Содержание

Артиллерия первой мировой войны кратко — о войне 1914


Говоря об артиллерии Первой мировой войны, кратко стоит отметить, что все государства в рамках подготовки к конфликту уделяли ей особое внимание, учитывая опыт предыдущих локальных вооруженных конфликтов. В численном эквиваленте эта подготовка выражалась следующим образом: более 9 тысяч различных артиллерийских орудий у Германии; немногим более 4 тыс. – у Австро-Венгрии, 7 тыс. – у России, — 4300 – у Франции, чуть больше тысячи – у Великобритании, и около 900 – у Бельгии.
При этом все артиллерийские орудия, использовавшиеся на фронтах I мировой войны, делились на несколько категорий: легкую и тяжелую полевые, горную о осадную.


В поддержку пехоте

Легкая полевая и горная артиллерия в те годы были частью пехотных дивизий. В большинстве армий они были представлены пушками калибром 75 миллиметров и 105-мм гаубицами. Исключение составляли французские войска, в которых гаубицы полностью отсутствовали.

Французы считали, что их пушки пригодны для любых условий маневренной войны (перед началом конфликта никто не предполагал, что он станет затяжным и позиционным, а не быстротечным и маневренным).
Дальнобойность пушек варьировалась в пределах 7-8 километров, хотя чае всего ее использовали на гораздо близком (до 6 километров) расстоянии. Стоит отметить, что в боекомплект каждого орудия входили как гранаты, так и шрапнель. Причем последняя пользовалась наибольшей популярностью.

 


Артиллерийские «тяжеловесы»

Кратко говоря, тяжелая полевая артиллерия Первой мировой войны также, как и легкая, состояла из пушек и гаубиц. Только калибр у них был значительно больше. Для пушек самым распространенным был калибр 105 мм, а вот калибр гаубичных снарядов доходил до 150 мм.  При этом стреляли такие орудия ненамного дальше и лучше пехотных легких. В их боекомплект также входили гранаты (в России из называли бомбами) и шрапнель.

Несмотря на то, что французы изготавливали для русской армии тяжелые полевые пушки, у нее самой аналогичного оружия не было.
Лучше всех была обеспечена этим видом артиллерии германская армия. Причем преимущество ее заключалось как в количестве, так и в качестве.


Осадная (тяжелая) артиллерия

При кратком обзоре этого вида артиллерии Первой мировой войны стоит отметить, что она находилась в полном распоряжении командования. Ее орудия сосредотачивали в районах, где готовилось проведение решающих операций.
В состав такой артиллерии входили орудия (пушки, гаубицы и мортиры) калибр которых составлял от 120 до 420 мм. При этом практически все страны использовали вооружение старого образца.
Исключение составляла Германия, которая при подготовке к войне уделила этому виду артиллерии достаточно много внимания. При этом германское командование проследило за тем, чтобы качество орудий не пострадаво в ущерб количеству.

Таких же взглядов на тяжелый вид артиллерии придерживались и союзники Германии – австро-венгерское командование.
Франция же, наоборот, считала этот вид артиллерийских орудий практически ненужными и чересчур обременительными. Россия, в свою очередь, разделяла мнение французов, но при этом, учитывая опыт русско-японской войны, присматривалась и германской точке зрения (правда не очень смело).
Кстати начавшаяся война показала, что правы здесь оказались германцы. Именно их тяжелая артиллерия способствовала тому, что они в короткие сроки сумели завладеть всеми приграничными французскими и бельгийскими крепостями.


Зенитная артиллерия

Этот вид артиллерии в годы первого мирового находился лишь в зачаточном состоянии, так как до этого в ней просто не было необходимости. В годы конфликта 1914-18 годов было лишь испытано несколько опытных образцов. При этом Германии удалось достичь в этом неплохих результатов.

Методы артиллерийской стрельбы
До войны и в ходе ее сражений, артиллеристы стреляли, ориентируясь исключительно на визуальные наблюдения. Только-только начинала зарождаться стрельба, наблюдение при которое велось с привязанного аэростата. Наблюдение с самолета и вовсе не производилось.
При этом у армии каждой страны были разработаны собственные правила пристрелки. Наименее разработанными они были в германских войсках, поэтому подготовка их стрелков была самой слабой.

Артиллерия Первой мировой войны: экскурс в историю

Во время Первой мировой войны артиллерия играла одну из ключевых ролей на полях сражения. Военные действия продолжались целых четыре года, хотя многие считали, что они будут максимально скоротечными. В первую очередь это было связано с тем, что Россия строила организацию своей артиллерии по принципу быстротечности вооруженного противоборства. Поэтому и война, как предполагалось, должна была носить маневренный характер. Одним из главных качеств артиллерии становилась тактическая подвижность.

Цель

Основная цель артиллерии в Первой мировой войне — поражение живой силы противника. Это было особенно эффективным, так как серьезные укрепленные позиции на тот момент отсутствовали. Ядро артиллерии, работавшей в поле, составляли легкие пушки, основным боеприпасом для которых была шрапнель. Тогда военными тактиками считалось, что за счет высокой скорости снаряда возможно выполнять все задачи, которые возлагаются на артиллерию.

В этом отношении выделялась французская пушка образца еще 1897 года, которая по своим технико-тактическим характеристикам была среди лидеров на поле боя. При этом по своей начальной скорости она значительно уступала русской трехдюймовке, но компенсировала это за счет выгодных снарядов, которые экономнее расходовались в ходе боя. Более того, орудие обладало высокой устойчивостью, что вело к значительной скорострельности.

В русской артиллерии в Первую мировую войну выделялась трехдюймовка, которая была особенно эффективной во время флангового обстрела. Огнем она могла накрыть площадь до 800 метров с шириной около 100 метров.

Многие военные эксперты отмечали, что в борьбе на уничтожение русским и французским полевым пушкам равных не было.

Оснащение русского корпуса

Полевая артиллерия Первой мировой войны выделялась среди других армий своим мощным оснащением. Правда, если перед войной преимущественно использовались легкие пушки, то во время сражений стала ощущаться нехватка тяжелой артиллерии.

В основном организация российских артиллерийских войск явилась следствием недооценки пулеметного и винтовочного огня противниками. От артиллерии требовалось в первую очередь поддерживать пехотную атаку, а не проводить самостоятельную артподготовку.

Организация немецкой артиллерии

Немецкая артиллерия в Первую мировую войну была организована принципиально по-другому. Здесь все строилось на попытке предвидеть характер грядущего сражения. У немцев на вооружении находилась корпусная и дивизионная артиллерия. Поэтому к 1914 году, когда активно стала использоваться позиционная война, немцы начали комплектовать гаубицами и тяжелыми пушками каждую дивизию.

Это приводило к тому, что главным средством для достижения тактических успехов стало полевое маневрирование, к тому же в артиллерийской мощности немецкая армия превосходила многих своих противников. Важным было и то, что немцы учитывали повышенную начальную скорость снарядов.

Положение во время войны

Таким образом, во время Первой мировой войны артиллерия стала ведущим средством ведения боя для многих держав. Главные качества, которые стали предъявлять к полевым орудиям, — это подвижность в условиях маневренной войны. Такая тенденция стала определять организацию боя, количественное соотношение войск, пропорциональное соотношение тяжелой и легкой артиллерии.

Так, в самом начале войны на вооружении российских войск было около трех с половиной орудий на тысячу штыков, у немцев их было примерно 6,5. При этом Россия имела почти 7 тысяч легких пушек и только около 240 тяжелых орудий. У немцев легких пушек было 6,5 тысячи, зато тяжелых орудий — почти 2 тысячи.

Эти показатели наглядно иллюстрируют взгляды военачальников на применение артиллерии на Первой мировой войне. Также по ним можно составить впечатление о тех ресурсах, с которыми каждая из ключевых держав вступила в это противостояние. Очевидным выглядит тот факт, что именно германская артиллерия в Первую мировую войну больше соответствовала требованиям современного ведения боя.

Далее мы максимально подробно рассмотрим самые яркие образцы немецкой и русской артиллерии.

Бомбомет

Русская артиллерия в Первой мировой войне широко была представлена бомбометами системы Аазена. Это были особые штоковые минометы, которые в 1915 году создал во Франции известный конструктор Нильс Аазен, когда стало очевидным, что имеющиеся в наличии единицы боевой техники не позволяют Российской армии сражаться наравне с противниками.

Сам Аазен имел французское гражданство, а по происхождению был норвежцем. Его бомбомет выпускался в России с 1915 по 1916 год, активно применялся российской артиллерией в Первой мировой войне.

Бомбомет был весьма надежен, он имел стальной ствол, заряжался со стороны казны по раздельному типу. Сам по себе метательный снаряд представлял собой гильзу, применявшуюся для устаревшей к тому времени винтовки Гра. Большое количество этих винтовок было передано Францией русским войскам. У этого миномета был откидной затвор, а лафет был рамного типа, стоящий на четырех опорах. Подъемный механизм основательно крепился к задней части ствола. Общий вес орудия составлял около 25 килограммов.

С помощью бомбомета можно было вести огонь прямой наводкой, также он имел гранату в своем боекомплекте, снаряженную шрапнелью.

При этом у него был один, но весьма существенный недостаток, из-за которого стрельба становилась небезопасной для самого расчета. Все дело было в том, что при открытом верхнем затворе боек ударника утапливался совсем на небольшую глубину. Нужно было внимательно следить, чтобы гильза досылалась вручную, а не с помощью затвора. Это было особенно важно, когда стрельба велась под углом около 30 градусов.

Если эти правила не соблюдались, то происходил преждевременный выстрел, когда затвор был не до конца закрыт.

76-мм зенитная пушка

Одним из самых популярных орудий в артиллерии русской армии в Первой мировой войне была 76-мм зенитная пушка. Впервые в нашей стране она была произведена для стрельбы по воздушным целям.

Ее проект разработал военный инженер Михаил Розенберг. Предполагалось, что она будет специально использоваться против аэропланов, но в итоге такое предложение было отвергнуто. Считалось, что в специальной зенитной артиллерии нет никакой необходимости.

Только в 1913 году проект одобрило Главное ракетно-артиллерийское управление Министерства обороны России. На следующий год его передали на Путиловский завод. Орудие получилось полуавтоматическим, к тому времени пришло осознание, что специальная артиллерия для стрельбы по воздушным целям необходима.

С 1915 года артиллерия России в Первой мировой войне начала использовать это орудие. Для этого была оборудована отдельная батарея, вооруженная четырьмя орудиями, которые базировались на бронированных автомобилях. В них же хранились и запасные заряды.

Во время войны эти орудия отправили на фронт в 1915 году. Они в первом же бою смогли отразить нападение 9 немецких самолетов, при этом два из них были сбиты. Это стали первыми воздушными мишенями, сбитыми российской артиллерией.

Часть пушек была водружена не на автомобили, а на железнодорожные вагоны, подобные батареи стали формироваться к 1917 году.

Орудие получилось настолько удачным, что использовалось еще и в годы Великой Отечественной войны.

Крепостная артиллерия

Крепостная артиллерия в Первом мировой войне еще использовалась активно, а после ее окончания необходимость в таких орудиях окончательно сошла на нет. Причиной стало то, что оборонительная роль крепостей ушла на второй план.

При этом в России была весьма разветвленная крепостная артиллерия. К началу войны на вооружении стояло четыре артиллерийских крепостных полка, которые были объединены в бригады, также существовало 52 отдельных крепостных батальона, 15 рот и 5 так называемых вылазочных батарей (в условиях военного времени их количество увеличивалось до 16).

Всего за годы Первой мировой войны в русской армии использовались около 40 артиллерийских систем, правда, большинство из них были весьма устаревшими к тому времени.

После окончания войны крепостная артиллерия практически вовсе перестала использоваться.

Морская артиллерия

Немалая часть сражений проходили на море. Определяющую роль в них играла морская артиллерия Первой мировой войны.

Например, крупнокалиберные корабельные орудия по праву считались главным оружием на море. Поэтому по общему количеству тяжелых орудий и суммарному весу флота можно было определить, насколько силен флот той или иной страны.

По большому счету, все тяжелые орудия того времени условно можно было разделить на два типа. Это английские и германские. К первой категории относились орудия, разработанные фирмой «Армстронг», а ко второй — произведенные компанией «Крупп», которая прославилась своей сталью и во времена Второй мировой войны.

У английских артиллерийских орудий имелся ствол, который сверху закрывался кожухом. В немецкой артиллерии Первой мировой войны использовались особые цилиндры, которые надевались друг на друга таким образом, чтобы наружный ряд полностью перекрывал места внутренних стыков и объединений.

Немецкая конструкция была взята на вооружение большинством стран, в том числе и Россией, так как объективно считалась более прогрессивной. Английские пушки просуществовали до 20-х годов XX века, а после они также перешли на немецкую технологию.

Именно такие орудия использовались на кораблях для морских сражений. Особенно распространены они были в эпоху дредноутов, отличаясь только незначительными деталями, в частности количеством орудий в башне. Например, для французского линкора под названием «Норманди» была разработана особая четырехорудийная башня, в которой были сразу две пары пушек.

Тяжелая артиллерия

Как уже отличалось, тяжелая артиллерия Первой мировой войны определила исход не одного сражения. Она характеризовалась возможностью стрельб на большие расстояния, причем была способна эффективно поражать противника из укрытия.

До Первой мировой войны тяжелые орудия практически всегда входили в состав крепостной артиллерии, а вот полевая тяжелая артиллерия в то время только начинала формироваться. При этом острая необходимость в ней ощущалась еще во время Русско-японской войны.

Первая мировая война практически с самого своего начала носила ярко выраженный позиционный характер. Стало очевидным, что без тяжелых орудий не удастся провести ни одного успешного наступления войск. Ведь для этого было необходимо эффективно разрушать первую линию обороны противника, а также продвигаться дальше, оставаясь при этом в надежном укрытии. Полевая тяжелая артиллерия стала одной из основных во время войны, включив в себя осадные функции.

В 1916-1917 годах по инициативе великого князя Сергея Михайловича, который на тот момент занимал пост генерал-инспектора артиллерии, был сформирован резерв для Главного командования, именовавшийся тяжелой артиллерией особого назначения. В его состав входили шесть артиллерийских бригад.

Формирование этого подразделения проходило в условиях повышенной секретности в Царском селе. Всего за время войны было создано более пятисот подобных батарей, в состав которых входило две с лишним тысячи орудий.

«Большая Берта»

Самым известным орудием артиллерии Германии периода Первой мировой войны стала мортира «Большая Берта», которую также именовали «Толстушка Берта».

Проект был разработан еще в 1904 году, а вот построили это орудие и запустили в массовое производство только в 1914 году. Работы велись на заводах Круппа.

Основными создателями «Большой Берты» стали крупный немецкий конструктор профессор Фриц Раушенбергер, который работал в германском концерне «Крупп», а также его коллега и предшественник по фамилии Дрегер. Именно они и прозвали эту 420-мм пушку «Толстушка Берта», посвятив ее внучке Альфреда Круппа, «пушечного короля» начала XX века, который вывел свое предприятие в мировые лидеры, сделав компанию одной из самых успешных среди других производителей оружия.

На тот момент, когда в промышленное производство была запущена эта мортира, ее фактической владелицей была внучка легендарного Круппа, которую и звали Берта.

Мортира «Большая Берта» активно использовалась в артиллерии Германии. В Первой мировой войне она предназначалась для разрушения самых прочных фортификационных сооружений того времени. При этом само орудие производилось сразу в двух вариантах. Первый был полустационарным и носил шифр «тип Гамма», а буксируемый обозначался как «тип М». Масса орудий была весьма велика — 140 и 42 тонны соответственно. Только примерно половина всех выпускаемых мортир подвергалась буксировке, остальные приходилось разбирать на три части, чтобы перемещать их с места на место с помощью паровых тягачей. Для того чтобы собрать весь агрегат в боевую готовность, требовалось не менее 12 часов.

Скорострельность орудия достигала одного выстрела в 8 минут. При этом мощность его была настолько велика, что соперники предпочитали с ней не сталкиваться на поле боя.

Интересно, что для разных типов орудий применялись различные боеприпасы. Например, так называемый тип М стрелял мощными и тяжелыми снарядами, масса которых превышала 800 килограммов. А дальность одного выстрела достигала почти девяти с половиной километров. Для «типа Гамма» использовались более легкие снаряды, которые зато могли улетать на 14 километров с небольшим, и более тяжелые, достигавшие цели на расстоянии 12,5 километра.

Ударная сила мортиры достигалась и за счет большого количества осколков, каждый из снарядов разлетался примерно на 15 тысяч кусочков, многие из которых могли быть смертоносными. Среди защитников крепостей самыми ужасными считались бронебойные снаряды, которые не могли остановить даже перекрытия из стали и бетона толщиной около двух метров.

Российская армия терпела серьезные потери от «Большой Берты». Это при том что ее характеристики оказались в распоряжении разведки еще до начала Первой мировой войны. Во многих отечественных крепостях начались работы по модернизации старых и возведению принципиально новых сооружений для обороны. Они были изначально рассчитаны на попадание снарядов, которыми была снабжена «Большая Берта». Толщина перекрытия для этого варьировалась от трех с половиной до пяти метров.

Когда началась Первая мировая война, немецкие войска начали эффективно применять «Берту» во время осады бельгийских и французских крепостей. Они стремились сломить волю противника, вынуждая гарнизоны сдаваться один за другим. Как правило, для этого требовались всего две мортиры, около 350 снарядов и не более 24 часов, на протяжении которых продолжалась осада. На Западном фронте эту мортиру прозвали даже «убийцей фортов».

Всего на предприятиях Круппа были произведены 9 этих легендарных орудий, которые участвовали во взятии Льежа, осаде Вердена. Для взятия крепости Осовец были привезены сразу 4 «Большие Берты», 2 из которых были успешно уничтожены обороняющимися.

Кстати, существует весьма распространенное мнение, что «Большую Берту» использовали для осады Парижа в 1918 году. Но в действительности это не так. Французскую столицу обстреливало орудие «Колоссаль». «Большая Берта» же все равно осталась в памяти многих одним из самых мощных артиллерийских орудий Первой мировой войны.

Великая война 11 ноября 2008 исполняется 90 лет со дня окончания Первой мировой войны: Мир: Lenta.ru

11 ноября 2008 года в День перемирия исполняется 90 лет со дня окончания Первой мировой войны, Великой войны, или Последней Войны, как ее назвали слишком оптимистичные современники. И хотя по масштабу или числу потерь ее нельзя сравнить со Второй мировой, по своему значению, последствиям, кардинальным изменениям, привнесенным ею в мировой порядок, она явилась одним из поворотных моментов истории. Первая мировая открыла собой новую эпоху, именно с нее начался «исторический» XX век, а сформировавшиеся в 1914-1918 годы тенденции определили государственное и общественное развитие на десятилетия вперед. Она была первой не только в хронологическом смысле — многое тогда случилось в первый раз, разделив историю на «до» и «после».

Примечательно, что никто из современников, кажется, не предугадывал значения Первой мировой, которая привела к распаду трех многонациональных империй — Российской, Австро-венгерской и Османской, волне революций — в России, Венгрии, Германии, и полностью изменила геостратегический расклад. Военное командование Германского Рейха, опираясь на план «молниеносной войны» Шлиффена, рассчитывало, что война завершится в течение нескольких месяцев. Взлет националистических и патриотических настроений в первые дни войны, который объединил в едином порыве представителей враждующих классов, похоронив, к слову сказать, Второй интернационал, свидетельствовал, скорее, об оптимизме среди населения.

Во многом это объясняется тем, что Европа, ставшая главным театром военных действий, не знала масштабной войны на протяжении сорока лет после франко-прусской войны 1870-1871 годов (Балканские войны начала ХХ века носили все же локальный характер). Между тем за это время развитие вооружений совершило резкий скачок вперед. У враждующих армий появились пулеметы: в Германии — MG 08 (скорострельность от 500 до 600 выстрелов в минуту), во Франции — Hotchkiss M1914 (500-600 выстрелов в минуту), в Великобритании Vickers Gun — усовершенствованный вариант «Максима» (450-600 выстрелов в минуту).

Российская кавалерия форсирует Дунай. Фото с сайта firstworldwar.com

Lenta.ru

Еще большие усовершенствования коснулись артиллерии: в конце XIX — начале XX века были изобретены малодымный порох и система отката ствола, что значительно увеличило прицельность стрельбы и скорострельность, которая могла составлять до 30 выстрелов в минуту. Снаряды стали снаряжать новым мощным взрывчатым веществом — тротилом. Появились минометы, правда, в начале войны они стояли на вооружении только германской армии. Широкое развитие получила гаубичная и тяжелая артиллерия. Первая мировая война в какой-то мере стала высшим пунктом в истории ствольной артиллерии.

В 1905 году на воду был спущен британский линкор «Дредноут» (HMS Dreadnought), свершивший революцию в военно-морском деле и давший название новому классу кораблей. По мощи огневого залпа один дредноут был равен целой эскадре броненосцев времен русско-японской войны. Однако и «Дредноут» спустя 10 лет уже считался отчасти устаревшим, на смену ему пришли «сверхдредноуты». 31 мая – 1 июня 1916 года они сошлись в крупнейшем морском сражении Первой мировой у Ютландского полуострова, где британскому флоту противостоял немецкий «Флот открытого моря». На рубеже XIX-XX веков на вооружении ВМС ведущих индустриальных стран стали появляться военные подводные лодки, для которых Первая мировая стала своеобразным дебютом. И, конечно, «первая неудачная попытка человечества покончить с собой», как называл Первую мировую Курт Воннегут, была отмечена первым применением химического оружия, которое немцы пустили в ход под Ипром.

Словом, к началу войны оружие уничтожения было прекрасно подготовлено, чего нельзя сказать о самих людях. Поэтому война стала настоящим экзистенциальным шоком. Три четвертых всех потерь в войне пришлось на огонь артиллерии. Танковых и механизированных частей, которые могли бы прорывать линию фронта, совершать быстрые обходные маневры и подавлять огневые позиции врага, еще не было: пехота фактически осталась один на один с пушками.

«Подвижная война» в таких условиях оказалась фактически невозможной, и пехота стала зарываться в землю. Уже к октябрю 1914 года немецкое наступление через Бельгию и Люксембург было остановлено на Марне в 40 километрах от Парижа. Началась «гонка к морю», в ходе которой враждующие армии, старясь обойти друг друга, продвигались на восток, пока не достигли побережья. Линия траншей протянулась от Швейцарии до Атлантического океана. Кавалерия, по крайней мере на Западном фронте, оказалась в принципе не нужна.

Позиции союзников на Западном фронте. Фото с сайта firstworldwar.com

Lenta.ru

Ведение новой войны, которая оказалась намного более масштабной и продолжительной, чем можно было предположить, потребовало мобилизации всех ресурсов воюющих сторон и перестройки экономики на военные рельсы. Великая война стала первой индустриальной войной. Порой за один только день расходовалось столько боеприпасов, сколько за всю франко-прусскую войну 1870-71 годов. По приблизительным оценкам, за четыре года военных действий враждующие стороны выпустили друг в друга 650 миллионов артиллерийских снарядов.

Первая мировая оказалась не только первой индустриальной, но и первой «тотальной войной». В условиях колоссальных потерь в армию мобилизовались новые сотни тысяч людей. В начале войны Франция располагала 800 тысячами солдат, Германия — 870 тысячами, Британский Экспедиционный Корпус — 70 тысячами, не считая военнослужащих из доминионов, Россия — 1,3 миллиона солдат. А когда война закончилась, оказалось, что из 67 миллионов населения Германии в армию были призваны 13,6 миллиона мужчин, во Франции из 39 миллионов — 8,1 миллиона, в России были призваны 12 миллионов, в Британской Империи — 7 миллионов, в Австро-Венгрии — 7,8 миллиона, в Италии — 5 миллионов.

Если в начале войны можно было предположить, что она ограничится Европой, то со временем в нее стали втягиваться все новые и новые страны. К началу войны в Европе сложилась система союзов: с одной стороны Тройственный союз, куда входили Германия, Австро-Венгрия и Италия, — с другой Тройственное согласие, или Антанта (от французского entente — «согласие»). Однако уже с первых дней войны в боевые действия оказались втянуты Сербия, Черногория и Бельгия. В октябре 1914 Османская империя, которая долгое время старалась сохранять вооруженный нейтралитет, решила присоединиться к Тройственному союзу. География войны сразу расширилась. Военные действия начались на Ближнем Востоке, на Кавказе и в Средиземном море.

Российские пехотинцы идут в атаку. Фото с сайта firstworldwar.com

Lenta.ru

Тогда же Великобритания приняла решение атаковать немецкие колонии или не препятствовать вооруженным силам других стран, в том числе Японии, которые попытались бы их захватить. В 1914 году немецкие войска были вынуждены оставить Камерун. Военные действия велись в немецкой Юго-Западной Африке (сегодняшняя Намибия) и в немецкой Восточной Африке (территории сегодняшней Танзании, Бурунди и Руанды). 23 августа 1914 года на стороне Антанты выступила Япония, в ультимативной форме потребовав от Берлина эвакуировать германские колонии в Тихом Океане. Зато в 1915 году Германии удалось перетянуть на свою сторону Болгарию. В августе 1916 года войну Австро-Венгрии и ее союзникам объявила Румыния — и тут же была разгромлена. В 1917 году войну Германии объявили США, фактически положив начало американской военной экспансии в мире. Всего в Первой мировой приняли участие 38 из существовавших в то время 59 независимых государств.

Несмотря на колоссальный размах, мобилизацию всех имевшихся в распоряжении сторон экономических и людских ресурсов, линия фронта на главном европейском театре военных действий в течение почти трех лет оставалась неизменной, что лишь усиливало ощущение абсурдности происходящего и, в конце концов, нашло отражение в одной из самых популярных книг о Великой войне — романе Эриха Марии Ремарка «На Западном фронте без перемен». Большинство грандиозных сражений Первой мировой — Верденская операция, битва на Сомме или Дарданелльская операция — объединяет одно: огромные людские потери и фактически нулевой результат.

Битва за Верден стала одной из самых продолжительных и одной из самых кровавых в истории человечества. Она длилась 10 месяцев с конца февраля по декабрь 1916 года. Потери убитыми, ранеными и пропавшими без вести с французской стороны составили 362 тысячи человек (по другим данным, 378 тысяч), с немецкой — 336 тысяч. Перед началом наступления, предпринятого германской армией с целью прорвать линию обороны и обескровить французскую армию, немцы сосредоточили на узком участке фронта 1125 артиллерийских орудий, в том числе 542 тяжелых гаубицы, в том числе 13 420-миллиметровых крупповских гаубиц и 17 305-миллиметровых гаубиц «Шкода».

Операция под символичным названием «Суд» («Gericht») началась 21 февраля. В течение двух дней на французские позиции обрушилось два миллиона тяжелых снарядов: один снаряд на каждые три секунды. Лесные массивы около Вердена были полностью уничтожены, местность стала напоминать лунный пейзаж. Немцы перешли в наступление, но прорвать фронт так и не смогли, французы сумели реорганизоваться и подтянуть подкрепления. Фронт вновь стабилизировался. Чтобы его удержать, маршал Филипп Петен, принявший командование летом 1916 года, организовал бесперебойный подвоз подкреплений и боеприпасов. Снабжение происходило по «Священной дороге», по которой постоянно двигались около 3000 грузовиков, один каждые 15 секунд. За неделю они перевозили 90 тысяч солдат. Французское командование организовало ротацию войск, благодаря чему через «верденскую мясорубку» прошло 70 процентов личного состава французской армии.

Как с французской, так и с немецкой стороны основная задача солдат состояла, прежде всего, в том, чтобы выжить, тогда как основную роль играла артиллерия. 80 процентов всех потерь с обеих сторон стали следствием пушечного огня. Всего за все время сражения было выпущено 22 миллиона снарядов, поэтому неудивительно, что число пропавших без вести, читай: разорванных в клочья, засыпанных землей и так и не откопанных, — в полтора раза превышало число убитых.

Французские военные на Западном фронте. Фото с сайта firstworldwar.com

Lenta.ru

Верден, впрочем, просто самый яркий пример сражений Первой мировой. На самом деле у каждой из сражающихся сторон был свой Верден. Для Великобритании им стало сражение на Сомме — контрнаступление войск Антанты в 1916 году, предпринятое, чтобы оттянуть часть немецких войск из-под Вердена. Только за первый день наступления, 1 июля, потери британской армии составили 57 тысяч человек. Сражение закончилось 21 ноября, союзные войска продвинулись в лучшем случае на восемь километров. Британская армия потеряла 420 тысяч человек: согласно неутешительным расчетам, проведенным историками, каждый отвоеванный сантиметр территории стоил жизни двум солдатам. Всего же потери войск Антанты и Тройственного союза убитыми и ранеными составили около 1,5 миллиона человек.

Для австралийцев и новозеландцев из Австралийского и новозеландского армейского корпуса (ANZAC) «Верденом» стала Дарданелльская операция, длившаяся с 25 апреля 1915 по 9 января 1916-го, когда войска Антанты, высадившись на Галлипольском полуострове, пытались развить наступление на Стамбул, чтобы взять под свой контроль Босфор и Дарданеллы. Под британским командованием австралийцы и новозеландцы провели несколько безуспешных попыток наступления на укрепленные позиции турок. Жара и болезни довершили дело. Операция окончилась ничем, если не считать глубокого недоверия и неприязни, возникшей у жителей доминионов к Англии, и ненависти к Уинстону Черчиллю, который на посту Первого лорда адмиралтейства с поразительным упорством гнал солдат на смерть.

Согласно сегодняшним оценкам, Первая мировая война унесла жизни 9 миллионов человек, из них больше всего погибло в Германии (1950 тысяч человек), России (1700 тысяч), Франции (1390 тысяч), Австро-Венгрии (1040 тысяч) и Великобритании (780 тысяч). В пропорциональном отношении самый тяжелый урон война нанесла Сербии, где погибло 11 процентов населения. Основные потери, в отличие от Второй мировой, пришлись не на гражданское население, а на военных. Тем не менее Первая мировая была отмечена одним из первых случаев массовых этнических чисток. В 1915 году Турция начала уничтожение армян под видом их перемещения подальше от линии фронта. Жертвами геноцида — хотя Турция до сих пор его не признает — стали от 800 до 1250 тысяч человек.

Одним из следствий Первой мировой войны, ее кровопролитных сражений, «верденских мясорубок» стал, с одной стороны, выход на историческую сцену того самого пролетариата, а с другой — кризис сознания, дезориентация миллионов людей, которые, пройдя через многочисленные лишения и ужасы массовой бойни, разуверились в привычных ценностях. С возникшей еще в эпоху Просвещения верой в разум и прогресс, которой был отмечен XIX век, было покончено: человечество оказалось таким же безумным, как и в период Тридцатилетней войны. Поиск новых ориентиров привел к активизации социальных движений, главным итогом которых стала Октябрьская революция в России, гражданская война и создание первого социалистического государства — СССР, со временем превратившегося в одного из главных геополитических игроков XX века.

Первая мировая война дала рождение множеству других государств, возникших на месте многонациональных империй: на карте Европы появились независимые Чехословакия, Польша, Финляндия, Австрия, Венгрия, балтийские государства и Королевство Сербов, Хорватов и Словенцев (будущая Югославия). Оттоманская империя распалась: на ее месте возникли независимая Турция и Армения (которая, правда, вскоре была поделена между Турцией и Советским Союзом). Ливан и Сирия оказались под контролем Франции, а Египет, Ирак, Кипр и Палестина — под контролем Великобритании. Отчасти произвольные границы, определенные новым подмандатным государствам Ближнего Востока, во многом обусловили развитие последующих конфликтов в регионе.

Тогда же было впервые официально провозглашено право наций на самоопределение, которое до сих пор остается одним из ключевых положений международных отношений. Многочисленные жертвы и разрушения, вызванные войной, также заложили основы для возникновения пацифистского движения. Стала очевидной необходимость коллективных усилий по поддержанию мира, что в итоге привело к образованию Лиги Наций, прообраза ООН. Однако с другой стороны Первая мировая подготовила почву для новой войны: во многом это было предопределено системой мирных договоров, прежде всего, Версальского, который ущемлял интересы побежденных, в частности Германии, и пробудил у многих жажду реванша.

Руины домов в Вердене. Фото с сайта firstworldwar.com

Lenta.ru

В ходе Первой мировой в самом искусстве войны произошли серьезные изменения. В битве на Сомме Великобритания впервые в истории применила танки, и хотя дебют был не особо удачным, так как их броня не защищала экипажи от артиллерийских снарядов, а огневая мощь ограничивалась пулеметами, начало было положено. В Первую мировую получил развитие новый род войск — авиация. Сначала она использовалась исключительно для разведки с воздуха. Затем французский пилот Ролан Гаросс установил на своем самолете пулемет: чтобы не повредить пропеллер, на лопастях были прикреплены стальные пластины. Позднее немецкий конструктор Антон Херман Герард Фоккер изобрел синхронизатор, который позволял стрелять через вращающийся винт, не задевая лопастей. Получила развитие бомбардировочная авиация. Кроме того, в годы войны появился первый авианосец. И хотя исход Первой мировой войны определялся на земле, уже через двадцать лет господство в воздухе стало важнейшим для победы.

По своим итогам Первая мировая оказалась крайне противоречива. Зная последующие события, которые привели ко Второй мировой, можно даже в какой-то степени утверждать, что победивших в ней не было. Сейчас в мире осталось лишь семь ветеранов Первой мировой. Трое из них живут в Великобритании, двое в Канаде, один в Австралии и один в США. Впрочем, их может быть и больше. По крайней мере, недавно стало известно о том, что один из британских ветеранов до самой смерти скрывал от семьи свое участие в войне. Альфред Гиббинс был ранен осколком мины, однако говорил близким, что покалечился в детстве, а в армию его якобы так и не взяли. Сын, которому удалось установить подлинную историю отца, считает, что он не говорил о войне по одной причине: чтобы вытравить ее из памяти и забыть.

Тяжёлая артиллерия особого назначения — ВикипедияРусский Wiki 2022

Тяжёлая артиллерия[1] — в противоположность лёгкой имеющая более тяжёлое вооружение и снаряжение, на начало XX столетия это деление сохранилось только в кавалерии[2], но развитие военного дела вернуло её на места сражений и битв. В ВС России применялось словосочетание Позиционная артиллерия[3], к 1911 году это название повсюду было заменено понятием тяжёлой артилерии, которая подразделялась на полевую тяжёлую[4] и тяжёлую (осадную) артиллерию[5].

До Первой мировой войны 1914—1918 годов тяжёлая артиллерия также входила в состав крепостной, морской (береговой) и осадной артиллерии. В другом источнике указано что до мировой войны русская тяжёлая артиллерия подразделялась на осадную, применяемую при осаде крепостей, на крепостную для вооружения сухопутных крепостей и на береговую артиллерию, предназначенную для вооружения приморских крепостей[6].

Полевая тяжёлая артиллерия находилась в этот период в стадии сформирования, хотя необходимость в ней остро ощущалась ещё в Русско-японской войне 1904—1905 годов. Так в 1910 году был сформирован Первый тяжёлый артиллерийский дивизион[7], Первый Сибирский тяжёлый артиллерийский дивизион[8] и другие формирования рода оружия.

Высочайше установлено, 20 мая 1911 года, обмундирование полевой пешей артиллерии с шифровками на погонах и эполетах — из специального знака артиллерии и под ним шифровка. например для Первого тяжёлого артиллерийского дивизиона — 1.Тж.[9].

К 1914 году в полевых войсках России было 8 дивизионов (всего 24 батареи) полевой тяжёлой артиллерии, уступая по количеству формирований вероятному противнику.

Уже в начале Первой мировой войны, носившей позиционный характер, стало ясно, что без тяжёлой артиллерии невозможно успешное наступление войск, так как для этого требовалось не только разрушение первой линии обороны противника, но и последующих, с их прочными укрытиями и огневыми средствами, недосягаемыми для обычной полевой артиллерии. Поэтому особое внимание в ходе Великой войны уделялось усилению полевой тяжёлой артиллерии, вобравшей в себя и функции осадной артиллерии, в первую очередь за счёт крепостной и береговой артиллерий. Батареи тяжёлой артиллерии формировались в составе двух — 6 орудий и сводились по два — четыре в дивизионы, а последние — в полки и бригады. Существовали также отдельные дивизионы и батареи.

На рубеже 1916 и 1917 годов по инициативе генерал-инспектора артиллерии великого князя Сергея Михайловича, сформирован резерв Главного командования под названием «тяжёлая артиллерия особого назначения» (ТАОН) в составе шести артиллерийских бригад (338 орудий), в целях секретности формально сведённых в 48-й армейский корпус. Организация ТАОН была разработана особой комиссией под председательством начальника Управления артиллерии (Упарт). Формирование производилось в Царском селе, а доформирование и боевая подготовка — в тылу Западного фронта (в районе Смоленска, Рославля, Ельни, Вязьмы, Можайска, и Ржева). Всего за весь период Великой войны создано около 550 батарей ТАОН, имевших в своём составе свыше 2 000 орудий.

Тяжелая (осадная) артиллерия периода первой мировой войны — 5 Марта 2011

Тяжелая (осадная) артиллерия периода первой мировой войны

Тяжелая артиллерия не входила в состав армейских корпусов и находилась в распоряжении главного командования, хотя организационно оформленного артиллерийского резерва главного командования, в современном смысле этого слова, тогда еще не было. Тяжелая артиллерия сосредоточивалась в местах прорывов на время решающих операций и хотя номинально придавалась на это время корпусам и армии, с действующими частями обычно не сливалась даже на это время.

 

Тяжелая артиллерия была вооружена пушками, гаубицами и мортирами калибром от 120 до 420 мм. Большинство орудий было старых образцов, и во всех государствах, кроме Германии, на создание (качественно высокой тяжелой артиллерии не обращалось почти никакого внимания. Системы вооружения специально тяжелой артиллерией не было, и она вооружалась различными старыми образцами из упраздняемых крепостей и расформировываемых осадных парков. Незначительная часть тяжелых орудий калибром до 200 мм была приспособлена в качестве железнодорожной артиллерии и предназначалась для береговой обороны. Почти вся остальная тяжелая артиллерия перевозилась конной тягой. 

Большое количество различных образцов приводит к выводу, что этот вид артиллерии не являлся предметом специальной заботы и что в него включались все образцы, имевшиеся в небольшом количестве в различных местах и различного назначения.
В то время как в Германии число тяжелых орудий достигало 33% числа легких орудий, в России оно составляло едва 3,5%, а в других странах хотя и было больше, чем в России, но нигде не достигало даже 10%. В этих числах нашли свое отражение два господствовавших в то время взгляда на применение тяжелой артиллерии. В чистом виде это были взгляды французской и германской армий. 

В Германии, в связи с уроками последних войн, а особенно русско-японской войны 1904 — 1905 гг., придавалось огромное значение тяжелой артиллерия. Считалось, что ее роль будет очень велика не только в борьбе с крепостями, но и в полевом бою, в котором появились окопы, полевые оборонительные сооружения, проволочные заграждения и прочие цели, против которых граната полевой пушки сплошь и рядом могла оказаться совершенно бессильной. 


Поэтому было приложено много усилий к затрачено много средств не только для того, чтобы иметь количественно превосходную тяжелую артиллерию с большой мощностью отдельного выстрела, но и для того, чтобы обеспечить эту артиллерию средствами возможно быстрого передвижения для своевременной подачи ее на нужный участок фронта.
В противовес приведенной германской точке зрения французы считали, что в маневренной войне, к которой они готовились, тяжелая артиллерия не может найти широкого применения и будет только связывать подвижность армии. Они считали, что если где-нибудь им и придется столкнуться с препятствиями, с которыми их полевая пушка не сможет справиться, то гораздо целесообразнее будет обойти этот участок фронта, использовав высокую маневроспособность своих, войск, чем пытаться взять его в лоб. Поэтому развитию тяжелой артиллерии не придавали никакого значения и главное внимание сосредоточивали на развитии полевой легкой артиллерии, вернее, только легкой пушки, которая во Франции и была очень хорошая.

Россия в основном стояла на французской точке зрения, но с некоторыми, правда, очень нерешительными, уступками германским взглядам после убедительного урока русско-японской войны. 

Боевая действительность полностью подтвердила предвидение германских артиллеристов, в исключительно короткий срок отдав в их руки почти всю полосу приграничных крепостей Бельгии и Франции, не устоявших перед германской тяжелой артиллерией и деморализованных небывалой мощностью ее снарядов.
Но та же действительность наказала их за недостаточное внимание к полевой артиллерии, которую они, увлекшись тяжелой артиллерией, в значительной степени предоставили самой себе. 

Немецкая полевая пушка уступала французской как в дальнобойности, так и в скорострельности, что сильно сказалось в маневренных боях, где германская пехота платила кровью за недостатки своей легкой артиллерии. 

Однако, учитывая превосходство германской тяжелой артиллерии и отсутствие у французов гаубицы в составе дивизионной артиллерии, следует признать, что материальная часть германской артиллерии в целом по своему качеству и соответствию требованиям того времени превосходила французскую, чего нельзя сказать о технике стрельбы, которая во французской артиллерии стояла несомненно выше.

Итальянский фронт Первой мировой: победа как проблема морали

Боевые действия на Итальянском фронте Первой мировой — не самая популярная среди отечественных любителей военной истории тема.

Однако они были не только довольно масштабными даже по сравнению с основными сражениями Великой войны, но и обладали рядом особенностей в силу специфических условий театра военных действий и сильного влияния человеческого фактора.

Одной из малоизвестных страниц истории Первой мировой войны для жителей России являются боевые действия на Итальянском фронте – они не привлекли внимания ни в годы самой войны, ни после нее. Так, публицист Илья Эренбург, побывавший на парижской выставке военных фотографий в октябре 1916 года, писал в своём очерке:

«Итальянцы задались целью показать фотографиями все трудности войны. Они выставили огромные панорамы высот Трентино, своих альпийцев, карабкающихся под обстрелом на отвесные скалы, артиллерию в снегах на высоте три тысячи метров. Их отдел говорит скорее о борьбе с природой, чем о войне с австрийцами. И посетитель, невольно глядя на световые горы, забывает не только об австрийцах, но и об альпийцах. Люди мнятся маленькими букашками, черными точками, случайно рассеянными среди недоступных гор»

.

Особенности театра военных действий и ход войны

Действительно, война на Итальянском фронте, как ни на каком другом, оказалась в сильной зависимости от географических условий. На всей его длине в 675 км, от швейцарско-итальянской границы до адриатического побережья, лишь два участка были пригодны для ведения полномасштабных, хотя и довольно специфических из-за горной местности боевых действий. Сражения развернулись на западе в Трентино (в районе долины реки Адидже) и на востоке в районе реки Изонцо (по-словенски Соча). Между ними лежал регион т.н. Карнийских Альп с чрезвычайно сложным рельефом, правильно организованное наступление в котором было абсолютно невозможным.

Итальянские солдаты слушают речь командования (фото с сайта Британского имперского военного музея)

В принципе, эти земли уже наблюдали сражения между итальянскими и австрийскими войсками в ходе войн за объединение Италии за 50–60 лет до Первой мировой войны. Однако новые столкновения по степени вовлечённых в них сил превзошли как обе битвы при Кустоце и битву при Сольферино, так и вообще все знаменитые сражения прошлого.

Как известно, Италия вступила в войну в мае 1915 года на стороне Антанты, разорвав договорённости предвоенного времени с Германией и Австро-Венгрией. Одной из важнейших причин столько неожиданной для многих смены ориентации было нежелание австрийцев (здесь вмешивались ещё и внутриполитические причины) передать итальянцам в качестве платы за нейтралитет давно служащие предметами споров области Триест и Трентино.

Итальянский премьер-министр Антонио Саландра (Antonio Salandra), сменивший незадолго перед началом войны в этой должности Джованни Джолитти (Giovanni Giolitti), вполне разумно счёл, что если Австро-Венгрия не может передать спорные земли мирно, то необходимо сделать это с помощью силы. К моменту вступления Италии в войну мировой конфликт длился уже почти год, причём ситуация на фронтах явно указывала на невозможность быстрой победы одной из сторон в обозримом будущем. Тем не менее, итальянцы были исполнены оптимизма.

Итальянские войска на Адидже, южнее Роверето (фото с сайта Британского имперского военного музея).

Наступление должно было развернуться по двум более-менее удобным направлениям, и поначалу успех сопутствовал итальянцам, как на то и рассчитывал фактический командовавший войсками начальник итальянского генерального штаба генерал Луиджи Кадорна (Luigi Cadorna). Однако майское наступление 1915 года омрачилось тем, что успех в Трентино не был повторен войсками на востоке. В районе Изонцо итальянцы и австрийцы вступили в фазу затяжной и чрезвычайно кровавой позиционной войны.

На протяжении 1915–1917 гг. у этой реки состоялось не менее 11 крупных сражений, из которых последнее, в августе-сентябре 1917 года, было для итальянцев успешным настолько, что австро-венгерское командование было вынуждено запросить помощи у Германии. Последовавшее в октябре 1917 года двенадцатое сражение у Изонцо, ознаменовавшееся прорывом итальянской обороны близ городка Капоретто, позволило объединённым армиям стран Тройственного союза развить наступление, опрокинуть итальянские войска и дойти до реки Пьяве близ Тревизо и Венеции. Лишь в следующем году и тоже при поддержке союзников итальянцы, теперь уже под командованием Армандо Диаза (Armando Diaz), сменившего Кадорну, сумели отбросить австрийцев и немцев и завершить войну столь желанным полным разгромом противника.

Генерал Армандо Диаз и британский генерал Джеймс Бабингтон (фото с сайта Британского имперского военного музея)

Противостояние в Трентино (там в 1916 году разыгрались сражения за города Арсьеро и Асиаго, закончившиеся, в целом, возвращением к положению 1915 года) и в районе реки Изонцо привело к тому, что за годы войны в Италии было отмобилизовано около 5,5 миллионов солдат, миллион из которых получили серьёзные ранения, а около 689 000 было убито. Правда, итальянские войска участвовали также в кампаниях на Балканах и в Северной Африке, но наибольшие потери Итальянское королевство понесло, пытаясь отвоевать именно Триест и Трентино.

Одной из главных причин такой длительной позиционной войны и многочисленных неудач итальянской армии некоторые исследователи называют недостаток боевого духа и подавленное душевное состояние солдат.

Человеческий фактор

Начало войны было воспринято итальянцами, как и другими народами Европы, с воодушевлением. Многие итальянцы восприняли войну как возможность вернуть, или, точнее, наконец-то присоединить территории, которые лишь по трагической случайности ещё не вошли в состав королевства. Политики, как уже говорилось выше, руководствовались теми же идеями.

С 1872 года в Италии был сформирован корпус альпини — горных стрелков, элиты итальянской армии. На фото артиллерийский расчёт альпини на позиции

Однако после относительной стабилизации фронта в 1915 году энтузиазм масс и, в первую очередь, солдат резко упал. Итальянская армия, известная в XIX веке своей чувствительностью даже к самым незначительным потерям, на сей раз столкнулась с поистине гигантским уроном в живой силе. На это наложились проблемы с вооружением, экипировкой, специальным снаряжением для ведения боёв в горах. Очень мало внимания командование (в первую очередь, Кадорна и его штаб) и гражданские власти уделяли проблемам пропаганды и политического воспитания, а также механизмам психологической поддержки войск – это могли быть любые доступные и дешёвые развлечения, от кино до публичных домов.

Итальянские солдаты, в массе своей полу- или вовсе неграмотные выходцы из деревни, не понимали и не воспринимали должным образом официальных целей войны. Это сказалось и в том, что за годы войны примерно 470 000 человек было предъявлено обвинение в уклонении от воинской обязанности – правда, из них 370 000 были эмигрантами, которых невозможно было привлечь к итальянскому суду.

Итальянский наблюдательный пост на горе Монте Неро, участок фронта на Изонцо (фото с сайта Британского имперского военного музея)

Наивысший процент уклонистов наблюдался на юге Италии, который даже после создания единого королевства всё ещё воспринимал северную Савойскую династию как оккупантов, и на островах Средиземного моря. Северные и центральные области полуострова были намного более лояльны как к правящему дому, так и к институтам власти. Кроме уклонения от мобилизации в частях наблюдались дезертирство (128 000 случаев было рассмотрено в трибуналах) и самоувечье (до 10 000 зарегистрированных случаев). Иногда, правда, раны наносились солдатами только для того, чтобы побыть некоторое время в госпитале, а не чтобы окончательно порвать с армией из-за инвалидности.

Кадорна очень строго относился к подобного рода вещам, и за время его командования трибуналами было вынесено 750 смертных приговоров – причём, в некоторых случаях прибегали даже к практике децимации. При этом, как утверждают некоторые исследователи, подобная практика была излишней, поскольку войска в принципе проявляли лояльность. Поведение многих дезертиров, которые в течение недели после побега возвращались обратно в свою часть, можно объяснить и как постепенное возникновение чувства воинского долга и товарищества (солдаты понимали, что бросают своих друзей в беде), и как проявление типично архаической крестьянской психологии. В последнем случае требовалось просто продемонстрировать девиантное поведение, не нарушая или только слегка нарушая правила.

Тяжёлая артиллерия пересекает реку Изонцо (фото с сайта Британского имперского военного музея)

За всю войну произошло лишь одно восстание в войсках (бунт Катандзарской бригады в июле 1917 года), спровоцированное несправедливым наказанием военнослужащих и плохим руководством. Причём, во всех частях неповиновение или пренебрежение дисциплиной имело место в тылу или во время переходов, и часто носило именно ритуальный характер. У сопротивления начальству не было никакого политического подтекста – для этого требовался прежде всего особый взгляд на нужды всего общества в целом, а солдаты были слишком обеспокоены своей собственной жизнью, судьбой родственников, положением дел в родной деревушке или городке.

Даже социалисты не смогли поколебать настроения солдат. Их пропаганда пропадала втуне, а сами они рассматривались многими солдатами как лодыри и бездельники. Католическая церковь и религиозная пропаганда в основном служили целям правительства, хотя после осуждения папой римским Бенедиктом XV ужасных жертв череды битв при Изонцо понтифик и вообще церковь стали очень непопулярны среди армейского командования.

Вообще, выносливость и психологическая устойчивость итальянских солдат сильно зависела от происхождения. Жители северной Италии лучше знали места боёв, имели представление об их истории и отношении вообще ко всей остальной стране (в регионах типа Триеста, где было много словенцев, это было особенно актуально), тогда как обитатели Сардинии или Сицилии не видели никакого смысла сражаться за бесплодные горы. При этом, чем тише и равниннее был сектор фронта, тем лучше итальянские солдаты переносили службу, тем меньше было дезертиров и самострелов. Горы в любом виде солдаты, как правило, ненавидели, и служба в альпийских стрелках прельщала не многих.

Итальянская пропагандистская открытка времён Первой мировой: девушке снится, как её бравый альпини ловко насаживает на штык недотёпу-австрияка

Как уже говорилось выше, катастрофа поджидала итальянские армии во время битвы у Капоретто, двенадцатого и самого несчастливого сражения при Изонцо. 2-я итальянская армия, занимавшая там позиции, не выдержав удара австро-венгерских и немецких сил, просто рассыпалась, оставив после себя 300 000 пленных и 350 000 дезертиров, которые хлынули в тыловые области. Однако группы войск севернее и южнее 2-й армии сумели не поддаться панике и уберегли итальянские силы от окружения и полного разгрома. Помощь прибывших через некоторое время британских и французских частей была минимальна. Итальянцы, сами стабилизировавшие фронт на реке Пьяве, спасли себя и свою страну.

Именно битва при Капоретто стала точкой трансформации для итальянской армии и всей нации в целом. Инициатива реформирования в данном случае исходила от нового командующего Диаза, который прежде всего постарался внести порядок и дисциплину в войска. Прежняя система наказаний не была отменена, но процедура вынесения приговора была сделана более ясной, простой и последовательной, а с практикой децимации и групповых наказаний было покончено. С дезертирами, которые убегали на короткий срок, справились, введя новую систему отпусков и ротации боевых частей на фронте.

На фото итальянские ардити (arditi — «отважные») — солдаты штурмовых отрядов, созданных для ближнего боя

Диаз и прислушившееся к нему правительство инициировали создание по английскому образцу «Управления П», занимавшегося пропагандой и рекрутировавшего в свои ряды молодых интеллектуалов – писателей и художников. Наконец, военное командование занялось созданием условий для развлечения солдат на отдыхе (спорт, кино, театр, библиотеки) и в окопах (выпуск фронтовых газет и журналов). Плодами подобной политики стали блестящие итальянские победы 1918 года.

Все эти меры позволили не только укрепить дисциплину и поднять моральный дух солдат, но существенно повысить их гражданскую сознательность. Первая мировая война отлично продемонстрировала, что только армии, спаянные (пусть и за счёт умелой пропаганды) чувством долга и ответственности, смогут, во-первых, выдержать войну на истощение, а во-вторых, победить в этой войне.


Литература:

  1. Gooch J. The Italian Army and the First World War – Cambridge, UK: Cambridge University Press, 2014
  2. Nicolle D. The Italian Army in the World War I – Oxford, UK: Osprey Publishing, 2003
  3. Wilcox, Vanda. Between Acceptance and Refusal – Soldiers’ Attitudes Towards War (Italy) // 1914–1918-online. International Encyclopedia of the First World War / ed. by Ute Daniel, Peter Gatrell, Oliver Janz, Heather Jones, Jennifer Keene, Alan Kramer, and Bill Nasson / issued by Freie Universität Berlin, Berlin (http://dx. doi.org)

165. Французская артиллерия Первой мировой: oldadmiral — LiveJournal


С детства мне и моим ровесникам прививали комплекс неполноценности относительно последних лет существования Российской империи. Что страна, мол, была слабая, отсталая, зависела от кредитов и технологий. Фактически не имела будущего. Ну, понятно, к какой мысли нас подводят. Что с такой страной можно было делать что угодно, продавать, предавать. Да и не жалко. Будущего то все равно нет.

В наивысшей степени все сказанное относится к освещению действий России в Первой мировой. В условиях монополии на информацию, советские историки совершенно не стеснялись:

Наиболее напряженно обстановка складывалась в России. Хозяйственная разруха и голод охватили всю страну. Промышленность, транспорт и сельское хозяйство пришли в упадок. (Ростунов И. И., Группа авторов, История первой мировой войны 1914-1918 гг.)

Так описывается положение России к началу кампании 1917 года. Автора вообще не смущает, что индексы промышленного производства находились в январе — феврале 1917 года на максимумах, что в 1916 году был собран неплохой урожай и что и мирное население и солдаты на фронте даже союзников России, не говоря уж о противниках, могли только мечтать о таком питании, какое могли себе позволить у нас. И это не какая то там беллетристика, это в Советском Союзе считалось серьезной, фундаментальной историей!

Основные претензии звучали при этом в адрес русской промышленности, а поскольку война была «артиллерийской», то в первую очередь в адрес русской артиллерии. В советское время дело запросто могло дойти до того, что ситуацию с вооружением русской армии могли охарактеризовать, как провальную. Разумеется тут же делая из этого космического масштаба заранее заготовленные выводы:

Было бы неверно видеть причины провала системы снабжения армии оружием и боеприпасами только в просчетах руководителей военного ведомства; корень зла лежал глубже —в социально-экономической и политической структуре России в эпоху империализма, в несоответствии ее военно-экономического потенциала предъявленным войной потребностям. (Л. Г. Бескровный, Армия и флот России в начале XX века.)

При этом для достижения максимального эффекта используются два шулерских приема. Первый из них это сравнение производства в России за 1914-17 гг, из которых 1917-й прошел в условиях искусственно созданного кризиса и, следовательно, падения производства, а в 1918-м оно практически обнулилось, с производством за 1914-18 гг у других участников конфликта. У которых оно росло практически по экспоненте. И бОльшая часть продукции была выпущена именно в 1917-18 гг. Этот прием мы сегодня затрагивать не будем, оставим на сладкое.

Второй же прием заключается в том, что реально существовавшие в России трудности преподносятся нам без контекста. Глупо спорить, Россия действительно оказалась не готовой к войне. Но Великая война была совершенно уникальным конфликтом, к которому оказалось не готово и человечество в целом. Что принципиально меняет картину. И об этом говорят гораздо меньше. Сегодняшнюю передачу мы как раз и посветим воссозданию контекста. А как там оно было у остальных? На примере Франции.

https://youtu.be/YgkNiQCFhto

Французы проигнорировали опыт Русско-Японской войны, показавший, что даже в полевом сражении могут возникнуть обстоятельства, при которых легкой, скорострельной пушечной артиллерии будет не под силу разрушить все цели на поле боя. Например укрепленные населенные пункты, окопы и другие импровизированные оборонительные сооружения. Не говоря уж о долговременных укреплениях, которые в условиях перерывов в маневренных действиях возникают очень быстро.

Военная доктрина Франции предусматривала решительные наступательные маневренные действия, нацеленные на быстрый разгром неприятеля, при решающем значении пехоты. Артиллерии не придавалось особого значения, считалось достаточным подготовить атаку пехоты, подавив открыто расположенную живую силу противника и легкую артиллерию в ближайшем тылу, коротким огневым налетом с использованием шрапнели. Для решения подобных задач имелась идеально им соответствующая 75-мм скорострельная пушка. Подготовка долговременных закрытых позиций, организация огня и тем более контрбатарейная борьба, как не носящая решительного характера не предусматривалась.

Но в то время как движение вперед может себя проявить на учениях мирного времени, действие огня воспроизведено быть не может. Наши большие маневры, завершающие год обучения, состояли из нескольких дней походов, заканчивающихся большим военным спектаклем, где пехота в сомкнутых строях, с развевающимися знаменами и барабанным боем продвигалась вперед к атакуемой позиции с полным презрением к неприятельскому огню. При разборе подвергалось обсуждению лишь то, что можно видеть: в отношении атакующего — направление атаки, пути движения, быстрота окончательного штурма; по отношению к обороняющемуся — штыковая контратака, ее своевременность и сила. Но о пушках, пригвожденных к земле своими материальными потребностями, и о пулеметах, действующих лишь с места, почти совсем забывали, и лишь редко кто-либо упоминал о способах их применения и об их участии в окончательном успехе.(Фредерик Эрр, Артиллерия в прошлом, настоящем и будущем)

Исходя из этого полевая гаубичная артиллерия не только не поступала на вооружение но и не разрабатывалась. Единственным более или менее современным орудием этого типа, состоящим на вооружении французской армии, была 155-мм легкая гаубица системы Римальо образца 1904 года. Чтобы протолкнуть ее на вооружение, вопреки господствующей концепции, полковник Римальо пообещал военным, что обеспечит скорострельность на уровне 75-мм пушки!

В результате система хотя и могла произвести до 15 выстрелов в минуту, что безусловно является уникальным достижением для такого калибра, получилась слишком сложной при дальности стрельбы всего 6 километров! Это делало ее малопригодной для позиционной войны, и она исчезла с фронта даже раньше, чем орудия конструкции 70-х годов XIX века, обладавшие большей дальнобойностью. Но даже и таких гаубиц было всего 4 штуки на армейский корпус. Против 36 105-мм и 16 150-мм гаубиц у немцев! Естественно, французам пришлось очень туго.

В то время как Франция в 1914 г. могла мобилизовать всего лишь 308 тяжелых орудий, Германия сразу же выставила на фронт более 2 000 тяжелых орудий, приспособленных к полевой войне. Взгляды на применение этих орудий также сильно различались в обоих лагерях.

В Лотарингии, в Арденнах, в Бельгии — везде одна и та же картина: наша легкая артиллерия, неожиданно застигнутая в походных колоннах дальнобойным огнем германской тяжелой артиллерии, поспешно занимала позиции на пересеченной, закрытой и лесистой местности, где трудно было маневрировать и обеспечить связь; дальнобойность ее была недостаточна для поражения тяжелой артиллерии противника, которая, оставаясь сама недосягаемой, забрасывала ее снарядами и дезорганизовала…

Наша пехота, полная порыва и воодушевленная командным составом, проникнутым превосходным наступательными духом, бросалась в атаку, как ее обучал устав, без артиллерийской подготовки. Она наталкивалась на нетронутую неприятельскую пехоту, располагающую всеми средствами и ожидающую атаки под защитой окопов и нередко даже за проволочными заграждениями.

Огневые средства противника — ружья, пулеметы, легкие и тяжелые пушки — сохраняли, таким образом, свободу действий и все свое разрушительное могущество: они вели огонь, как на маневрах, буквально скашивая нашу несчастную пехоту, которая несла колоссальные потери, главным образом в командном составе, и в результате должна была отступать.

Тяжелая германская артиллерия, в частности 15-см гаубица, обнаружила исключительное могущество. Для разрушения препятствий, опорных пунктов и окопов оказалось безусловно необходимым располагать тяжелыми снарядами с большим разрывным зарядом. Моральное действие их разрывов было значительно: иногда, в особенности в начале войны, когда оно усиливалось эффектом внезапности, его одного было достаточно для того, чтобы вызвать очищение позиций еще до подхода неприятельской пехоты или же полностью прекратить движение войск.

К преимуществу более крупного калибра присоединяется еще выгода большей дальнобойности: тяжелая артиллерия обладает большей дальнобойностью, чем легкая. Неоднократно германцы имели возможность атаковать, потеснить и даже дезорганизовать наши колонны огнем тяжелых гаубиц прежде, чем наша артиллерия могла начать действовать.(Фредерик Эрр, Артиллерия в прошлом, настоящем и будущем)

Решить такую серьезную проблему быстро было невозможно. Поэтому французы прибегли к импровизации. Массового поступления в войска гаубиц в ближайшее время не ожидалось, поэтому воевать надо было в любом случае тем, что есть. То есть 75-мм пушкой.

Еще до войны капитан Маландрен предложил надевать на головную часть снаряда диск, соответствующий калибру орудия. Такой диск резко портил аэродинамику, скорость полета быстро падала и пушечный снаряд на конечной части траектории приобретал свойства гаубичного.

В России до войны так же производились подобные эксперименты, но ввиду того, что ухудшившаяся аэродинамика снаряда, наряду со снижением баллистических свойств и дальности стрельбы, вызвала повышение рассеивание, что при и так небольшой мощности боеприпаса, которая могла быть компенсирована только точностью стрельбы, лишало идею смысла. Собственно французы пришли к тем же выводам.

Весной 1913 г. комиссия произвела заключительное испытание дисков Маландрена в Мейлли. Способ применения дисков был принят, и тем более охотно, что был связан с весьма небольшими расходами по сравнению с теми расходами, какие потребовались бы в случае принятия на вооружение полевой артиллерии гаубиц. Напрасно председатель и несколько членов комиссии, в том числе сам капитан Маландрен, доказывали, что применение дисков, как средство в отношении баллистики неудовлетворительное, является паллиативом, не разрешающим вопроса о необходимости орудий с крутой траекторией. (Барсуков Е.З., Артиллерия русской армии.)

Как видим, мягко говоря недальновидные решения принимались не только в России ;). В итоге, когда разразилась война, французам выбирать уже не приходилось. Гаубиц в войсках не было и диски Маландрена пошли в дело.

Естественно такое решение обладало крайне сомнительной эффективностью и часто вело лишь к бессмысленной трате снарядов, которых и так не хватало. Требовалось найти другой выход. Как и у большинства других участников наиболее простым решением кризиса оказалось применение устаревших, снятых с вооружения орудий, хранящихся в арсеналах. Но поскольку Франция, в виду ошибочности своей доктрины оказалась в наиболее проигрышном положении, то и масштаб этого явления получился беспрецедентным.

На счастье французов болезненный проигрыш в Франко-прусской войне 1870-71 годов породил временную активизацию военного строительства. В арсеналах и крепостях хранилось большое число пушек, разработки второй половины 70-х годов XIX века.

Две из них и составили становой хребет французской тяжелой артиллерии первых лет Великой войны. Это 120-мм пушка модели 1878 года, которых в 1914-м году имелось 2,417 шутк. И 155-мм «длинная» пушка модели 1877 года, в количестве 1,392 орудий. Таким образом в распоряжении французов оказалось почти 4 тысячи тяжелых орудий времен последней Русско-турецкой войны.


155-мм пушка образца 1877 года, весна 1915 года.

У нас часто любят сравнивать тяжелую артиллерию России и Франции чисто количественно, при этом не уточняя, что это были за пушки. В России, конечно, аналогичные орудия так же применялись. Это были, например, 6″ (152-мм) пушки весом 120 и 190 пудов образца 1877 года. Но при этом лишь небольшая часть этих орудий попала на фронт (496 из 1,370).

У французов же использование этих орудий носило систематический, широкомасштабный характер. В 1916 году они возобновили производство стволов упрощенной конструкции для 155-мм пушек, а 120-мм и вовсе повторно запустили в производство целиком в том же году под индексом «модель 1878/16 года»! Так же упростив ее конструкцию. Можете себе такое представить?

155-мм пушку так же ставили на лафет русской 152-мм гаубицы образца 1910 года. Этот вариант получил обозначение «155-мм длинная пушка образца 1877/14 года системы Шнейдер». Французы любили длинные названия. Как и длинные стволы. К концу войны 155-мм пушка образца 1877 года все еще состояла на вооружении одного артиллерийского батальона в каждом армейском корпусе.

Причем я описал здесь судьбу лишь двух наиболее массовых орудий. Можете быть уверены, подметалось подчистую все, что могло стрелять. Из арсеналов и крепостей, береговой обороны и снятые с кораблей, на колесных лафетах, железнодорожные и стационарные, вплоть до музейных образцов. Полное перечисление всего этого зоопарка было бы слишком скучным и заняло бы слишком много времени. Ясно одно. Далеко не всегда следует делать выводы о французской тяжелой артиллерии, особенно первых лет войны, исходя только из ее численности, чем очень любят заниматься у нас некоторые особо рьяные критики Российской империи. Сравнивая эту численность с количеством тяжелых орудий у нас. Потому, что возможности французской тяжелой артиллерии далеко не всегда соответствовали ее численности. Вот что по этому поводу пишет Барсуков:

Во Франции на вооружение тяжелой артиллерии было взято много орудий морской артиллерии, в частности, почти вся тяжелая артиллерия большой мощности была вооружена морскими орудиями, приспособленными для действия на суше.

При использовании на суше орудий морской артиллерии встретилось много затруднений:

1. Пушки корабельной артиллерии, обладающие большой начальной скоростью при повышенной скорострельности, быстро изнашиваются. Это обстоятельство не имеет большого значения для морского сражения ввиду его скоротечности, но в полевой войне представляет большое неудобство.

2. Введение на вооружение сухопутной армии морских орудий усложняет питание боеприпасами, так как образцов этих орудий множество.

3. Снаряды морской артиллерии, предназначенные для пробивания брони судов и потому имеющие толстые стенки и небольшой разрывной заряд, мало пригодны для наземных целей.

4. Установки морских орудий неподвижны; поэтому лафеты имеют особые конструкции с очень небольшими откатами — 30 см для средних и 60 см для крупных калибров — и с весьма ограниченным вертикальным обстрелом. На суше такие откаты нарушили бы устойчивость орудия, так как лафеты нельзя закрепить прочно болтами, как это делается на судовых и береговых установках; на суше желательны углы возвышения в 40–55° для стрельбы на большие дальности.

5. Морские орудия даже не очень крупного калибра, средней дальнобойности, настолько тяжелы, что их приходится перевозить исключительно по железным дорогам до самого места установки на позиции или применять на железнодорожных установках, тогда как для орудий одинаковой с ними мощности, но сконструированных специально для использования на суше, достаточно автомобильной тяги.

Ситуация для французов осложнялась тем, что просчет во взглядах на роль артиллерии в будущей войне привел к тому, что у них не было даже готовых образцов, которые можно было бы немедленно запустить в производство. И здесь большую роль сыграло военное сотрудничество с Россией.

Французы широчайшим образом использовали образцы, сконструированные их фирмами для России, приспособив под свои боеприпасы. Справедливости ради не только русские образцы. Например, сконструированную для Мексики 155-мм гаубицу системы Сен-Шамон запустили под индексом «155-мм короткая пушка обр. 1915». Но в основном, конечно, русские.

Классическим примером была отличная русская 107-мм тяжелая пушка образца 1910 года. Обладавшая высокой точностью и дальностью стрельбы, при умеренной массе. Французы до войны о наличии такого орудия вообще не задумывались. Тогда как немцы аналогичную артсистему применяли с высокой эффективностью. Естественно в такой ситуации русская пушка, перестволенная на метрический 105-мм калибр, пошла в серию практически без изменений, под обозначением «105-мм пушка модели 1913 года Шнейдера».

Естественно, увеличение тяжелой артиллерии за счет устаревших, морских и береговых, в основном так же в свою очередь устаревших и не вполне, как мы видели, подходящих для сухопутной войны, не снимало проблемы боеприпасов. Здесь тоже имели место импровизации, негативно влияющие на боеспособность артиллерии. Например где это только возможно, бездымный порох был заменен черным, дымным порохом из имеющихся запасов.

Еще более экстравагантным решением проблемы катастрофической нехватки взрывчатых веществ, стало широкое применение французами пневматической артиллерии. В достойных упоминания количествах применявшейся так же только Австро-Венгрией.

Несмотря на очевидные недостатки — незначительную дальность стрельбы, плохую, вследствие затруднительности точной регулировки давления, точность, необходимость наличия запасов сжатого воздуха или низкая скорострельность при использовании ручных насосов и так далее, пневматические орудия нескольких образцов довольно активно применялись французами в первые годы войны.

Причем если вы думаете, что пневматические артсистемы стали самым экзотическим вооружением французской артиллерии, как бы не так! В марте 1915 года профессор Брока запатентовал устройство, называемое, пардон за мой французский, L’Arbalete la Sauterelle Type A D’Imphy. Существенно здесь понятное без перевода слово «арбалет». Это было в буквальном смысле метательное оружие, использующее для выстрела энергию, накопленную за счет упругости двух стальных стержней, взводимых с помощью ворота. Как тебе такое, Илон Маск?

Этот арбалет мог забрасывать сферическую гранату массой около килограмма на дальность до 125 метров. Историки античности крайне скептически относятся к получившему прописку в кинематографе и компьютерных играх широкому использованию армиями древнего Рима метательного оружия, такого как катапульты и баллисты, в полевой войне. Считая, что они применялись лишь при осаде крепостей. А я вот теперь уж и не уверен :).

Впрочем если вы считаете, что хотя бы уж с полевыми то легкими пушками, бывшими почти безальтернативным оружием французской полевой артиллерии согласно довоенным планам, у французов все было хорошо, то сильно заблуждаетесь.

Пушки без боеприпасов не воюют. А в этом плане французы оказались не готовы к войне точно так же, как и все остальные. Всего за один единственный первый месяц боев армия израсходовала ПОЛОВИНУ довоенного запаса 75-мм снарядов. И почти весь запас к октябрю 1914-го! В последних решающих боях кампании 1914 года на западе у Изера и на Ипре французские скорострельные пушки могли стрелять только за счет снарядов, изымаемых с более спокойных участков фронта. Поправьте меня, но в России до перебросок снарядов с фронта на фронт все же не доходило. Не перенаправления снарядов, предназначенных одному фронту на другой, а именно изъятия из действующих частей! А у французов в конце 1914 года такой источник снабжения боеприпасами был БЕЗАЛЬТЕРНАТИВНЫМ!

Ситуация была близка к катастрофической и породила чрезвычайную программу производства патронов для 75-мм пушки образца 1897 года. В результате уже к июню 1915 года французам удалось поднять уровень производства 75-мм снарядов до 70 тысяч в день! Казалось бы это выдающийся показатель. Россия все еще топталась в это время на отметке 22,773 снаряда в день.

Но какой ценой это было достигнуто!? Спешка, отступление от технологии производства, использование некачественных материалов привели к тому, что снаряды начали разрываться в стволах своих собственных орудий. Причем это явление приобрело массовый, угрожающий характер. Получив название «кризис 75-х».

В мирное время нормой считался один преждевременный разрыв на 500 тысяч выстрелов. К марту 1915-го этот показатель увеличился в СТО раз и составил один на 5,000 выстрелов. 75-мм пушка, оставаясь основной рабочей лошадкой французской артиллерии, катастрофически теряла доверие войск. А чем тогда воевать??

Расследование долго не могло установить причину такой ситуации. И соответственно ее невозможно было устранить. Наконец удалось выяснить, что заготовки снарядов, импортируемые из США, состоят из стали, структурированной продольно, и имеют микротрещины. Финальная обработка на токарном станке не могла устранить этот дефект и пороховые газы при выстреле под высоким давлением через эти трещины проникали в снаряд, воспламеняя его содержимое.

Решением проблемы стало прикрепление к донцу снаряда оловянной шайбы, которая надежно препятствовала прорыву пороховых газов. В довершение всех проблем французам пришлось отозвать и модифицировать таким образом более полутора миллионов снарядов, когда каждый из них был на фронте на вес золота.

Статистика инцидентов с преждевременным разрывом снарядов представлена в этой диаграмме. Как мы видим своего пика кризис достиг в сентябре 1915-го, когда из за разрыва ствола было потеряно 279 орудий. А всего, до декабря французы по этой причине лишились 1,055 орудий.

Наряду с боевыми потерями это привело к тому, что уже к концу 1915 года выбыло из строя 2,750 75-мм пушек из имевшихся к началу войны 4,800! А ведь при этом еще и численность армии постоянно росла. Катастрофическая нехватка легких пушек вынудила французов использовать буквально все доступные артсистемы, в том числе взятые из музеев.

Самыми массовыми из них стали 95-мм пушка системы Латьоля образца 1875 года и 90-мм системы Банжа образца 1877 года. Они, естественно, не имели никаких противооткатных устройств, в результате чего после каждого выстрела их приходилось вручную накатывать обратно на позицию для стрельбы и заново производить прицеливание. Пушка Банжа вследствие этого имела скорострельность 2 выстрела в минуту, а пушка Латьоля 1 выстрел в минуту! В 15 раз меньше, чем у 75-мм скорострелки 1897 года!


95-мм пушка системы Латьоля образца 1875 года.

И если с тяжелой артиллерией такая или подобная картина была в большей или меньшей степени характерна для всех воюющих сторон, то для дивизионной пушечной артиллерии нет. Например в Русской армии орудие предыдущего поколения — 87-мм легкая полевая пушка образца 1877 года, несмотря на то, что она была в 1895 году существенно модернизирована, получив новый затвор и новый лафет, уменьшивший длину отката, что позволило повысить скорострельность до 7-8 выстрелов в минуту, имела во время Первой мировой войны лишь ограниченное применение, в основном на Кавказском фронте. Французы же были вынуждены задействовать весь свой паноптикум весьма активно. Представьте себе так же трудности со снабжением боеприпасами, когда только легкие пушки имели три разных калибра!

Чтобы два раза не вставать, уместно будет заметить, что пушки системы Банжа поступали на вооружение так же и английской артиллерии. Правда в боевых действиях они англичанами все же не использовались, а лишь для обучения и тренировки.

В свете всего вышесказанного я даже и не знаю, как бы французы пережили 1915-й год, если бы фокус усилий немцев продолжил быть сосредоточенным на западе. И лишь в конце войны Франция в целом смогла, наконец, преодолеть все трудности и ее артиллерия стала надолго образцом совершенства и мощи. Приобрела тот неоспоримый авторитет, который часто ошибочно распространяется на первую половину войны.

В 1917-м начала применяться 155-мм гаубица Шнейдера, размноженная более, чем в 3,000 экземплярах, в прямом и переносном смысле завоевавшая мир, ставшая в межвоенный период эталоном гаубицы 6″ калибра, выпускавшаяся по лицензии в США и так далее. Кстати, как и множество других французских орудий, она была сконструирована по подобию русской 152-мм гаубицы образца 1910 года.

В 1917-м же поступила на вооружение 155-мм дальнобойная пушка GPF, бывшая шедевром инженерной мысли и ставшая предметом для подражания на долгие годы вперед. Она имела раздвижные станины, обеспечивавшие 60-градусный угол горизонтального обстрела и посылала 43-кг снаряд на 19,5 километров. Так же выпускалась по лицензии в США и активно применялась американцами в начале Второй мировой.

Вообще, авторитет французской артиллерии был настолько высок в эти годы, что новый мировой лидер — США практически полностью заимствовал систему вооружения французской артиллерии, включая 75-мм скорострелку.

Как и вся французская артиллерия в целом, это орудие оставило в мировой истории огромный след. Чтобы проиллюстрировать насколько огромный, можно упомянуть такой любопытный факт, что оно активно использовалось на советско-германском фронте Второй мировой. Причем обеими сторонами. Удивлены? Есть чему.

Ну с немцами довольно просто, испытывая дефицит противотанковых орудий, способных бороться с тяжело бронированными танками «Матильда», Т-34 и КВ и имея при этом большое количество трофейных французских скорострелок с достаточно неплохими баллистическими качествами, они создали гибрид из французского ствола и лафета 50-мм PAK 38, получивший обозначение PAK 97/38. Таких пушек сделали более 3,700.

Ну а что с советской стороной? Даже знатоки не сразу сообразят. Вроде не было у нас ничего подобного. Было! Около тысячи американских танков М3 средний, поступивших нам по Ленд-Лизу, были вооружены чем? 75-мм танковой пушкой M2 или M3. Артиллерийскую часть которой составляла, да, да, старая добрая французская скорострелка образца 1897 года! Это же относится и к первым модификациям танка M4 «Шерман». Кстати, пушка была неплохая примерно соответствуя по своим характеристикам нашей Ф-34, составлявшей вооружение «тридцатьчетверки». В свою очередь являвшейся потомком русского аналога «модели 1897 года» — трехдюймовки образца 1902 года! Вот такие извивы истории.

Я привел этот пример, чтобы лишний раз проиллюстрировать насколько всеобъемлющим был авторитет французской артиллерии. От нее никуда не деться, какой конфликт межвоенного периода не возьми.

Не могу отказать себе в удовольствии и не упомянуть еще одно орудие, созданное в эти годы. Правда оно пошло в производство лишь в апреле 1918 а испытания его начались за несколько дней до перемирия, поэтому оно не успело принять участие в войне, а выпуск его вследствие этого ограничился лишь 50 экземплярами.

Речь идет о 194-мм самоходном орудии. Применительно к Первой мировой и его концепция, и исполнение выглядят футуристично, на несколько десятилетий опередив свое время. Главной проблемой тяжелой артиллерии была трудность смены позиции и большое время развертывания. Французы решили эту проблему кардинально. Самоходное шасси имело двигатель в 120 л.с., что позволяло развивать скорость до 10 км/ч. Пушка посылала 80-кг снаряд на дальность более 18 км. Решена была и проблема подвоза боеприпасов. На том же шасси была создана транспортно-заряжающая машина, перевозившая 60 снарядов и зарядов.

В общем, французская артиллерия стала для всего мира примером для подражания. Возможно в этом с ней и могла бы поспорить Германия, но она проиграла. Ореол победителя поставил французскую армию вообще и артиллерию в частности на недосягаемую высоту.

Но все это случилось лишь в самом конце войны. В основном в 1917-18 гг. Самые тяжелые и решающие первые годы картина, как мы видели, была кардинально иной. Французам было очень тяжело, их артиллерия в результате допущенных в предвоенные годы ошибок, сильно отставала от противника. Им пришлось предпринимать отчаянные меры, вводить в строй устаревшие системы, идти на импровизации и так далее, чтобы бы обеспечить пехоте хотя бы минимальный уровень огневой поддержки. Катастрофические просчеты, куда более серьезные, чем у России, полная невозможность промышленности на первых порах не то, что нарастить численность артиллерии, но даже и восполнить потери — все это налицо.

Русская артиллерия в 1918 году, сохранись Российская Империя тоже сильно отличалась бы от того, какой она была в конце 1916-го. А сравнивать русскую артиллерию 1914-16 гг правомерно с французской именно этого же периода. И тогда все будет «далеко не столь однозначно». Даже несмотря на впечатляющий численный состав последней.

Как видите про французскую артиллерию тоже можно было бы сочинить немало пасквилей. А потом перевести стрелки на руководство страны. Вопрос кому и зачем это делать? И так ясно что трудности невиданная по масштабам война выдвинула КОЛОССАЛЬНЫЕ. Перед всеми участниками. Единственное исключение, понятно, Россия. Там причиной всех трудностей стали, понятно, некомпетентные действия руководства страны. Да что там греха таить и лично товарища императора Николая.

Ну что же, дорогой зритель, сегодня мы с тобой окунулись в волшебный, чарующий мир французской артиллерии Первой мировой войны. Познакомились с ее проблемами, а не только достижениями, как это обычно бывает. Что позволит более рельефно представлять себе тот контекст, в котором действовали все без исключения участники конфликта. Заплачки советских пропагандистов надо воспринимать именно в этом контексте

Международная энциклопедия Первой мировой войны (WW1)

Структура артиллерии↑

Артиллерия технологически и тактически делится на легкую и тяжелую артиллерию. Легкая артиллерия обычно называлась «полевой артиллерией» и предназначалась для мобильных боевых действий, что было нормой до 1914 года. Артиллерийское вооружение должно было быть транспортабельным. Это требовало, чтобы он мог выдерживать длительные марши и преодолевать труднопроходимую местность. В результате возникли естественные ограничения по весу артиллерийской техники, которую тянули лошади.Это ограничивало как калибр, так и дальность стрельбы, для больших расстояний требовались мощные заряды, а значит, тяжелые стволы и установки. Полевая артиллерия 1914 года, состоявшая в основном из орудий с настильной траекторией, имела калибр от 7,5 до 8,4 см.

В 1897 году Франция разработала новаторское новшество, представив полевую пушку с длинной отдачей ствола. У обычных орудий ствол жестко соединялся с лафетом. Следовательно, при выстреле они дергались назад, и после этого их приходилось как перезаряжать, так и возвращать в исходное положение и сбрасывать.Орудие нового типа имело ствол в люльке, который можно было сдвинуть назад в люльке. Тормозной механизм упруго амортизировал ствол и возвращал его в исходное положение. Само оружие оставалось устойчивым и больше не нужно было перезаряжать оружие после каждого выстрела. Как следствие, скорострельность увеличилась в геометрической прогрессии, но также увеличился и требуемый запас боеприпасов.

Пешая артиллерия

, именуемая в Германии Fußartillerie , была значительно более сложной и включала в себя множество различных видов оружия.Его настоящей областью была осадная война в атаке и обороне. Мобильность имела второстепенное значение. Большее значение имели расстояние и попадание отдельных снарядов. Русско-турецкая война (1877/1878) показала, что легкие полевые орудия не в состоянии разрушить импровизированные полевые укрепления. В Германии это привело к наращиванию «тяжелой артиллерии в действующей армии» с помощью недавно изготовленных крупнокалиберных орудий, еще достаточно маневренных для мобильной войны. В 1914 году Германия имела очевидное преимущество в этом виде артиллерии.

Тяжелая артиллерия также включала тяжелый минометный огонь. Это включало в себя специальные орудия калибром более тридцати сантиметров, которые использовались для борьбы с современными бронебашенными укреплениями.

Наряду с калибром и дистанцией траектория снаряда была важным критерием для суждения о возможностях орудия. Пушки стреляли по настильной траектории; гаубицы и минометы, напротив, имели изогнутые линии огня. Таким образом, последние могли стрелять из-за высокого укрытия или поражать цели позади себя, поскольку в конце траектории полета снаряды падали под крутым углом.Однако их дальность стрельбы оставалась ниже, чем у орудий того же калибра.

Артиллерия на войне↑

В 1914 году мобильная война в течение нескольких недель в значительной степени прекратилась и превратилась в окопную войну. В результате осадные войны стали нормой. Значение тяжелой артиллерии возрастало по мере того, как полевые укрепления углублялись в землю по вертикали и усложнялись по горизонтали. Тысячи старых осадных орудий 19 века, еще не имевших противооткатных механизмов, пробились на передовую.Несмотря на низкую скорострельность и минимальную маневренность, они, тем не менее, могли стрелять крупнокалиберными снарядами на большие расстояния. Несмотря на то, что были приложены все усилия для производства современной противотанковой артиллерии, многие из старых тяжелых орудий продолжали использоваться до конца войны и даже после нее.

Легкая артиллерия была дополнена, а не заменена тяжелой артиллерией. Небольшие орудия с высокой скорострельностью продолжали оставаться незаменимыми для решения многих задач, связанных с артиллерией.Говорят, что в Первую мировую войну немецкая полевая артиллерия произвела 222 миллиона выстрелов.

Численные примеры↑

Немецкая полевая артиллерия вступила в войну с 5600 легкими орудиями. Еще 1400 орудий находились на территории базирования в составе учебных частей или в качестве резервной техники. В последний год войны полевая артиллерия насчитывала около 11 000 орудий. Точный прирост тяжелой артиллерии оценить сложно из-за большого количества старых орудий, которые изначально хранились в укреплениях.Кроме 1397 современных противооткатных орудий имелось еще 2197 тяжелых орудий старого типа. К концу войны на фронтах имелось около 5000 тяжелых орудий, большинство из которых были современными. 15-сантиметровая тяжелая полевая гаубица стала основным боевым орудием немецкой артиллерии на Западном фронте.

На начало войны французская артиллерия располагала 3960 легкими орудиями и 688 тяжелыми орудиями для подвижных действий. Однако 380 из них были старыми образцами без противооткатного механизма.В укреплениях насчитывалось 7000 старых орудий, в том числе 3688 мощных 120- и 155-миллиметровых пушек. К концу войны в эксплуатации находилось 5 580 легких и 5 749 тяжелых орудий.

Помимо легкой и тяжелой артиллерии, в годы войны были разработаны новые виды специальной зенитной артиллерии, которые использовались для непосредственной поддержки пехоты. Связанные с артиллерией задачи также выполнялись небольшими орудиями минометного типа с малой дальностью стрельбы, называемыми «траншейными минометами» (нем. Minenwerfer ).Первоначально построенные для осадной войны, их количество увеличилось во время войны в Германии со 186 до 16 000, и они использовались в основном пехотой. Во Франции специальная артиллерия называлась artillerie de tranchée (траншейная артиллерия).

Для того, чтобы эти инструменты насилия могли эффективно уничтожить их, требовалась информация об их целях. По этой причине во время войны возникла всесторонняя и высокочувствительная организация наблюдения и управления огнем, которая наряду с традиционными методами, такими как визуальная корректировка с земли, также использовала новаторские методы определения местоположения целей с помощью акустики и света.

Сотрудничество между пехотой и артиллерией уже было одной из основных тем тактических дискуссий еще до войны. Однако вполне надежное решение к концу войны найдено не было, так как оказалось невозможным обеспечить постоянную и непрерывную связь между пехотой и артиллерией. Классические режимы стрельбы, такие как завеса и перекатывающиеся заграждения, представляли собой механические процедуры стрельбы, определенные заранее. Вряд ли их можно было изменить в их оперативной последовательности или приспособить к ходу боя пехоты. В Германии в последний год войны все еще обсуждалось, имеет ли вообще смысл стрельба из завес, которая была обычной практикой в ​​​​течение многих лет!

Артиллерия смогла уничтожить все полевые укрепления при соизмеримом увеличении интенсивности усилий. Тем не менее требуемые затраты материалов и времени фактически ограничивали успех, который мог быть достигнут, не в последнюю очередь потому, что нанесенный ущерб создавал искусственное препятствие на местности для наступающей группировки.В результате артиллерийского огня пехота была вынуждена покинуть свои постоянно занимаемые позиции и занять передовую по типу аванпостов. Необходимость поражения даже мелких, труднообнаружимых целей еще больше увеличила расходы артиллерии, которые достигли пика в 1917 году.

Точность оружия во многом зависела от его состояния (износа ствола) и повседневных переменных, таких как ветер, температура и плотность воздуха. К последнему году войны удалось эффективно исключить такие ошибки дня расчетами. Это позволяло использовать прицельный артиллерийский огонь во внезапных атаках. Однако в результате неизбежных длительных приготовлений это не изменило принципиальной негибкости артиллерийского аппарата.

Заключение↑

Помимо действий небольших рейдовых патрулей, каждая военная операция в Первой мировой войне требовала мощной артиллерийской поддержки, если была хоть какая-то надежда на успех. В мобильной войне большинство солдат были убиты или ранены огнем пехоты.Напротив, в позиционной войне артиллерия была ответственна за 75 процентов известных потерь. За время войны артиллерия испытала значительный рост не только в абсолютных цифрах, но и в относительной доле во всей армии. Это видно на примере французских военных: в 1914 г. артиллеристы составляли 20% армии; в 1918 г. — 38%.


Дитер Шторц, Баварский военный музей

Редактор раздела: Кристоф Нюбель

Переводчик: Кристофер Рид

Первая мировая артиллерия

| |

2022 Военная оплата США Армейские Звания Звания ВМФ Звания морской пехоты Звания ВВС Рейтинги Береговой охраны США Сравнить ранги (НОВИНКА!) Словарь Министерства обороны США Идентификация военных лент Военный алфавитный код Символы военной карты Американские военные смерти Французские военные победы Потери во Вьетнаме

Название «Военный завод» и «Военный завод». com являются зарегистрированными ® товарными знаками США, защищенными всеми применимыми национальными и международными законами об интеллектуальной собственности. Весь письменный контент, иллюстрации и фотографии являются уникальными для этого веб-сайта (если не указано иное) и не подлежат повторному использованию/воспроизведению в любой форме. Материалы, представленные на этом веб-сайте, предназначены только для исторической и развлекательной ценности и не должны рассматриваться как пригодные для восстановления, обслуживания или общей эксплуатации оборудования. Мы не продаем товары, представленные на этом сайте.Пожалуйста, направляйте все остальные вопросы на адрес militaryfactory AT gmail.com.

Часть сети сайтов, которая включает в себя управляемое данными свойство, используемое для ранжирования ведущих военных держав мира, (Всемирный справочник современных военных самолетов), (Всемирный справочник современных военных кораблей) и с подробным описанием истории из самых культовых самолетов-шпионов в мире.

www.MilitaryFactory.com • Все права защищены • Содержание © 2003-

Оружие на суше — Артиллерия и минометы

Артиллерия доминировала на поле боя Первой мировой войны и стала причиной большинства потерь.

Пистолеты

Армии

года использовали как полевые, так и осадные орудия во время войны. Полевые орудия были меньшего калибра, легче и удобнее в транспортировке. Рабочей лошадкой британской и канадской армий была 18-фунтовая пушка. Это орудие стреляло фугасными и осколочными снарядами, а позже во время войны — дымовыми, зажигательными и газовыми снарядами.

Боеприпасы

Артиллерия использовала разные снаряды для разных целей. Осколочные снаряды должны были взорваться над вражескими позициями, сбрасывая сотни крошечных металлических шариков.Этот дождь из металла, который вырвался наружу выстрелом из дробовика, нанес ужасные ранения солдатам, оказавшимся на открытом воздухе.

Окопы помогали защититься от осколков, но даже окопы были уязвимы для осколочно-фугасных снарядов, которые взрывались, как динамит, оставляя в земле большие воронки и убивая и калеча любого, кто попал под взрыв. Заряд взрывчатого вещества также разбил снаряд, образовав зазубренные осколки снаряда. Артиллеристы использовали осколочно-фугасные снаряды для обрушения траншей и слабозащищенных укрытий, но только более крупные осадные орудия могли разрушить более глубокие укрытия противника или подготовленную оборону.

Минометы

Минометы были простым, но эффективным оружием, широко используемым в осадных войнах более 400 лет. По сути, металлические трубы с основаниями, минометы стреляли снарядами по высокой дуге, которая падала на вражеские позиции или укрепления. Армии Первой мировой войны использовали минометы многих калибров и типов, от тяжелых осадных минометов до более легких, так называемых «пехотных минометов», которые могли быть разобраны и перенесены небольшими группами артиллеристов.

Война стрелков

Количество артиллерийских орудий за годы войны значительно увеличилось.Орудия большего калибра и их большее количество позволили армиям союзников к середине войны вести почти неограниченный запас снарядов.

По мере того, как артиллеристы союзников применяли научные принципы, учитывающие погодные и атмосферные условия, а также новую тактику, они могли лучше обнаруживать, нацеливать и уничтожать немецкие артиллерийские батареи, которые страдали от растущей нехватки снарядов и орудий на протяжении всей войны с начала войны. морская блокада. К 1918 году артиллеристы союзников превзошли немецкие орудия, что привело к более сильным бомбардировкам и более разрушительным ползущим заграждениям для поддержки пехоты, когда ей было приказано сблизиться с противником.

Продолжайте изучать эти темы:

Королевская артиллерия в Первой мировой войне

Этот раздел «Долго-долго» будет полезен всем, кто хочет узнать об истории частей британской артиллерии.

«Война 1914-1918 годов была артиллерийской войной: артиллерия была победителем, артиллерия была причиной самых больших человеческих жертв, самых ужасных ранений и глубочайшего страха».

Военный историк Джон Террейн в своем превосходном White Heat — new warfare 1914-18.
Специальный приказ дня издан к 200-летию создания Королевского артиллерийского полка. Найдено в дневнике боевых действий 1/8 батальона Миддлсекского полка.

Королевский артиллерийский полк во время Великой войны состоял из трех частей:

Королевская конная артиллерия

Королевская конная артиллерия была вооружена легкими мобильными конными орудиями, которые обеспечивали огневую мощь в поддержку кавалерии и на практике дополняли Королевскую полевую артиллерию.

Подразделения Королевской конной артиллерии

Королевская полевая артиллерия

Самый многочисленный вид артиллерии, конный RFA, отвечал за орудия среднего калибра и гаубицы, развернутые близко к линии фронта, и был достаточно мобильным. Она была организована в бригады.

Подразделения Королевской полевой артиллерии

Во время войны армия (благодаря техническим разработкам и совместной работе) также смогла развернуть траншейные минометы , — совершенно новый вид артиллерии, разработанный для удовлетворения необычных условий войны на Западном фронте. Более легкие минометы были укомплектованы пехотными полками, а RFA предоставила живую силу для более тяжелых минометов.

Траншейные минометы

Королевская гарнизонная артиллерия

Разработан на основе крепостной артиллерии, расположенной на побережьях Великобритании и Эмуара. С 1914 года, когда в армии было очень мало тяжелой артиллерии, она превратилась в очень крупный компонент британских войск. Он был вооружен тяжелыми крупнокалиберными орудиями и гаубицами, которые располагались далеко за линией фронта и обладали огромной разрушительной силой.

Тяжелые батареи Королевской гарнизонной артиллерии

Осадные батареи Королевской гарнизонной артиллерии

Горные батареи Королевской гарнизонной артиллерии

Артиллерийские роты Королевского гарнизона

Королевская гарнизонная артиллерия защищала порты

Отечественные части ПВО и ПВО Разделы и статьи Развитие зенитной артиллерии

Артиллерийская подготовка

Склады, учебные и прочие подразделения надомного базирования

Королевская морская артиллерия

Формально не входит в состав армии.

Королевская морская артиллерия

Артиллерия в действии

Статья: Как развивалась британская артиллерия и как она стала фактором победы в войне 1914-1918 гг.

Статья: Развитие траншейных минометных батарей

Артикул: Буквенные коды артиллерийской связи

Аэрофотоснимки вражеской деревни Королевскими ВВС, сделанные до и после продолжительного периода бомбардировки. Королевской артиллерией. Обратите внимание на стирание всех природных особенностей.Изображение Имперского военного музея Q12222. На фотографии справа видна вся территория, покрытая воронками от разрывов артиллерийских снарядов при ударе о землю. Зритель может почти увидеть остатки характерного пятиногого перекрестка справа на левой фотографии.

голосов Первой мировой войны: Артиллеристы

Возникла проблема с надежностью боеприпасов. Британский артиллерийский офицер Морис Лоус объяснил причину этого.

Раньше снаряды были наполнены лиддитом, а лиддит был очень хорош, когда вы заставляли его детонировать. Но я не знаю, то ли взрыватели были плохие, то ли что-то не так, но мы обнаружили, что у нас было довольно много снарядов, которые не сдетонировали… взорвались. Позже, конечно, все они были заправлены аматолом, и когда они взорвались, они были в порядке. Но начали появляться ранние, какие-то потоки снарядов, ранние; ляпов было ужасно много. А на Сомме, 1916 год, я помню, как шел, и место было усеяно нашими неразорвавшимися снарядами! Это были плохие предохранители. Но это было исправлено позже; они были очень хороши.

В 1915 году Британию потряс «ракушечный кризис», который привел к нехватке боеприпасов на фронте. Британский офицер А. Флетчер вспоминал, какое влияние это оказало на его работу на складе боеприпасов в Руане в том году.

Общий запас не мог превышать около 2000 патронов всех видов. Раньше мы выдавали его полдюжины, дюжины, а иногда и одиночные выстрелы некоторым из более крупных батарей, и я полагаю, что в один день загрузили бы пару железнодорожных вагонов, и, конечно, это было совершенно абсурдно. С боеприпасами, которые у нас были, обращались как с золотыми слитками. Она была разложена очень аккуратными рядами, так как ее нужно было каждый день считать, каждый день раскладывать и каждый день вытирать пыль!

Одним из самых эффективных видов оружия, использовавшихся во время войны, была гаубица. Офицер Королевской гарнизонной артиллерии Монти Клив рассказал, на что способна гаубица.

Гаубица стреляет вверх по довольно кривой траектории, так что, достигая цели, она падает, так сказать, с неба, а не по более плоской траектории пушки, которая не так сильно поднимается.И пушка, скажем, хороша для стрельбы по линкору, а гаубица хороша для стрельбы по мишеням, которые, скажем, за холмом или что-то в этом роде. Многие вражеские батареи были за холмами, так что гаубицы идеально подходили для этой цели, а также для спуска в окопы, где были минерверферы и тому подобное, пулеметы. Пушка не может коснуться пулемета, а мы, гаубицы, можем.

Такой высокой дугой сопровождались гаубичные снаряды, что пилот Королевского летного корпуса Сесил Льюис ясно помнил, что видел один из них в полете.

Когда мы приближались к Позьеру, я увидел, как что-то движется, как глыба. Я действительно не знал, что это за дьявол. Это был загадочный эффект. Потом я снова посмотрел и сфокусировался, и примерно в сотне ярдов впереди было то, что было, по сути, боевой частью снаряда 9-дюймовой гаубицы, прямо на вершине его траектории. Он поднимался, как теннисный мяч, снова вверх и вниз, и прямо наверху он двигался довольно медленно, и это был довольно здоровенный кусок металла, и он вращался таким образом, прежде чем снова набрать скорость, как раз на вершине траектории, а затем пойдет вниз.И это было такое необычное зрелище, потому что никто и представить себе не мог, что когда-нибудь увидишь раковину. Однако так оно и было. И я смог после того, как заметил его, а их было два или три — батарея, очевидно, стреляла, и мы видели два или три снаряда — и можно было даже на самом деле, когда вы их однажды поймали, вы могли следовать за ними прямо вниз, чтобы разорваться.

Каждое орудие эксплуатировалось группой мужчин, выполнявших определенную роль. Леонард Оунсворт описал членов своей команды.

Там был старший сержант, он считался номером один — его обычно называли номером один, видите ли. Был наводчик, который открывал и закрывал затвор, когда ты был в бою, и в обычное время он обслуживал ружье, знаешь, отвечал за его чистку и все такое. Потом был наводчик, который, конечно же, каждый раз наводил пушку, а остальные были номерами боеприпасов. Всего в команде должно было быть восемь человек, но, конечно, это было в теории, потому что очень часто у нас не было достаточного количества людей.

Одним из важнейших аспектов работы артиллерийского расчета была привязка орудий к конкретным целям. Лесли Бриггс объяснила, почему это важно.

При переходе батареи с одной позиции на другую — или с одного фронта на другой — регистрация должна была производиться неизменно, чтобы командир батареи точно знал, где он находится по отношению к позициям противника, его траншеям и т. д. Иными словами, обязательно зарегистрировать и откалибровать его пушки, чтобы там сразу были известны цифры, если какой-нибудь С. ОПЕРАЦИОННЫЕ СИСТЕМЫ. была выставлена ​​пехотой, или если был призыв к артиллерийскому обстрелу. Он бы точно знал, куда это записать, потому что он все это заранее зарегистрировал. Все его калибровки были в кабинете батареи. Он знал, что для того, чтобы добраться до определенной линии, он должен был скорректировать свои орудия для отклонения, возвышения для дальности и так далее.

Орудия располагались в орудийных траншеях, где они имели хороший сектор обстрела, но могли быть скрыты от прямого взгляда противника. Им было трудно занять позицию, особенно в заболоченной местности, как это обнаружил Сирил Деннис в Пасшендале в 1917 году.

Платформу клали, это была большая беда, потому что пушки были очень тяжелые, а земля была совсем кровавой трясиной, как мы это называли. Следовательно, им приходилось добывать стволы деревьев и прочее и делать платформу. Итак, для каждой из четырех гаубиц мы построили платформу. Вы хотели — и, конечно, в обычном бою у вас всегда было — орудие в яме, но в Ипре вы очень часто не могли этого сделать, потому что уровень воды был слишком высоким. Поэтому мы обычно делали мешок с песком или двойной мешок с песком, окружая их стеной, по краям орудийной ямы и надеясь, что мы не подошли слишком близко или не закрыли раунд.

Артиллерийские орудия были чрезвычайно громоздкими и перевозились на лошадях или на моторизованных повозках. Но орудия часто застревали. Это случилось с водителем Королевской полевой артиллерии Т. Берри, когда он служил в Месопотамии.

Ну, мы добрались до этого болота за три дня от Басры, и земля, казалось, становилась все мягче по мере нашего продвижения.Видите ли, мы начали с хорошо вырытого песка, и в конце концов нам стало так плохо, что мы больше не могли передвигаться. Чем дальше мы пытались продвинуться, тем хуже шли. Стало так плохо, что мы провалились через оси. Лошади хотели еды, фуража, мы не везли… Обозы не могли прийти, понимаете, сзади, чтобы следовать за нами. Я думаю, мы попытались на следующий день… мы все равно увязли на ночь – ничего не могли с этим поделать. Так что я думаю, что мы попытались на следующий день. Перепробовали сначала десяток лошадей, пушка была 50 центнеров: ее было много, чтобы вытащить из глубокого болота.Но дюжины было недостаточно, так что, в конце концов, я думаю, что мы сделали это с 22 лошадьми. Так что, конечно, нам потребовался целый день, чтобы выпутаться из этого, пока, наконец, мы не выбрались.

Наблюдение за действиями противника определило направление огня артиллеристов. Британский офицер Кеннет Пейдж вспоминал, как это было устроено.

Ну, организация наблюдения в это время заключалась в том, что у каждой батареи был свой дневной ОП, и во время активных действий она неизменно дежурила весь день или большую часть дня у командира батареи.Он, вероятно, взял бы с собой младшего офицера и дал бы ему небольшое облегчение и так далее, но в целом B.C. жил в ОП днем. Ночью, когда, в конце концов, было не на что смотреть, ночью была одна бригада ОП от заката до рассвета, где ничего нельзя было делать, кроме как сидеть и надеяться, что ты не увидишь S. O.S. ракеты, или сообщить о них, когда вы это сделали. Затем в каждом батальоне в строю обычно был офицер связи, который снова ночевал с ними для связи и в случае тревоги, чтобы вызвать артиллерийский огонь, когда это необходимо.Во время активных операций у вас был передовой офицер-наблюдатель F.O.O.

Проведено также воздушное наблюдение за позициями противника. Пилот Алан Джексон как раз был одним из тех, кто выполнял эту ключевую роль.

Вы поднялись на час или на полтора, в зависимости от того, какое время вам было отведено, с целью засечь огонь вражеских орудий. Вы смотрите через линию фронта на вражескую территорию, и если стреляет пушка, вы видите вспышку, а потом виден дым, белый дым, и тогда вы понимаете, что там вражеская батарея.На карте, которую вы несли с собой — крупномасштабной карте — вы отмечали точное местоположение. И в период той разведки вы могли обнаружить две-три батареи, и вы делали то же самое для каждого случая.

Конечно, немцы вели и свое воздушное наблюдение. Это означало, что служба в артиллерийской батарее всегда была опасна, как выяснил Э. Стоунхэм, командир гаубичной батареи.

Помню, как-то мы сидели в землянке, где нас обстреливали, и от телефонистки узнали, что немецкий самолет ведет наблюдение за немецкой батареей и направляет огонь на нас.А и после того, как упало несколько снарядов, мы обнаружили, что, когда наш телефонист принял сигнал с немецкого самолета, сигнал, который немецкий летчик посылал на свою батарею, это был S.S.S. сигнал. Как только это было получено, снаряду потребовалось 17 секунд, чтобы добраться до нас. После этого мы точно знали, когда летят снаряды, и как только вы получали сигнал от телефонистки, вы считали до 17 секунд и, конечно, 17 секунд – хлоп – и снаряд выпал наружу.К счастью, мы были в довольно хорошей землянке.

Артиллерия применялась в бою с первых дней войны. Во время неразберихи одной из самых ранних операций в Монсе в августе 1914 года А Гаре служил в составе Королевской конной артиллерии.

Не успели мы воевать задолго до того, как поступил приказ двигаться, что мы и сделали, мы снова двинулись назад. А на обратном пути мы прошли через рощу деревьев, которую сильно обстреливали. В разгар этого обстрела мы потеряли одно орудие – передние и подъёмные лошади были отцеплены, остался колесный с пушкой.Когда мы добрались до этой новой позиции — мы переехали на новую позицию — мы не были там очень долго, как они попросили добровольцев пойти и забрать оружие. Добровольцы пошли и забрали пистолет, они забрали его и принесли обратно, и он встал на позицию вместе с другими. Не успели мы занять позицию задолго до того, как голос позади позиции выкрикнул: «Кто, черт возьми, вас туда поставил? Убирайся отсюда немедленно!», что мы в конце концов и сделали.

Одной из важнейших задач артиллерии была контрбатарейная работа — попытка вывести из строя орудия противника.Офицер Королевской артиллерии С. Голдсмит описал, как это работает.

Нашей работой в то время была контрбатарейная работа. Если в действии была немецкая батарея, мы должны были атаковать ее — иногда помогали самолеты. Но погода была настолько плохой, что самолеты не могли летать очень часто, и нам приходилось полагаться на визуальное наблюдение с земли. Что ж, это сделал один из младших офицеров батареи, которым в большинстве случаев был я! Мы потеряли большинство наших молодых офицеров вскоре после того, как прибыли туда.Оставалось только мне и капитану сражаться с батареей. Так что мне часто приходилось подниматься в Санктуари-Вуд — куда мы могли зайти в целях наблюдения — и получать оттуда всю возможную информацию и управлять огнем. Я поднялся с двумя телефонистками, у которых по дороге кончились провода, и они подключили свои телефоны и связались с батареей. Ну, это было все визуально, и это было не очень, очень приятно.

Еще одна ключевая роль, особенно на Западном фронте, заключалась в продолжительных бомбардировках позиций противника.Ярким примером этого была предварительная бомбардировка перед битвой на Сомме. У. Уолтер-Саймонс из 57-й осадной батареи Королевской гарнизонной артиллерии объяснил ее назначение.

В гаубичной батарее нам выдали ежедневные программы разрушения земляных сооружений; участки траншей, которые нужно было тщательно обработать и впоследствии уничтожить. Задача выполнялась каждый день, а тем временем, пока более тяжелые орудия уничтожали земляные укрепления, полевая артиллерия была очень занята, разрезая очень плотную проволоку, защищающую линию фронта немцев, пытаясь прорубить пути для нашей атакующей пехоты в ноль часов.Обычно мы стреляли от 800 до 1000 выстрелов в день. I t не было беспрерывным; у нас были перерывы в течение дня. Потребовалось 12 человек, чтобы укомплектовать 8-дюймовую гаубицу, корпус которой весил 200 фунтов, а вопрос живой силы и сохранения живой силы требовал тщательной смены, которая происходила примерно каждые четыре часа.

Heavy Guns Blast Trenches, 1915

Примечание редактора (02. 04.2017): На этой неделе исполняется 100 лет со дня вступления США в Первую мировую войну.Scientific American, основанная в 1845 году, провела годы войны, освещая монументальные инновации, которые изменили ход истории, от первых танков и воздушных боев до первых широкомасштабных атак с применением химического оружия. Чтобы отметить столетие, мы переиздаем статью ниже и многие другие. Чтобы получить полный доступ к нашим архивным материалам о Великой войне, оформите подписку на полный доступ сегодня.

Сообщено в Scientific American , На этой неделе в Первой мировой войне: 17 апреля 1915 г.

Два австрийца с 305-мм снарядом для осадной гаубицы (горючее заряжалось отдельно).Изображение: Scientific American , 17 апреля 1915 года

Первая мировая война была артиллерийской войной. В первые дни немецкая армия использовала новую разновидность осадных орудий, чтобы пробить бреши в бельгийских и французских фортах, которые были спроектированы и построены десятилетиями ранее для перекрытия прохода. Эти новые орудия стреляли снарядами большого калибра, но их можно было передвигать по дороге, поэтому они могли не отставать от линии фронта армии. Одна модель осадной гаубицы была предоставлена ​​союзниками Германии, Австро-Венгерской империей.305-миллиметровые орудия модели 1911 года производились на заводе «Шкода» в Королевстве Богемия, в то время входившем в состав Австро-Венгерской империи.

Орудия были ужасно эффективны для поставленной перед ними задачи. Один пример: 8 августа 1914 года одна 305-миллиметровая гаубица «Шкода» была натренирована в бельгийском форте Баршон. К полудню форт сдался. В течение года военная тактика была вынуждена измениться, чтобы меньше полагаться на большие неподвижные форты и вместо этого основываться на обширных полевых укреплениях: сети траншей, блиндажей и земляных валов, огибающих землю, хорошо замаскированных и защищенных густыми зарослями колючей проволоки. .К тому времени, когда был опубликован этот номер журнала Scientific American , возможность для одной гаубицы выиграть битву приходила и уходила, и до конца войны ценность артиллерии заключалась в количестве снарядов, которые она выпускала в промышленных масштабах. мог попасть в цель.

австрийских военнослужащих с 305-миллиметровой гаубицей «Шкода». Эффективная дальность стрельбы превышала 5 миль. Слева от изображения вы можете увидеть тележку с ракушкой. Изображение: Приложение к журналу Scientific American, 17 апреля 1915 г.

На обложке номера от 17 апреля изображены двое солдат в австрийской форме, тащащие гигантский снаряд для 305-миллиметровой гаубицы «Шкода» — либо 630-фунтовой фугасной для разрушения земляных работ, либо 850-фунтовой бронебойной версии для использовать против фортов (топливо загружалось отдельно).Люди не выглядят ни победителями, ни побежденными, они просто устали — два маленьких винтика в промышленной войне, охватившей Европу и распространявшейся все дальше.

Здесь можно увидеть французские укрепления, разбитые немецкой тяжелой артиллерией, в том числе 305-миллиметровыми пушками «Шкода».

Изображение Scientific American 420-миллиметровой гаубицы, производимой на заводе Круппа в Германии, здесь.

В нашем полном архиве войны под названием Scientific American Chronicles: World War I есть много статей об артиллерии за 1914–1918 годы.Его можно приобрести на сайте www.ScientificAmerican.com/wwi

Trenches on the Web — Photo Archive: Big Guns of the Great War

Вводные примечания

Немецкое наступление через Бельгию летом 1914 года, в начале войны, продемонстрировало значение осадной артиллерии в частности и всей артиллерии вообще. Огромные немецкие 42-сантиметровые гаубицы Круппа ( Big Berthas ) и австрийские «Шкоды» всего за несколько дней сокрушили приграничные крепости.Этот урок не был упущен ни одной из воюющих сторон, и гонка по созданию и использованию более крупной и лучшей артиллерии пошла полным ходом.

Давайте вспомним артиллерийскую терминологию. Есть в основном два типа крупной артиллерии — пушка и гаубица (или миномет ). Пушка стреляет снарядом по длинной дуге и обычно попадает в цель в лоб. Гаубица (или миномет ) бросает снаряд по высокой дуге, так что он попадает прямо в цель.Ваш выбор артиллерии зависит от поставленной задачи.

Большое оружие, как и пистолеты, измеряется калибром. Это диаметр ствола и, грубо говоря, снаряд, которым он стреляет. Иногда это измерение дается в дюймах, иногда в сантиметрах или миллиметрах (таким образом, 42-сантиметровая оболочка эквивалентна 420-миллиметровой или 16,5-дюймовой оболочке). Снаряды морских артиллерийских снарядов отделены от порохового заряда, используемого для их приведения в движение (который содержится в пороховом мешке), тогда как в меньшей артиллерии пороховой заряд встроен в снаряд, как пуля.Преимущество отдельного порохового заряда состоит в том, что он позволяет использовать один и тот же тип снаряда в широком диапазоне расстояний за счет изменения заряда.

В Великой войне самой крупной артиллерией была корабельная разновидность — орудия дредноутов. Для того времени это были орудия-монстры калибра от 12 до 16 дюймов (в ходе войны они стали больше). Они представляли собой мощный и высокоточный продукт гонки морских вооружений и промышленной революции. Линкор стал идеальной платформой для орудий такого размера.В конце концов, что такое пара сотен тонн, когда имеешь дело с транспортными средствами в диапазоне от 18 000 до 28 000 тонн? Водяная подушка, на которой сидел линкор, также помогала поглощать мощную отдачу, создаваемую этим оружием. Даже при такой большой полной массе на многих линкорах применялись механизмы блокировки, препятствовавшие одновременной стрельбе из двух орудийных башен — не столько из-за боязни качки корабля, сколько из-за возможности изменить траекторию второго залпа из-за вызванного креном по первому.Интересно отметить, что некоторые из больших осадных орудий, использовавшихся против бельгийских укреплений, должны были быть забетонированы, прежде чем из них можно было стрелять, из-за их сильной отдачи.

Линкоры не были вариантом на Западном фронте, но орудия, которые они использовали, рассматривались как инструмент, который мог помочь выйти из тупика в траншеях, особенно когда они использовались против бетонных укрепленных немецких позиций возле Соммы, а затем и линии Гинденбурга. . Первые попытки использовать крупногабаритные морские артиллерийские орудия заключались просто в установке орудия на колесной установке и попытках закрепить его на месте.Хотя усовершенствованные механизмы отдачи позволили добиться определенного успеха, развертывание по-прежнему было медленным и громоздким. Орудия можно было медленно перемещать только большим трактором. В худшем случае орудие попадет в руки врага в случае поспешного отступления.

Потом появилась рельсовая пушка. Рейл представлял собой идеальную транспортную и огневую платформу для наземных морских артиллерийских орудий. Орудие можно было относительно быстро перемещать по рельсовой системе, а отдачу можно было рассеять, позволяя лафету мчаться по рельсам (иногда до 100 футов).В некоторых случаях кусок изогнутого сайдинга фактически использовался для прицеливания орудия. Эти орудия могли вести огонь на расстояние до тридцати миль и были способны проникнуть далеко в тыл противника. Кульминацией рельсовой пушки стала массивная французская 520-мм гаубица Schneider. Снаряды, которыми стреляло это орудие, имели диаметр более 24 дюймов и весили 3100 фунтов. Они были сплавлены таким образом, чтобы снаряд мог пробить цель до детонации. К счастью для всех участников, война закончилась до того, как их успели принять на вооружение.

Вероятно, самым обсуждаемым из всех больших орудий Великой войны является печально известная Paris Gun . Также известен как Lange Max ( Long Max ), Big Bertha (не путать с 42-сантиметровой гаубицей Krupp, получившей такое же прозвище) и Williams Gun ; это орудие носило скорее стратегический, чем тактический характер, поскольку оно было оружием террора, предназначенным для деморализации граждан Парижа. Этот предшественник иракской суперпушки мог выстрелить снарядом на 70 миль примерно за 170 секунд, достигнув максимальной высоты 24 мили — настоящий подвиг немецкой инженерной мысли для 1918 года.С другой стороны, полезная нагрузка составляла всего 15 фунтов взрывчатого вещества, точность была нулевой (вы могли поразить Париж, но не конкретную цель в Париже), и все орудие пришлось бы заново растачивать после 65 выстрелов.