевики использовали против конвоев, также приводили к ранениям, увечьям или гибели ни в чем не повинных мирных жителей. Имеются и другие сообщения о похищениях и казнях российских пленных, взятых в заложники. Чеченские боевики также должны быть привлечены к ответственности.

Чечня и американо-российские отношения

Россия сотрудничает с нами в войне с терроризмом, и мы приступаем к построению новых двусторонних отношений, более основанных на сотрудничестве. Президент Путин ясно дал понять, что считает партнерство с Соединенными Штатами и Западом лучшим курсом для России. Президент Буш ясно дал понять, что партнерство с Россией отвечает нашим интересам.

Всего через две недели президенты Буш и Путин встретятся в Москве, чтобы обсудить пути дальнейшего укрепления отношений между нашими двумя странами.Мы надеемся, что они смогут зафиксировать конкретный прогресс по ряду направлений двусторонней повестки дня, включая вопросы безопасности, экономические отношения и обмены между людьми.

Однако в рамках этих новых отношений остаются вопросы, по которым у нас нет разногласий. Чечня является одним из таких вопросов, и это вопрос, который мы регулярно и откровенно поднимаем перед русскими. Президент Буш обсудил это с президентом Путиным в ноябре, как и госсекретарь Пауэлл с президентом Путиным в Москве в декабре.За последние две недели Чечня занимала видное место в повестке дня переговоров заместителя госсекретаря Армитиджа в Москве с заместителем министра иностранных дел Трубниковым и во время встречи в прошлую пятницу между госсекретарем Пауэллом и министром иностранных дел Ивановым. Воспользовавшись этой возможностью, мы теперь должны построить более прочные отношения с Россией, мы делаем это без ущерба для наших принципов и обязательств по укреплению мира и укреплению прав человека в Чечне.

Чечня: фотографируем 15 лет неспокойной истории страны

Информационный бюллетень LightBox

Подпишитесь, чтобы получать последние новости от фоторедакторов TIME.Просмотреть образец

Юрий Козырев вспоминает зиму 1999 года как одну из самых тяжелых и трагических в своей карьере фотографа. Это было накануне восхождения Владимира Путина на пост президента России и в разгар российских бомбардировок Чечни, когда целые города в этой самопровозглашенной республике были, как часто говорят русские, «на одном уровне с землей».

Козырев, уроженец Москвы, задокументировал обе войны Чечни против России в 1990-х годах.Первая, проходившая между 1994 и 1996 годами, закончилась унизительным поражением России. Но резня была намного хуже, когда конфликт возобновился при Путине в 1999 году.

Прибыв в Чечню той осенью, Козырев планировал найти и сфотографировать двух мужчин среди хаоса российского вторжения. Первым был генерал-майор Александр Иванович Отраковский, командовавший тогда российской морской пехотой из своего лагеря у города Центарой, ключевого оплота чеченских сепаратистов.Вторым был сын генерала, капитан Иван Отраковский, служивший на передовой недалеко от базы, на одном из самых оспариваемых участков территории.

Цель, по словам Козырева, состояла в том, чтобы задокументировать два поколения российских военнослужащих, участвовавших в конфликте, — старшее выросло в период расцвета советской власти во время холодной войны, а младшее — в последние годы Московской империи. После недельных переговоров ему наконец удалось встроиться в морскую пехоту и разыскать их генерала, коренастого мужчину с лукавой улыбкой и характерной родинкой на правой стороне носа.

В то время его командный центр находился в заброшенном хранилище сырой нефти, самого богатого и прибыльного товара в Чечне и одной из главных причин, по которой Россия отказалась позволить региону отделиться. «Это было невероятно, — говорит Козырев о своей первой встрече с генералом. «Вот эти командиры жили внутри гигантского нефтяного бункера».

Он вспоминает Отраковского как доброго интеллигента, совсем не похожего на русских головорезов, которых потом обвинят в зверствах в Чечне.Генерал, которого в войсках называли ласково Крашеным или Дедушкой, был готов помочь Козыреву. Но он объяснил, что добраться до своего сына на передовой было бы крайне опасно, так как для этого потребуется пройти через вражескую территорию в районе Центароя.

Этот город был хорошо известен в Чечне как родина клана Кадыровых, большой семьи боевиков, чей патриарх, муфтий Ахмад Кадыров, был религиозным лидером восстания. Во время первой войны за независимость в 1990-х годах он даже объявил России джихад, наказав всем чеченцам, что их долг — «убить как можно больше русских».

Однако в начале второй войны Кадыров перешел на другую сторону и согласился помочь русским, вызвав роковой раскол в рядах повстанцев. В то время как наиболее непокорные повстанцы обратились к тактике терроризма и идеологии радикального ислама, Ахмад Кадыров отказался от своих прежних призывов к джихаду и осенью 1999 года согласился стать доверенным лицом Путина в Чечне.

Это не остановило боевые действия вокруг его родной деревни, в то время как различные повстанческие группы продолжали атаковать силы русских и лоялистов, расположенные вокруг Центароя.Таким образом, никто из русских морских пехотинцев не особенно стремился перемещаться по этому району, если у них не было веской причины, и Козыреву потребовались дни, чтобы убедить русского командующего позволить ему добраться до линии фронта. В конце концов генерал Отраковский согласился, предоставив фотографу эскорт из десяти морских пехотинцев и двух бронетранспортеров.

Они отправились в путь, который Козырев вспоминает как особенно холодный день, урчащий сквозь туман или мглу, из-за которой было трудно увидеть окружающую местность.Как и опасался генерал, группа попала в засаду. С нескольких направлений чеченские боевики открыли огонь из автоматов и гранатометов, вынудив колонну отступить от Центароя. Один из морских пехотинцев был убит в перестрелке; трое других были ранены.

Когда они вернулись на базу, то по взглядам войск было видно, что они все обвиняют Козырева в фиаско, говорит он, а генерал Отраковский посоветовал фотографу уйти утром.«Он сказал, что мне может быть небезопасно оставаться среди его людей, — вспоминает Козырев.

Травма, полученная в результате этого инцидента, затянулась, особенно во время его последующих командировок в Чечню. Сегодня областью управляет сын Кадырова Рамзан, который вступил во владение после того, как его отец был убит в 2004 году. Его родное село Центарой с тех пор получило щедрую помощь на реконструкцию, в том числе на строительство красивой мечети, посвященной матери Рамзана Кадырова. .

Остальная часть Чечни была восстановлена ​​с такой же щедростью Москвы, которая вложила миллиарды долларов в восстановление городов и поселков, которые она разрушила. Когда Козырев вернулся в Чечню в 2009 году, почти через десять лет после окончания войны, он говорит: «Это потрясло меня. Место неузнаваемо».

Столица Чечни Грозный, который в 2003 году ООН признала «самым разрушенным городом на земле», превратилась в сверкающий мегаполис.Его центр заполнен небоскребами, спортивными аренами, торговыми центрами и огромной мечетью, самой большой в Европе, посвященной памяти Ахмата Кадырова.

Теперь его клан безраздельно правит регионом, оттеснив всех местных соперников при непоколебимой поддержке Москвы. По всему региону портреты Путина и Кадыровых теперь расклеены на фасадах домов и вдоль трасс. Среди наиболее показных – гигантская картина Ахмата Кадырова верхом на вздыбленном жеребце, украшающая здание в конце главной магистрали города – проспекта В.В. Путин.

Странность трансформации и ее создателей до сих пор поражает Козырева, который в последний раз ездил в командировку в Чечню на TIME в апреле. Поездки всегда напоминают ему о генерале Отраковском, который умер от сердечного приступа, когда командовал морскими пехотинцами на юге Чечни, примерно через четыре месяца после того, как молодой фотограф появился, чтобы попросить его о помощи. Сын генерала, которого Козыреву так и не удалось найти, впоследствии стал правым политиком в России, тесно связанным с православными консервативными группами.

Это были люди, которые развязали войну, которая помогла Путину прийти к власти. «Но все это было решением одного человека вернуть контроль над Чечней в 1999 году. Путин так решил», — говорит Козырев. «И это невероятно, если подумать. Но люди Центароя оказались самыми верными его помощниками».

Юрий Козырев — фотожурналист, контрактный фотограф TIME. Его представляет Нур. В 2000 году он получил две награды World Press Photo в области фотожурналистики за освещение второй чеченской войны в 1999 году.

Элис Габринер , редактировавшая этот фоторепортаж, является международным фоторедактором TIME.

Саймон Шустер — корреспондент TIME из Москвы.

Больше обязательных к прочтению историй от TIME


Свяжитесь с нами по телефону по адресу [email protected]ком.

Быть или не быть чеченцем? Второе поколение чеченцев в Европе и их выбор идентичности

Фронт Социол. 2021; 6: 631961.

Школа международных отношений Университета Сент-Эндрюс, Сент-Эндрюс, Соединенное Королевство

Под редакцией: Даниэля Векони, Университет Корвинуса в Будапеште, Венгрия

Рецензент: Арьян де Хаан, Центр исследований международного развития, Канада ; Томас Сили, Бристольский университет, Великобритания

Эта статья была отправлена ​​в раздел Race and Ethnicity журнала Frontiers in Sociology

Поступила в редакцию 21 ноября 2020 г.; Принято 1 марта 2021 г.

Это статья с открытым доступом, распространяемая на условиях лицензии Creative Commons Attribution License (CC BY). Использование, распространение или воспроизведение на других форумах разрешено при условии указания оригинального автора(ов) и владельца(ей) авторских прав и при условии цитирования оригинальной публикации в этом журнале в соответствии с общепринятой академической практикой. Запрещается использование, распространение или воспроизведение без соблюдения этих условий.

Заявление о доступности данных

Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без неоправданных оговорок.

Abstract

Примерно четверть населения Чечни покинула республику в результате русско-чеченских войн и жестокости установленного после них режима. Многие чеченские мигранты поселились в Европе, где культурные, религиозные и социальные различия вынудили их пройти через сложный процесс переговоров об идентичности. Хотя большинству чеченских мигрантов в первом поколении удалось сохранить свою исконную идентичность, это не всегда удавалось их детям.В данной статье ставится задача выявить факторы, определяющие идентичность предпочтений чеченцев во втором поколении в Европе. В статье представлены три случая, которые иллюстрируют очень разные результаты процессов формирования идентичности и переговоров. В этом этнографическом исследовании делается вывод о том, что домашнее образование больше всего повлияло на выбор идентичности детьми мигрантов.

Ключевые слова: Чеченец, мигрант, второе поколение, Европа, коллективная идентичность, исходная идентичность

Введение

в массовом оттоке чеченцев.Многие эмигранты направились в Европу. Первая крупная волна чеченских беженцев достигла Евросоюза в 2000 году. С тех пор поток мигрантов из Чечни в ЕС продолжался, несмотря на уменьшение числа мигрантов. В результате за последние два десятилетия численность чеченцев в Европе, по очень осторожным оценкам, выросла до ~200 000 человек (Williams, 2016: 229; Кириленко, 2017; Laruelle, 2017).

Как и другие мигранты, чеченцы прошли через процесс согласования идентичности, который в некоторой степени трансформировал их «изначальную» 1 идентичность.Однако потеря первоначальной идентичности более очевидна среди детей этих мигрантов. В чеченских социальных сетях часто циркулируют истории о том или ином соотечественнике, занимающемся предприятием, которое «не соответствует поведению чеченцев». Эти рассказы о тех, кто «предал» свою этническую или религиозную идентичность, вызывают крики возмущения среди чеченских пользователей Интернета. Например, видео от июля 2020 года, в котором была представлена ​​история «бывшего чеченского мусульманина», постепенно обращавшегося к христианству через откровение Иисуса, бурно обсуждалось на различных интернет-форумах.Интервью с этим молодым чеченцем, которого отец заклеймил за непослушание, на 7 октября 2020 года набрало 251 189 просмотров 2 . Еще одна история, в которой рассказывается о молодой чеченке, ставшей депутатом немецкого бундестага в 2020 году, также входит в число нашумевших. В нем утверждается, что эта барышня больше не чеченка, поскольку не следует чеченским нормам поведения. Вместо этого она «носит брюки, ест свинину, пьет пиво и не соблюдает чеченский этикет 3 .Видео под названием «Она не чеченка» («Она не чеченка» — рус.) было размещено на YouTube в феврале 2020 года и на эту же дату (7 октября 2020 года) набрало 64 766 просмотров. Это не означает, что все чеченцы Европы во втором поколении не сохраняют идентичность своих родителей и не ведут себя так, как это предписано. Как показывают анализируемые в этой статье три случая с чеченскими подростками мужского пола, некоторым чеченцам во втором поколении в Европе это удается. Очень разные результаты формирования идентичности и переговорных процессов определяют вопрос этого исследования: что побуждает чеченцев во втором поколении в Европе сохранять или отказываться от идентичности своих родителей? Чтобы ответить на этот вопрос, в данной статье определяются решающие факторы в процессе формирования коллективной идентичности молодых чеченцев в Европе.

О идентичности чеченских мигрантов в Европе написано немного. Всего несколько исследований Молодиковой (2019), Сипоша (2020) и Щепаниковой (2012, 2015) посвящены изучению различных аспектов этнокультурной коллективной идентичности чеченских беженцев. Молодой возраст чеченской общины в Европе (около 20 лет) объясняет, почему только одно исследование Косц-Рызко (2015) посвящено вопросу формирования идентичности детей чеченских мигрантов.

Это исследование является попыткой поощрения дальнейшего изучения сообщества чеченских мигрантов, которое представляет собой прекрасную лабораторию для изучения процесса формирования идентичности детей беженцев и переговорных процессов.Что еще более важно, он развивает выявленные Кось-Рызко (2015) социально-экономические и культурные факторы, влияющие на исход этих процессов. Статья строит свою теоретическую основу с использованием конструктивистского подхода к формированию коллективной идентичности (Tajfel and Turner, 1986; Eriksen, 1993) с акцентом на социальную среду, в которой живут семьи мигрантов (Berry, 2001; Phalet and Schönpflug, 2001; Crocetti et al. , 2011). Теоретический вклад этой статьи ограничен подтверждением существующих представлений о формировании подростковой идентичности и переговорных процессах (Крочетти и др., 2011; Гуздер, 2011; McGregor et al., 2015, 2016) через проанализированные случаи. Анализ включает мнения чеченских мигрантов в первом поколении, объяснения самих молодых людей и личные наблюдения автора.

Статья продолжается следующим образом. Во-первых, в нем представлены использованные методологические соображения и способы сбора данных. Затем рассматриваются ведущие опубликованные исследования по формированию идентичности в сообществах мигрантов (Berry, 2001; Crocetti et al., 2011; Rabiau, 2019), которые служат теоретической основой данной статьи. После этого продолжается изучение дела. После описания первоначальной идентичности чеченских мигрантов в Европе в первом поколении в статье исследуется выбор идентичности их детьми. Статья завершается выдвижением на передний план некоторых факторов, которые, согласно данному исследованию, сыграли решающую роль в формировании идентичности молодых чеченцев в Европе.

Методологический подход к идентичности мигрантов

Прежде всего следует отметить, что данное этнографическое исследование носит качественный характер.Качественный подход этого исследования определяется его акцентом на коллективной идентичности. Хотя предпринимались попытки количественной оценки исследований коллективной идентичности (Paul and Fischer, 1980; Parham and Helms, 1981; Phinney and Chavira, 1992; Phinney, 2000), эти попытки не всегда оказывались успешными из-за очевидных ограничений. – идентичность трудно измерить (Альберт, 2014), классифицировать или обобщить. Более того, носящие позитивистский характер, такие попытки обычно игнорируют причины выбора людей, а качественные исследования, наоборот, сосредотачиваются на них (Maleševic, 2003).Выбирая методологию качественного исследования, это исследование пытается избежать такого детерминизма и дать информантам возможность объяснить свое самовосприятие и представить свои соображения относительно выбора личной идентичности.

Признавая развивающуюся природу идентичности (Eriksen, 1993; Mach, 1993), в целях исследования эта статья следует предложению Abdelal et al. (2009, 28) и связывает идентичность с определенным моментом или периодом времени ради его описания.Таким образом, описывая изначальную идентичность чеченских мигрантов в первом поколении, в статье речь идет об их идентичности, сформировавшейся до отъезда из Чечни. Подробное описание этой идентичности имеется в научной литературе (Джаймуха, 2004; Сокирянская, 2005; Гаммер, 2006), на которую опирается статья. В дополнение к этому, в статье упоминается авторское исследование чеченских мигрантов, проведенное в Европе в период с 2014 по 2017 год. время исследования).Этот двойной фокус позволяет выявить различия между идентичностями первого и второго поколений чеченцев в Европе. Кроме того, это помогает выявить факторы, определяющие формирование личности детей мигрантов.

Данные о формировании идентичности чеченцев во втором поколении в Европе были собраны в ходе двух полевых исследований в 2017 и 2020 годах в двух разных странах Европы. В обеих странах автора пригласили погостить в чеченской семье на 5–6 недель.Всего за время полевых работ автор внимательно наблюдал за семью чеченскими семьями. В этом исследовании представлены только три случая, потому что эти образцы лучше всего иллюстрируют различные результаты процесса формирования/переговоров об идентичности среди чеченцев во втором поколении в Европе. Другими словами, случаи были выбраны так, чтобы представить наиболее и наименее успешную передачу исходной идентичности из изученных.

Для сбора данных я объединил методы глубинного интервью и включенного наблюдения.Сбор данных в основном осуществлялся в форме обширных бесед и наблюдения за семьями, информированными поведенческими моделями. В среднем я провел от 10 до 12 часов с членами наблюдаемых семей, беседуя на интересующую меня тему. Естественно, у меня установились более тесные связи с двумя семьями, в которых я жил. Эти случаи обогатили мое исследование, позволив мне более глубоко наблюдать и наблюдать за редкими комментариями участников во время их случайных ежедневных встреч. В соответствии с исследовательской этикой, информаторы были должным образом проинформированы о моем намерении провести исследование и опубликовать результаты расследования. Участники также были уверены, что эта статья будет соблюдать их права и сохранять их анонимность, заменяя их настоящие имена и избегая любого упоминания об их местонахождении. Эти меры предосторожности приняты, поскольку относительно небольшой размер чеченских общин в Европе позволяет легко идентифицировать моих информаторов.

Мигранты в первом поколении всех исследованных семей (кроме одной расширенной семьи) были примерно одного возраста (от 45 до 55 лет), но с разным профессиональным и образовательным бэкграундом.Все наблюдаемые дети были мужского пола в позднем подростковом возрасте. Такой гендерный выбор был продиктован строгими чеченскими традициями, не допускающими приватного общения неродственного мужчины и незамужней женщины 4 . Мои отношения с наблюдаемыми подростками развивались благодаря моему участию в их деятельности, о которой мне тоже было любопытно узнать. В большинстве случаев они были рады моему присутствию и охотно говорили о своих интересах, планах и взглядах.Они знали, что я их изучаю, но не возражали против того, чтобы некоторые сведения об их личной жизни стали достоянием общественности. Я видел, что они были даже польщены этой идеей. Общее количество времени, которое я провел в прямом контакте с изучаемой молодежью, также может составлять около 10–12 часов. Однако у меня не всегда была возможность поговорить с ними в то время, которое я проводил с ними. Это была еще одна причина, по которой предпочтение отдавалось методу включенного наблюдения. В целом моя полевая работа позволила мне сделать соответствующие наблюдения и собрать разъяснения относительно формирования идентичности с точки зрения обоих поколений чеченцев в Европе.

Формирование идентичности мигрантов в теории

Как упоминалось в предыдущем разделе, идентичность – это изменчивый феномен, который постоянно развивается как реакция на среду обитания. Эта характеристика идентичности подчеркивалась во многих исследованиях, которые также описывали идентичность как сложную, постоянно развивающуюся, многоуровневую и ситуативную (Tajfel and Turner, 1986; Mach, 1993; Baumeister, 1995; Guzder, 2011). Текучесть и непрерывная эволюция идентичности объясняют, почему даже незначительное изменение социальной среды может инициировать процесс модификации идентичности (Kinnvall, 2004).Неудивительно, что мигранты и их семьи особенно незащищены, уязвимы и склонны к изменению личности. Эти изменения происходят, несмотря на сильное стремление сохранить чувство самоидентичности (Sigel, 1989, 459). Действительно, мигрант вряд ли сможет сохранить свою первоначальную идентичность, поскольку внешние силы обычно достаточно сильны, чтобы побудить вновь прибывшего согласовать свою идентичность с культурными практиками принимающего общества (Triandis, 2001). ; Берк, 2006). Процесс переговоров, на который влияет или стимулирует социальное взаимодействие (см. Berry, 2001; Phalet and Schönpflug, 2001), неодинаков для мигрантов первого поколения и их детей (Eriksen, 1993).

В отличие от своих родителей, живших в исходном обществе, дети мигрантов имеют иную исходную основу для формирования и согласования своей идентичности (см. ). Три основных компонента составляют процесс построения их идентичности (Крочетти и др., 2011; МакГрегор и др., 2015, 2016; Рабиау, 2019). Во-первых, они воспитываются в семьях мигрантов, члены которых могут попытаться удержать их в рамках исходной этнической идентичности или позволить им свободно выбирать свою идентичность. Во-вторых, они подвержены влиянию принимающего общества в большей степени, чем их родители (Berry, 2001; Phalet, Schönpflug, 2001).В-третьих, у них есть пример других сообществ мигрантов в принимающем обществе (Веркуйтен и Кинкет, 2000; Триандафиллиду, 2009).

Таблица 1

Источники идентификации мигрантов.

Источники Идентификация мигрантов Идентичность детей мигрантов
Первичный — источник начальной информации, которая влияет на процесс формирования личности. Семья (родина, [ первоисточник ]) Семья (вне родины, [ первоисточник ])
Вторичный – основной (вне семьи) источник информации, влияющий на процесс построения личности . Исходное общество [ основной источник ]
Третичное — альтернативные источники (иногда маловажные) информации, влияющей на процесс формирования личности. Принимающее общество [ вторичный источник ] Принимающее общество [ основной источник/дополнительный источник ]
Основной – источник, который предоставляет жизненно важную информацию для построения личности. Другие сообщества (в принимающем обществе [ третичный источник ]) Другие сообщества (в принимающем обществе [ третичный источник ])

Первый компонент относится к коммуникационной динамике внутри семьи, которая, согласно МакГрегору и др.(2015, 2016) определяют степень, в которой «культура и смыслообразование передаются и развиваются». Действительно, некоторые семьи мигрантов имеют очень сильную эмоциональную привязанность к своей родной стране или культуре. Такие семьи могут попытаться сохранить свою этническую идентичность, несмотря ни на что, выступая в качестве «якоря идентичности в изгнании» (Rousseau et al., 2001). Другие семьи мигрантов могут выбрать вариант интеграции или ассимиляции. Они считают принимающую страну своим новым домом и пытаются перестроить свою жизнь и перестроить или скорректировать свою этническую идентичность с этой точки зрения. Основываясь на их личных характеристиках (Crocetti et al., 2011), межпоколенческом конфликте (Idema and Phalet, 2007) и отношении принимающего общества (Verkuyten and Kinket, 2000; Triandis, 2001; Kosic et al., 2005), дети мигрантов могут сформировать новую идентичность, которая находится где-то посередине между двумя противоположными вариантами. Даже в традиционных семьях дети мигрантов, как правило, склонны все дальше отдаляться от исходной идентичности, которую демонстрируют их родители, по следующим причинам.Во-первых, дети мигрантов уже знакомы с процессом согласования идентичности, поскольку они были свидетелями того, как их родители проходят через этот самый процесс. Это заставляет детей мигрантов осознать, что идентичность, которую они получают от родителей, уже изменена. Это побуждает их к поиску собственной идентичности. Во-вторых, непривлекательная реакция детей мигрантов может спровоцировать попытку их родителей продать им договорную идентичность, выдаваемую за оригинал. В-третьих, элемент оригинальности только ухудшается по мере того, как дети мигрантов сами создают свою идентичность. Однако в некоторых случаях дети мигрантов могут попытаться восстановить этот элемент самобытности.

Вторым фактором, играющим важную роль в формировании личности детей мигрантов, является воздействие принимающего общества (Sleijpen et al., 2016; Rabiau, 2019). Взаимодействие детей с идентичностью принимающего общества через школьное обучение, друзей и участие в культурных мероприятиях может усилить или подорвать первоначальный импульс в отношении их выбора идентичности, полученный от семьи.В любом случае ежедневное наблюдение за культурными практиками принимающего общества может побудить детей мигрантов терпимо относиться даже к моделям поведения, которые были бы немыслимы или неприемлемы для них, если бы они выросли в исходном обществе. Кроме того, их знания о культуре, традициях и истории исходного общества ослабевают по мере того, как дети мигрантов все больше погружаются в принимающее общество и получают больше знаний о местных традициях (Druckman, 1994). Дети мигрантов также могут не разделять политических убеждений или травматического опыта (Booth, 1999), которые поддерживали коллективную идентичность их родителей. В результате такой культурной установки во многих случаях дети принимают не только толерантные взгляды, но и некоторые социальные практики, а во многих случаях и язык принимающего общества в качестве своего первого или даже предпочтительного выбора.

Еще быстрее ассимиляция детей мигрантов происходит в местах с низкой концентрацией представителей их исходной этнической группы, что не так уж редко встречается в территориально больших странах с малочисленным населением или при сравнительно малочисленной общине мигрантов.В таких случаях, как обнаружили Луо и Уайзман (2000), значимость исходной идентичности резко снижается, а снижение этнического поведения становится еще более заметным (Ли, 1999). Современные технологии также мало помогают сохранить первоначальную идентичность, даже если мигранты в первом поколении поощряют своих детей развивать онлайн-связь с родиной (Щепаникова, 2012). Интернет-общение редко создает достаточно сильную эмоциональную связь, чтобы заменить эмоциональную привязанность к физически доступным друзьям. Поэтому, в отличие от старшего поколения, которое уже сформировало эту эмоциональную связь (с друзьями и родственниками в исходном обществе) и пыталось ее поддерживать, молодежь использует Интернет для общения с теми, кто находится в географической или физической близости, если только они уже не имеют устанавливается эмоциональная связь.

Влияние других общин мигрантов, которое является последним компонентом, рассматриваемым в данной статье, тесно связано с опытом детей мигрантов в принимающем обществе.Отношение принимающего общества в более широком социальном контексте, как подтверждают некоторые ученые, особенно важно для формирования личности подростков (Hughes and Johnson, 2001; McBride Murry et al., 2001), но также влияет на выбор взрослых мигрантов. В целом, проявляемое безразличие, негатив или предрассудки по отношению к мигрантскому населению враждебны сообществам мигрантов и принимающим обществам (Adams and Marshall, 1996; Bosma and Kunnen, 2001). Принимающее общество может даже стать значимым «другим», против которого конструируется идентичность мигрантов (Акройд и Пилкингтон, 1999; Де Кастро, 2004; Девайн и Келли, 2006; Райан, 2010). В таких случаях мигранты могут предпочесть общаться или объединяться с другими сообществами мигрантов, а не с первоначальными (немигрантами) членами принимающего общества (Verkuyten and Kinket, 2000; Triandafyllidou, 2009). Более того, негатив по отношению к принимающему обществу или со стороны принимающего общества, получаемый или выражаемый мигрантами в первом поколении, легко передается их детям и наоборот, что также определяет коммуникативный выбор мигрантов. Напротив, отсутствие враждебности, как обнаружил Кибрия (2002), способствует интеграции в культуру большинства.Другими словами, различное отношение к мигрантам может привести к желанию принять или отвергнуть культуру принимающего общества и, следовательно, слиться или не слиться с другими сообществами мигрантов.

В целом, по сравнению со своими родителями, дети мигрантов более уязвимы к потере своей первоначальной идентичности в принимающем обществе. Кроме общей физической приспособленности детей к новым ситуациям, есть еще три причины, определяющие это. Во-первых, они подвергаются воздействию принимающего общества в большей степени, чем их родители.Во-вторых, они получают уже оговоренную первоначальную идентичность от своих семей. В-третьих, у них обычно ограниченное общение с обществом происхождения из-за географической удаленности и более слабой эмоциональной привязанности к родине по сравнению с родителями. Это не означает, что дети мигрантов всегда теряют изначальную идентичность, сформированную их родителями. В зависимости от его или ее личности (см. Crocetti et al., 2008) ребенок может даже решить вернуться на родину.

Первоначальная идентичность чеченских мигрантов

Для выявления отличия идентичности чеченских мигрантов в Европе в первом поколении от их детей необходимо выявить первоначальную идентичность первых. Однако возможность этого упражнения сильно ограничена изменчивой природой идентичности, многоуровневой структурой общества и сложным индивидуальным процессом формирования идентичности (Eriksen, 1993; Mach, 1993), который может привести к совершенно другому результату в разных странах. каждый отдельный случай.Иными словами, дать точный ответ на вопрос о том, что составляет изначальную идентичность чеченских мигрантов в первом поколении, достаточно сложно. Кроме того, следует иметь в виду, что постоянно развивающаяся природа идентичности (Tajfel and Turner, 1986; Kinnvall, 2004) не согласуется ни с проведением границ, ни с построением жестких рамок групповой идентичности. Будучи весьма ситуативным явлением (Крокетти и др., 2011), коллективная идентичность допускает определенную гибкость в интерпретации того, какое поведение приемлемо для этнической группы, а какое нет.Поэтому красные линии, за которые чеченец не должен переходить, чтобы сохранить свое членство в группе, можно отодвигать дальше или твердо держать там, где они есть, в зависимости от личной точки зрения. Эта гибкость также связана с тем, что не существует фактической власти, которая может решить или подтвердить принадлежность человека к этнической группе. Помимо кратко рассмотренных вопросов обрисовки исходной идентичности, все же необходимо иметь отправную точку, которая позволила бы в статье сопоставить и выявить изменения, претерпевшие чеченцев во втором поколении в Европе. Чтобы подкрепить этот момент, необходимо выявить доминирующие характеристики 35-50-летних чеченцев, которые составляют большинство чеченских мигрантов в Европе в первом поколении. Выявление этих характеристик возможно посредством анализа социальной среды и факторов, повлиявших на формирование коллективной идентичности данной возрастной когорты. Для полноты картины необходимо также поместить выявленные характеристики в рамки чеченской культуры и религии.

Начнем с того, что чеченские мигранты в Европе в первом поколении в основном выросли в Чечне. Регион, культурно разнообразный в советское время, в основном состоял из чеченцев и, как показывают переписи населения 1979 и 1989 годов, неуклонно становился однородным 5 . Несмотря на большое влияние советско-российской культуры и образования, преобладание чеченского населения обеспечивало широкое распространение чеченского языка и всестороннее знание традиций целевой группой.Культурная практика общинного воспитания, в которой пожилой человек берет на себя роль объяснения младшему, как он должен себя вести, привела к успешной трансляции этнических традиций и религиозных норм. Один из моих собеседников вспоминает:

Я вырос в городе [Грозном], где большинство населения составляли русские. Мои родители были заняты работой и поместили меня в школу-интернат, где я оставался с понедельника по субботу. Выходные я проводил с семьей отца в маленьком чеченском городке, но этого было недостаточно, чтобы сбалансировать всю неделю, проведенную среди русских.Поэтому многих чеченских традиций я не знала. В один из выходных дней я, как обычно, возвращался в отчий город. Я вышла из автобуса и пошла к дому, где мы жили. По пути я встретил старика и, привыкнув к городской жизни, прошел, не поздоровавшись с ним. Я до сих пор помню выражение удивления на его лице, когда он молча наблюдал, как я прохожу мимо. Как только я проходил мимо него, он обратился ко мне со словами: «Доброе утро, маленький к’уонах (рыцарь — чеченец)». Я никогда в жизни не проходил мимо пожилого человека, не поздоровавшись с ним или с ней.Так дети учились традициям в Чечне, когда я был маленьким. Вы знали, что делать во время Рамадана по поведению окружающих, как поздравить людей с окончанием поста, как выразить соболезнование или как помолиться. Если бы не родители, вас бы научили друзья или родственники (чеченец, 56 лет, интервью в Бельгии, март 2017 г.) 6 .

Воспоминания этого интервьюируемого демонстрируют один из способов передачи чеченским обществом моделей традиционных практик 1970–1980-х гг.Помимо непосредственного семейного воспитания, другими способами передачи культурной практики может быть проживание в расширенных и крайне патриархальных семьях; общественные работы, за которыми последуют празднества; свадьбы; и похороны (Джаймуха, 2004; Сокирянская, 2005; Гаммер, 2006). Все эти практики способствовали передаче знаний о традиционных чеченских практиках.

Кроме того, важно отметить, что разговорный чеченский язык всегда будет доминировать как в общественной, так и в частной сфере в сельской местности, населенной чеченцами (Тишков, 2004, 152). Однако уровень владения чеченским языком населения не мог конкурировать с уровнем владения русским языком. Последний был официальным языком, преподаваемым в школе, и со временем стал ведущим среди чеченского населения, особенно в научных кругах. Чеченская литература почти не издавалась и поэтому была недостаточной для поднятия уровня чеченца выше. Тем не менее обширное знание и широкое использование разговорного языка, а также передаваемых моделей традиционного поведения обучили исследуемую когорту основам чеченской культурной практики.Как заявил один из моих собеседников, приобщение к чеченской культуре невозможно без знания чеченского языка.

Конечно, язык имеет решающее значение. Как научить и объяснить своим детям, что такое «Ях» («Соперничество чести» — чеченское) или «Гиллах» («Вежливость» — чеченское), кто такой «куонах» («Витязь» — чеченское) , и как быть «Оэсдан» («Благородный» — чеченец) не зная чеченского языка. Не существует перевода, передающего полный смысл этих слов. Даже если вы найдете способ их перевести, это будет не то же самое. Они [эти слова] могут использоваться и объясняться только на чеченском языке и должны сопровождаться поведением чеченцев (чеченец, 47 лет, интервью в Бельгии, март 2017 г.) 7 .

Такое понимание важности упомянутых (и других) слов встречается и в Патацком (1999) антропологическом исследовании чеченцев. Он подтверждает, что эти (и некоторые другие) чеченские слова, которые он называет «ключевыми словами, раскрывающими сущность нации», слишком богаты, чтобы их можно было перевести на другие языки одним словом.Скорее, это понятия, которые включают и подразумевают определенные модели социальной практики.

Политические изменения 1990-х годов, вызванные распадом Советского Союза, подняли проблемы, скрытые под поверхностью. Травматический опыт чеченской депортации и ссылки 1944–1957 гг. стал толчком к политической мобилизации нации, провозглашению независимости республики и последующему сопротивлению российскому военному вторжению 1994 г. (Williams, 2000). Победа над российскими войсками в 1996 году вместе с вышеупомянутыми факторами способствовала укреплению коллективной чеченской идентичности.Можно утверждать, что соблюдение религиозных обрядов, соблюдение культурных норм этикета, внимание к дресс-коду и широкое использование чеченского языка преобладали в чеченском обществе до начала второй российско-чеченской войны 1999–2009 гг. Нельзя сказать, что в этот период времени нация была однородной и единой. Были разные религиозные и этнические группы, которые следовали своим культурным обычаям или даже выступали против традиционных чеченских норм (например, салафиты).

Таким образом, социальные факторы, такие как общинная жизнь расширенных патриархальных семей в сельской местности в сочетании с политическими и военными волнениями 1990-х и 2000-х годов, были одними из основных факторов, формировавших основанную на национализме коллективную идентичность возрастной когорты (30 –50 лет) доминирует среди чеченских мигрантов в Европе в первом поколении. Культурный этикет и религиозные обычаи, которым обучали в Чечне путем устной передачи информации и на примерах поведения старшего поколения, формировали понимание, пусть иногда и смутное, на чем должно основываться культурное поведение чеченцев. Это включало знание чеченского языка, соблюдение религиозных обрядов, соблюдение культурных норм этикета, внимательное отношение к дресс-коду и традиционным гендерным ролям. Как подтверждают полевые исследования автора, проведенные в 2014–2017 гг., это общий взгляд мигрантов в первом поколении на то, какой должна быть или должна быть чеченская идентичность (Ильясов, 2018).Нормативное «следует», использованное в предыдущем предложении, подразумевает, что не всегда соблюдались все нормы культурного этикета или религии. Это, как показывают дальнейшие случаи, очевидно, повлияло на формирование идентичности чеченцев во втором поколении в Европе.

Выбор идентичности чеченской молодежи

Мусульманин

8

Мусульманин (имя) 9 не помнит, когда и как он прибыл в Европу. Он был совсем малышом, немногим старше 2-х лет.В то время он был единственным ребенком, но вскоре его семья выросла. Сейчас он в позднем подростковом возрасте, у него есть младшая сестра и брат. Муслим всегда чувствовал ответственность за своих младших братьев и сестер, потому что он старший в семье, и он мужчина. Он также особенно защищает свою сестру. Он всегда сопровождает ее, когда ей нужно выйти на улицу, чтобы убедиться, что она в безопасности и что она не вступает в какое-либо «несанкционированное» общение. У него очень строгие взгляды на сестру — он не хочет, чтобы она ни с кем видилась до брака.

Конечно, она может познакомиться с кем-нибудь через наших друзей или через Интернет. Они могут какое-то время общаться, а потом пожениться. Дело не в том, что она должна часто видеться с ним до свадьбы. Вот как это должно быть. Мы чеченцы и должны идти своим путем. Наши девушки должны жениться только на чеченских парнях, а наши парни должны жениться только на чеченских девушках. Если кандидата нет, она должна оставаться одинокой. Религия позволяет ей выйти замуж за мусульманина другой национальности, но я бы предпочел, чтобы она этого не делала.Они другие, даже если они наши братья. Они не понимают, как надо вести себя перед пожилыми людьми, когда молодой человек может говорить, а когда нет, какую лексику использовать при общении со стариками, а что нельзя даже со сверстниками, что хорошо, а что нет. плохо (интервью с Муслимом, июнь 2020 г.).

У подростка очень жесткие представления об этнической эндогамии. Особенно он против смешанных браков чеченских женщин, но менее строго относится к выбору чеченских мужчин.Несмотря на то, что Муслим живет в либеральном обществе, он не сторонник предоставления свободы чеченским женщинам. Молодой человек является религиозным человеком. Он соблюдает все предписания ислама, но это не сближает его с другими мусульманами, когда речь идет о смешанных браках и выборе сестры. Несмотря на свои строгие взгляды, у него есть друзья из разных национальностей. Некоторые из них — его одноклассники, а другие — из его спортивного клуба, где он регулярно тренируется, потому что считает, что мужчина должен быть сильным и способным защитить себя и свою семью.

Я бы предпочел тусоваться с чеченцами. К сожалению, вокруг не так много чеченцев. У меня есть несколько друзей-чеченцев, и мы иногда видимся. Теперь, с пандемией (Covid-19), это стало практически невозможно. Я даже не хожу заниматься спортом, не говоря уже о своих чеченских друзьях. Обычно мы встречались, когда был повод. У моего отца есть друзья-чеченцы, и наши семьи иногда собираются, но не очень часто. Бывают случаи, когда я встречаю новых чеченцев, когда отца приглашают на чей-то день рождения или свадьбу.На этих праздниках у нас есть хорошие возможности познакомиться с другими людьми, пообщаться, провести время вместе и узнать что-то о Чечне от пожилых людей. К сожалению, это очень редко, а с Covid это стало почти невозможно. Иногда я общаюсь со своими чеченскими товарищами через WhatsApp, но это не то же самое, что живое общение (Интервью с Муслимом, июнь 2020 г. ).

Мусульманин имеет явную склонность к этнической дружбе. Однако реальность этого не позволяет.Поэтому у него есть близкие друзья из разных национальностей. Они ему нравятся, но они не такие, какими он хотел бы их видеть. С другой стороны, возникает вопрос, не разочаровали бы его его «идеальные» друзья, если бы они общались ежедневно. Его взгляды и взгляды основаны на семейном воспитании. Семья Муслима очень традиционна. Его отец установил много правил дома. Они не смотрят российское телевидение, дома говорят только на чеченском (хотя это правило постоянно нарушается как самими родителями, так и детьми), проявляют должное уважение к своим гостям и окружающим, соблюдают все предписания ислама. .Как объясняет его отец, они мусульмане чеченского происхождения, и он хочет, чтобы так продолжалось и дальше.

В какой-то момент я боялся, что он не станет «буршем» (чеченское слово, обозначающее мужественное поведение или мужественность). В моем понимании, он был слишком слаб…, у него были либеральные взгляды, даже если он занимался спортом и имел сильное тело, у него не было правильного мышления. Однажды была ситуация. Мы сидели в машине и ждали, когда приедет моя дочь. Были какие-то молодые пьяные парни и… ситуация развивалась.Я ему говорю: «Смотри, что в таких ситуациях должен делать мужчина». Я вышел из машины и занялся собой. Я чуть не попал за это потом в тюрьму, но я привел ему пример, а потом увидел, что он извлек из этого урок. Теперь я спокоен. Я научил его быть чеченцем и горжусь этим. Я всегда был патриотом в этом смысле. Я согласен, что мы в первую очередь мусульмане, но это не значит, что ради этого мы должны отказаться от своей чеченственности. Каждая мусульманская нация уникальна, и многие арабы пытаются «продать» свое поведение как основанное на исламе, что на самом деле таковым не является.Поэтому, чтобы подчеркнуть, что я чеченец, я всегда носил чеченскую овчинную шапку, даже когда смешивался с салафитами в Чечне (интервью с отцом Муслима, июнь 2020 г.).

Этот отрывок из беседы с отцом Муслима проливает свет на поведение и отношение молодого человека, а также на его дружеские и брачные предпочтения. Его родители приложили много усилий, чтобы привить ему национализм/патриотизм. Хотя молодой человек никогда не был на родине и вряд ли знает, какой жизнью там живет общество, он предпочитает свою группу, которую для него ограничивают чеченские мигранты.У него нет желания исследовать свои корни или способствовать благополучию Чечни, которую он считает оккупированной территорией по указанию отца. Вместо этого Муслим хотел бы поддерживать чеченские общины в Европе. Его связь с родиной ограничена. Он появляется перед экраном компьютера отца, когда его просят пообщаться с родственниками. Однако Муслим не проявляет реального интереса поддерживать связь со своей большой семьей, даже если эту инициативу, как и многие другие, поддерживает и его мать.Эти усилия, как она утверждает, поглощают всю ее энергию.

Помочь некому – нет бабушек и дедушек, тетушек, нет чеченского окружения, у которого мои дети могли бы учиться. Поэтому все на нас. Он (не в чеченской традиции произносить имя мужа) проводит с ними все свободное время. Он многое рассказал им о нашей культуре, нашей истории и традициях. Нам повезло, что он все это знает. В свою очередь я всегда учу свою девочку готовить, объясняю ей, что ей носить и почему.Я научил ее заботиться о своих братьях, потому что, когда она выйдет замуж, ей придется заботиться о своем муже и его братьях (Интервью с матерью Муслима, июнь 2020 г.).

Таким образом, случай с Муслимом демонстрирует очень удачный пример передачи изначальной чеченской идентичности, какой ее представляют себе родители Муслима и многие другие чеченские мигранты (Ильясов, 2018). Они считают себя традиционными чеченцами и полны решимости воспитать своих детей так же, как воспитали их родители.Доминирование инокультурности накладывало отпечаток и на процесс обучения – родной язык всех их детей не чеченский и не русский. Однако, как утверждал отец Муслима, его дети готовы «прямо сейчас отправиться в Чечню и жить там, если потребуется». Это значит, что они могут защитить себя и приспособиться к суровым условиям, в которых живет чеченское общество. Более того, они приняли свои гендерные роли и научились чеченскому поведению. Что касается языка, то, по словам отца Муслима, его можно выучить позже.

Абубакар

10

Семья Абубакара приехала в Европу в 2003 году. В то время Абубакар был в дошкольном возрасте и не помнит, какие трудности пережила его семья при переезде из Чечни. Хотя он это знает. Он также знает причины, по которым они уехали из Чечни, и имеет очень четкие политические взгляды на дела внутри республики и вокруг нее. Он следит за ситуацией там через онлайн-СМИ и подписан на некоторые оппозиционные каналы в социальных сетях, откуда получает обновления и другие исторические материалы.

По местным меркам семья Абубакара большая. Всего детей пятеро, а он средний. Две старшие сестры замужем и живут отдельно, что делает его старшим. У Абубакара есть две младшие сестры, бабушка и дедушка, которые живут по соседству. Каждый день он проводит некоторое время со своим дедушкой. Кажется, что они лучшие друзья. У Абубакара есть и другие друзья, но не похоже, чтобы он встречался с ними ежедневно. Дедушка, который был школьным учителем и преподавал в школе чеченский язык, с удовольствием проводит время со своим внуком.Он видит своей миссией передать Абубакару все знания, которые он накопил за свою жизнь. Последнее очень нравится. Он слушает рассказы о своих предках и о чеченских героях и религиозных деятелях. У Абубакара много вопросов, которые никогда не остаются без ответа.

Не знаю, кем бы я был без дедушки. Он так много знает, и он так интересен. Мой отец никогда не смог бы дать мне столько, он всегда занят работой, а после работы он слишком устает, чтобы проводить со мной время, а потом я тоже занят своими делами.Я должен много учиться и у меня мало свободного времени. Я бы никогда не узнал о Чечне и своих предках. Бывает, однокурсники спрашивают меня о Чечне, и мне было бы нечего сказать, если бы не мой дедушка. Я мало общаюсь со сверстниками. Не многие из моих чеченских сверстников заинтересованы в учебе. Они больше увлекаются спортом и если не карьерой в UFC (Ultimate Fighting Championship), то мечтают о работе в охране. У некоторых уже были проблемы с преступниками. Я думаю, что мы (чеченцы) должны быть особенно законопослушны здесь, в стране, которая нас принимает, и должны быть полезны обществу не только как «торпеды» (криминальный сленг для обозначения мужчин для действия) (Интервью с Абубакаром, июль 2017 г.).

Несмотря на то, что он всего лишь подросток, он говорит зрело. Он ценит усилия своего деда и считает его незаменимым для своих знаний о Чечне и чеченцах. Другими словами, именно его дед больше всего способствовал формированию его этнической и религиозной идентичности. Абубакар прекрасно говорит по-чеченски без какого-либо иностранного акцента. Более того, он легко пишет и читает по-чеченски, что большая редкость, особенно среди детей чеченских мигрантов. В этих достижениях нет ничего удивительного, учитывая, что дедушка, у которого много свободного времени, разработал для внука серьезную программу обучения.

Мои внуки знают все о Чечне и своих предках. Они гордятся этим. Мы происходим из очень древней линии, и среди наших предков были государственные деятели и религиозные лидеры. Я объяснил ребятам, что мы [чеченцы] всегда хотели быть свободными и что Россия всегда хотела нас поработить. Я объяснил им и политические интересы других народов. Они знают, что нас всегда предавали наши так называемые «братья по исламу». Это они виноваты во второй войне [1999–2009 годов], они пытались использовать нас для достижения своих целей, а мы по глупости пошли за ними.Я горжусь тем, что мои внуки знают это и стараются получить самое лучшее образование здесь, в Европе. Я сказал им, что только так мы [чеченцы] можем чего-то добиться. Сейчас они хорошие граждане, живущие в свободной стране, и в то же время патриоты Чечни. Они готовы ехать туда и работать на чеченский народ (интервью с дедом Абубакара, июль 2017 г.).

Дедушка Абубакара гордится результатами своих усилий. Он считает, что именно его образование сделало его внуков хорошими гражданами на новой родине и патриотами Чечни.Он рассказал им о чеченских традициях, этикете и религии. Он также объяснил тонкости и различия ветвей ислама, политики и истории. Бывший школьный учитель был полностью занят частным образованием своих внуков, которых он научил всему, что, по его мнению, было необходимо знать о Чечне. Он также призвал их воспользоваться преимуществами местной системы образования и получить наилучшее образование. Образование, по его мнению, является ключом к будущему Чечни, и он видит, как его внуки работают на чеченский народ 1 день, принося ему пользу.Поэтому он подготовил их к возвращению, что считает необходимым, как только нынешний режим будет уничтожен, что, как он уверен, произойдет в ближайшее время. Его дискурс этноцентричен. Хотя он считает религию основой всего, он в основном сосредоточен на том, чтобы его внуки воспитывали свою этническую идентичность. Он научил их уважительно относиться к другим, особенно к пожилым, и научил их отдавать предпочтение чеченцам перед другими мусульманами. Даже если он утверждает обратное, он гарантировал, что их первичная идентичность этническая, а религиозная идентичность вторична.

Родители Абубакара Али и Макка счастливы, что у их детей есть бабушка и дедушка рядом. По словам Али, без них семья была бы неполной. Макка поддерживает его точку зрения и очень благодарна за всю помощь, которую она получает от свекрови, пока она на работе.

У нас никогда не получилось бы воспитать здесь детей как чеченцев. Это просто невозможно. Мы все время на работе и после работы слишком устаем, чтобы что-то делать с детьми. Но родители Али свободны, они пенсионеры и до сих пор очень активны.Так что все свободное время они посвящали помощи нам с детьми. Даже не представляю, что было бы без них. Я не хочу, чтобы мои дети проводили много времени с другой чеченской молодежью на улице. Многие слишком непослушны, и я боюсь, что мои дети подцепят от них что-то плохое. Нечеченская молодежь еще хуже, у них очень неуважительное поведение, и я был бы опустошен, если бы мои дети были такими, как они (интервью с матерью Абубакара, июль 2017 г. ).

Таким образом, дело Абубакара иллюстрирует еще один успешный пример сохранения изначальной этнической идентичности его родителей.Личность этого юноши, вероятно, ближе всего к личности его отца, поскольку она была передана ему его бабушкой и дедушкой — теми же людьми, которые вырастили Али. Домашняя обстановка и негативное отношение родителей/бабушек и дедушек к общению детей со сверстниками защищали их от влияния принимающего общества и других групп мигрантов, что способствовало укреплению этнической идентичности.

Дени

8

Дени нравится его имя. Он называет это «кабриолетом», как автомобиль.Всякий раз, когда это необходимо, он может быть Дэнни, Дэнисом, Денисом и т. Д. Эта универсальность его имени дает ему возможность носить разные «маски», как он называл свои разные личности. Свою «чеченскую маску» он надевает в кругу семьи, чтобы не расстраивать мать. Даже если он знает всего несколько основных фраз на чеченском языке и не встает здороваться со старшими, он проявляет определенное уважение к своим родителям. Этим он сохраняет связь, пусть и символическую, со своей чеченностью. Другие «маски» в основном предназначены для общения со сверстниками и его социального имиджа.Обычно это Дэнни. Дени играет на гитаре в небольшой группе. Он остается день и ночь в гараже одного из своих товарищей по группе. Иногда он заходит домой, чтобы переодеться и поесть. Он может спать ночь или две дома (в неделю), но в основном предпочитает проводить время со своей группой и своей девушкой. Он работает неполный рабочий день на местной заправочной станции, и это дает ему достаточно денег, чтобы поесть в Макдональдсе или купить дополнительную одежду. Иногда он даже вносит свой вклад в семейный бюджет.

Со своими чеченскими сверстниками не общаюсь.Они очень осуждают. Сначала у меня были друзья-чеченцы, но потом я решил держаться от них подальше. Они были старше меня и сильно давили на меня, чтобы я вел себя так, как они считали правильным. Я не чувствовал себя свободным с ними. Я хочу иметь длинные волосы, я хочу носить то, что хочу, я хочу делать то, что хочу. Ведь мы живем в свободном обществе, зачем нам делать то, чего мы не хотим? Моих родителей немного расстраивает, что у меня нет друзей-чеченцев, но я не делаю ничего плохого. Я не убийца, я не торговец наркотиками, так почему я не могу быть свободным и делать то, что хочу? Я хочу стать известным музыкантом и мечтаю добиться успеха в этой области.Я знаю, что я чеченец по происхождению, и что? Это то, по чему следует судить о людях? Быть французом, немцем или англичанином? Я так не думаю (интервью с Дени, июнь 2020 г.).

Дени не волнует его принадлежность к своей этнической группе. Это слишком требовательно для него. Быть чеченцем — значит соблюдать традиции, не носить определенную одежду и иметь «правильную» прическу. Поэтому он предпочитает дружить с членами принимающего его общества или русскими — еще одной группой мигрантов, с которой он говорит на одном языке.Единственная связь, которая удерживает его с его этнической принадлежностью, — это его прямая семья. Он единственный ребенок, и его родители пытаются успокоить его выбор, чтобы не потерять его полностью. С отцом он почти не разговаривает, и все его общение, как это принято в чеченских семьях, идет опосредованно – через мать. Они не в плохих отношениях, но Дени знает, что отец не одобряет его выбор, что их отдаляет. Его отец Арби также знает положение Дени.

Я не хочу на него давить, но проблема в том, что что бы я ни сказала, он воспринимает это неправильно, как будто мы враги.Итак, я решил просто подчиниться тому, что происходит. Я сам не очень религиозен и никогда не заставлял его молиться. я не люблю очень религиозных людей; Я думаю, что многие из них лицемеры. Обо всех этого не скажешь, но о многих точно. Я часто был свидетелем того, как люди, которые притворяются очень религиозными, делают вещи, которые не согласуются ни с религией, ни с пониманием нормальных людей. В то же время вы можете видеть, что многие люди здесь вовсе не религиозны и, несмотря на это, ведут себя так, что делают их более гуманными, чем те, кто утверждает, что они религиозны.Наверное, это лицемерие так называемых религиозных людей оттолкнуло меня от религии. Но это не единственная причина, по которой Дени такой. Я никогда не заставлял его поддерживать связь с нашими родственниками в Чечне и никогда не заставлял его дружить с чеченскими парнями. У него всегда был свой выбор. Не знаю, может быть, я ошибалась и, может быть, мне следовало выбить из него все плохое, но я не верю в этот метод воспитания. Так что все как есть, я только надеюсь, что он станет нормальным человеком. Я не думаю, что он когда-нибудь вернется в Чечню, и я, наверное, тоже.Мы не навещали родственников несколько лет, потому что прошло время, прежде чем мы получили паспорта, а когда мы это сделали, то о том, чтобы он поехал с нами, даже речи не шло. Я знал, что он предпочитает оставаться здесь. Вокруг нас тоже не так много чеченцев. Поэтому общаться у нас получается не часто, даже если бы хотелось (интервью с отцом Дени, июнь 2020).

Речь Арби очень откровенна. Он называет несколько причин, по которым Дени решил отойти (по крайней мере, на данный момент) от представления о том, какой должна быть чеченская идентичность/поведение. Среди них — его собственное решение полностью интегрироваться в принимающее общество. Кроме того, они с женой не уделяли много времени тому, чтобы привить мальчику чеченские нормы культурного этикета или религиозного поведения, так как не все их соблюдают. Причина этого в том, что у них нет «чеченского окружения». К тому же, до приезда в Европу семья несколько лет провела в России, где мальчик посещал детский сад и начальную школу. Поэтому он в совершенстве владеет русским (и местным языком), но не очень говорит по-чеченски.Он понимает основные фразы, но поскольку его родной язык русский, его родители были вынуждены перейти и на этот язык. Они мало общаются на чеченском даже между собой. В голосе Арби звучит сожаление, когда он говорит о сыне и его «нечеченском» поведении, но утешает себя тем, что важнее быть хорошим человеком, чем быть чеченцем или чеченцем. мусульманин.

Таким образом, случай Дени иллюстрирует исход, отличный от двух ранее проанализированных случаев, которые продемонстрировали довольно успешную передачу исходной чеченской идентичности, как ее представляют себе чеченские мигранты в первом поколении. Дени вырос в неоригинальном обществе и брал пример со своих родителей, которые уделяли первостепенное внимание интеграции в принимающее общество, практически жертвуя своей изначальной идентичностью. Другими словами, изначальная идентичность, полученная мальчиком от родителей, уже была ослаблена. Родители признают это и даже немного сожалеют, что обвиняют неблагоприятные обстоятельства в последующем отходе мальчика от образа чеченца, который они когда-то имели в виду.

Заключение

Целью данной статьи было выявление факторов, играющих решающую роль в формировании идентичности чеченцев второго поколения в Европе.Для достижения этой цели в статье очерчена изначальная идентичность мигрантов в первом поколении и определены три основных фактора, в наибольшей степени влияющие на формирование идентичности детей мигрантов. Эти факторы (семья, принимающее общество и другие группы мигрантов в принимающем обществе) были классифицированы как главные, первичные, вторичные и третичные. Все эти факторы связаны с социальной средой, в которой ежедневно живут мигранты и их дети. Они также больше всего влияют на формирование идентичности мигрантов.Это не умаляет значения личных характеристик отдельных индивидуумов, анализ которых потребовал бы отдельного исследования.

Исследование было ограничено только тремя проанализированными случаями, которые в совокупности не представляют все возможные варианты или исходы. Имея в виду огромное количество возможных индивидуальных исходов формирования идентичности и переговорного процесса (Кось-Рызко, 2015), в статье отказываются от претензий на обобщаемость изучаемых случаев. Кроме того, в статье признается ограничение этого исследования по признаку пола и предлагается изучить этот аспект отдельно.

На основе анализа разработанной теоретической базы в статье рассматриваются три различных социальных окружения, которые могли повлиять на формирование коллективной идентичности детей мигрантов в каждом из выбранных случаев. Во всех трех случаях расследование подтвердило вывод Rabiau (2019) о том, что самым важным из всех окружений была семья. Усилия родителей и вклад в домашнее воспитание повлияли на исход формирования личности чеченской молодежи. Как и атмосфера в доме, а также отношение родителей к собственной коллективной идентичности (см. также McGregor et al., 2015, 2016). Эти факторы, как показывает исследование, обусловили формирование у молодежи мировоззрения, интереса к самобытности своего родителя, решение быть чеченцем или нет, коммуникативные предпочтения.

Кроме того, это исследование частично подтвердило результаты, сделанные в более ранних исследованиях (Druckman, 1994; Lee, 1999; Luo and Wiseman, 2000), которые пришли к выводу, что влияние принимающего общества было пропорционально размеру общины мигрантов. Однако возможность общения со сверстниками из той же этнической группы не была решающим, хотя и важным фактором в выборе анализируемой молодежи.Это исследование также показало, что влияние других общин мигрантов было гораздо менее интенсивным, чем факторы семейного или домашнего воспитания и доминирование принимающего общества. Влияние последних было наиболее очевидным с точки зрения языковых предпочтений и знания культурно-исторических основ.

В дополнение к этому, проанализированные случаи продемонстрировали широту выбора, который может и есть у чеченцев во втором поколении в Европе. Эта ширина простирается от почти сохранившейся (довольно успешно передаваемой) исходной идентичности, как ее представляют себе чеченские мигранты в первом поколении, до значительного отхода от модели, но не ограничивается ею.Как показывают случаи, привязанность к коллективной идентичности варьируется в пределах группы. Внешние проявления этой привязанности в чеченских мигрантских общинах проявляются через строгое соблюдение (или его отсутствие) этнических обрядов, через участие (или не участие) в народных празднествах, через практику (или нет) этнической эндогамии, через стремление (или его отсутствие) передать своим детям самобытную идентичность через сплочение (или не сплочение) под флагом родины, через знание (или незнание) истории нации.

Заявление о доступности данных

Необработанные данные, подтверждающие выводы этой статьи, будут предоставлены авторами без неоправданных оговорок.

Заявление об этике

Исследования с участием людей были рассмотрены и одобрены Школой международных отношений Сент-Эндрюсского университета. Пациенты/участники предоставили письменное информированное согласие на участие в этом исследовании. Письменное информированное согласие было получено от лица (лиц) на публикацию любых потенциально идентифицируемых изображений или данных, включенных в эту статью.

Вклад авторов

Автор подтверждает, что является единственным автором этой работы и одобрил ее публикацию.

Конфликт интересов

Автор заявляет, что исследование проводилось в отсутствие каких-либо коммерческих или финансовых отношений, которые могли бы быть истолкованы как потенциальный конфликт интересов.

Благодарности

Я хочу выразить искреннюю благодарность коллегам и двум рецензентам за их комментарии к первым черновикам этой статьи. Особая благодарность Николь Мошел, вычитавшей эту статью.

Сноски

1 Под «оригиналом» в статье понимается идентичность, сформировавшаяся у мигрантов во время проживания в Чечне до переезда в Европу.

2 Встреча с Христом в Рамадан 07.05.2020. Доступно в Интернете по адресу: https://www.youtube.com/watch?v=XAxv1iNOsaU (по состоянию на 6 октября 2020 г.).

3 Она не чеченка 20.02.2020. Доступно на сайте: https://www.youtube.com.com/watch?v=H527lS1lhZo (по состоянию на 6 октября 2020 г.).

4 Данное исследование ограничивается изучением формирования чеченской подростково-мужской идентичности, оставляя вопрос о возможном влиянии обсуждаемых факторов формирования идентичности на подростково-женскую для дальнейших исследований.

5 Этнические группы в Чеченской и Ингушской ССР по данным переписи 1979 года. Доступно на сайте: http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/rus_nac_79.php?reg=51 (по состоянию на 15 октября 2020 г. ).Этнические группы в Чеченской и Ингушской ССР по данным переписи 1999 года. Доступно на сайте: http://www.demoscope.ru/weekly/ssp/rus_nac_89.php?reg=49 (по состоянию на 15 октября 2020 г.).

6 Личное интервью чеченца, 56 лет. Бельгия, март 2017 г.

7 Личное интервью чеченца, 47 лет. Бельгия, март 2017 г.

8 Полевые исследования 2020 г. (дело Муслима и Дени).

9 Все имена изменены для защиты личности информаторов.

10 Полевые исследования 2017 года (дело Абубакара).

Ссылки

  • Abdelal R., Herrera Y.M., Johnston A.I., McDermott R. (ред.). (2009). Измерение идентичности: руководство для социологов. Кембридж: Издательство Кембриджского университета. 10.1017/CBO9780511810909 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Акройд Дж., Пилкингтон А. (1999). Детство и построение этнической идентичности в глобальную эпоху: драматическая встреча. Детство 6, 443–454. 10.1177/0

    829

    04004 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Адамс Г. Р., Маршалл С.К. (1996). Социальная психология развития идентичности: понимание человека в контексте. Дж. Адолеск. 19, 429–442. 10.1006/jado.1996.0041 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Albert CD (2014). Связь этно-насилия: измерение идентичности этнической группы в Чечне. Восточноевропейская политика 30, 123–146. 10.1080/21599165.2013.848796 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Baumeister RF (1995). Я и личность: введение. Доп. соц. Психол. 93, 51–97. [Google Scholar]
  • Берри Дж.В. (2001). Психология иммиграции. Дж. Соц. Исс. 57, 615–631. 10.1111/0022-4537.00231 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Booth WJ (1999). Сообщества памяти: об идентичности, памяти и долге. Являюсь. пол. науч. Откр. 93, 249–263. 10.2307/2585394 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Bosma HA, Kunnen ES (2001). Детерминанты и механизмы развития эго-идентичности: обзор и синтез. Дев. Откр. 21, 39–66. 10.1006/древ.2000.0514 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Берк П.Дж. (2006). Изменение личности. соц. Психол. Вопрос 69, 81–96. 10.1177/0150606

    6 [CrossRef] [Google Scholar]

  • Крочетти Э., Фермани А., Поджаги Б., Меус В. (2011). Формирование идентичности у подростков из итальянских, смешанных и мигрантов семей. Форум по уходу за детьми и молодежью 40, 7–23. 10.1007/s10566-010-9112-8 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Крочетти Э., Рубини М., Миус В. (2008). Фиксация динамики формирования идентичности в различных этнических группах: разработка и проверка трехмерной модели.Дж. Адолеск. 31, 207–222. 10.1016/j.adolescence.2007.09.002 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • De Castro LR (2004). Инаковость во мне, инаковость в других: детские и юношеские конструкции себя и другого. Детство 11, 469–493. 10.1177/0

    8204047107 [CrossRef] [Google Scholar]

  • Девайн Д., Келли М. (2006). «Я просто не хочу, чтобы меня кто-то дразнил»: динамика включения и исключения в новой многоэтнической ирландской начальной школе. Детское общество 20, 128–139.10.1111/j.1099-0860.2006.00020.x [CrossRef] [Google Scholar]
  • Druckman D. (1994). Детерминанты компромиссного поведения на переговорах: метаанализ. J. Решение конфликтов. 38, 507–556. 10.1177/0022002794038003007 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Эриксен Т. Х. (1993). Формальный и неформальный национализм. Этн. Расовый стад. 16, 1–25. 10.1080/01419870.1993.9993770 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Гаммер М. (2006). Одинокий волк и медведь. Питтсбург, Пенсильвания: Univ. Питтсбургской прессы.[Google Scholar]
  • Гуздер Дж. (2011). Вторая кожа: программы семейной терапии миграции, идентичности и культурных изменений. Фокус для семьи 39, 160–179. [Google Scholar]
  • Хьюз Д., Джонсон Д. (2001). Коррелирует в детском опыте с расовым поведением родителей при социализации. Дж. Марр. Семья 63, 981–995. 10.1111/j.1741-3737.2001.00981.x [CrossRef] [Google Scholar]
  • Идема Х., Фалет К. (2007). Передача гендерно-ролевых ценностей в семьях турецко-немецких мигрантов: роль пола, межпоколенческих и межкультурных отношений. Zeitschrift für Familienforschung 19, 71–105. [Google Scholar]
  • Ильясов М. (2018). Чеченская этническая идентичность: оценка перехода от сопротивления к подчинению. Средний Восток. Стад. 54, 475–493. 10.1080/00263206.2018.1423967 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Джаймуха А. (2004). Чеченцы: Справочник. Абингдон: Рутледж. 10.4324/9780203356432 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Кибрия Н. (2002). «О крови, принадлежности и поездках на родину: транснационализм и идентичность среди американцев китайского и корейского происхождения во втором поколении», в книге «Меняющееся лицо дома: транснациональная жизнь второго поколения», под редакцией П.Левитт и М. Уотерс (Нью-Йорк, штат Нью-Йорк: Фонд Рассела Сейджа;), 295–311. [Google Scholar]
  • Kinnvall C. (2004). «Глобализация, идентичность и поиск выбранных травм», в книге «Будущее идентичности: столетние размышления о наследии Эрика Эриксона», изд. К. Гувер (Lanham MD: Lexington Books;), 111–136. [Google Scholar]
  • Кириленко А. (2017). Чеченские беженцы в Европе: причины бегства из России и проблемы с убежищем. Доступно на сайте: https://legal-dialogue.org/chechen-refugees-europe-reasons-flee-russia-asylum-problems (по состоянию на 16 октября 2020 г.).
  • Косц-Рызко К. (2015). «Формирование идентичности молодых чеченских беженцев в Польше перед лицом иностранных культур», в книге «Контекстуальные изменения: миграции, смещение границ и новые идентичности в Восточной Европе», под ред. П. Христова, А. Кассабовой, Э. Троевой и Д. Демски ( София: Paradigma Ltd;), 315–329. [Google Scholar]
  • Косич А., Маннетти М., Сэм Д. Л. (2005). Роль отношения большинства к чужой группе в восприятии стратегий аккультурации иммигрантов. Междунар. Дж.Интеркульт. Относ. 29, 273–288. 10.1016/j.ijintrel.2005.06.004 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Ларуэль М. (2017). Кадыровщина: жесткий ислам как инструмент Кремля? Париж Cedex 15: IFRI. [Google Scholar]
  • Lee SJ (1999). — Ты китаец или что? Этническая идентичность среди американцев азиатского происхождения (Махва, Нью-Джерси: издательство Lawrence Erlbaum Associates Publishers;). [Google Scholar]
  • Луо С. Х., Уайзман Р. Л. (2000). Сохранение этнического языка среди детей китайских иммигрантов в США.Междунар. Дж. Интеркульт. Относ. 24, 307–324. 10.1016/S0147-1767(00)00003-1 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Mach Z. (1993). Символы, конфликт и идентичность: очерки политической антропологии. Олбани, Нью-Йорк: SUNY Press. [Google Scholar]
  • Малешевич С. (2003). Исследование социальной и этнической идентичности: скептический взгляд Синиса Малешевич». J. Language Polit. 2, 265–287. 10.1075/jlp.2.2.05mal [CrossRef] [Google Scholar]
  • McBride Murry V., Brown P.A., Brody G.H., Cutrona C.E., Simons R.Л. (2001). Расовая дискриминация как модератор связей между стрессом, материнским психологическим функционированием и семейными отношениями. J. Брачная семья 63:915. 10.1111/j.1741-3737.2001.00915.x [CrossRef] [Google Scholar]
  • McGregor L.S., Melvin G.A., Newman L.K. (2015). Семейные разлуки, стили выживания и симптоматика посттравматического стрессового расстройства у переселенной молодежи из числа беженцев. Дж. Нерв. Мент. Дис. 203, 431–438. 10.1097/NMD.0000000000000312 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • McGregor L.С., Мелвин Г. А., Ньюман Л. К. (2016). Изучение модели адаптации и развития после преследований и травм (ADAPT) с переселенными подростками-беженцами в Австралии: качественное исследование. Транскульт. Психиатрия 53, 347–367. 10.1177/1363461516649546 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Молодикова И. (2019). «Мусульманские беженцы из россии: привозят ли чеченцы свой «аул» из чечни в евросоюз?» в книге «Мусульманские меньшинства и кризис беженцев в Европе», ред. К. Горак-Сосновска, М.Пахоцка и Дж. Мисюн (Варшава: Издательство SGH; ), 119–133. [Google Scholar]
  • Пархем Т. А., Хелмс Дж. Э. (1981). Влияние отношения чернокожих студентов к расовой идентичности на предпочтения расы консультанта. Дж. Каунс. Психол. 28:250. 10.1037/0022-0167.28.3.250 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Patackas A. (1999). «Кодель Чечения?» [Почему Чечня?]. Науясис Жидинис, нет. 11-12. [Google Scholar]
  • Пол М. Дж., Фишер Дж. Л. (1980). Корреляты самооценки чернокожих подростков раннего возраста.Дж. Юноша-подросток. 9, 163–173. 10.1007/BF02087934 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Phalet K., Schönpflug U. (2001). Межпоколенческая передача ценностей коллективизма и достижений в двух контекстах аккультурации: в случае турецких семей в Германии и турецких и марокканских семей в Нидерландах. Дж. Кросс-культ. Психол. 32, 186–201. 10.1177/0022022101032002006 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Финни Дж. С. (2000). Формирование идентичности в разных культурах. Гум. Дев.43, 27–31. 10.1159/000022653 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Финни Дж. С., Чавира В. (1992). Этническая идентичность и самооценка: предварительное лонгитюдное исследование. Дж. Адолеск. 15, 271–281. 10.1016/0140-1971(92)

    -9 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Rabiau MA (2019). Культура, миграция и формирование идентичности подростков-беженцев: взгляд семьи. Дж. Фам. соц. Работа 22, 83–100. 10.1080/10522158.2019.1546950 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Руссо С., Мекки-Беррада А., Моро С. (2001). Травма и длительная разлука с семьей среди латиноамериканских и африканских беженцев в Монреале. Психиатрия 64, 40–59. 10.1521/psyc.64.1.40.18238 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Райан Л. (2010). Становление поляком в Лондоне: переговоры об этнической принадлежности через миграцию. соц. Личности 16, 359–376. 10.1080/13504630.2010.482425 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сигель Р. (ред.). (1989). Политическое обучение во взрослой жизни. Чикаго: Издательство Чикагского университета. [Google Scholar]
  • Сипос М.(2020). «Мы все здесь братья»: как строят жизнь чеченские беженцы в Польше. Народ. Космическое место 26:2276. 10.1002/psp.2276 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Sleijpen M., Boeije H.R., Kleber R.J., Mooren T. (2016). Между силой и бессилием: метаэтнография источников устойчивости молодых беженцев. Этническая принадлежность Здоровье 21, 158–180. 10.1080/13557858.2015.1044946 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Сокирянская Е. (2005). Семьи и кланы в Ингушетии и Чечне.Отчет о полевых работах. Среднеазиатский сурв. 24, 453–467. 10.1080/02634930500453590 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Щепаникова А. (2012). Стать более консервативным? Противопоставление гендерных практик двух поколений чеченских женщин в Европе. Евро. J. Женский стад. 19, 475–489. 10.1177/1350506812466611 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Щепаникова А. (2015). Чеченские женщины на войне и в изгнании: изменение гендерных ролей в контексте насилия. Натл. Пап. 43, 753–770. 10.1080/002.2014.999315 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Tajfel H., Turner JC (1986). «Интегративная теория группового конфликта», в «Социальной психологии межгрупповых отношений», под редакцией У. Г. Остина и С. Уорчела (Brooks/Cole Publishing Company; ), 7–24. [Google Scholar]
  • Тишков В. (2004). Чечня: жизнь в раздираемом войной обществе, Vol. 6. Беркли, Калифорния: Издательство Калифорнийского университета. 10.1525/california/9780520238879.001.0001 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Триандафиллиду А. (2009). Мигранты и этнические меньшинства в посткоммунистической Европе: обсуждение диаспорной идентичности.Этническая принадлежность 9, 226–245. 10.1177/1468796809103461 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Triandis HC (2001). Индивидуализм-коллективизм и личность. Дж. Перс. 69, 907–924. 10.1111/1467-6494.696169 [PubMed] [CrossRef] [Google Scholar]
  • Веркуйтен М., Кинкет Б. (2000). Социальные дистанции в полиэтническом обществе: этническая иерархия среди голландских подростков. соц. Психол. Вопрос 63, 75–85. 10.2307/2695882 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Williams BG (2000). Увековечивание «депортации» в постсоветской Чечне: роль мемориализации и коллективной памяти в русско-чеченских войнах 1994-1996 и 1999-2000 гг.Память истории 12, 101–134. 10.1353/ham.2000.0006 [CrossRef] [Google Scholar]
  • Williams BG (2016). Ад в Чечне: русско-чеченские войны, миф об Аль-Каиде и взрывы на Бостонском марафоне.