Содержание

Чему война во Вьетнаме научила американцев. Отрывок из книги британского историка

Почти полвека назад, в 1975 году, США завершили вьетнамскую войну — самую неудачную для себя кампанию в XX веке. Ее сопровождали победы на поле боя, карательные операции в тылу, растущее чувство изоляции и неприятие местных жителей. Это война, на которой американцам не хватило мягкой силы, а симпатии большинства, вопреки всем усилиям, достались коммунистам.

Об этом — в книге Макса Хейстингса "Вьетнам: история трагедии. 1945–1975" (издательство "Альпина нон-фикшн"). Автор прошел через 11 военных конфликтов, возглавлял издание Daily Telegraph, по совокупности заслуг был посвящен в рыцари. Его новая работа основана на новаторском в историографии принципе — показе войны через личный опыт большого числа ее участников. ТАСС публикует фрагмент, посвященный итогам противостояния.

© "Альпина нон-фикшн"

Некоторые утверждают, что нельзя проводить параллели между войной США во Вьетнаме и их военными кампаниями в Ираке и Афганистане в XXI в. Но одно фундаментальное сходство все же бросается в глаза, а именно хроническая неспособность США и их союзников трансформировать военные успехи в устойчивые государственно-политические конструкции. Генерал-лейтенант Макмастер, описывая свой опыт войны в Ираке, где он командовал бронетанковым кавалерийским полком, с сожалением подытожил: "Проблема была в том, что там нечего было защищать. Но, даже не выиграв войну на поле боя, США могли бы нанести гораздо меньший ущерб своей репутации как знаменосца цивилизационных ценностей, если бы уделяли больше внимания сдерживанию эксцессов своих вооруженных сил. Это распространенная иллюзия, что молодые люди из цивилизованных западных обществ, надев военную форму и отправившись воевать в страны третьего мира, остаются такими же хорошими порядочными парнями, какими были дома. Кто-то остается, но кто-то — нет. Солдат учат быть убийцами. В условиях военных действий они чаще всего вынуждены вести полуживотное существование, которое огрубляет чувства.

В результате многие перестают ценить жизнь не только врага, но и гражданских лиц, представителей чужого для них народа, особенно когда сами несут большие потери. Во Вьетнаме рядовые часто выражали недоумение и недовольство по поводу правил применения военной силы, призванных ограничить жертвы среди гражданского населения. Один из них, Майкл Герр, с возмущением писал: "Что за дерьмовый способ воевать?.. Я имею в виду, если нам нельзя стрелять в этих людей, что мы здесь делаем?" 

Американские военнослужащие во Вьетнаме, 1965 год

© Tim Page/CORBIS/Corbis via Getty Images

Очень трудно добиться безупречного поведения от молодых людей со смертоносным оружием в руках, которые — как и большинство солдат во всей войнах — страдают от холода или жары, голода и жажды, запора или диареи, вечной грязи и проливных дождей, находятся на пределе своих сил и нервов, постоянно держа палец на спусковом крючке, потому что это их единственный способ выжить. Как показывает пример Второй мировой войны, оккупанты могут подавить сопротивление силой. Однако американцы во Вьетнаме проявляли достаточно бесцеремонности и расового пренебрежения с периодическими всплесками кровопролития, чтобы вызвать враждебность местного населения, однако недостаточно безжалостности, чтобы удержать крестьян от поддержки коммунистов. Они сожгли достаточно деревень, чтобы навлечь на себя осуждение мировой общественности, но недостаточно для того, чтобы местные жители перестали укрывать партизан.

В то же время не может не шокировать спокойное отношение широкой американской общественности к массовой резне в Милай и другим подобным инцидентам: опрос, проведенный журналом Time, показал, что большинство американцев считают: "Такое происходит во всех войнах. Между тем мерой нравственности любого общества является не то, совершают ли его солдаты периодические бесчинства, но считаются ли они приемлемыми на институциональном уровне, как это было в гитлеровской Германии, Японии во время Второй мировой войны — обществ, чрезвычайно далеких от культуры современной западной демократии. Кровопролитные эксцессы со стороны американских военных во Вьетнаме, хотя и не были повсеместными, оказались достаточно распространенным явлением, чтобы показать, что многие американцы в военной форме считают вьетнамцев низшими существами, чья жизнь почти ничего не стоит по сравнению с жизнью "круглоглазых".

На эту тему

Американцы совершили еще одну фатальную ошибку, нанимая вьетнамцев чистить ботинки для своих рядовых солдат и убирать их казармы. Американские командиры на местах уделяли достаточно много внимания программам помощи гражданскому населению. Но, будучи профессиональными военными, они считали своим главным делом войну. Большинство было убеждено, что, если их войска не воюют, они не отрабатывают свой хлеб. Кроме того, честолюбие заставляло кадровых офицеров пополнять свой счет боевых побед и заслуг, чтобы получить повышение по службе. Вряд ли они могли получить очередную звездочку, рапортуя об открытии новых школ или количестве деревень, обслуженных их военными медицинскими бригадами MEDCAP: никто не заработал медаль Почета, развозя конфеты по детским домам. Главной мерой успеха было количество огневых контактов и уничтоженных врагов. Каждое государство нуждается в солдатах для защиты своих интересов, однако крайне опасно посылать их вести "войну среди народа", находясь бок о бок с гражданским населением. Военврач Русс Зайчук в конце концов возненавидел свою работу в медицинской бригаде MEDCAP: "Трудно описать, что чувствует врач, когда ты приезжаешь в деревню с витаминами и мылом и находишь там людей с ранениями и ожогами, потому что деревню недавно разбомбили. Мягко говоря, я чувствовал себя лицемером".

На поздних этапах, когда партизанская война сменилась классическими военными действиями, американцы со своей подавляющей огневой мощью, вполне вероятно, могли бы победить коммунистов, если бы к тому времени американский народ окончательно не потерял волю к борьбе. Но даже в случае военной победы сложно сказать, к чему бы все это привело: сайгонский режим пользовался ничтожной поддержкой населения, и не было никаких предпосылок к тому, что это может измениться. Возможно, только непосредственно испытав на себе, что такое коммунизм, и заплатив за это ужасную цену, народ Южного Вьетнама мог бы отвергнуть этот путь. 

На эту тему

Война обошлась США намного дешевле, чем война в Ираке два поколения спустя. Однако истинная цена была заплачена не деньгами и даже не жизнями погибших американцев — в пересчете на процентную долю населения это было даже меньше, чем потери в Корейской войне. Главной платой за эту войну стала национальная травма, нанесенная Америке. Нил Шиэн отмечает, что предыдущий исторический опыт показал американцам, что вести зарубежные войны — неплохая идея: "Вы выигрываете войну и возвращаетесь домой победителями. Но из Вьетнама мы вернулись проигравшими, потеряв столько людей. Все остальные военные мемориалы посвящены победам. Мемориал ветеранам вьетнамской войны — это символ поражения и напрасных смертей". Армии США и Корпусу морской пехоты потребовалось много лет, чтобы из сборища мятежного сброда, в который они деградировали на последних этапах войны, снова стать впечатляющей боеспособной силой.

Американские военнослужащие во Вьетнаме, 1968 год

© Bettmann/Getty Images

Война во Вьетнаме нанесла сокрушительный удар по вере американского народа в свое военное и моральное превосходство, которая была порождена результатом Второй мировой войны и подкреплена настолько потрясающим экономическим прогрессом, что этому, казалось, есть единственное логичное объяснение: такова воля Всевышнего. Генерал Уолт Бумер сказал: "Эта война изменила нашу страну больше, чем любое другое событие в недавней истории. Она породила недоверие и неуверенность, которые мы до сих пор не сумели преодолеть".

Хотя преклонение молодых антивоенных активистов перед Хо Ши Мином, Мао Цзэдуном, Че Геварой и им подобными свидетельствовало не более чем о наивной слепоте, сторонники этого движения были абсолютно правы, называя войну во Вьетнаме катастрофой. Когда в одном из интервью у Даниэля Эллсберга спросили, как он может оправдать свое решение опубликовать 7000 страниц разоблачительных секретных "документов Пентагона", он ответил вопросом на вопрос: "Интересно, приходило ли вам в голову спросить у кого-либо из должностных лиц [причастных к эскалации войны], как они оправдывают свое решение не сделать того же, что сделал я? Почему они сочли, что имеют право хранить молчание, не разоблачая всю звучавшую ложь… совершавшиеся преступления, незаконные действия и обман, которому подвергалась американская общественность?" Действительно, Эллсберг высказал справедливую мысль, которая заставляет задуматься.

Уолт Бумер, командовавший экспедиционными силами морской пехоты в первой войне в Персидском заливе, сказал, что вынес из вьетнамской войны главный урок: "Говори правду".

Бывший штурман ВВС США озвучил такую оценку: "Конечно, я горжусь тем, что был членом экипажа B-, но последние сорок с лишним лет я пытался забыть эту проклятую войну… Это было бесполезной тратой времени, денег и человеческих жизней…"

За что США воевали во Вьетнаме? | Программа: Пять минут для размышлений | ОТР

Леонид Млечин: Четыре десятилетия назад, 30 апреля 1975 года, завершилась война во Вьетнаме. Северные вьетнамцы одержали оглушительную победу не только над своими противниками на юге Вьетнама, но и над Соединенными Штатами, которые ввязались в эту войну.

После Второй мировой Хо Ши Мин, который возглавлял борьбу за независимость Вьетнама, радостно объявил: французы бежали, японцы капитулировали, император отрекся от престола. И 2 сентября 1945 была провозглашена Демократическая республика Вьетнам. Однако же французы не смирились с потерей колоний. Они высадились в Сайгоне, попытались вновь завоевать страну. Это обошлось им в 40 000 жизней солдат и офицеров. И только летом 1954 в Женеве подписали соглашение о прекращении там боевых действий. Решили, как и в Корее, поделить страну временно по 17-й параллели. На юге у власти осталось прозападное полуавтократическое правительство, а власть на севере досталась коммунистам. Но вьетнамские коммунисты не смирились с потерей половины страны. И они начали самую крупномасштабную партизанскую войну в истории современности.

А Соединенные Штаты пришли на помощь Южному Вьетнаму. Соединенные Штаты хотели остановить наступление мирового коммунизма. Поскольку и Пекин, и Москва помогали Северному Вьетнаму, то у Вашингтона создалось впечатление, что он имеет дело с мощным сплоченным коммунистическим блоком. На самом деле вождь вьетнамских коммунистов Хо Ши Мин, если бы американцы не вмешались, стал бы таким азиатским Иосипом Броз Тито и проводил бы крайне самостоятельную политику, потому что вьетнамцы на самом деле совершенно не интересовались тем, что говорили в Москве или в Пекине. Вьетнамских руководителей интересовало только одно: объединение страны.

В 1964 году в тех местах в Тонкинском заливе американский эсминец "Мэддокс" доложил в штаб, что подвергается атаке со стороны вьетнамских военных катеров в международных водах и запросил штаб о помощи с воздуха. Американские самолеты один вьетнамский катер потопили, а два – повредили.

Этот Тонкинский инцидент имел далеко идущие политические последствия. Потому что обе палаты Конгресса Соединенных Штатов приняли решение, что президент, если сочтет это необходимым, может использовать военную силу, для того чтобы помогать Южному Вьетнаму. Иначе говоря, президент получил право пускать в ход вооруженные силы, не спрашивая всякий раз разрешения у Конгресса.

Потом уже многим сенаторам и конгрессменам Вьетнамская война не будет нравиться. Но уже ничего поделать они не могли. Имелось в виду, что Соединенные Штаты поддерживают на юге стабильность, пока Южный Вьетнам не обучит собственную армию. Но южновьетнамская армия так и не превратилась в боевую силу. Американцам пришлось там остаться, воевать и умирать, потому что на помощь южновьетнамским партизанам пришли части регулярной армии, примерно с 1971 года, они были вооружены советскими ракетами, танками, артиллерией. И Северный Вьетнам навязал Соединенным Штатам кровавую войну, стараясь убить как можно больше американцев.

Тогдашний президент Соединенных Штатов Линдон Джонсон разрешил своим генералам пустить в ход тяжелую бомбардировочную авиацию. Он сам в Белом доме ночью в халате и в шлепанцах с фонариком в руке пробирался в Ситуационную комнату, чтобы лично утвердить цели для нанесения бомбовых ударов. Обрушили на Вьетнам больше взрывчатки, чем в годы Второй мировой войны, погибло множество людей. Но Северный Вьетнам не был индустриальной державой, чью экономику можно сокрушить с воздуха. Американские генералы не знали, как выиграть эту войну, а Линдон Джонсон не знал, как выбраться из Вьетнама. Выступая в Конгрессе, он говорил: "Мы будем там стоять твердо, мы намерены победить". Но в своем кругу он признавался: "Ситуация, как будто летишь в самолете, в котором отказали двигатели, без парашюта: прыгнешь – разобьешься, останешься в кабине – сгоришь.

Линдон Джонсон понимал, что нужно уходить. Но он не хотел стать первым президентом, по вине которого Соединенные Штаты проиграли войну. И боялся другого: если Соединенные Штаты бросят Южный Вьетнам, все решат, что Америка – ненадежный союзник.

Но антивоенные настроения были настолько сильны, что президент Джонсон даже не решился вновь выставить свою кандидатуру на президентских выборах. Сменившего его в Белом Доме Ричарду Никсону тоже потребовалось 5 лет на то, чтобы закончить войну. За эти годы там погибло 58 тысяч американцев, 200 тысяч получили ранения. И только в 1973 году в январе в Париже было подписано соглашение об окончании боевых действий и восстановлении мира.

Но мир во Вьетнам не вернулся. После ухода американских войск у Южного Вьетнама не было ни одного шанса: 30 апреля 1975 года отряды южновьетнамских партизан и боевые подразделения северовьетнамской армии взяли Сайгон. Многие южные вьетнамцы умоляли американцев взять их с собой. Но всех эвакуировать было невозможно. Всего бежало из страны примерно полтора миллиона человек. 800 тысяч нашли убежище в Соединенных Штатах.

Кто мог тогда предположить, что очень скоро в тех краях начнется новая война между недавними союзниками – между Китаем и Вьетнамом?  

Отношения США и Вьетнама: история успеха | События в мире - оценки и прогнозы из Германии и Европы | DW

Вполне возможно, что нынешние хорошие отношения Вашингтона и Ханоя кого-то могут и удивить, если вспомнить о том, что война во Вьетнаме закончилась чуть более 40 лет назад. Первые признаки сближения появились еще в 90-х годах прошлого столетия, и их кульминацией стал визит во Вьетнам тогдашнего президента США Билла Клинтона в 2000 году.

Фактор напряженности в Южно-Китайском море

С тех пор двусторонние контакты на высшем уровне происходят регулярно. Соединенные Штаты и Вьетнам заключили широкомасштабное соглашение о партнерстве и сотрудничестве в девяти областях. Помимо углубления политических и дипломатических связей документ подразумевает совместное преодоление ущерба, нанесенного войной, и дальнейшее сотрудничество в сфере научных исследований.

Участники митинга в память о жертвах вьетнамо-китайского вооруженного конфликта 1979 года

В последние годы быстрому сближению обеих стран способствовала и возрастающая напряженность в Южно-Китайском море. Речь идет о суверенитете над двумя группами островов, споры о котором являются причиной конфликта Вьетнама с Китаем и другими соседними государствами. "Вьетнам и США сплотились на фоне сходных интересов в Южно-Китайском море", - поясняет Карл Тайлер, в прошлом профессор политических наук в университете австралийского Нового Южного Уэльса.

Вьетнаму нужна поддержка, чтобы хоть как-то дать отпор значительно более крупному и гораздо лучше вооруженному Китаю. Поэтому сближение Ханоя с Вашингтоном, наблюдаемое в последние годы, объясняется, в том числе, и внешним давлением, которое испытывает вьетнамское правительство, отметил в беседе с DW политолог Герхард Вилль (Gerhard Will).

Оружие и торговля

Важным сигналом для властей страны стало полное снятие эмбарго на поставки Ханою американского оружия. О нем президент США Барак Обама объявил в понедельник, 23 мая, в ходе визита во Вьетнам. При этом, чтобы успокоить Пекин, американский лидер подчеркнул, что единственной целью отмены оружейного эмбарго является укрепление отношений между Вашингтоном и Ханоем, и что этот шаг никоим образом не направлен против Китая.

Дружеские отношения Ханоя и Вашингтона - заслуга Барака Обамы

Обама также заверил, что экономическое сотрудничество обеих стран будет развиваться и в дальнейшем. Способствовать этому призвано прежде всего Транстихоокеанское партнерство (ТТП) - международная торгово-экономическая организация, целью которой является создание зоны свободной торговли в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

Соглашение об учреждении этой организации, в которой крайне заинтересованы Соединенные Штаты, 4 февраля подписали 12 государств Тихоокеанского региона, в том числе Вьетнам и Япония. Китая в этом списке нет. В октябре 2015 года участники соглашения договорились о его рамочных условиях. "Вьетнам надеется получить постоянный доступ к североамериканскому рынку и при этом - на максимально выгодных условиях", - считает Карл Тайлер.

Пределы сближения

Несмотря на достигнутый прогресс в сближении США и Вьетнама, у него есть свои пределы, обусловленные, в том числе, и географическим положением обеих стран. Вьетнаму никак не удастся избежать мощнейшего влияния со стороны своего северного соседа - Китая. При принятии любых решений Ханой вынужден принимать в расчет интересы Пекина.

Так что двусторонние отношения Вашингтона и Ханоя отмечены довольно сильной амбивалентностью, утверждает политолог Герхард Вилль: "Вьетнам всегда держит дверь открытой для Китая. Так же поступают и США, потому что при всех конфликтах с Пекином нельзя забывать, что Китай - один из крупнейших торговых партнеров Соединенных Штатов".

"Диллема в отношениях Вьетнама и США состоит в том, что, с одной стороны, их характеризуют завышенные ожидания. А с другой - отсутствуют конкретные цели, к достижению которых стремились бы обе стороны", - объясняет Вилль. В этой связи политолог вспоминает о том, как Ханой надеялся на военную помощь Соединенных Штатов в ответ на агрессивные действия Пекина в Южно-Китайском море.

"Но как они себе это представляют? - задается вопросом Вилль. - Неужели правительство Вьетнама действительно верит в то, что ситуация в Южно-Китайском море улучшится, если там начнут патрулировать американские корабли и самолеты? Одно дело - подписать соглашение о сотрудничестве в области безопасности, совсем другое - реализовать его".

История успеха

И все же, несмотря на все ограничения, сближение Вьетнама и США - это безусловный успех, уверен Карл Тайлер. "Американо-вьетнамские отношения - неоспоримый успех политики Барака Обамы, переориентированной в направлении Азиатско-Тихоокеанского региона. Американский президент хочет заложить основу для дальнейшего углубления сотрудничества, чтобы иметь возможность, как в случае с Ираном и Кубой, и дальше развивать свой внешнеполитический курс", - указывает Тайлер.

Связи между Вашингтоном и Ханоем будут укрепляться и после ухода Обамы, прогнозирует Герхард Вилль. Ведь в настоящее время они настолько крепки, что разрывать их не придет в голову ни новым властям Вьетнама, ни следующему президенту Соединенных Штатов.

Смотрите также:

  • 40 лет окончания войны во Вьетнаме: между памятью и бизнесом

    Поражение США

    Состоящие на службе у США вьетнамцы в панике пытаются попасть на крышу посольства. Там находится один из последних вертолетов, которые эвакуируют бывших сотрудников на американские корабли у берегов Вьетнама. Однако многим из тех, кто в апреле 1975 года хотел бежать, пришлось остаться. Известный во всем мире снимок стал символом поражения, которое потерпели во Вьетнаме США.

  • 40 лет окончания войны во Вьетнаме: между памятью и бизнесом

    Память о войнах

    В 12 минутах ходьбы от бывшего посольства США расположен исторический музей. Он посвящен войнам во Вьетнаме, которые длились в общей сложности более 35 лет. Здесь хранятся свидетельства как борьбы за независимость от французских колонизаторов, так и "американской войны" - как в стране называют вьетнамскую войну. Кроме того, в музее собрана большая коллекция работ фотографов со всего мира.

  • 40 лет окончания войны во Вьетнаме: между памятью и бизнесом

    Ужас туннелей Кути

    Неизвестный фотограф запечатлел военных в Кути, поселке в 20 километрах от Сайгона. Там находится огромная система туннелей - с командными центрами, больницами и полевыми кухнями. Несмотря на многолетнюю бомбардировку, применение дефолианта "Агент оранж" и обученных овчарок из ведомства ФРГ по уголовным делам, США так и смогли вытеснить оттуда противника.

  • 40 лет окончания войны во Вьетнаме: между памятью и бизнесом

    Развлечение для туристов

    Ежегодно по туннелям Кути проползают тысячи туристов. Часть подземных коридоров была расширена специально для западных посетителей. Тем менее, страдающим клаустрофобией не рекомендуется участвовать в экскурсии.

  • 40 лет окончания войны во Вьетнаме: между памятью и бизнесом

    Спокойствие у президентского дворца

    Через день после отступления последних вертолетов ВМС США северовьетнамские войска отдыхают перед дворцом президента Южного Вьетнама. После нескольких десятков лет лишений, унесших жизни миллионов людей, была достигнута не только независимость, но и воссоединение страны.

  • 40 лет окончания войны во Вьетнаме: между памятью и бизнесом

    "Дворец единства"

    Парк перед "Дворцом единства" до сих пор является излюбленным местом отдыха для жителей и гостей мегаполиса Хошимин (прежде Сайгон). Сейчас в здании находится музей, в котором представлено не столько военное, сколько политическое измерение вьетнамской войны - естественно, с точки зрения Коммунистической партии Вьетнама.

  • 40 лет окончания войны во Вьетнаме: между памятью и бизнесом

    Кровавая бойня в Милай

    Уже за несколько лет до падения Сайгона многие перестали считать действия США оправданными. Печальную известность получило массовое убийство во вьетнамской деревне Милай, совершенное в 1968 году. За несколько часов американские солдаты убили 504 человека, среди которых были старики, женщины, дети и младенцы. Милай не был единственным случаем.

  • 40 лет окончания войны во Вьетнаме: между памятью и бизнесом

    Памятник погибшим

    Там, где раньше располагался вход в деревню, сегодня стоит памятник. За монументом - призрачная деревня: дома были восстановлены, однако в них никто не живет. О погибших напоминают символичные отпечатки стоп, оставленные на дорогах.

  • 40 лет окончания войны во Вьетнаме: между памятью и бизнесом

    "Ханой Хилтон"

    Тран Тронг Дуйет был директором тюрьмы "Хоа Ло", которую американцы прозвали "Ханой Хилтон". На старой фотографии он обращается к заключенным. Ими были, прежде всего, интернированные пилоты армии США, попавшие в плен во время одной из регулярно проводимых бомбардировок Северного Вьетнама.

  • 40 лет окончания войны во Вьетнаме: между памятью и бизнесом

    В прошлом узник - теперь сенатор

    Самым известным заключенным "Ханой Хилтона" является американский сенатор-республиканец Джон Маккейн. Когда он приехал в бывшую тюрьму в 2009 году, его ожидал более теплый прием, чем во время первого "визита".

  • 40 лет окончания войны во Вьетнаме: между памятью и бизнесом

    Легитимация авторитарного режима

    Вплоть до сегодняшних дней напоминание о войне служит основным инструментом легитимации авторитарно правящей Коммунистической партии Вьетнама. Старые пропагандистские плакаты, которые сейчас можно увидеть в Сайгоне, возрождают в памяти победу 1975 года. При этом никогда не упоминается, что война была также и гражданской.

  • 40 лет окончания войны во Вьетнаме: между памятью и бизнесом

    Пропаганда - модный товар

    Постеры из прошлого сегодня по-настоящему вошли в моду. Десятки магазинов в Ханое и Сайгоне специализируются на продаже таких товаров. Практически все покупатели - из стран Запада.

  • 40 лет окончания войны во Вьетнаме: между памятью и бизнесом

    Коммунистическое кафе

    Около двух третей населения Вьетнама моложе 35 лет. Они знают о войне только из рассказов. Путешественники в стране быстро замечают, что в жизни ее обитателей вьетнамская война зачастую "присутствует" в гораздо меньшей степени, чем в случае туристов с Запада. Это использует бизнес. Кафе Cong Caphee ("коммунистическое кафе") в Ханое привлекает военным дизайном и псевдоаутентичным оформлением.

    Автор: Родион Эббингхаузен, Ольга Мищенко


Как побеждать Америку. К годовщине окончания войны во Вьетнаме: историческая правда России от РВИО

30 апреля 1975 года войска Северного Вьетнама взяли Сайгон, завершив тем самым Вьетнамскую войну.

Резкое обострение ситуации на Донбассе и в Сирии, в очередной раз ставящее регионы на грань срыва всех перемирий, имеют общие черты. В обоих случаях мирный процесс упирается в невыполнимые ультиматумы проамериканских сил (в одном случае т.н. свободной сирийской армии, во втором – киевского руководства), требующих от своих противников фактической капитуляции.

Это – нормальная американская тактика управления конфликтами за рубежом. Сегодня, когда мы справляем 41-ю годовщину взятия северовьетнамскими войсками столицы проамериканского Южного Вьетнама – об этом стоит поговорить.

Разборки в Индокитае

Считается, что после завершения Второй мировой войны СССР начал масштабную идеологическую экспансию в Африке, Латинской Америке, Юго-Восточной Азии, что определило возникновение ряда конфликтов между социалистическим блоком и противостоящей ему коалицией западных держав. Это немного неверно.

Военное поражение Германии и её союзников сняло вопрос оккупации ряда территорий, которые до начала войны были колониями, принимали участие в борьбе с итальянскими, немецкими или японскими войсками и рассчитывали на некоторое вознаграждение, в том числе на предоставление им независимости. А количество оружия, завезённого в колонии обоими сторонами, определило характер «переговоров» с хозяевами. СССР и коммунистическая идеология подключились скорее как инструменты освободительной борьбы.

Вьетнам в этом плане выделялся разве что упорством, с которым местное население боролось за свою независимость. Вначале они нанесли поражение своим вернувшимся колонизаторам: Франция вела войну в Индокитае с 1946 по 1954 гг. Противником французов был Вьетминь – организация, перед тем боровшаяся с японской оккупацией и созданная лидером местных коммунистов Хо Ши Мином. Эта война велась и завершилась примерно так же, как и Корейская: образованием Северного и Южного Вьетнама. Причём Женевские соглашения, прекратившие войну, предполагали, что разделение Вьетнама – временная мера до проведения выборов.

Однако всё пошло не так, как предполагалось, а как обычно. Премьер-министр Южного Вьетнама Нго Динь Зьем в 1955 году отказался выполнять Женевские соглашения и заявил, что выборов и объединения страны не будет, а будет Южный Вьетнам – региональный форпост антикоммунизма. С этого момента Северный Вьетнам начинает оказывать поддержку подполью в Южном Вьетнаме (созданному в 1960-м Национальному фронту освобождения Южного Вьетнама – Вьетконгу), а США постепенно разворачивает военное присутствие: за год до официального ввода войск военный контингент США в регионе превысил 23 тыс. человек. В дальнейшем эта цифра значительно колебалась, достигая в среднем 250-300 тыс военнослужащих одних только США.

Война с Америкой

Подробное изложение боевых действий во Вьетнамской войне займёт много времени. Как протекала война, проще понять в сравнении её с конфликтом в Корее. Во Вьетнаме не было такой многократной беготни через всю территорию страны, когда сначала одни чуть не сбросили других в море, а затем те чуть не загнали первых в Китай.

Военные успехи США и союзников в 1965-1972 годах можно описать одной фразой: территория Южного Вьетнама, которая контролировалась Вьетконгом, уменьшилась вчетверо. Т.е. за 8 лет войны дело не дошло даже до наступления против Северного Вьетнама: американцы мучительно удерживали территории сателлита. С другой стороны, активнейше использовалась стратегия «вбомбить в каменный век»: за время войны на Вьетнам было сброшено 6,7 млн т бомб (в 2,5 раза больше, чем на Германию).

Ни зачистки Южного Вьетнама, ни авиаудиры по Северному быстрого военного успеха не приносили. К тому же вмешалась политика: на выборах в США в 1968 году победил Ричард Никсон, сторонник завершения войны. Вывод американских войск начался уже тогда, хотя война продолжалась до подписания Парижского мирного соглашения (январь 1973 г). Оно предусматривало возврат к формату Женевских соглашений, т.е. мирное воссоединение страны.

На практике это оказалось формой вежливости, давшей возможность США уйти из Вьетнама не слишком позорно. Одной из сторон на переговорах был Вьетконг, известный к тому времени как Временное революционное правительство республики Южный Вьетнам. А значит, судьба проамериканского Южного Вьетнама была решена уже тогда. В начале марта 1975 года силы Северного Вьетнама перешли в наступление и за два месяца взяли территорию страны под полный контроль. После взятия Сайгона Вьетнам стал единым.

Почему Кореи два, а Вьетнам – один?

Причины, по которым северовьетнамцы столь успешно выступили, можно разделить на военные и политические.

Военные. Вьетнамцы с их богатым опытом противостояния колонизаторам, выбрали изначально более выгодную тактику – партизанскую войну. Когда же общественное мнение в США стало выраженно антивоенным, вьетнамцы учли и это, начав целенаправленную охоту именно на американских военнослужащих (больше потерь – выше недовольство).

Политические. Завершение Корейской войны было вызвано в том числе сменой власти в СССР (смертью Сталина). Во время Вьетнама эта же причина обусловила сворачивание участия в войне США. Плюс уже упомянутое общественное мнение.

Матрица конфликтов

Несмотря на фактическое поражение во Вьетнамской войне (проамериканский режим перестал существовать), именно в ходе вьетнамской и корейской военных кампаний сложился силовой инструментарий внешней политики США, используемый до сих пор: поддержка в конфликтном регионе слабейшей силы, становящейся таким образом полностью зависимой от хозяина.

Он применялся на Ближнем Востоке (революции «арабской весны», стравливание суннитов и шиитов), в Югославии, на Украине. После Вьетнама США не перестали вмешиваться в конфликты: они лишь стараются минимизировать масштабы наземной операции (в случае, если её нельзя вообще избежать). Вместо этого туземные войска могут рассчитывать на финансирование, тренировочные лагеря, поставки вооружений, снабжение разведданными и т.п. содействие.

Легко заметить, что главное условие успешного вмешательства – культурно-историческая неоднородность. Так, Южный Вьетнам ещё с XIX века имел статус французской колонии и даже был представлен во французском парламенте (центральные и северные регионы были лишь протекторатами). Что наверняка давало повод жителям Южного Вьетнама чувствовать себя «почти европейцами» и свысока поглядывать на своих северовьетнамских собратьев. Игра на этой почтиевропейскости стала средством сохранения иностранного присутствия в Южном Вьетнаме в 1940-1970-х гг и подготовила гражданскую войну.

Ну и, конечно же, Женевские соглашения. Проамериканское правительство в Сайгоне отказалось от их выполнения, чем и спровоцировало войну. Точно так же, как сегодня выполнение Минских соглашений саботирует уже проамериканское правительство в Киеве. В обоих случаях США были заинтересованы не в восстановлении единства, а в создании полностью контролируемого осколка.

Пример Вьетнама показывает, что американскому вмешательству можно противостоять либо тотальной войной (именно так поступили вьетнамцы, понесшие в войне гигантские потери), либо восстановлением единства расколотой страны через механизм длительного международного посредничества с принятием сложившегося статус-кво. В последнем случае есть шанс, что американское влияние будет снижено в ходе естественного политического соревнования — фокус лишь в том, что такой сценарий требует от сторон соблюдения оговоренных правил. А американцы, слишком тяжело расстающиеся с ролью мирового гегемона, и, соответственно, их клиентура соблюдать правила могут быть лишь принуждены — но не уговорены.

 

Читайте также:

Иван Зацарин. «Понять и простить» предателя. К 73-летию власовщины

Александр Репников. Как они не стали альтернативой Октябрю. Консервативная мысль начала ХХ века и Государственная Дума

Виктор Мараховский. Бессмертный полк подарил вторую жизнь Дню Победы

Иван Зацарин. Фюреры Европы жили долго и счастливо. К 71-летию расстрела Муссолини

Виктор Мараховский. Прекратить «русскую бронзовую ночь». К 9-летию сноса «Алёши» в Таллине

Константин Сёмин. Политический Чернобыль. К 30-летию катастрофы

Александр Шубин. «Кровавое воскресенье» 1905 года: как власть сделала революцию неизбежной

Иван Зацарин. Почему империей стали не они. К 221-летию присоединения Литвы к России

Андрей Сорокин. Как стать героем истории. Урок соцреализма от х/ф «Экипаж»

Андрей Смирнов. Задачи, удачи и неудачи реформ Ивана Грозного: что об этом нужно знать

Иван Зацарин. Встреча, которая их напугала: к 71-летию рукопожатия на Эльбе

Главные фотографии войны во Вьетнаме – Фото – Коммерсантъ

«Напалм во Вьетнаме», Ник Ут. 8 июня 1972 года.
В деревне Чангбанг к северо-западу от Сайгона шли ожесточенные бои между северовьетнамской и южновьетнамской армиями. Когда местные жители, среди которых и Ким Фук (в центре) покидали деревню, пилот южновьетнамских ВВС по ошибке принял эту группу за солдат и атаковал их напалмовыми бомбами. 9-летняя Ким Фук скинула с себя горящую одежду. Фотограф Ник Ут доставил пострадавших детей в госпиталь Кути. Врачи были уверены, что девочка не выживет. В последствии она получила мировую известность благодаря фотографии, переехала в Канаду и стала послом доброй воли ООН

Фото: AP / Nick Ut

Хорст Фаас. 1 марта 1965. «Американские вертолеты прикрывают наступление южно вьетнамских войск под Тэйнином»
В начале марта 1965 года Южновьетнамские ВВС совместно с военными из США начали операцию «Раскаты грома» — масштабные бомбардировки северовьетнамских позиций. Удары наносились по гражданским объектам и рисовым полям, чтобы вызвать панику и неурожай в Северном Вьетнаме

Фото: AP / Horst Faas

Хорст Фаас. 15 июля 1963 года. «Женщина с детьми бежит из горящего дома»
Всего за время войны более 700 тыс. граждан Южного Вьетнама покинули свои дома

Фото: AP / Horst Faas

Эдди Адамс. 5 мая 1968 года. «Молодые вьетнамцы смотрят на убитого военного»
В мае 1968 года северовьетнамская коммунистическая армия начала наступление в китайском районе Сайгона. В ходе коротких столкновений погибли несколько мирных жителей, но серьезных военных успехов операция не принесла

Фото: AP / Eddie Adams

Хуберт Ван Эс. 19 мая 1969 года. «Американский десантник мучается от боли в ожидании медицинской помощи»
За время вьетнамской войны до 60 тыс. американских военных были убиты, еще 300 тыс. были ранены

Фото: AP / Hugh Van Es

Хорст Фаас. 1 января 1966 года. «Женщины и дети укрываются в канале от бомбардировки северовьетнамских ВВС»

Фото: AP / Horst Faas

Хорст Фаас. 11 апреля 1969 года. «Женщина плачет над телом своего мужа, найденного в братской могиле южновьетнамских военных»
18 лет войны силы Южного Вьетнама потеряли около 250 тыс. человек убитыми. При этом количество пострадавших мирных жителей до сих пор точно не установлены

Фото: AP / Horst Faas

Малколм Браун. 11 июля 1963 года. «Буддистский монах Тхить Куанг Дык во время акта самосожжения в Сайгоне»
В 1963 году в Южном Вьетнаме назрел так называемый «буддистский кризис» после того, как власти республики разогнали религиозную демонстрацию. Во время акции погибли девять человек. В знак протеста против гонений на буддистов монах Тхить Куанг Дык поджег себя

Фото: AP / Malcolm Browne

Арт Гринспон. 14 апреля 1968 года. «Американские военные помогают пострадавшим сослуживцам и сигнализируют вертолету медицинской помощи»

Фото: AP / Art Greenspon

24 октября 1964 года. «Южновьетнамские военные допрашивают пленного из Северного Вьетнама»

Фото: AP

Хорст Фаас. 1 августа 1962 года. «Южновьетнамские военные возвращаются в провинцию Камау после 4-дневного рейда на юге Вьетнама»

Фото: AP / Horst Faas

Эдди Адамс. 1 февраля 1968 года. «Казнь в Сайгоне»
В феврале 1968 года северовьетнамские военные начали масштабное наступление в Сайгоне. Фотограф был в китайском квартале города и увидел, как военные передают пленного мирного жителя своему командиру. Тот вытащил пистолет и выстрелил в молодого человека. За этот кадр Эдди Адамс получил Пулитцеровскую премию, но отказался от нее. «Я получил деньги за показ убийства. Уничтожены две жизни, а мне за это заплатили», — заявил фотограф. Снимок попал на первые полосы многих газет и значительно изменил отношение мирового сообщества к событиям во Вьетнаме

Фото: AP / Eddie Adams

Генри Хьюет. 14 мая 1966 года. «Вертолет поднимает тело мертвого американского парашютиста, чтобы перевезти его из зоны военного конфликта»

Фото: AP / Henri Huet

Хорст Фаас. 27 ноября 1965 года. «Южновьетнамский военный в повязке, защищающей от трупного запаха»
Поздней осенью 1965 года началось первое столкновение регулярных войск США с военными Северного Вьетнама

Фото: AP / Horst Faas

Генри Хьюет. 25 сентября 1965 года. «Американские десантники пересекают реку в поисках позиций северовьетнамских военных»
Вьетнамская война стала самым долгим конфликтом с участием войск США. Правительство страны потратило на военные действия $352 млрд

Фото: AP / Henri Huet

Хорст Фаас. 18 июня 1965 года. «Война — это ад»

Фото: AP / Horst Faas

Эдди Адамс. 28 января 1966 года. «Вьетнамский рыбак на фоне американских пехотинцев»
Высадка военных из США в Куангнгай стала самой крупной передислокацией войск во Вьетнамской войне. Тогда 4 тыс. пехотинцев были выброшены на пляж, чтобы обнаружить расположение северовьетнамских военных

Фото: AP / Eddie Adams

Ричард Меррон. 22 октября 1965 года. «Южновьетнамские военные избивают пленника»

Фото: AP / Richard Merron

Пол Эпли. 1 октября 1966 года. «Американские военные в дыму ждут прибытия вертолета с медиками в джунглях»
В 1965-1966 годах американские военные совместно с южновьетнамской армией развернули масштабное наступление в джунглях Южного Вьетнама. При этом широко использовались зажигательные средства, химическое и биологическое оружие

Фото: AP / Pfc. L. Paul Epley

29 апреля 1975 года. «Военные сталкивают вертолет в море, чтобы освободить место для эвакуационных воздушных судов»

Фото: AP / jt

США признали Швейцарию «валютным манипулятором» :: Финансы :: РБК

Швейцария соответствует всем трем критериям, по которым американский Минфин может признать страну «валютным манипулятором». Автоматического введения санкций это за собой не влечет

Курс доллара ЦБ USD ₽72,929 —

Фото: Ruben Sprich / Reuters

Минфин США признал Швейцарию и Вьетнам «валютными манипуляторами», указано в докладе ведомства о макроэкономической и валютной политике основных торговых партнеров США.

США могут признать ту или иную страну «валютным манипулятором», если она соответствует трем критериям — ее торговый профицит с США превышает $20 млрд, общее положительное сальдо внешнеторгового баланса выше 2% ВВП, а валютные интервенции ЦБ превышают 2% ВВП.

Швейцария, как и Вьетнам, соответствует всем трем критериям. На протяжении четырех кварталов до июня 2020 года общий профицит ее внешнеторгового баланса составил 8,8% ВВП, а профицит в торговле с США — $49 млрд. С июля 2019-го по июнь 2020-го чистая покупка валюты Швейцарским национальным банком составила $103 млрд (14% ВВП).

Минфин отметил, что Швейцария за отчетный период «провела крупномасштабную одностороннюю интервенцию, значительно более крупную, чем в предыдущие периоды, чтобы противостоять удорожанию франка и снизить риски дефляции». Минфин США предложил Швейцарии рассмотреть возможность количественного смягчения внутри страны, чтобы сбалансировать структуру денежно-кредитной политики. Глава американского Минфина Стив Мнучин отметил, что его ведомство «сделало решительный шаг, чтобы гарантировать экономический рост и возможности для американских рабочих и предприятий».

Еще несколько стран Минфин не признал манипуляторами, но внес в список для наблюдения. Это Таиланд, Тайвань и Индия, которые добавились к уже присутствующим в списке Китаю, Японии, Южной Корее, Германии, Италии, Сингапуру и Малайзии.

Америка, Вьетнам и Африка. Доменикали обозначил интересы Ф1

Проект этапа в Майами был одним из флагманских для новых хозяев Формулы 1 из Liberty Media, однако а пути его реализации регулярно возникали препятствия. Сейчас работы над проведением городского Гран При во Флориде продолжаются, но ни четких сроков дебютной гонки, ни контракта с Ф1 у местных энтузиастов пока нет.

Читайте также:

Стефано Доменикали, с этого года сменивший Чейза Кэри на посту босса Больших Призов, рассказал в четверг на пресс-конференции для избранных СМИ, что Америка остается зоной интересов Ф1. 

«Переговоры с Майами продвигаются, – отметил он. – Но в Америке есть и другие истории. Однако пока ни про одну из них я пока не могу сказать «Да, тут порядок» и предположить, что что-то точно получится. 

Думаю, ближайшая пара месяцев позволит нам понять, какие дискуссии в этой стране возможны, и в итоге все придет к ротации или к двум постоянным [этапам]. Сейчас эта работа продолжается». 

Рендер трассы Ф1 в Майами

Фото: Hard Rock Stadium

При этом уже в 2021-м Формуле 1 важно расширить и укрепить свои позиции в Штатах. 

«Я могу гарантировать, что сейчас в США есть большой интерес к Ф1, – сказал Стефано. – Чего нам точно не стоит делать, чтобы не допустить ошибку, так это засыпать Америку каждодневными новостями из Ф1.

Столь же неверно провести массированную кампанию – скажем, за неделю до этапа в Остине, а затем хранить молчание. 

Нужен сильный план коммуникаций. Сообщать реально важные новости по правильным каналам, и делать это постоянно. Понятно, что стартовые инвестиции в таком случае будут значительными, но они вернутся сторицей. Это часть глобальной стратегической кампании коммуникаций, которую нам надо продвигать в этом году».

При этом Америка – далеко не единственная часть мира, где Формула 1 стремится расширить присутствие. На вопрос, каких еще новых Гран При можно ожидать в ближайшее время, Доменикали ответил: «Разумеется, Вьетнам. Как вы знаете, этого этапа больше нет в календаре, но такая возможность остается.

Это стало бы невероятной инвестицией. И дискуссия о будущем этого этапа продолжается. Есть и другие проекты, которые проявляют интерес. Могу сказать, например, про северную и южную Африку».

Он объяснил: «Думаю, крайне важно иметь не только старые гонки с богатым наследием Ф1, но и новые. Не забывайте, что мы потеряли ряд европейских этапов, которые сейчас вновь проявляют интерес.

Чего ждать в будущем? Нам нужно отыскать верный баланс с правильным количеством Гран При.  

Во что важно инвестировать с точки зрения команд, вещателей, медиа, спонсоров? Ответ на этот вопрос подскажет, куда двигаться». 

Читайте также:

Поделились

Комментарии

причин для участия США во Вьетнаме - Вьетнамская война - Национальная 5 Историческая редакция

Вьетнам - страна в Юго-Восточной Азии. Был ряд долгосрочных и краткосрочных причин, объясняющих, почему США стали участвовать во Вьетнаме в конце 1950-х годов.

Причина первая - независимость Вьетнама

До Второй мировой войны Вьетнам был частью Французской империи.

Во время Второй мировой войны он был захвачен Японией. Хо Ши Мин был лидером Вьетмина, армии сопротивления, которая боролась за независимость Вьетнама.

После Второй мировой войны Хо Ши Мин захватил Ханой в 1945 году и объявил Вьетнам независимым. Французы снова попытались взять под контроль, но это было непопулярно в народе. Они потерпели поражение от Вьетмина при Дьенбьенфу в 1954 году.

Мир обсуждался в Женеве в 1954 году, и в Женевском договоре было согласовано, что французы покинут Вьетнам и страна будет разделена по 17-й параллели до проведения выборов.

Выборы не проводились, и страна оставалась разделенной:

  • Северный Вьетнам был коммунистической республикой, которую возглавлял Хо Ши Мин.
  • Южный Вьетнам был капиталистической республикой во главе с Нго Динь Зием.

Причина вторая - Гражданская война

Хо Ши Мин

Вьетминь хотел объединить страну под руководством коммунистического лидера Хо Ши Мина. Многие жители Южного Вьетнама поддерживали Хо Ши Мина, поскольку были недовольны Нго Динь Зием.

Война началась между Севером и Югом. Начиная с 1958 года Юг подвергался усиливающимся атакам коммунистов в самом Южном Вьетнаме. Их называли Фронтом национального освобождения (ФНО).

Причина третья - Теория домино

Это было убеждение в том, что если одна страна пойдет к власти коммунизма, вполне вероятно, что соседняя также падет - подобно тому, как упадет ряд домино. Это произошло в Восточной Европе после 1945 года. Китай стал коммунистическим в 1949 году, и коммунисты контролировали Северный Вьетнам.

США опасались распространения коммунизма на Южный Вьетнам, а затем и на остальную Азию. Было решено послать деньги, припасы и военных советников, чтобы помочь правительству Южного Вьетнама.

Причина четвертая - слабое правительство Южного Вьетнама

Дием был коррумпированным лидером, отказавшимся дать крестьянам землю. Он не любил буддизм и плохо относился к преимущественно буддийскому населению. В результате большая часть населения Южного Вьетнама восстала против него. Крестьяне хотели коммунизма и поддерживали Вьетминь и ФНБ.

В 1963 году президент Джон Ф. Кеннеди направил 16 000 военных «советников» для помощи южновьетнамской армии. Правительство Дьема было свергнуто.После этого не существовало сильного капиталистического правительства, контролирующего Юг.

Причина пятая - Инцидент в Тонкинском заливе 1964 г.

Северный Вьетнам атаковал ВМС США в Тонкинском заливе. Этот инцидент дал США повод для эскалации войны.

Резолюция в Тонкинском заливе - Конгресс США разрешил президенту Линдону Джонсону вести войну в Северном Вьетнаме. Первый крупный контингент морской пехоты США прибыл в 1965 году.

В следующие десять лет участие США увеличилось.К 1968 году во Вьетнаме находилось более полумиллиона американских солдат, а война обходилась в 77 миллиардов долларов в год.

Дети войны во Вьетнаме | Путешествие

Они выросли как остатки непопулярной войны, охватывая два мира, но не принадлежащие ни к одному из них. Большинство из них никогда не знали своих отцов. Многих бросили матери у ворот детских домов. Некоторые были выброшены в мусорные баки. Одноклассники насмехались над ними, избивали их и издевались над чертами лица врага - круглыми голубыми глазами и светлой кожей или темной кожей и тугими вьющимися волосами, если их отцы-солдаты были афроамериканцами.Их судьба заключалась в том, чтобы стать беспризорниками и нищими, живущими на улицах и в парках городов Южного Вьетнама, поддержанными единственной мечтой: попасть в Америку и найти своих отцов.

Но ни Америка, ни Вьетнам не хотели, чтобы дети, известные как амеразийцы, обычно считались вьетнамцами «детьми праха» - такими же незначительными, как пятнышко, которое нужно отбросить. "Заботу и благополучие этих несчастных детей.... никогда не считался и не считается сферой ответственности правительства », - говорится в заявлении Министерства обороны США в 1970 году.« Нашему обществу не нужны эти плохие элементы », - заявил вьетнамский директор по социальному обеспечению в Хошимине ( бывший Сайгон) сказал десять лет спустя. Повзрослев, некоторые амеразийцы сказали бы, что они чувствовали себя проклятыми с самого начала. Когда в начале апреля 1975 года Сайгон падал перед коммунистическими войсками с севера, и распространились слухи о том, что южане, связанные с Соединенными Штатами, могут быть убитым, президент Джеральд Форд объявил о планах эвакуировать 2000 сирот, многие из которых были американцами.Первый официальный рейс компании «Бэбилифт» разбился на рисовых полях недалеко от Сайгона, в результате чего погибли 144 человека, большинство из которых были детьми. На этом месте собрались южновьетнамские солдаты и мирные жители, одни помогать, другие грабить мертвых. Несмотря на аварию, программа эвакуации продолжалась еще три недели.

«Я помню тот рейс, который разбился», - говорит Нгуен Тхи Фуонг Туи. «Мне было около 6 лет, и я играл в помойке возле приюта. Помню, как держал монахиню за руку и плакал, когда мы услышали.Это было похоже на то, как будто мы все родились под темной звездой ». Она остановилась, чтобы промокнуть глаза салфеткой. Туи, с которой я познакомился во время поездки во Вьетнам в марте 2008 года, сказала, что никогда не пыталась найти своих родителей, потому что у нее не было Идея с чего начать. Она вспоминает, как ее приемные родители-вьетнамцы спорили из-за нее, как муж кричал: «Зачем тебе нужен был амеразец?» Вскоре ее отправили жить в другую семью.

Туи, казалось, была рада найти кого-то, кто заинтересовался ее трудностями. За кофе с кока-колой в вестибюле отеля она мягким, ровным голосом рассказывала о насмешках "собак-полукровок", которые она слышала от соседей, о том, что ей отказывают в карточке на еду, о том, что она крадется из своей деревни до того, как другие встанут на ноги. восход солнца, чтобы сидеть в одиночестве на пляже часами и о приеме снотворного на ночь, чтобы забыть день.У нее были длинные черные волосы, угловатое и привлекательное лицо. На ней были джинсы и футболка. Она выглядела такой же американкой, как любой, кого я мог бы встретить на улицах Де-Мойна или Денвера. Как и большинство амеразийцев, все еще живших во Вьетнаме, она была необразованной и неквалифицированной. В 1992 году она встретила другого амеразийского сироту, Нгуен Ань Туан, который сказал ей: «У нас нет родительской любви. Мы фермеры и бедняки. Мы должны заботиться друг о друге». Они поженились, у них родились две дочери и сын, которому сейчас 11 лет, которого Туи представляет себе как образ отца-американца, которого она никогда не видела.«Что бы он сказал сегодня, если бы знал, что у него есть дочь, а теперь и внук, ждущий его во Вьетнаме?» она спросила.

Никто не знает, сколько амеразийцев родилось - и в конечном итоге осталось во Вьетнаме - во время десятилетней войны, закончившейся в 1975 году. В консервативном обществе Вьетнама, где традиционно соблюдается добрачное целомудрие и признается этническая однородность, многие дети рождаются в результате связи с иностранцами остались незарегистрированными. По данным Amerasian Independent Voice of America и Amerasian Fellowship Association, недавно созданных в США правозащитных групп, во Вьетнаме осталось не более нескольких сотен амеразийцев; группы хотели бы привезти их всех в Соединенные Штаты.Остальные - около 26 000 мужчин и женщин в возрасте от 30 до 40 лет, а также 75 000 вьетнамцев, которых они называли родственниками, - начали переселяться в Соединенные Штаты после того, как в 1980 году представитель Коннектикута Стюарт Б. Маккинни назвал их отказ "национальным затруднением". и призвал соотечественников-американцев взять на себя ответственность за них.

Но не более 3% нашли своих отцов на приемной родине. Хороших рабочих мест было мало. Некоторые амеразийцы оказались уязвимыми для наркотиков, стали членами банд и попали в тюрьму.Половина из них остались неграмотными или полуграмотными как на вьетнамском, так и на английском языках и никогда не стали гражданами США. Основное вьетнамско-американское население смотрело на них свысока, полагая, что их матери были проститутками - что иногда имело место, хотя многие из детей были продуктами более длительных любовных отношений, включая браки. Упомяните амеразийцев, и люди будут закатывать глаза и повторять старую поговорку во Вьетнаме: Дети без отца подобны дому без крыши.

Резня, которой опасался президент Форд, так и не произошла, но коммунисты, прибывшие на юг после 1975 года, чтобы управлять воссоединенным Вьетнамом, вряд ли были доброжелательными правителями. Многие детские дома были закрыты, а американцы и другие молодые люди были отправлены на сельские рабочие фермы и в лагеря перевоспитания. Коммунисты конфисковали богатство и собственность и разрушили многие дома тех, кто поддерживал поддерживаемое США правительство Южного Вьетнама. Матери амеразийских детей уничтожали или прятали фотографии, письма и официальные документы, свидетельствовавшие об их американских связях.«Моя мать сожгла все, - говорит Уильям Тран, сейчас 38-летний компьютерный инженер из Иллинойса. «Она сказала:« Я не могу иметь сына по имени Уильям, живущего рядом с Вьетконгом ». Это было так, как если бы вся твоя личность была сметена. " Тран приехал в Соединенные Штаты в 1990 году после того, как его мать снова вышла замуж, и отчим выгнал его из дома.

Хой Тринх был еще школьником в неспокойные послевоенные годы, когда он и его родители-школьные учителя, оба вьетнамцы, были изгнаны из Сайгона и, присоединившись к исходу двух миллионов южан, были вынуждены жить в одной из «новых экономических зон», чтобы стать фермерами .Он помнит, как насмехались над амеразийцами. Почему? «Мне тогда не приходило в голову, насколько это было жестоко. Это действительно было вопросом следования за толпой, копирования того, как общество в целом рассматривает их. Они выглядели так иначе, чем мы ... семья. Они были бедными. Они в основном жили на улице и не ходили в школу, как мы ».

Я спросил Трин, как амеразийцы отреагировали на столкновение в те дни. «Насколько я помню, - сказал он, - они просто смотрели вниз и уходили.«

В конце концов Трин покинул Вьетнам со своей семьей, уехал в Австралию и стал юристом. Когда я впервые встретился с ним в 1998 году, ему было 28 лет, и он работал в своей спальне в тесной квартире в Маниле, которую он жил с 16 бедными американцами и другими вьетнамскими беженцами. Он представлял на общественных началах около 200 амеразийцев и членов их семей, разбросанных по Филиппинам, обсуждая свое будущее с посольством США в Маниле. В течение десяти лет Филиппины были своего рода домом на полпути, где американцы могли провести шесть месяцев, изучая английский язык и готовясь к новой жизни в Соединенных Штатах.Но официальные лица США аннулировали визы этим 200 по разным причинам - драки, чрезмерное употребление алкоголя, проблемы со здоровьем, «антиобщественное» поведение. Вьетнам не принимал их обратно, и правительство Манилы утверждало, что Филиппины были всего лишь транзитным центром. Они жили в сумеречной зоне без гражданства. Но в течение пяти лет Триню удалось переселить большинство амеразийцев и множество вьетнамских лодочников, застрявших на Филиппинах, в Соединенных Штатах, Австралии, Канаде и Норвегии.

Когда один из амеразийцев в филиппинском лагере беженцев покончил жизнь самоубийством, Тринх усыновил 4-летнего сына этого человека и помог ему стать гражданином Австралии. «Только когда я поехал на Филиппины, я узнал о проблемах и испытаниях амеразийцев во Вьетнаме», - сказал мне Трин. «Я всегда считал, что то, что ты сеешь, - это то, что и получаешь. Если с нами будут обращаться справедливо и нежно, мы вырастем такими же. Были амеразийцы, есть вероятность, что мы вырастем, не будучи способными думать, рационализировать или действовать, как другие «нормальные» люди.«

После поражения при Дьенбьенфу в 1954 году и вынужденного ухода из Вьетнама после почти столетнего колониального правления Франция быстро эвакуировала 25 000 вьетнамских детей французского происхождения и предоставила им гражданство. Для амеразийцев путь к новой жизни будет намного труднее. Около 500 из них уехали в Соединенные Штаты с одобрения Ханоя в 1982 и 1983 годах, но Ханой и Вашингтон, которые в то время не имели дипломатических отношений, не могли договориться о том, что делать с подавляющим большинством, остававшимся во Вьетнаме.Ханой настаивал на том, что они американские граждане, которые не подвергались дискриминации и поэтому не могли быть классифицированы как политические беженцы. Вашингтон, как и Ханой, хотел использовать американцев как рычаг для решения более серьезных проблем между двумя странами. Лишь в 1986 году в ходе секретных переговоров, охватывающих целый ряд разногласий, Вашингтон и Ханой вели прямые переговоры о будущем амеразийцев.

Но к тому времени жизни американского фотографа, конгрессмена из Нью-Йорка, группы старшеклассников на Лонг-Айленде и 14-летнего амеразийского мальчика по имени Ле Ван Минх неожиданно переплелись, изменив ход истории.

В октябре 1985 года, Newsday , фотограф Одри Тирнан, 30 лет, выполнявшая задание в Хошимине, почувствовала, как ее дернули за штанину. «Я думала, это собака или кошка», - вспоминала она. «Я посмотрел вниз и увидел Минь. Это разбило мне сердце». Мин, с длинными ресницами, карими глазами, несколькими веснушками и красивым кавказским лицом, двигался, как краб, на всех четырех конечностях, вероятно, в результате полиомиелита. Мать Минха выгнала его из дома в возрасте 10 лет, и в конце каждого дня его друг, Тхи, уносил раненого мальчика на спине в переулок, где они спали.В тот день 1985 года Мин посмотрел на Тирнана с намеком на задумчивую улыбку и протянул цветок, который он слепил из алюминиевой обертки в пачке сигарет. Фотография, которую сделал Тирнан, была напечатана в газетах по всему миру.

В следующем году четверо учеников средней школы Хантингтона на Лонг-Айленде увидели картинку и решили что-то предпринять. Они собрали 27000 подписей под петицией о доставке Мина в Соединенные Штаты для оказания медицинской помощи и обратились за помощью к Тирнану и их конгрессмену Роберту Мразеку.

«Забавно, не правда ли, что то, что изменило жизни многих людей, произошло из идеализма некоторых старшеклассников», - говорит Мразек, который покинул Конгресс в 1992 году и теперь пишет историческую и документальную литературу. Мразек вспоминает, как рассказывал студентам, что доставить Минь в США маловероятно. Вьетнам и США были врагами и не имели официальных контактов; на этом низком уровне иммиграция полностью прекратилась. Гуманитарные соображения не имели значения. «Я вернулся в Вашингтон, чувствуя себя очень виноватым», - говорит он.«Студенты пришли ко мне, думая, что их конгрессмен может изменить мир, а я, по сути, сказал им, что не могу». Но, спрашивал он себя, можно ли найти кого-нибудь в Госдепартаменте США и кого-то из делегации Вьетнама в ООН, готового сделать исключение? Мразек начал звонить по телефону и писать письма.

Несколько месяцев спустя, в мае 1987 года, он вылетел в Хошимин. Мразек нашел высокопоставленного вьетнамского чиновника, который считал, что помощь Миню может привести к улучшению отношений с Соединенными Штатами, и конгрессмен убедил большинство своих коллег в Палате представителей потребовать помощи с выдачей визы Миню.Он мог бы привести мальчика с собой домой. Едва Мразек ступил на вьетнамскую землю, как дети пошли за ним. Они были амеразийцами. Некоторые называли его «папа». Они потянули его за руку, чтобы направить к закрытой ставнями церкви, где они жили. Еще 60 или 70 амеразийцев разбили лагерь во дворе. Припев, который постоянно слышал Мразек, был: «Я хочу отправиться в землю моего отца».

«Меня просто поразило», - говорит Мразек. «Мы не говорили только об одном мальчике. Этих детей было много, и они были болезненным напоминанием вьетнамцам о войне и всем, чего им она стоила.Я подумал: «Ну, мы вернем одну. Давайте вернем их всех, по крайней мере, тех, кто хочет приехать ». «

Двести студентов старшей школы Хантингтона встретили Мин, Мразек и Тирнан, когда их самолет приземлился в международном аэропорту Кеннеди в Нью-Йорке.

Мразек договорился о том, чтобы двое его соседей из Центрального порта, Нью-Йорк, Джин и Нэнси Кинни, стали приемными родителями Мина. Его отвели к ортопедам и неврологам, но его мышцы были настолько атрофированы, что «в ногах почти ничего не осталось», - говорит Нэнси.Когда Миню было 16 лет, Кинни отвезли его к Мемориалу ветеранов Вьетнама в Вашингтоне, округ Колумбия, подтолкнули в его новом инвалидном кресле и остановили, чтобы мальчик мог изучить черную гранитную стену. Минь задался вопросом, был ли его отец среди 58000 имен, выгравированных на нем.

«Мин оставался с нами в течение 14 месяцев и в конце концов оказался в Сан-Хосе, Калифорния, - говорит Нэнси, физиотерапевт. «У нас было много проблем с его воспитанием. Он очень сопротивлялся школе и не хотел вставать по утрам.Он хотел поужинать в полночь, потому что именно тогда он ел на улицах Вьетнама ». Со временем Мин успокоился и вернулся к обычному распорядку дня.« Я просто вырос », - вспоминал он. Минь, сейчас 37 лет, и он раздает газеты. , до сих пор регулярно разговаривает по телефону с Кинни. Он называет их мамой и папой.

Мразек, тем временем, обратил свое внимание на принятие Закона о возвращении домой из Америки, автором и спонсором которого он являлся. В конце концов, он обошел обычные процедуры Конгресса и вложил свой трехстраничный законопроект об иммиграции в 1194-страничный законопроект об ассигнованиях, который Конгресс быстро одобрил, а президент Рональд Рейган подписал в декабре 1987 года.Новый закон призывал к приезду амеразийцев в Соединенные Штаты в качестве иммигрантов, а не беженцев, и разрешал въезд почти всем, кто имел хоть малейшую часть западного облика. У амеразийцев, которых так презирали во Вьетнаме, был паспорт - их лица - для новой жизни, и поскольку они могли брать с собой членов семьи, они были осыпаны подарками, деньгами и вниманием со стороны вьетнамцев, ищущих свободного проезда в Америку. Одним росчерком пера дети праха превратились в детей золота.

«Это было дико», - говорит 40-летний Тайлер Чау Причард, который живет в Рочестере, штат Миннесота, и был частью американской эмиграции из Вьетнама в 1991 году. «Внезапно все во Вьетнаме полюбили нас. Это было похоже на то, как будто мы ходим по облакам. Мы были их билетом на обед, и люди предлагали большие деньги амеразийцам, готовым заявить о них как о матерях, бабушках, дедушках и братьях и сестрах».

На черном рынке стали появляться поддельные свидетельства о браке и свидетельства о рождении. Взятки для чиновников, которые подставляли фотографии или иным образом изменяли документы для «семей», подавших заявление о выезде, разносились через Министерство иностранных дел.Как только «семьи» достигли Соединенных Штатов и зарегистрировались в одном из 55 транзитных центров, от Ютики, штат Нью-Йорк, до округа Ориндж, штат Калифорния, новые иммигранты часто оставляли своих амеразийских благодетелей и уходили сами.

Вскоре в неофициальных отчетах стали подробно рассказываться о проблемах психического здоровья в амеразийском сообществе. «Мы слышали истории о самоубийствах, глубоко укоренившейся депрессии, неспособности приспособиться к приемным семьям», - говорит Фред Бемак, профессор Университета Джорджа Мейсона, специализирующийся на проблемах психического здоровья беженцев и включенный в список Национального института психического здоровья. чтобы определить, что пошло не так.«Мы никогда не видели ничего подобного ни с одной группой беженцев».

Многие амеразийцы преуспели на своей новой земле, особенно те, кого воспитывали вьетнамские матери, те, кто выучил английский язык, и те, кто оказался в Соединенных Штатах с любящими приемными родителями или приемными родителями. Но в опросе 1991-92 годов среди 170 вьетнамских амеразийцев по всей стране Бемак обнаружил, что около 14 процентов пытались покончить жизнь самоубийством; 76% хотели, хотя бы время от времени, вернуться во Вьетнам. Большинство из них стремились найти своих отцов, но только 33% знали его имя.

«У амеразийцев 30 лет травм, и вы не можете просто исправить это за короткий период времени или исправить то, что случилось с ними во Вьетнаме», - говорит Сэнди Данг, вьетнамский беженец, приехавший в Соединенные Штаты в 1981 году. провела информационную программу для азиатской молодежи в Вашингтоне, округ Колумбия "В основном они были нежеланными детьми. Во Вьетнаме их не принимали как вьетнамцев, а в Америке их не считали американцами. Они искали любви, но обычно не находили ее. Я думаю, что из всех иммигрантов в Соединенных Штатах амеразийцы - это группа, которой было труднее всего найти американскую мечту.«

Но амеразийцы также выживают, их характер закален тяжелыми временами, и они не только выдержали это во Вьетнаме и Соединенных Штатах, они медленно вырезают культурную идентичность, основанную на гордости, а не на унижении того, что они амеразийцы. Темные тени прошлого отступают даже во Вьетнаме, где исчезла дискриминация амеразийцев. Они учатся использовать американскую политическую систему в своих интересах и лоббировали в Конгрессе принятие закона о предоставлении гражданства всем американцам в Соединенных Штатах.И под эгидой таких групп, как Amerasian Fellowship Association, они проводят региональные «гала-концерты» по всей стране - ужины с музыкой и речами и ведущие в смокингах - которые привлекают 500 или 600 «братьев и сестер» и празднуют Америку сообщество как уникальное иммигрантское население.

Джимми Миллер, инспектор по качеству Triumph Composite Systems Inc., Спокан, Вашингтон, компании, производящей детали для самолетов Boeing, считает себя одним из счастливчиков.Его бабушка из Вунгтау забрала его, пока его мать отбывала пятилетний срок в лагере перевоспитания за попытку бежать из Вьетнама. Он говорит, что бабушка наполнила его любовью и наняла «подпольного» учителя, чтобы он обучал его английскому языку. «Если бы она этого не сделала, я был бы неграмотным», - говорит Миллер. В возрасте 22 лет, в 1990 году, он приехал в Соединенные Штаты с третьим классом образования и сдал GED, чтобы получить аттестат о среднем образовании. Было легко убедить сотрудника консульства США, который брал у него интервью в Хошимине, что он сын американца.У него была фотография его отца, сержанта. Майор Джеймс А. Миллер II обменивается свадебными клятвами с матерью Джимми, Ким, которая была беременна им в то время. Картину он носит в бумажнике по сей день.

Отец Джимми, Джеймс, уволился из армии США в 1977 году после 30-летней карьеры. В 1994 году он сидел со своей женой Нэнси на качелях на заднем дворе их дома в Северной Каролине, оплакивая потерю своего сына от предыдущего брака, Джеймса III, который умер от СПИДа несколькими месяцами ранее, когда зазвонил телефон. .На линии была сестра Джимми, Трин, звонившая из Спокана, и в типично прямом вьетнамском стиле, прежде чем даже поздороваться, она спросила: «Вы отец моего брата?» "Прошу прощения?" Джеймс ответил. Она повторила вопрос, сказав, что выследила его с помощью письма с почтовым штемпелем Фейетвилля, которое он написал Ким несколько лет назад. Она дала ему телефонный номер Джимми.

Джеймс позвонил своему сыну через десять минут, но неправильно произнес его вьетнамское имя - Нхат Тунг - и Джимми, который четыре года искал своего отца, вежливо сказал звонившему, что набрал неправильный номер, и повесил трубку.Его отец перезвонил. "Твою мать зовут Ким, верно?" он сказал. «Ваш дядя - Марсель? Ваша тетя Фыонг Зунг, знаменитая певица?» Джимми ответил утвердительно на каждый вопрос. Последовала пауза, когда у Джеймса перехватило дыхание. «Джимми, - сказал он, - мне нужно тебе кое-что сказать. Я твой отец».

«Я не могу передать вам, как я был рад, что Джим рассказывал своему ребенку», - говорит Нэнси. «Я никогда в жизни не видела мужчину более счастливого. Он закончил трубку и сказал:« Мой сын Джимми жив! »» Нэнси хорошо понимала эмоции, охватившие ее мужа и нового пасынка; она родилась в Германии вскоре после Второй мировой войны дочь У.С. военнослужащий, которого она никогда не знала и мать немка.

В течение следующих двух лет Миллеры несколько раз пересекали страну, чтобы провести недели с Джимми, который, как и многие американцы, взял фамилию своего отца. «Эти амеразийцы просто потрясающие», - сказала Нэнси. «Они были вынуждены отказаться от всего. Но вы знаете, единственное, о чем когда-либо просил этот мальчик? Это было из-за безусловной отцовской любви. Это все, что он когда-либо хотел». Джеймс Миллер умер в 1996 году в возрасте 66 лет, танцуя с Нэнси на рождественской вечеринке.

Перед вылетом в Сан-Хосе, штат Калифорния, на региональный банкет в Америке, я позвонил бывшему представителю Бобу Мразеку, чтобы спросить, как он относится к Закону о возвращении на родину в связи с его 20-летием. Он сказал, что были времена, когда он сомневался в целесообразности своих усилий. Он упомянул случаи мошенничества, амеразийцев, которые не приспособились к своей новой жизни, отцов, которые отвергли своих сыновей и дочерей. «Этот материал чертовски подавлял меня, зная, что так часто наши добрые намерения нарушались», - сказал он.

Но подождите, я сказал, это старые новости. Я рассказал ему о Джимми Миллере и о Саран Байнум, американке, которая является офис-менеджером актрисы-певицы Queen Latifah и управляет собственным ювелирным бизнесом. (Байнум, потерявшая свой дом в Новом Орлеане в результате урагана «Катрина», говорит: «Жизнь прекрасна. Я считаю, что мне повезло, что я жив»). Я рассказал ему о двойнике Тайгера Вудса Кэн Оксельсон, имеющем степень бакалавра Университета Сан-Франциско, имеет степень магистра Гарварда и декан одной из самых престижных подготовительных школ Лос-Анджелеса, Гарвард-Вестлейк в Северном Голливуде.И я рассказал ему об амеразийцах, которые отказались от социальной помощи и озвучивают когда-то забытых детей далекой войны.

«Ты сделал мой день», - сказал Мразек.

Огромный китайский ресторан в торговом центре Сан-Хосе, где американцы собрались на свой гала-ужин, быстро наполнился. Билеты стоили 40 долларов - и 60 долларов, если гость хотел вино и «VIP-место» возле сцены. Пластиковые цветы украшали каждый стол, а на стенах были изображены золотые драконы. Рядом с американским флагом стоял флаг Южного Вьетнама, страны, которой не существовало 34 года.Почетный караул из пяти бывших южновьетнамских военнослужащих энергично прошел к передней части зала. Ле Тхо, бывший лейтенант, который провел 11 лет в лагере перевоспитания, обратил на них внимание, поскольку скрипучая запись звучала национальными гимнами США и Южного Вьетнама. Некоторые в зале плакали, когда был представлен почетный гость, Тран Нгок Зунг. Данг, ее муж и шестеро детей прибыли в Соединенные Штаты всего двумя неделями ранее, покинув Вьетнам благодаря Закону о возвращении на родину, который остается в силе, но в настоящее время получает мало заявлений.Транс были фермерами и не говорили по-английски. Впереди была трудная дорога, но, как сказал Данг, «это похоже на мечту, которую я жил в течение 30 лет». Женщина подошла к сцене и сунула ей в руку несколько 100-долларовых купюр.

Я спросил некоторых амеразийцев, ожидают ли они, что Ле Ван Минь, живший неподалеку в доме с двумя спальнями, приедет на торжество. Они никогда не слышали о Минхе. Я позвонил Миню, сейчас ему 37 лет, у него жена из Вьетнама и двое детей 12 и 4 лет. Среди родственников, которых он привез в США, есть мать, которая выгнала его из дома 27 лет назад.

Минь использует костыли и инвалидную коляску, чтобы передвигаться по дому, и специально оборудованную Тойоту 1990 года, чтобы путешествовать по окрестностям, где он раздает газеты. Обычно он встает вскоре после полуночи и не заканчивает свой маршрут до 8 утра.Он говорит, что слишком занят для каких-либо занятий в свободное время, но надеется однажды научиться готовить барбекю. Он мало думает о своей прошлой жизни нищего на улицах Сайгона. Я спросил его, думает ли он, что жизнь его встряхнула.

«Справедливо? О, конечно, да. Я ни на кого не сержусь», - сказал Мин, выживший до мозга костей.

Дэвид Лэмб писал о Сингапуре в сентябрьском номере 2007 года.
Кэтрин Карнов , родилась и выросла в Гонконге, много фотографировала во Вьетнаме.

Примечание редактора: в более ранней версии этой статьи говорилось, что Джимми Миллер прослужил в армии 35 лет. Он прослужил 30 лет. Мы извиняемся за ошибку.

Вьетнамские беженцы бегут за спасательным вертолетом, чтобы эвакуировать их в безопасное место.(Беттманн / Корбис) Сыновья и дочери вьетнамского конфликта претендуют на корни на двух континентах.Джимми Миллер (со своими двумя девочками в Спокане) воссоединился со своим отцом, отставным армейским сержантом. Майор Джеймс Миллер II в Фейетвилле, Северная Каролина. (Кэтрин Карнов) Тысячи детей от смешанных родителей, оставшихся после отъезда американцев из Вьетнама, воспитывались сиротами.Нгуен Тхи Фыонг Туи (в гамаке, недалеко от Хошимина) знает только то, что ее отец был американским солдатом. (Кэтрин Карнов) Будучи маленьким мальчиком, живущим в Хошимине, амеразианец Ле Ван Мин был вынужден ходить, как краб, на всех четырех конечностях, скорее всего, из-за полиомиелита.Фотография Миня, сделанная Одри Тирнан, тронула учеников средней школы Лонг-Айленда, которые стремились перевезти Миня в США. Мин был доставлен в Соединенные Штаты, где он в настоящее время живет со своей женой и детьми. (Кэтрин Карнов) Полицейский Далласа на пенсии Дам Трунг Тхао делится историями об уязвимой амеразийской молодежи, которой он смог избежать соблазнов банд и наркотиков на их новой родине.(Кэтрин Карнов) Неуклюжая стойкость, кажется, объединяет американцев, многие из которых добились успеха в Америке.Саран Байнум - офис-менеджер Королевы Латифы. (Кэтрин Карнов) Администратор школы Кэн Оксельсон подрабатывает имитатором Тайгера Вудса.(Кэтрин Карнов) Вьетнамские амеразийцы, которых когда-то избегали многие, теперь празднуют свое наследие (гала-концерт в Сан-Хосе в 2008 году).На аналогичном собрании многие в аудитории плакали, когда была представлена ​​амеразийская семья, только что прибывшая в Соединенные Штаты. (Кэтрин Карнов)

Как северные вьетнамцы помнят войну во Вьетнаме через 40 лет после падения Сайгона

Тран Ван Туи, бывший военный журналист, сказал мне, что в Северном Вьетнаме будет «трудно» найти кого-либо, кто был бы против войны, в отчасти из-за того, что он назвал «сильной и эффективной» пропагандистской машиной.«Вы можете встретить людей, стоящих в очереди, чтобы купить партийные газеты, или собирающихся вокруг громкоговорителей, чтобы послушать новости», - сказал он. «Люди жаждали информации и верили тому, что слышали. Был достигнут сильный национальный консенсус ». На юге, напротив, люди имели доступ к международным новостям по радио, а популярные баллады оплакивали печаль войны - возможно, отражая там более двойственное отношение. Не было и никакого эквивалента в Северном Вьетнаме организованного и заметного антивоенного движения в Соединенных Штатах.«Америка и Вьетнам - это не одно и то же, - сказал мне Нгуен Дай Ко Вьет, профессор ВНУ. «В нашу страну вторглись, и нам пришлось сражаться, чтобы защитить нашу страну».

Американский ветеран из
Вьетнамская война Билл Дайк (справа) обнимает
в отставке Северо-вьетнамская армия
солдат Май Тхуан на митинге
между ветеранами в Ханое в
г. 2000.

Те, кто выступали против войны, подвергали себя опасности. Бывший политзаключенный, просивший не называть его имя, сказал мне, что, когда он основал организацию протеста против войны, его посадили на несколько лет.Будучи подростком в Ханое, он незаконно слушал радиопередачи BBC. Когда начались боевые действия, он собрал горстку друзей, чтобы напечатать брошюры, в которых, как он сказал мне, говорилось, что «цель войны была не в интересах вьетнамского народа, а только для властей на севере и юге». «Другие называли это американской войной, но я видел в ней гражданскую войну между Севером и Югом Вьетнама. Америка принимала участие в этой войне только для того, чтобы поддержать Юг в борьбе с коммунизмом», - сказал он.Этот региональный разрыв сохраняется. «Страна была единой в течение 40 лет, но нация еще не примирилась», - сказал Сон Тран, 55 лет, владелец бизнеса из Ханоя с родственниками на юге. «Вьетнамские СМИ показали много фотографий американских солдат, обнимающих солдат Северного Вьетнама. Но вы никогда не увидите фотографий, на которых солдат из Северного Вьетнама обнимает солдата из Южного Вьетнама ».

* * *

1 мая 1975 года Ву и еще шесть человек отметили окончание войны вечеринкой, объединив свои талоны на паек, чтобы купить килограмм говядины и залить еду тофу.У них не было посуды для готовки, поэтому они налили воду в бидоны с сухим молоком и сварили мясо внутри, «как горячий котелок», - сказал Ву. Его брата не было; его тело, как и тела примерно 300 000 вьетнамских солдат, до сих пор не найдено. Государственные телеканалы по-прежнему каждую неделю транслируют имена и фотографии пропавших без вести, а также контактную информацию их родственников.

За праздничным настроением, когда закончилось военное время, последовало то, что Буй Зианг, чиновник министерства иностранных дел Вьетнама, назвал «катастрофическим» десятилетием 1980-х годов.В связи с тем, что неподготовленные чиновники принимали экономические решения, а государство контролировало каждый сектор, рост остановился, инфляция была высокой, а бедность процветала. Буй подсчитал, что пятая часть населения голодала. «У нас было электричество только четыре часа в день», - вспоминает дочь Ву Линь Чи, которой сейчас за 30. «До пяти или шести лет я даже не смотрел телевизор».

Отношения США с Вьетнамом - Государственный департамент США

Более подробная информация о Вьетнаме доступна на странице Вьетнам, страница страны , а также в других публикациях Государственного департамента и других источниках, перечисленных в конце этого информационного бюллетеня.

ОТНОШЕНИЯ США И ВЬЕТНАМА

Спустя двадцать пять лет после установления двусторонних отношений в 1995 году Соединенные Штаты и Вьетнам являются надежными партнерами, их дружба основана на взаимном уважении. Отношения между США и Вьетнамом становятся все более взаимовыгодными и всеобъемлющими, превращаясь в процветающее партнерство, охватывающее политические, экономические связи, связи в сфере безопасности и между людьми. Соединенные Штаты поддерживают сильный, процветающий и независимый Вьетнам, который вносит вклад в международную безопасность; поддерживает взаимовыгодные торговые отношения; и уважает права человека и верховенство закона.Отношения регулируются Всеобъемлющим партнерством США и Вьетнама 2013 года, всеобъемлющей основой для развития двусторонних отношений, и совместными заявлениями, опубликованными лидерами наших двух стран в 2015, 2016, а также в мае и ноябре 2017 года. В 2020 году Вьетнам и Соединенные Штаты Государства отметили 25-летие дипломатических отношений между двумя странами, подтвердив свою приверженность укреплению сотрудничества.

Всеобъемлющее партнерство подчеркивает неизменную приверженность США Индо-Тихоокеанскому региону и обеспечивает механизм для содействия сотрудничеству в таких областях, как политические и дипломатические отношения, торгово-экономические связи, оборона и безопасность, наука и технологии, образование и профессиональная подготовка, окружающая среда и здоровье, гуманитарная помощь / помощь при стихийных бедствиях, вопросы военного наследия, защита и продвижение прав человека, межличностные связи, культура, спорт и туризм.Соединенные Штаты поддерживают наращивание потенциала правоохранительных органов Вьетнама, региональное трансграничное сотрудничество и выполнение международных конвенций и стандартов. Вьетнам является партнером в режимах нераспространения, включая Глобальную инициативу по борьбе с ядерным терроризмом, и пользуется опытом, оборудованием и обучением, доступными в рамках программы экспортного контроля и безопасности границ. В 2016 году США и Вьетнам подписали письмо о соглашении об усилении сотрудничества в правоохранительной сфере и секторе правосудия, и две страны совместно работают над выполнением соглашения.Соединенные Штаты и Вьетнам проводят регулярные диалоги по вопросам труда, безопасности, энергетики, науки и технологий и прав человека.

Обеспечение максимально полного учета американцев, пропавших без вести и пропавших без вести в Индокитае, является одним из важнейших приоритетов США во Вьетнаме. Объединенное командование бухгалтерского учета военнопленных / МВД проводит четыре основных периода расследования и восстановления в год во Вьетнаме, в течение которых специально обученный военный и гражданский персонал США расследует и раскапывает сотни дел с целью максимально полного учета.С августа 2011 года команды по восстановлению под руководством вьетнамцев стали постоянными участниками этих миссий по восстановлению.

Вьетнам по-прежнему сильно загрязнен взрывоопасными пережитками войны, в основном в виде неразорвавшихся боеприпасов (НРБ), включая обширное заражение кассетными боеприпасами, оставшимися со времен войны с США. Соединенные Штаты являются крупнейшим донором неразорвавшихся боеприпасов / мин во Вьетнаме, внося с 1994 года более 140 миллионов долларов, и в декабре 2013 года две страны подписали меморандум о взаимопонимании о продолжении сотрудничества в области неразорвавшихся боеприпасов.Усилия США по решению унаследованных проблем, таких как неразорвавшиеся боеприпасы / разминирование, учет МВД и восстановление Agent Orange, заложили основу для отношений между США и Вьетнамом в области обороны. Соединенные Штаты и Вьетнам привержены укреплению сотрудничества в области обороны между двумя странами, как указано в Меморандуме о взаимопонимании по развитию двустороннего сотрудничества в области обороны в 2011 году и Совместном заявлении США и Вьетнама об отношениях в области обороны, подписанном в 2015 году, с уделением приоритетного внимания сотрудничеству в гуманитарной сфере. вопросы военного наследия, безопасность на море, поддержание мира, гуманитарная помощь и помощь при стихийных бедствиях.

В мае 2016 года Соединенные Штаты полностью сняли запрет на продажу смертоносного оружия Вьетнаму и продолжили оказывать Вьетнаму помощь в обеспечении безопасности на море, в том числе в рамках Инициативы по безопасности на море, Программы совместного уменьшения угрозы и иностранного военного финансирования. Соединенные Штаты передали во Вьетнам катера береговой охраны класса Hamilton в 2017 и 2020 годах, чтобы помочь улучшить возможности Вьетнама по обеспечению соблюдения законов на море. Соединенные Штаты подтвердили свою поддержку миротворческих усилий Вьетнама, оказав помощь Вьетнаму в первом развертывании миротворческих сил ООН в 2018 году в Южном Судане.

Межличностные связи между США и Вьетнамом процветают. Десятки тысяч вьетнамцев учатся в Соединенных Штатах, внося в экономику США почти 1 миллиард долларов. Вьетнамский университет Фулбрайта, который зачислил свою первую группу студентов в бакалавриат осенью 2019 года, обеспечивает Вьетнам независимое образование мирового уровня в американском стиле. Более 25 000 молодых вьетнамцев являются членами сети «Инициатива молодых лидеров Юго-Восточной Азии» во Вьетнаме. Соединенные Штаты и Вьетнам подписали имплементационное соглашение о Корпусе мира в 2020 году.

Помощь США Вьетнаму

Стремясь укрепить самообеспеченность Вьетнама, Соединенные Штаты работают над стимулированием дальнейшего роста и конкурентоспособности торговли, борьбой с угрозами пандемии, продвижением возобновляемых источников энергии, решением проблем, связанных с военным наследием, и сохранением лесов и биоразнообразия Вьетнама.

Помощь США во Вьетнаме направлена ​​на консолидацию достижений для обеспечения устойчивого экономического развития при одновременном продвижении надлежащего управления и верховенства закона. Проекты помощи направлены на углубление нормативных реформ, повышение потенциала и независимости судебных и законодательных органов Вьетнама, а также на содействие более эффективному участию общественности в законах и процессах разработки нормативных актов.Соединенные Штаты также помогают правительству Вьетнама привести его законы и практику в соответствие с международными трудовыми стандартами и эффективно применять трудовое законодательство и защищать права трудящихся. Помощь США направлена ​​на поддержку ответных мер Вьетнама на изменение климата и другие экологические проблемы, включая устранение заражения "апельсиновый агент" / диоксин, укрепление систем здравоохранения и образования страны и оказание помощи уязвимым слоям населения. Соединенные Штаты и Вьетнам успешно завершили первый этап реабилитации диоксинов в международном аэропорту Дананг в 2017 году, а в декабре 2019 года начали 10-летний проект реабилитации на авиабазе Бьенхоа, а также инициативу на 65 миллионов долларов по оказанию помощи инвалидам. в пострадавших от конфликта провинциях.

Двусторонние экономические отношения

После вступления в силу двустороннего торгового соглашения между США и Вьетнамом в 2001 году объем торговли между двумя странами и инвестиции США во Вьетнам резко выросли. Соединенные Штаты и Вьетнам заключили рамочное соглашение о торговле и инвестициях; они также подписали текстильные, авиационные, таможенные и морские соглашения. Экспорт США во Вьетнам включает оборудование, компьютеры и электронику, пряжу / ткань, сельскохозяйственную продукцию и транспортные средства.Импорт США из Вьетнама включает одежду, обувь, мебель и постельные принадлежности, сельскохозяйственную продукцию, морепродукты и электрическое оборудование. Двусторонняя торговля США и Вьетнама выросла с 451 миллиона долларов в 1995 году до более 90 миллиардов долларов в 2020 году. Экспорт товаров из США во Вьетнам в 2020 году составил более 10 миллиардов долларов, а импорт товаров из США в 2020 году составил 79,6 миллиарда долларов. Инвестиции США во Вьетнам в 2019 году составили 2,6 миллиарда долларов.

Членство Вьетнама в международных организациях

Вьетнам и США принадлежат к ряду одних и тех же международных организаций, включая Организацию Объединенных Наций, Региональный форум АСЕАН, Азиатско-Тихоокеанское экономическое сотрудничество (АТЭС), Международный валютный фонд, Всемирный банк и Всемирную торговую организацию.Вьетнам отбывает двухлетний срок в качестве непостоянного члена Совета Безопасности Организации Объединенных Наций в 2020-2021 годах, а последний раз в 2020 году занимал пост председателя АСЕАН.

Двустороннее представительство

Главные должностные лица посольства внесены в список ключевых должностных лиц Департамента.

Вьетнам имеет посольство в США по адресу 1233 20th Street, NW, # 400, Вашингтон, округ Колумбия 20036 (тел. 202-861-0737).

Более подробную информацию о Вьетнаме можно получить в Государственном департаменте и других источниках, некоторые из которых перечислены здесь:

CIA World Factbook Vietnam Страница
U.Посольство США
USAID Вьетнам Страница
История отношений США с Вьетнамом
Офис торговых представителей США Страница
Статистика внешней торговли Бюро переписи населения США
Международные офисы Export.gov Страница
Страновые исследования Библиотеки Конгресса
Информация о поездках

Нация отмечает День ветеранов войны во Вьетнаме> ДЕПАРТАМЕНТ ОБОРОНЫ США> Сюжет

29 марта американцы соберутся вместе, чтобы отметить службу и жертвы, принесенные почти 3 миллионами военнослужащих, служивших во Вьетнаме.

В 2012 году президент Барак Обама подписал президентскую прокламацию, согласно которой 29 марта ежегодно отмечается Днем ветеранов войны во Вьетнаме.

Подписание прокламации ознаменовало 50-ю годовщину ухода последних американских войск из Вьетнама - 29 марта 1973 года. Только персонал посольства США и вспомогательный персонал оставались в Южном Вьетнаме до падения Сайгона 30 апреля 1975 года.

«Война во Вьетнаме - это история военнослужащих разного происхождения, цвета кожи и вероисповеданий, которые объединились для выполнения сложной миссии», - говорится в прокламации."Это история американцев со всех уголков нашей страны, которые оставили тепло семьи, чтобы служить стране, которую они любили. Это история патриотов, которые выдержали линию огня, которые бросились навстречу опасности, чтобы спасти друга, которые боролись час за часом, день за днем, чтобы сохранить свободы, которыми мы дорожим ".

Более 58 000 американцев были убиты и многие тысячи были ранены и ранены или признаны пропавшими без вести.

В прокламации также говорится: «Во время одной из самых глубоких трагедий войны многие из этих мужчин и женщин вернулись домой, чтобы их избегали или пренебрегали ими - и столкнулись с обращением, не подобающим их храбрости, и приемом, недостойным их примера.Мы не должны позволить этому повториться ».

Хотя военные советники США находились в Южном Вьетнаме с 1955 года, в прокламации говорится, что 12 января 1962 года было отправной точкой войны. Это дата начала первой боевой миссии Америки - операции «Чоппер».

В тот день пилоты армии США перебросили по воздуху более 1000 южновьетнамских солдат в район примерно в 12 милях к западу от Сайгона, чтобы захватить опорный пункт Фронта национального освобождения.NLF, также известный как Вьетконг, были борцами-коммунистами, находившимися в Южном Вьетнаме.

28 марта 2017 года президент Дональд Трамп подписал Закон о признании ветеранов войны во Вьетнаме от 2017 года, в котором 29 марта был объявлен Национальным днем ​​ветеранов войны во Вьетнаме. Законопроект внес поправки в кодекс флага США, включив в него Национальный день ветеранов войны во Вьетнаме как день, когда должен подниматься флаг.

Некоторые важные битвы

- Битва при Я Дранг, продолжавшаяся с ноября.14-18, 1965, было первое крупное сражение между армией США и армией Северного Вьетнама. Это произошло в Центральном нагорье Южного Вьетнама.

В ходе битвы впервые был использован крупномасштабный вертолетный десант, а стратегические бомбардировщики Boeing B-52 Stratofortress использовались в качестве тактической поддержки.

Сражение при Кхесани происходило на северо-западе провинции Куангтру в Южном Вьетнаме с 21 января по 9 июля 1968 года. Основными силами США, защищавшими боевую базу Кхесань от гораздо более крупных сил противника, состоящих из трех дивизий Северного Вьетнама, были две дивизии U .Полки морской пехоты, поддерживаемые элементами армии США, ВВС США и южновьетнамских солдат.

Битва при Хуэ произошла в тот же период времени с 31 января по 2 марта 1968 года.

Сражение было крупным военным столкновением, которое было частью более крупного Наступления Тотта, начатого Северным Вьетнамом и Вьетконгом. После первоначальной потери контроля над большей частью Хуэ, который был крупным городом на севере Южного Вьетнама, объединенные южновьетнамские и американские силы постепенно отбили город после более чем месяца интенсивных боевых действий между домами.

Помимо наземных кампаний, были также воздушные кампании, одной из самых значительных из которых была операция «Раскаты грома». Операция продолжалась со 2 марта 1965 года по 2 ноября 1968 года и включала в себя продолжительные воздушные бомбардировки американских и южновьетнамских авиационных средств по целям в Северном Вьетнаме. Операция была направлена ​​на то, чтобы остановить вражеские поставки в Южный Вьетнам.

В 1972 году против Северного Вьетнама была проведена еще одна массированная кампания бомбардировок, известная как операция «Полузащитник».

Другие прокламации

В дополнение к президентской прокламации, есть также прокламации о праздновании Дня ветеранов войны во Вьетнаме во всех 50 штатах, округе Колумбия и на всех пяти территориях США.

В большинстве этих прокламаций 29 марта отмечается как День ветеранов войны во Вьетнаме, но некоторые, например в Калифорнии, вместо этого отмечают 30 марта.

Помимо Министерства обороны, День ветеранов войны во Вьетнаме отмечают другие федеральные, государственные и местные агентства, в том числе Министерство по делам ветеранов, Соединенные Штаты Америки, посвященные празднованию войны во Вьетнаме, и некоммерческие организации, обслуживающие ветеранов.

Вьетнам Америки | Миллер Центр

Приложение C к этому докладу 1954 года предлагает США «пересмотреть нашу национальную безопасность в отношении Индокитая, используя в своих интересах любые объединяющие силы, существующие в Юго-Восточной Азии в целом, в противовес распространению коммунизма, и рассматривая Юго-Восточную Азию как единое целое». «добавлю позже»: «Любой шаг к рассмотрению Индокитая в контексте региональной ассоциации, а не как инсоляционной страны - это шаг в правильном направлении.

В 1950-х годах американские стратеги рассматривали Азию как наиболее опасный и нестабильный театр конфликта с коммунистическим блоком. В Корее, на Тайване и в Юго-Восточной Азии американцы осознавали опасные угрозы «свободному миру». И нигде ставки не были выше, чем в Индокитае.

Индокитай был азиатской жемчужиной Франции с 1880-х годов. Она не только производила рис, каучук, чай и кофе, уголь и цинк, но и демонстрировала статус великой державы Франции. Во время Второй мировой войны японцы завоевали Индокитай, но в 1945 году французское правительство немедленно принялось за возвращение своих колониальных владений.Это было не так-то просто. Планы Франции были сорваны мощным вьетнамским антиколониальным движением, сильно укрепившимся во время войны и возглавлявшимся хорошо образованным коммунистом Хо Ши Мином. В 1945 году Франция начала военную кампанию по подавлению восстания, положив начало тридцатилетнему ожесточенному конфликту во Вьетнаме.

Хо Ши Мин, в то время известный как Нгуен ай Куак, в 1919 году написал госсекретарю США Роберту Лансингу с просьбой о поддержке в обеспечении освобождения Вьетнама от французского колониального господства. Триумф коммунистической революции Мао в Китае в 1949 году и начало войны в Корее всего восемь месяцев спустя администрация Трумэна стала рассматривать Французский Индокитай как фронт в глобальной войне против коммунизма.К 1952 году Соединенные Штаты оплачивали по крайней мере половину стоимости войны Франции там. Президент Эйзенхауэр и госсекретарь Джон Фостер Даллес считали, как Даллес произнес речь в начале 1953 года, что Советы хотели контролировать «Индокитай, Сиам, Бирму, Малайю… то, что называют рисовой чашей Азии». Айк согласился с тем, что удержание Индокитая от захвата коммунистами остается жизненно важным для национальной безопасности Америки.

Но как? В середине 1953 года Эйзенхауэру удалось заключить перемирие в Корее, положив конец мрачной, дорогостоящей и непопулярной войне.Он не хотел новой Кореи и оставался убежденным, что Америка не будет участвовать во французской войне во Вьетнаме. Его решение: дать Франции больше денег и оружия для борьбы с коммунистами, чтобы американским солдатам не пришлось это делать. В своей речи 4 августа 1953 года в Сиэтле он рассказал аудитории, почему его так волнует Индокитай. «Если Индокитай уйдет, сразу несколько вещей произойдут», - заявил он. Индию «обойдут с флангов»; «Бирма не сможет защитить» и «как свободный мир удержит богатую империю Индонезии? .... Итак, вы видите, - заключил он, - где-то по ходу дела это должно быть заблокировано, и это должно быть заблокировано сейчас, и это то, что мы пытаемся сделать.

Выдержка из выступления Эйзенхауэра на губернаторской конференции 1953 года в Сиэтле

Армия США уже провела подсчет и пришла к выводу, что потребуется семь армейских дивизий и одна дивизия морской пехоты, чтобы победить Вьетминь [коммунистические партизанские силы в Южном Вьетнаме]. Наряду с вспомогательным и материально-техническим персоналом это означало отправку 275 000 человек в Индокитай.Спустя всего несколько месяцев после прекращения самой непопулярной войны в Корее Эйзенхауэр явно не испытывал аппетита к такому драматическому шагу.

«Эпоха Эйзенхауэра», глава 8
Коммунистические солдаты Вьетминя поднимают свой флаг над французской крепостью Дьенбьенфу,

. Но когда французские войска оказались вовлечены в смертельную схватку с коммунистическими силами у северного форпоста под названием Дьенбьенфу весной 1954 года, Эйзенхауэр столкнулся с ужасной дилеммой. . Следует ли ему послать американцев на помощь французам и остановить победу коммунистов во Вьетнаме? В начале 1954 года Эйзенхауэр сказал своим советникам, что «он просто не мог представить, что Соединенные Штаты разместят сухопутные войска где-нибудь в Юго-Восточной Азии…».Просто не было смысла даже говорить о замене войск США французов в Индокитае. Если бы мы сделали это, можно было ожидать, что вьетнамцы передадут нам свою ненависть к французам. - Не могу сказать, - горячо сказал президент, - насколько я категорически против такого курса действий. Эта война в Индокитае поглотит наши войска по дивизиям! »

Но это был нелегкий звонок. Французы умоляли американцев о дополнительной помощи и об использовании самолетов для бомбардировки позиций коммунистов в Дьенбьенфу.Большинство советников Айка, от вице-президента Никсона до адмирала Артура Рэдфорда, хотели вмешаться военным путем. Джон Фостер Даллес подтолкнул Эйзенхауэра к большей агрессивности. Некоторые критики Айка дома считали, что он смягчается перед лицом коммунистической угрозы. Эйзенхауэр решил не вмешиваться в конфликт в 1954 году.

Всего несколько месяцев назад у нас были и [генерал] Чан [Кай-ши, президент Китайской Республики, который имел], и сильная хорошо оснащенная французская армия для поддержки позиций свободного мира в Юго-Восточной Азии.Французы ушли, и стало еще яснее, чем когда-либо, что мы не можем позволить себе потерю Чанга, если все мы не выберемся полностью из этого уголка земного шара. Для нас это немыслимо - я чувствую, что это должно быть для вас.

Эйзенхауэр - Уинстону Черчиллю, 19 февраля 1955 года

Несмотря на это, Эйзенхауэр не хотел казаться равнодушным к коммунистической угрозе в Азии. Буквально через день после того, как сообщил Совету национальной безопасности, что «нет никакой возможности одностороннего вмешательства США в Индокитае», Эйзенхауэр 7 апреля 1954 года вошел в Зал переговоров для индейцев в Старом административном здании для своей обычной еженедельной пресс-конференции.В некоторых из своих самых известных слов он утверждал, что теория домино жизнеспособна. Во Вьетнаме, сказал он, «у вас есть более широкие соображения, которые могут следовать за тем, что вы бы назвали принципом« падающего домино ». У вас установлен ряд домино, вы сбиваете первое, и что случится с последним, так это уверенность в том, что он перевернется очень быстро. Таким образом, вы можете начать распад, который окажет самое глубокое влияние ». Далее он сказал, что «потеря Индокитая, Бирмы, Таиланда, полуострова и Индонезии… теперь вы действительно говорите о миллионах, миллионах и миллионах людей.Он мрачно заключил: «Возможные последствия потери для свободного мира просто неисчислимы».

Серия из 8 частей о войне во Вьетнаме, выпущенная Центром Миллера

Что это значило для политики США в Азии? Эйзенхауэр избежал прямого военного вмешательства в Индокитай в 1954 году, и французы потерпели поражение от коммунистических сил в северном Вьетнаме. Но Айк был полон решимости не допустить еще одного такого фиаско. После раздела Вьетнама на коммунистический Север и прозападный Юг Эйзенхауэр решил вложить огромные суммы денег и престиж в превращение Южного Вьетнама в витрину новой «свободной Азии».«Тратить миллиарды долларов, отправлять военных советников, поддерживать все более жестокую тактику южновьетнамского режима Нго Динь Зием - все эти усилия помогут создать проамериканский бастион в Юго-Восточной Азии и остановить коммунизм. Однако его преемникам пришлось принять ужасное решение, когда Южный Вьетнам столкнулся с новой войной с коммунистическими силами.

Айку удалось избежать американской войны во Вьетнаме за два срока. Но он вложил так много американского престижа и усилий в успех Южного Вьетнама, что к концу 1950-х годов Америка глубоко погрузилась в его судьбу.Эйзенхауэр создал американский Вьетнам, и его преемники вели ожесточенную - и потерпевшую неудачу - войну, чтобы сохранить его.

Почему США вступили в войну во Вьетнаме

Это эссе основано на презентации в Институте истории мясников для учителей по телефону Почему Америка идет на войну? , 25-26 марта 2017 г., спонсируется Исследовательским институтом внешней политики, Музеем Первого отдела в Кантиньи и Карфагенским колледжем.

Почему США начали войну во Вьетнаме? Историки продолжают спорить об этом. Одна из основных причин, по которой он остается источником споров, заключается в том, что трудно сказать, когда на самом деле началась война в США. Должны ли мы проследить это до 1940-х годов, когда президент Гарри Трумэн разрешил США финансовую поддержку французской войны в Индокитае? Началось ли это в 1950-х годах, когда Женевские соглашения разделили Вьетнам на две части, и президент Дуайт Эйзенхауэр предложил помощь США, чтобы помочь создать некоммунистическую нацию в южной половине, чтобы противостоять коммунистическому северу? «Теория домино» Эйзенхауэра, идея о том, что если одна страна в Юго-Восточной Азии падет перед коммунистами, падет весь регион, а волновые эффекты будут ощущаться во всем Азиатско-Тихоокеанском мире, повлияли не только на его мысли об У.С. отношения с регионом, но политика его преемников, Джона Ф. Кеннеди и Линдона Б. Джонсона. Кеннеди утверждал, что американцы «заплатят любую цену, несут любое бремя», чтобы поддержать построение демократического государства как способ противостоять коммунистическим достижениям в Азии. Во время президентства Джонсона США усилили войну во Вьетнаме, начиная с резолюции по Тонкинскому заливу, в которой Конгресс разрешил Джонсону использовать военную силу без объявления войны. В марте 1965 года морские пехотинцы США высадились в Дананге.

Вместо того, чтобы определять одну отправную точку, правильнее понимать вмешательство США во Вьетнам как постепенный процесс. Это включало экономическую помощь, политических и военных советников и боевых действий. Все ключевые моменты в этом процессе возникли из разных контекстов и мышления разных игроков, но их объединяли три нити: коммунизм, холодная война и доверие. Для понимания роли коммунизма необходимо поместить Вьетнам в региональный контекст и изучить озабоченность Юго-Восточной Азии коммунизмом.Региональный подход к войне во Вьетнаме важен, потому что отношения между США и Вьетнамом и война во Вьетнаме не возникли в вакууме. Глобальный контекст также важен, потому что напряженность времен холодной войны между США, Советским Союзом и Китаем также повлияла на события, связанные с войной во Вьетнаме. В то же время, когда мы должны расследовать действия Вьетнама и Юго-Восточной Азии в отношении конфликта, мы также должны признать важность соперничества сверхдержав времен холодной войны и принятия решений для ее развития.Опасения по поводу правдоподобия побудили американских политиков направить советников, деньги, материальные средства и войска во Вьетнам, чтобы союзники не потеряли веру в решимость Америки построить глобальный демократический оплот против коммунизма и чтобы противники не услышали, что угрозы звучат пусто.

Контекст деколонизации помогает объяснить региональные взгляды Юго-Восточной Азии на коммунизм. По мере того как местные активисты и политические лидеры основывали новые независимые страны из бывших колониальных империй Европы, США, Советский Союз и Китай видели в этих новых странах потенциальных союзников и надеялись привлечь как можно больше на свои орбиты.Имело значение, установят ли новые страны коммунистические или некоммунистические правительства. История Вьетнама предлагает пример деколонизации в действии. Колония Франции с середины девятнадцатого века, Вьетнам попал под контроль Японии в 1940 году после того, как Франция сдалась Германии во время Второй мировой войны. В сентябре 1945 года Хо Ши Мин, националист, который также был коммунистом с международными связями, который помог создать Коммунистическую партию Франции и провел время в Китае и России в 1920-х годах, объявил о независимости страны после поражения Японии и окончания войны.Вскоре Франция попыталась вернуть себе прежнюю колонию и начала войну с Хо и Вьетмином, движением за независимость Вьетнама. После того, как Вьетминь одержал решающую победу при Дьенбьенфу в мае 1954 года, Франция сдалась, и этим летом Женевские соглашения призвали разделить Вьетнам пополам по семнадцатой параллели.

Другие страны Юго-Восточной Азии также перешли от колониального статуса к независимому в годы после Второй мировой войны, а напряженность и конфликты между коммунистическими и некоммунистическими движениями существовали не только во Вьетнаме, но также в Малайзии, Индонезии и на Филиппинах.Региональные некоммунистические правительства поддерживали Республику Вьетнам, южную половину разделенной страны, полагая, что ее существование является решающим оплотом против распространения коммунизма в Юго-Восточной Азии. В 1954 году Чан Кайши из Тайваня и южнокорейский Сынгман Ри основали Азиатскую народную антикоммунистическую лигу (APACL) в рамках своих усилий по сопротивлению коммунистическим мятежам. Начиная с 1964 года, центральной темой ежегодных встреч организации был Южный Вьетнам и то, как члены APACL могли предложить политическую и военную помощь.На ежегодном собрании 1964 года в Тайбэе делегаты решили открыть специальный офис APACL в Сайгоне, чтобы продемонстрировать поддержку правительства Сайгона. Газеты Бангкока, Куала-Лумпура и Манилы опубликовали передовые статьи в поддержку Южного Вьетнама. На молодежной конференции APACL приняли участие представители США, в том числе Том Чарльз Хьюстон и Дэвид Кин, представляющие организацию «Молодые американцы за свободу» [1].

Президент Филиппин Маркос председательствовал на заседании СЕАТО в 1966 году

Юго-Восточная Азия была настолько важна в умах американских политиков и их союзников, что U.С. вместе с Великобританией, Францией, Австралией, Новой Зеландией, Пакистаном, Филиппинами и Таиландом учредили Организацию договора о Юго-Восточной Азии (СЕАТО) в сентябре 1954 года. Целью СЕАТО было предотвратить распространение коммунизма в регионе, и хотя Южный Вьетнам, Камбоджа и Лаос не могли присоединиться, потому что Женевские соглашения не позволяли им вступать в международные военные союзы, они были включены в качестве протекторатов СЕАТО. Это обозначение послужило оправданием для участия США во Вьетнаме, поскольку члены СЕАТО обязались действовать, чтобы предотвратить распространение коммунизма в Юго-Восточной Азии.[2]

Подобно тому, как региональные опасения по поводу коммунизма повлияли на поддержку Южного Вьетнама, вьетнамский конфликт также сыграл роль в соперничестве сверхдержав времен холодной войны, которое, в свою очередь, повлияло на процесс принятия решений сверхдержавами. Поскольку США, Советский Союз и Китай соперничали за союзы с новыми независимыми странами, Вьетнам стал одним из полигонов, на которых все три страны пытались оставить свой след. США оказали экономическую и военную помощь Южному Вьетнаму, в то время как Советский Союз и Китай предложили аналогичную помощь Северному Вьетнаму.Лидеры Ханоя понимали, что они прошли по канату между двумя спорными благодетелями, поскольку Северный Вьетнам получил значительную поддержку от обеих стран. Северный Вьетнам также извлек выгоду из торговли с Восточной Европой благодаря его включению в сферу Советского Союза. Хотя власти во Вьетнаме пытались заявить о себе и сопротивляться контролю сверхдержав, борьба за власть в период холодной войны между США, Советским Союзом и Китаем сыграла ключевую роль в формировании войны во Вьетнаме [3].

В контексте борьбы за власть в период холодной войны и в контексте У.В попытках добиться расположения союзников в деколонизирующемся мире американцы должны были доказать, что их заявления о сдерживании коммунизма, поддержке некоммунистических правительств и содействии построению демократии заслуживают доверия. Президенты от Трумэна до Джонсона обеспокоены авторитетом Америки. Во время правления Трумэна Государственный департамент выпустил NSC-68, документ, в котором утверждалось, что Советский Союз «воодушевлен новой фанатичной верой» и полон решимости «установить свою абсолютную власть над остальным миром.«[4] Чтобы противостоять советской угрозе, США должны приступить к массовому наращиванию обычных и ядерных вооружений, заявил NSC-68. Президент Эйзенхауэр рассматривал возможность санкционировать военную операцию США, включая возможный ядерный удар, чтобы помочь французам в Дьенбьенфу в мае 1954 года, но Конгресс отказался одобрить использование военной силы, если она не является частью международной коалиции. Госсекретарю Джону Фостеру Даллесу не удалось убедить ни одного крупного союзника США помочь. После того, как в результате Женевских соглашений был создан Южный Вьетнам, Эйзенхауэр предложил У.С. поддерживает новое правительство Нго Динь Зием. Эйзенхауэр считал раздел Вьетнама победой США в контексте холодной войны. Как и Корея, Вьетнам теперь был лишь наполовину коммунистическим, и разделение страны поддерживало баланс сил между двумя сферами [5].

Обеспокоенность президента Кеннеди по поводу авторитета Америки возникла еще в то время, когда он был конгрессменом от Массачусетса. Кеннеди утверждал, что, если США не будут действовать агрессивно для защиты свободных наций, особенно в Азии, Китай придет и станет доминировать в регионе.Тем не менее, он считал, что старые методы европейского империализма, такие как попытка Франции заново колонизировать Вьетнам, ошибочны. Такой подход был бы на руку коммунистам, и в любом случае Кеннеди считал, что США обязаны помогать создавать и поддерживать сильные некоммунистические местные правительства. Его образцом были Филиппины, где полковник Эдвард Лэнсдейл подготовил Рамона Магсайсая к должности президента. В 1956 году Кеннеди объявил: «Вьетнам представляет собой краеугольный камень свободного мира в Юго-Восточной Азии.[6] Эта идеология сформировала его внешнеполитическое мировоззрение как президента, начиная с его инаугурационной речи, в которой он заявил: «Пусть каждая нация знает, желает ли она нам добра или зла, что мы заплатим любую цену, понесем любое бремя, преодолевать любые трудности, поддерживать любого друга, выступать против любого врага, чтобы обеспечить выживание и успех свободы »[7]

Кеннеди использовал риторику идеализма, чтобы попытаться убедить американскую общественность в том, что США несут моральную ответственность за помощь правительствам и политическим движениям, которые пытались противостоять коммунистическим восстаниям.Историки до сих пор спорят о том, что Кеннеди сделал бы в отношении Вьетнама, если бы он жил после ноября 1963 года. Хотя публично он казался твердо приверженным сдерживанию коммунизма в Азии, в частном порядке он выразил сомнение относительно шансов Южного Вьетнама на выживание и того, стоит ли это инвестиций США. Некоторые близкие к Кеннеди и члены его администрации считают, что он бы пошел на эскалацию, как это сделал Джонсон. Другие утверждали, что он бы не пошел на эскалацию. Исследователи риторики, изучавшие речи Кеннеди, утверждали, что то, что Кеннеди на самом деле думал о Вьетнаме, было почти неуместным, потому что его идеологический публичный язык очень затруднил бы для него изменение политики в отношении Вьетнама.[8]

Президент Линдон Б. Джонсон подписывает Постановление №

о «Тонкинском заливе»

Когда Джонсон принес присягу после ужасной смерти Кеннеди, он высказал свои собственные опасения по поводу авторитета Америки. Джонсон приписывал теорию домино и считал, что Южный Вьетнам стал жертвой коммунистической агрессии со стороны Северного Вьетнама. Если США не вмешаются и не помогут Южному Вьетнаму, они станут сигналом для остальной части Юго-Восточной Азии и всего мира, что США.С. на самом деле не был приверженцем сдерживания коммунизма. Проблема для Джонсона заключалась в том, что в глубине души он не обязательно хотел задействовать американские войска в борьбе. Он считал, что южновьетнамцы должны бороться за себя с помощью и советами Америки. Однако публично он и члены его администрации, особенно министр обороны Роберт Макнамара, подчеркивали стратегическое значение Южного Вьетнама. Макнамара указал на центральное положение Юго-Восточной Азии между Индией и Австралией, Новой Зеландией и Филиппинами как свидетельство значимости региона.Макнамара утверждал, что победа в войне в Ханое значительно приблизит Вьетнам к контролю Китая, и тогда вся Юго-Восточная Азия окажется в опасности. «Чтобы защитить Юго-Восточную Азию, - утверждал Макнамара, - мы должны ответить на вызов в Южном Вьетнаме». Этот регион имел значение для США, потому что «в руках коммунистов этот регион представлял бы самую серьезную угрозу безопасности Соединенных Штатов и семье наций свободного мира». Вьетнам стал для Америки испытанием, чтобы доказать, что она может противостоять глобальному вызову коммунистических освободительных войн.[9]

Беспокойство Джонсона по поводу авторитета США в сочетании с политической нестабильностью в Сайгоне, сопротивлением Китая переговорам и отказом Ханоя вывести войска из Южного Вьетнама и прекратить помощь Фронту национального освобождения привели его к усилению военного присутствия США во Вьетнаме с 1964 по 1967 год. Избрание Нгуена Ван Тхиеу президентом Южного Вьетнама в 1967 году принесло надежду на стабильность, но 1968 год начался с наступления Тет, которое настроило американцев против войны и повлияло на решение Джонсона не добиваться переизбрания.Его преемник Ричард Никсон вступил на пост президента в мире, который выглядел совсем иначе, чем в 1964 году. Американцы, представители самых разных политических кругов, выступали против войны во Вьетнаме, США и Советский Союз вступили в период разрядки, и визит Никсона в Китай начался. новая эра в китайско-американских отношениях. Из-за меняющихся условий контекста, окружающего Вьетнам, то, что там произошло, казалось США менее стратегически важным, чем это казалось в 1954 или 1965 году. Кроме того, Никсон был более прагматичным, чем идеалистическим в своем внешнеполитическом мировоззрении.Он считал, что США должны отбросить идеологические разногласия, чтобы строить союзы, если они отвечают интересам Америки.

Решение Америки начать войну во Вьетнаме не имело отношения к Перл-Харбору или Францу Фердинанду. Вмешательство США было постепенным процессом, который включал экономическую помощь, дипломатию, политику, президентских личностей и военную силу. Региональные союзы в Юго-Восточной Азии и напряженность в отношениях сверхдержав между США, Китаем и Советским Союзом определяют международный контекст войны.Стремление американских политиков доказать, что США на самом деле намерены остановить распространение коммунизма, сформировало идеологическую основу подхода Америки к Вьетнаму на протяжении четырех президентских периодов. Историки могут никогда не прийти к единому мнению о том, когда на самом деле началась война, но все эти факторы повлияли на решение политиков США вмешаться.

Рекомендуемая дополнительная литература

Асселин, Пьер. Ханойская дорога к войне во Вьетнаме, 1954–1965 годы .Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press, 2015.

Чепмен, Джессика. Котел сопротивления: Нго Динь Зьем, США и Южный Вьетнам 1950-х годов . Итака, Нью-Йорк: Издательство Корнельского университета, 2013.

.

Гоща, Кристофер. Вьетнам: новая история . Нью-Йорк: Basic Books, 2016.

Селедка, Джордж. Самая длинная война Америки: Соединенные Штаты и Вьетнам, 1965-1975 гг. . Нью-Йорк: Макгроу-Хилл, 2001.

.

Лоуренс, Марк Этвуд. Принятие на себя бремени: Европа и американская приверженность войне во Вьетнаме . Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press, 2007.

Линд, Майкл. Вьетнам, Необходимая война: переосмысление самого катастрофического военного конфликта Америки . Нью-Йорк: Free Press, 2002.

.

Логевалл, Фредрик. Выбор войны: упущенный шанс на мир и эскалация войны во Вьетнаме . Беркли, Калифорния: Калифорнийский университет Press, 2001.

Миллер, Эдвард. Мезальянс: Нго Динь Зием, Соединенные Штаты и судьба Южного Вьетнама . Кембридж, Массачусетс: Издательство Гарвардского университета, 2013.

Нгуен, Лиен-Ханг Т. Ханойская война: международная история войны за мир во Вьетнаме . Чапел-Хилл, Северная Каролина: University of North Carolina Press, 2013.

Уист, Эндрю. Возвращение к триумфу: историческая битва за войну во Вьетнаме. Лондон: Рутледж, 2010.


[1] Ту Хоанг Нам Хунг, Хой Хонг Хок Вьетнам, Кинь Гой: Тху Туонг Чан-Фу Вьетнам Конг Хоа, 7 декабря 1964 года; Хой-Нги Лиен Минь А - Чау Чонг Конг; Хоат-Донг Тхань-Ниен.Ho so so: 29878, Cac ky hoi nghi cua Lien Minh A Chau chong cong tai Dai Bac, Dai Han, Philippin nam 1964-67. Вьетнамский национальный архив II.

[2] «Организация Договора о Юго-Восточной Азии (SEATO), 1954,» Milestones: 1953-1960, Офис историка, Бюро по связям с общественностью, Государственный департамент США. https://history.state.gov/milestones/1953-1960/seato. По состоянию на 20 марта 2017 г.

[3] Пьер Асселен, Ханойская дорога к войне во Вьетнаме, 1954-1965 гг. (Беркли, Калифорния: University of California Press, 2013) 228-229.

[4] «NSC-68, 1950», вехи: 1945–1952, Офис историка, Бюро по связям с общественностью, Государственный департамент США. https://history.state.gov/milestones/1945-1952/NSC68. По состоянию на 20 марта 2017 г.

[5] «Дуайт Д. Эйзенхауэр: международные отношения», Миллер-центр, Университет Вирджинии. https://millercenter.org/president/eisenhower/foreign-affairs. По состоянию на 20 марта 2017 г.

[6] «Выступление сенатора Джона Ф. Кеннеди на конференции по Вьетнамскому завтраку в отеле Willard, Вашингтон, округ Колумбия.C., 1 июня 1956 г. »,« Речи Джона Ф. Кеннеди », Президентская библиотека и музей Джона Ф. Кеннеди. https://www.jfklibrary.org/Research/Research-Aids/JFK-Speeches/Vietnam-Conference-Washington-DC_19560601.aspx. По состоянию на 20 марта 2017 г.

[7] «Инаугурационная речь президента Джона Ф. Кеннеди, Вашингтон, округ Колумбия, 20 января 1961 года», цитаты Джона Ф. Кеннеди, Президентская библиотека и музей Джона Ф. Кеннеди, https://www.jfklibrary.org/Research/ Research-Aids / Ready-Reference / JFK-Quotations / Inaugural-Address.aspx. По состоянию на 20 марта 2017 г.

[8] Дениз Бостдорф и Стивен Голдзвиг, «Идеализм и прагматизм в американской внешнеполитической риторике: пример Джона Ф. Кеннеди и Вьетнам», Presidential Studies Quarterly, Summer 1994, Vol. 24, No. 3, pp. 515-530.

[9] Пэт Проктор, Сдерживание и достоверность: идеология и обман, которые втянули Америку во вьетнамскую войну (Нью-Йорк: Carrel Books, 2016) стр. 221-305.

.