Содержание

Гражданская война в Афганистане — это… Что такое Гражданская война в Афганистане?

Гражданская война в Афганистане
Гражданская война в Афганистане

Английские и американские солдаты в Афганистане. 2006

Гражданская война в Афганистане — серия вооружённых конфликтов за политическую власть в Афганистане. Традиционно в историографии подразделяется на следующие этапы:

  • Гражданская война в Афганистане (1978—1979), в ходе которой пришедшему к власти в результате Апрельской революции коммунистическому правительству противостояли группировки оппозиции.
  • Афганская война (1979—1989), продолжение предшествующего этапа, ознаменованное присутствием в стране контингента советских войск, введённого для поддержки просоветского режима, и широкой интернационализацией конфликта; помощь оппозиции оказывали США, Пакистан и ряд других государств.
  • Гражданская война в Афганистане (1989—1992), третий этап военных действий, после вывода советских войск правительственная армия при материальной поддержке СССР и при участии советских военных советников сражалась против вооружённой оппозиции, также по-прежнему поддерживаемой из-за рубежа.
  • Гражданская война в Афганистане (1992—2001), конфликт между победившими в результате третьего этапа войны группировками оппозиции. Обычно выделяют два этапа этого конфликта: сперва между полевыми командирами, потом между коалицией полевых командиров, носившей название Северный альянс и движением религиозных фундаменталистов, известным как Талибан.
  • Война в Афганистане (с 2001) — военные действия Международных сил содействия безопасности (ISAF) при поддержке Северного альянса против Талибана, обвинённого по результатам расследования терактов 11 сентября 2001 года в укрывательстве террористов и пособничестве распространению фундаментализма. Талибан перешёл к партизанской войне, с переменным успехом продолжающейся по сей день.

Примечания

Ссылки

Категории:
  • История Афганистана
  • Гражданские войны

Wikimedia Foundation. 2010.

  • Медоборы
  • Файнберг, Владимир Львович

Полезное


Смотреть что такое «Гражданская война в Афганистане» в других словарях:

  • Гражданская война в Афганистане (1992—2001) — У этого термина существуют и другие значения, см. Война в Афганистане. Эту статью предлагается разделить на Гражданская война в Афганистане (1992 1996) и Гражданская война в Афганистане (1996 2001). Пояснение причин и обсуждение на странице… …   Википедия

  • Гражданская война в Афганистане (1989—1992) — У этого термина существуют и другие значения, см. Война в Афганистане. Гражданская война в Афганистане (1989 1992) Гражданская война в Афганистане Дата 1989 1992 гг …   Википедия

  • Война в Афганистане (2001 — настоящее время) — Война НАТО в Афганистане Война против терроризма, гражданская война в Афганистане Британские и американские солдаты в провинции Гильменд. 2006 Дата …   Википедия

  • Война в Афганистане 2001 — Война НАТО в Афганистане Война против терроризма, гражданская война в Афганистане Британские и американские солдаты в провинции Гильменд. 2006 Дата …   Википедия

  • Война в Афганистане 2002 — Война НАТО в Афганистане Война против терроризма, гражданская война в Афганистане Британские и американские солдаты в провинции Гильменд. 2006 Дата …   Википедия

  • Война в Афганистане — Англо афганские войны: Первая англо афганская война (1839 1842) Вторая англо афганская война (1878 1881) Третья англо афганская война (1919) Гражданская война в Афганистане: Афганский поход Красной Армии (1929) Афганская война (1979 1989) … …   Википедия

  • Война в Афганистане (1979—1989) — Афганская война (1979 1989) Холодная война Гражданская война в Афганистане Начало вывода советских войск, 1988 г. Фото Михаила Евстафьева Дата …   Википедия

  • Война в Афганистане 1979—1989 — Афганская война (1979 1989) Холодная война Гражданская война в Афганистане Начало вывода советских войск, 1988 г. Фото Михаила Евстафьева Дата …   Википедия

  • Война в Афганистане (с 2001) — У этого термина существуют и другие значения, см. Война в Афганистане. Война НАТО в Афганистане Война против терроризма, Гражданская война в Афганистане …   Википедия

  • Гражданская война — Марка СССР, посвящённая гражданской войне Гражданская война  крупномасштабное вооруженное противостояние между организованными группами внутри государства …   Википедия

Афганская война по Клаузевицу — Ведомости

У французов есть афоризм: «Нельзя дважды убить одну лань». В каком-то смысле американцы сейчас оказались в таком положении. О завершении военной кампании против талибов (движение «Талибан» запрещено в РФ) несколько раз объявляли президенты Джордж Буш-младший и Барак Обама: последний раз Белый дом протрубил о победе в 2014 г., уменьшив формат своей миссии в Афганистане. Но оказалось, что талибы всего через семь лет после «победы» вернули себе контроль над большей частью Афганистана. У американцев два выхода: отступить (что выглядит как поражение) или попытаться еще раз разгромить талибов.

Могут ли в Белом доме решиться на еще одну афганскую войну? Теоретически – да. Однако перспектив выиграть эту войну у США нет.

Еще в эпоху наполеоновских войн немецкий стратег Карл фон Клаузевиц вывел базовую формулу: «Война есть продолжение политики другими средствами». Военная победа – не просто разгром врага на поле боя, а капитализация военных успехов в желаемый политический результат.  Для достижения победы в войне Клаузевиц выделял три компонента: политическая цель (Zweck), цель военных действий (Ziel) и военный инструмент (Mittel). Все войны Клаузевиц делил на тотальные и ограниченные: цель первых – уничтожить противника, цель вторых – принудить его к компромиссу на определенных условиях. 

С политической целью в Афганистане у американцев неопределенность: им нечего предложить афганскому народу. Реставрировать власть президента Ашрафа Гани? События нынешнего года доказали, что афганцы не приняли режим Гани: даже армия, воспитанная американцами, отказалась его защищать.

Посадить в Кабуле новое «обозное правительство»? Оно будет популярно еще меньше, чем правительство Гани, который пришел к власти в результате хоть каких-то выборов.

Посадить таджикское правительство? Но это значит усилить позиции Таджикистана и России, в то время как талибы опять растворятся в «Пуштунистане», выдав себя за защитника интересов пуштунов. 

Свой шанс на политическое урегулирование США, полагаю, упустили на Боннской конференции в декабре 2001 г. Администрация Буша-младшего могла бы принять вариант реставрации монархии Захир-шаха. Тогда ситуация могла бы пойти по камбоджийскому варианту: легитимное правительство, которое шаг за шагом восстанавливает государственность при поддержке ООН. Народы Афганистана строили бы отношения с законным эмиром, а не с привезенным извне правительством. Но этот поезд ушел.

Цель военных действий понятна еще меньше. Немецкий стратег учил: военные действия ведутся не ради взятия какого-то географического пункта, а ради разгрома армии противника или возбуждения восстания у него в тылу. Разбить талибов и ликвидировать их как политический субъект американцы не смогли за 20 лет: трудно поверить, что они смогут это сделать на 21-й год.

Можно, конечно, попробовать отбить Кабул и вернуть какого-то президента под охраной иностранной гвардии. Но это только приведет к повторению нынешней ситуации через два-три года, когда талибы перегруппируют силы. Что касается «принуждения к миру», т. е. ограниченной войны, то она бессмысленна. Талибы готовы к переговорам и без нее, а вот после нанесения авиаударов мосты к дипломатии могут быть сожжены.

С военным инструментом тоже сложно. Война не выигрывается одними бомбардировками: необходимо, чтобы на территорию противника пришел солдат-победитель. Бесконечно бить крылатыми ракетами по «шатрам» слишком дорого и неэффективно. Пехоты Северного альянса у американцев, как осенью 2001 г., сегодня нет ввиду отсутствия самого альянса. Собственная наземная операция потребует больших человеческих потерь при неясных результатах, к чему американское общество сегодня не готово.

Исключать, что администрация Байдена сгоряча ударит по Афганистану, нельзя. Но эти удары не приведут США к победе в войне ввиду отсутствия представлений и о победе, и о средствах ее достижения. Американцы повторили в Афганистане ошибки Британской империи, трижды проигравшей англо-афганские войны. И главная причина была не военная, а политическая: афганский народ так и не принял навязанную ему администрацию, а американцы, как в прошлом англичане, не убедили афганцев ее принять.

возможные причины, ход войны, итоги, последствия. Краткая история Афганской войны (1979-1989)

Последнее советское десятилетие ознаменовала Афганская война (1979-1989). Ход войны, кратко говоря, сегодня известен далеко не каждому жителю России и других стран бывшего СССР. В 90-е годы из-за бурных реформ и экономических кризисов афганская кампания была почти вытеснена из общественного сознания. Но сегодня, когда проведена большая работа историков и исследователей, исчезли все идеологические клише, появилась хорошая возможность беспристрастно взглянуть на события тех лет.

Предпосылки

В России и на всем постсоветском пространстве Афганская война, кратко говоря, ассоциируется с десятилетним периодом (1979-1989 гг.), когда в этой стране присутствовали вооруженные силы СССР. Фактически это была только одна часть длительного гражданского конфликта. Предпосылки для его возникновения появились в 1973 году, когда в Афганистане была свергнута монархия. К власти пришел недолговечный режим Мухаммеда Дауда. Он прекратил свое существование в 1978 году, когда произошла Саурская (апрельская) революция. После нее править страной начала Народно-демократическая партия Афганистана (НДПА), которая провозгласила Демократическую Республику Афганистан (ДРА).

Организация была марксистской, что роднило ее с Советским Союзом. Левая идеология стала главенствующей в Афганистане. Так же, как и в СССР, там начали строить социализм. Однако к 1978 году страна уже существовала в условиях непрекращающегося хаоса. Две революции, гражданская война – все это уничтожило стабильность в регионе.

Социалистическому правительству противостояли разные силы, но в первую очередь – радикальные исламисты. Они считали членов НДПА врагами всего афганского народа и ислама. По сути, новому политическому режиму была объявлена священная война (джихад). Для борьбы с неверными были созданы отряды моджахедов. Именно с ними и сражалась советская армия, для которой скоро началась Афганская война. Кратко успех моджахедов можно объяснить их умелой пропагандистской работой в стране. Для исламистских агитаторов задача облегчалась тем, что абсолютное большинство населения Афганистана (около 90%) было неграмотным. В государстве за пределами больших городов царили родоплеменные порядки с крайне патриархальными взглядами на мир. Религия в таком обществе, безусловно, играла значительную роль. Таковы были причины Афганской войны. Кратко они были описаны в официозных советских газетах как оказание интернациональной помощи дружественному народу соседней страны.

Просьбы НДПА о советском вмешательстве

Не успела НДПА прийти к власти в Кабуле, как в остальных провинциях страны начались вооруженные мятежи, подогреваемые исламистами. Афганское руководство начало терять контроль над ситуацией. В этих условиях в марте 1979 года оно впервые обратилось с просьбой о помощи в Москву. В дальнейшем такие послания повторялись еще несколько раз. Ждать помощи марксисткой партии, окруженной националистами и исламистами, было больше неоткуда.

Впервые вопрос о предоставлении помощи кабульским «товарищам» был рассмотрен в Кремле 19 марта 1979 года. Тогда Брежнев выступил против вооруженного вмешательства. Однако время шло, а ситуация у границ СССР становилась все хуже. Постепенно члены политбюро и другие высшие государственные функционеры поменяли свое мнение. Например, министр обороны Дмитрий Устинов считал, что Афганская война, кратко говоря, может стать причиной опасности для советских границ.

В сентябре 1979 года в Афганистане произошел очередной переворот. На этот раз поменялось руководство в правящей партии НДПА. Главой партии и государства стал Хафизулла Амин. По линии КГБ в советское политбюро стали поступать сообщения о том, что он является агентом ЦРУ. Эти донесения еще больше склонили Кремль к военному вмешательству. Тогда же началась подготовка к свержению Амина. По предложению Юрия Андропова было решено поставить на его место лояльного Советскому Союзу Бабрака Кармаля. Этот член НДПА был сначала важным человеком в Революционном совете. В ходе партийных чисток его сначала отправили послом в Чехословакию, а затем объявили предателем и заговорщиком. Кармаль, находившийся в тот момент в эмиграции, так и остался за границей. При этом он перебрался в СССР, став фигурой, на которую поставило советское руководство.

Принятие решения о вводе войск

12 декабря 1979 года стало окончательно ясно, что для СССР начнется собственная Афганская война. Кратко обсудив последние оговорки в документах, в Кремле одобрили операцию по свержению Амина.

Конечно, едва ли кто-то в Москве тогда осознавал, насколько затянется эта военная кампания. Но с самого начала у решения ввести войска были и противники. Во-первых, не хотел этого начальник Генштаба Николай Огарков. Во-вторых, не поддержал решение Политбюро Алексей Косыгин. Эта его позиция стала дополнительным и решающим поводом для окончательного разрыва с Леонидом Брежневым и его сторонниками.

Непосредственные мероприятия по подготовке к переброске советской армии в Афганистан начались на следующий день, 13 декабря. Советские спецслужбы попытались организовать покушение на Хафиззулу Амина, однако первый блин вышел комом. Операция повисла на волоске. Тем не менее подготовка продолжалась.

Штурм дворца Амина

Ввод войск начался 25 декабря. Еще через два дня Амин, находясь в своем дворце, почувствовал себя плохо и потерял сознание. То же самое случилось с некоторыми его приближенными. Причиной этому послужило отравление, которое организовали советские агенты, устроившиеся в резиденцию поварами. Амину оказали медицинскую помощь, но охрана почувствовала неладное.

В семь часов вечера неподалеку от дворца советская диверсионная группа заглохла на своей машине, остановившейся около люка, который вел в распределительный узел всех кабульских коммуникаций. Туда благополучно была опущена мина, и через несколько минут прогремел взрыв. Кабул остался без электричества.

Так началась Афганская война (1979-1989). Кратко оценив ситуацию, командующий операцией полковник Бояринцев распорядился приступить к штурму дворца Амина. Сам афганский лидер, узнав о нападении неизвестных военных, потребовал у своих приближенных попросить помощи у Советского Союза (формально власти двух стран продолжали оставаться дружественными друг к другу). Когда Амину доложили, что у его ворот спецназ СССР, он не поверил. Точно неизвестно, при каких обстоятельствах погиб глава НДПА. Большинство очевидцев позже утверждало, что Амин покончил жизнь самоубийством еще до того, как в его апартаментах появились советские военнослужащие.

Так или иначе, но операция была успешно проведена. Был захвачен не только дворец, но и весь Кабул. В ночь на 28 декабря в столицу прибыл Кармаль, который и был объявлен главой государства. Силы СССР потеряли 20 человек (среди них были десантники и спецназовцы). Погиб и командующий штурмом Григорий Бояринцев. В 1980 году он был посмертно приставлен к званию Героя Советского Союза.

Хронология конфликта

Согласно характеру боев и стратегическим задачам, краткая история Афганской войны (1979-1989) может быть разделена на четыре периода. Зимой 1979-1980 гг. состоялся ввод советских войск в страну. Военнослужащие были отправлены по гарнизонам и важным инфраструктурным объектам.

Второй период (1980-1985) был самым активным. Боевые действия велись по всей стране. Они носили наступательный характер. Уничтожались моджахеды, и улучшалась армия Демократической Республики Афганистан.

Третий период (1985-1987) характеризуется операциями советской авиации и артиллерии. Мероприятия с применением наземных войск осуществлялись все реже, пока наконец не сошли на нет.

Четвертый период (1987-1989) стал последним. Советские войска готовились к выводу. При этом гражданская война в стране продолжалась. Исламисты так и не были окончательно побеждены. Вывод войск был вызван экономическим кризисом в СССР и переменой в политическом курсе.

Продолжение войны

Когда Советский Союз только вводил свои войска в Афганистан, руководство страны аргументировало свое решение тем, что оно лишь оказывало помощь, согласно многочисленным просьбам афганского правительства. По свежим следам в конце 1979 года был созван Совет Безопасности ООН. На нем была представлена антисоветская резолюция, подготовленная США. Документ не был поддержан.

Американская сторона, хотя и не принимала фактического участия в конфликте, активно финансировала моджахедов. У исламистов было оружие, закупленное на Западе. Таким образом, фактически холодное противостояние между двумя политическими системами получило новый фронт, которым стала Афганская война. Ход войны кратко освещался во всех мировых СМИ.

ЦРУ организовало на территории соседнего Пакистана несколько тренировочных и учебных лагерей, в которых проходили подготовку афганские моджахеды (душманы). Исламисты, помимо американского финансирования, получали деньги за счет наркоторговли. В 80-е эта страна стала мировым лидером по производству героина и опиума. Часто целью советских операций было именно уничтожение этих производств.

Причины Афганской войны (1979-1989), кратко говоря, отправили на противостояние огромную массу населения, никогда до этого не державшего в руках оружие. Вербовкой в ряды душманов руководила широкая агентурная сеть по всей стране. Преимуществом моджахедов было отсутствие у них определенного центра. На протяжении всего вооруженного конфликта это была совокупность из многочисленных разнородных групп. Управляли ими полевые командиры, однако никакого «главаря» среди них не было.

Низкую эффективность партизанских операций в полной мере показала Афганская война (1979-1989). Кратко итоги многих советских наступлений упоминались в СМИ. Многие рейды сводились на нет эффективной пропагандистской работой противника среди местного населения. Для афганского большинства (особенно в глубоких провинциях с патриархальным укладом) советские военнослужащие всегда были оккупантами. Никакой симпатии к социалистической идеологии простолюдины не испытывали.

«Политика национального примирения»

В 1987 году началось осуществление «политики национального примирения». На своем пленуме НДПА отказалась от монопольного права на власть. Появился закон, который разрешал оппонентам власти создавать собственные партии. В стране появилась новая Конституция и новый президент Мухаммед Наджибулла. Все эти меры предпринимались для того, чтобы прекратить войну методом компромисса и уступок.

Одновременно с этим советское руководство во главе с Михаилом Горбачевым взяло курс на уменьшение собственных вооружений, что означало вывод войск из соседней страны. Афганская война (1979-1989), кратко говоря, не могла вестись в условиях экономического кризиса, начавшегося в СССР. Кроме того, уже на последнем дыхании была холодная война. СССР и США начали договариваться между собой посредством подписания многочисленных документов о разоружении и прекращении эскалации конфликта между двумя политическими системами.

Вывод советских войск

Впервые Михаил Горбачев заявил о предстоящем выводе советских войск в декабре 1987 года, находясь с официальным визитом в США. Вскоре после этого советская, американская и афганская делегации сели за стол переговоров в швейцарской Женеве. 14 апреля 1988 года по итогам их работы были подписаны программные документы. Так подходила к концу история Афганской войны. Кратко можно сказать, что согласно женевским договоренностям, советское руководство обещало вывести свои войска, а американское – прекратить финансирование противников НДПА.

Половина военного контингента СССР покинула страну уже в августе 1988 года. Летом были оставлены важные гарнизоны в Кандагаре, Градезе, Файзабаде, Кунддузе и других городах и поселениях. Последним советским военнослужащим, покинувшим Афганистан 15 февраля 1989 года, стал генерал-лейтенант Борис Громов. Весь мир облетели кадры того, как военные переходили и переезжали Мост Дружбы через пограничную реку Амударью.

Потери

Многие события советских лет подвергались однобокой коммунистической оценке. Была среди них и история Афганской войны. Кратко появлялись сухие сводки в газетах, а телевидение рассказывало о неизменных успехах воинов-интернационалистов. Однако вплоть до начала Перестройки и объявления политики гласности власти СССР старались умолчать об истинном масштабе своих безвозвратных потерь. Цинковые гробы с призывниками и рядовыми возвращались в Советский Союз полутайно. Солдат хоронили без огласки, а на памятниках долгое время не было упоминаний о месте и причине гибели. В народе появился устойчивый образ «груза 200».

Только в 1989 году в газете «Правда» были опубликованы реальные данные о потерях – 13,835 человек. К концу XX столетия эта цифра дошла до 15 тысяч, так как многие военнослужащие умирали уже на родине на протяжении нескольких лет из-за ранений и полученных болезней. Таковы были настоящие последствия Афганской войны. Кратко упоминая о своих потерях, советская власть только больше усиливала конфликт с обществом. К концу 80-х годов требование вывести войска из соседней страны стало одним из главных лозунгов Перестройки. Еще раньше (при Брежневе) за это выступали диссиденты. Так, например, в 1980 году знаменитый академик Андрей Сахаров за свою критику «решения афганского вопроса» был выслан в ссылку в Горький.

Итоги

Каковы же итоги Афганской войны? Кратко говоря, советское вмешательство продлило жизнь НДПА ровно на тот период, на который в стране оставались войска СССР. После их вывода режим постигла агония. Моджахедские группировки быстро восстановили собственный контроль над Афганистаном. Исламисты появились даже у границ СССР. Советским пограничникам приходилось терпеть обстрелы противника уже после того, как войска покинули страну.

Статус-кво был нарушен. В апреле 1992 года Демократическая Республика Афганистан была окончательно ликвидирована исламистами. В стране начался полноценный хаос. Ее разделили многочисленные группировки. Война всех против всех там продолжалась вплоть то вторжения войск НАТО в начале XXI века. В 90-е годы в стране появилось движение «Талибан», которое стало одной из ведущих сил современного мирового терроризма.

В массовом постсоветском сознании одним из важнейших символов 80-х годов стала именно Афганская война. Кратко для школы о ней сегодня рассказывают в учебниках по истории для 9 и 11 класса. Войне посвящены многочисленные произведения искусства – песни, фильмы, книги. Оценка ее итогов разнится, хотя в конце существования СССР большинство населения, согласно социологическим опросам, выступало за вывод войск и прекращение бессмысленной войны.

35 лет назад началась советская военная операция в Афганистане

25 декабря 1979 года в Афганистан вошли первые части Советской армии. Так началась почти десятилетняя история военного присутствия СССР в этой стране. Добиться военного успеха не удалось: война была непопулярной, а среди руководства не было единства. Советский Союз вместо безопасности южных рубежей получил аналог американского Вьетнама.

Афганистан еще с середины XIX века стал очень важной для Российской империи страной. Страна оказалась «между молотом и наковальней» — присоединившей Среднюю Азию Россией и Великобританией, боявшейся за безопасность Индии, «жемчужины в короне» своих колониальных владений.

Правда, Афганистан в итоге отстоял свою независимость, добившись ее признания со стороны Петербурга и Лондона.

После революции 1917 года Афганистан стал одной из важнейших стран для внешней политики нового государства. В 1919 году Москва и Кабул договорились о взаимопризнании. Отношения между ними строились на подчеркнутом равноправии сторон. Советский Союз активно помогал правительству Мухаммеда Захир-шаха, даже несмотря на то, что Афганистан оставался королевством.

В среднеазиатской стране возникла своя просоветская организация — Народно-демократическая партия Афганистана (НДПА). В 1960-е годы это была немногочисленная организация, преимущественно объединявшая левую интеллигенцию и, в силу своей маргинальности, не имевшая отношения к государственному перевороту, который произошел летом 1973 года.

Тогда Мохаммед Дауд, родственник Захир-шаха, обвинил последнего в узурпации и провозгласил республику. В ней позиции местных коммунистов усилились — притом что они разделились на радикальную фракцию «Халк» («Народ») и умеренную «Парчам» («Знамя»). К тому же уже через несколько лет экономика Афганистана начала коллапсировать. Массовой стала эмиграция в соседние Иран и Пакистан.

В апреле 1978 года убийство журналиста — редактора газеты НДПА привело к вооруженному перевороту, получившему название Апрельской революции.

К власти пришли сторонники парчамистов во главе с Нурмухаммедом Тараки, который провозгласил Демократическую Республику Афганистан.

Однако революция вместо установления жесткого просоветского режима привела к хаосу. Тараки начал программу не вполне продуманных реформ: в первую очередь они коснулись национализации земли и списания задолженностей. Помимо крупных латифундистов под конфискации угодий попали и середняки, что не могло вызвать положительных эмоций в деревне.

Форсированная модернизация, в частности насаждение грамотности, введение регулирующих браки законов, также вызвала недовольство консервативного большинства.

Меры по ограничению роли ислама в обществе закономерно привели к росту экстремистских настроений. Базой для деятельности исламистских отрядов стала Северо-Западная пограничная провинция Пакистана, где также жили пуштуны, а граница между ней и Афганистаном была формальной. К весне 1979 года ситуация в стране обострилась.

Глава Национального фронта спасения Афганистана Себгатулла Моджадедди объявил фетву о «джихаде» против Демократической республики. Повстанцы контролировали ряд провинций страны.

В сентябре судьба Тараки была решена: его премьер-министр Хафизулла Амин сначала обвинил президента во всех смертных грехах, а потом отдал указание убить его. 9 октября Тараки был задушен подушками. Положение Амина было шатким: с одной стороны, в стране уже шла гражданская война, с другой — он не мог полностью опереться даже на Народно-демократическую партию.

Амин прибег к лавированию, но это ничем не кончилось — возникла угроза десоветизации Афганистана.

Для Советского Союза это было неприемлемо по двум причинам.

Геополитически появление исламистского Афганистана неминуемо означало постоянную напряженность на границе с Узбекистаном и Таджикистаном. Тем более что население севера Афганистана составляли узбеки и таджики.

Кроме того, в Москве тогда если не декларировали, то разделяли сформулированную еще в августе 1968 года «доктрину Брежнева»: вошедшие в советскую сферу влияния государства имеют лишь ограниченный суверенитет.

По некоторым свидетельствам, о возможном вводе войск заговорили еще весной 1979 года, когда в Герате произошло антикоммунистическое восстание, но тогда руководство СССР приняло решение воздержаться от крайней меры. Летом того же года, на фоне взаимных интриг Тараки и Амина, дискуссия стала острее, но такой способ решения проблемы не вызывал единства даже на уровне части партийной элиты, не говоря уже про академическое сообщество.

Решающим стало заседание Политбюро 12 декабря. На нем глава КГБ Юрий Андропов заявил, что Амин имел еще в 1960-е годы контакты с ЦРУ, а министр обороны Дмитрий Устинов опасался растущей напряженности у южных границ.

Нельзя не учитывать и личную реакцию советских лидеров на «вероломство» Амина. Министр иностранных дел Андрей Громыко писал в своих мемуарах: «Этот кровавый акт (убийство Тараки. — «Газета.Ru») произвел потрясающее впечатление на советское руководство. Леонид Брежнев особенно тяжело переживал его гибель».

В результате было принято постановление Политбюро ЦК

«К положению в «А». Оно, естественно, было совершенно секретным. В нем было сказано: «Одобрить соображения и мероприятия, изложенные товарищами Андроповым, Устиновым и Громыко». Это означало, что на высшем политическом уровне было принято решение о введении войск в страну.

Кроме того, было решено сместить Амина и заменить его на лояльного Москве Бабрака Кармаля.

25 декабря Ограниченный контингент (ОК) Советской армии (его составляла 40-я армия) пересек границы Советского Союза с ДРА. Через два дня президентский дворец в Кабуле был атакован отрядами спецслужб СССР: в ходе боя погибло около 20 советских солдат, но дворец был взят, Амин убит.

Внутри Союза о событиях в соседнем государстве не сообщали: центральные газеты «Известия» и «Правда» куда большее влияние уделяли предстоящим выборам в Верховные советы союзных республик, а также ратификации договора о дружбе с Южным Йеменом (Народно-Демократической Республикой Йемен) и визиту в страну делегации Компартии Японии.

Забавно, что 27 декабря в «Правде» появилась короткая заметка о «знаменательной дате» — 15-летии со дня создания Народно-демократической партии Афганистана, в связи с чем сообщалось, что «на афганских предприятиях проводятся вахты добровольного труда».

Лишь 28 декабря в «Известиях» появились сообщения «К событиям в Афганистане». Было объявлено о свержении «кровавой клики» Хафизуллы Амина и «его приспешников, агентов американского империализма». Там же было напечатано «Воззвание к народу Афганистана» и обращение правительства этой страны, в котором было сказано, что оно «обратилось к СССР с настоятельной просьбой об оказании срочной политической, моральной и экономической помощи, включая военную помощь».

«Правительство СССР удовлетворило просьбу афганской стороны», — лаконично говорилось в сообщении «Известий». «Правда» ограничилась републикацией обращения Кармаля к народам Афганистана, в котором Амина обвиняли во всех смертных грехах и, в частности, в массовых репрессиях.

При Политбюро ЦК КПСС была оперативно создана специальная комиссия по Афганистану. Руководство военной операции возложили на первого замминистра обороны СССР Сергея Соколова и первого заместителя начальника Генерального штаба Вооруженных сил Николая Ахромеева.

По мнению главного военного советника в Афганистане в 1980–1981 годах Александра Майорова, «Соколов и Ахромеев были направлены в Кабул в начале афганской кампании в расчете, что она продлится недели и месяцы, государство обретет просоветский режим и обстановка в Афганистане стабилизируется. Но реальность показала, что афганцы… стали постепенно организовывать свои силы для сопротивления режиму Бабрака. Бои затягивались на месяцы…».

Среди руководителей операции также не было единства. Майоров подчеркивает постоянное недопонимание, возникавшее на местах между армией, КГБ — в его мемуарах упоминается полковник Виктор Осадчий, который все время находился при новом лидере Афганистана, — и МИДом в лице посла СССР в ДРА Фикрета Табеева.

Историк Виктор Коргун описывал ситуацию в ДРА в первые годы после введения войск: «Страну наводнили тысячи советских советников… руководство республики отчетливо принимало формы марионеточного режима…»

Международная реакция на советскую интервенцию в Афганистан оказалось неожиданно нервной для Москвы, притом что западные страны не прореагировали на Апрельскую революцию и последующий переворот Амина. В январе 1980 года Генеральная ассамблея ООН подавляющим большинством осудила советское вторжение в Афганистан. В феврале 1980 года на очередной сессии Международного олимпийского комитета «в повестку дня был поставлен вопрос о переносе или отмене летних Игр в Москве». На открытии сессии в Лейк-Плэсиде выступил госсекретарь США Сайрус Вэнс, что, как пишет историк спорта Михаил Прозуменщиков, было воспринято как определенное давление на организацию, но в итоге Олимпиаду в Москве было решено провести.

Для американского истеблишмента советская интервенция в Афганистане стала дополнительным ударом: как пишет французский историк Николя Верт, «вторжение… произошло менее чем через год после катастрофического поражения США, которое они потерпели после свержения шаха такого важного союзника, как Иран».

Действительно, зимой-весной 1979 года прозападный глава Ирана Реза Пехлеви был смещен в ходе Исламской революции. Его заменил фанатичный аятолла Хомейни, который начал строить теократию в стране и сразу начал вести антиамериканскую политику.

Цепь поражений США на Среднем Востоке привела к победе на выборах в президенты правого кандидата Рональда Рейгана, который предпочел политике «разрядки» политику конфронтации с Союзом.

Военного успеха в Афганистане СССР добиться не удалось. Режим в Кабуле контролировал только крупные города, а отряды моджахедов получали помощь и поддержку от США, Ирана, Пакистана и арабских королевств и эмиратов Персидского залива. Бесперспективность войны стала очевидной новому руководству страны: 15 мая 1988 года в рамках Женевских соглашений начался вывод ОК из Афганистана.

Численность его на пике достигала 120 тыс. человек (12 дивизий). К 15 февраля 1989 года последние солдаты перешли по мосту через Амударью на территорию советских Таджикистана и Узбекистана. Так закончилась история советского военного пребывания в Афганистане. В апреле 1992 года режим сменившего Кармаля Наджибуллы пал — его свергли отряды Ахмадшаха Масуда и Рашида Дустума. Афганистан стал исламским государством (организация запрещена в России), но моджахеды не смогли поделить власть — гражданская война стала постоянной.

Для СССР цена афганской войны была велика: более 15 тыс. солдат и офицеров погибли, тысячи остались ранеными.

Ветераны пережили психологический стресс, получивший название «афганский синдром».

У Советского Союза, таким образом, на излете его существования появился свой Вьетнам.

При подготовке публикации были использованы следующие материалы:

«Известия», «Правда» (1979).

Брейтвейт Р. Афган. Русские на войне. М.: АСТ, 2013.

Коргун В.Г. История Афганистана. ХХ век. М.: КРАФТ+, 2004.

Майоров А.С. Правда об Афганской войне. Свидетельства Главного военного советника. М.: Права человека, 1996.

Прозуменщиков М.Ю. Большой спорт и большая политика. М.: РОССПЭН, 2004.

К итогам американской экспедиции в Афганистан

В Соединенных Штатах афганский маховик, «разбор полётов» только набирает обороты. Это заметно и по выходящим в американских медиа материалам, и по заявлениям Конгресса, и по отдельным «вбросам» силовиков. Однако очевидно, что за кулисами, в структурах безопасности США «афганские итоги» подводятся ещё более жестко. Появились важные концептуальные интервью Генри Киссинджера, злые, но верные умозаключения уважаемого американского афганиста Барнетта Рубина, неприятно досаждают афганскими вопросами и Энтони Блинкена.

Однако самым ярким событием в контексте обсуждения афганского вопроса в США за прошедшие месяцы следует признать большое интервью специального посла Госдепа по афганскому урегулированию Залмая Халилзада, которое он дал телеканалу CBS 24 октября, через пять дней после своей отставки.

З. Халилзад откровенно признал, что США и не планируют оставить Афганистан в покое. Он также отметил, что Соединенные Штаты намерены и далее грубо вмешиваться в Афганистан по собственной прихоти, и поэтому им нужны были военные базы поближе к этой стране. Нельзя не отметить и его заявление о блокировании в США около 10 млрд долл. государственных авуаров Афганистана: «Не должно быть никакого высвобождения средств. Таким образом, их (талибов) экономика может рухнуть, и в результате этого краха может начаться новая гражданская война». З. Халилзад решил попугать талибов новой гражданской войной, по которой они на самом деле уже изрядно соскучились за прошедшие после 15 августа месяцы. Они мечтают вернуться в прежнее состояние — тогда была зарплата и добыча, а теперь — почти полное безденежье.

Посол США сокрушается

Европейцы практически самоуспокоились по Афганистану и стараются не вспоминать о нем. Неевропейские союзники НАТО в лице той же Японии, вложившей в Афганистан огромные ресурсы, а также Австралия, Новая Зеландия и Корея переключили внимание внутренней и внешней общественности на турбулентные процессы вокруг Китая и Афганистан вовсе забыли, посчитав эту тему за пределами их собственной актуальной повестки.

В Соединенных Штатах — наоборот — афганский маховик, «разбор полётов» только набирает обороты. Это заметно и по выходящим в американских медиа материалам, и по заявлениям Конгресса, и по отдельным «вбросам» силовиков. Однако очевидно, что за кулисами, в структурах безопасности США «афганские итоги» подводятся ещё более жестко. Появились важные концептуальные интервью Генри Киссинджера, злые, но верные умозаключения уважаемого американского афганиста Барнетта Рубина, неприятно досаждают афганскими вопросами и Энтони Блинкена.

Однако самым ярким событием в контексте обсуждения афганского вопроса в США за прошедшие месяцы следует признать большое интервью специального посла Госдепа по афганскому урегулированию Залмая Халилзада, которое он дал телеканалу CBS 24 октября, через пять дней после своей отставки.

С приходом к власти Рональда Рейгана новая администрация искала специалиста, который мог бы как демократ З. Бжезинский формировать и генерировать политику на афганском направлении, резко получившем актуальность после ввода советских войск в эту страну. И таким ведущим консультантом республиканцев стал Залмай Халилзад. Многие из его речей были подготовлены супругой Шерил Бенард, а он сам воспринимался как интриган, который путем самых разнообразных передёргиваний и манипуляций искусственно нагнетал истерию вокруг советского военного присутствия в Афганистане. Всё то же самое продолжилось и в период его активного участия в планировании американского вторжения и последующей «демократизации» Афганистана и Ирака.

В интервью М. Бреннан З. Халилзад признаёт, что интервенция в Афганистан с самого начала сопровождалась разногласиями в руководстве США. Не было единого концептуального мнения, тем более официально оформленного, и на всем ее протяжении. Пентагон стремился ограничить афганскую экспедицию исключительно миссией мести за теракты 11 сентября и подавлением очагов терроризма, а в остальном афганский народ якобы сам должен был выстроить свою новую государственность. Другое видение было у внешнеполитических структур, которые считали необходимым развернуть построение нового афганского государства таким образом, чтобы оно всегда оставалось проамериканским. Всё это отчасти напоминало и даже повторяло советские потуги аналогичного плана.

Однако, по словам З. Халилзада, мечты американских политиков были широкими и глобальными — что «Афганистан и Ирак станут строительными блоками нового, мирного, демократического и процветающего Ближнего Востока». Ставилась цель прочно преобразовать Афганистан в демократическое, союзное США и национальное государство. Но ни одна из них не была достигнута. При этом З. Халилзад умалчивает, что интервенции в Афганистан, а затем и в Ирак были организованы для всесторонней блокады Ирана и подготовки плацдармов для смещения теократов в Тегеране, а также дальнейшего «перекраивания» этого государства. К слову, этим вопросам была посвящена опубликованная в 1984 г. книга «Правительство Бога: иранская исламская республика», авторами которой стали З. Халилзад и его супруга.

Поскольку с окончанием холодной войны Вашингтон возомнил себя глобальной мессией, то и фактор мести Ирану за 1979 г. не давал покоя республиканским ястребам — нужно было отомстить во чтобы то ни стало. Именно с этой целью З. Халилзад и направился в Багдад американским послом сразу после ухода с поста посла в Кабуле. Однако уже в 2007 г. стало ясно, что он не в состоянии организовать кровавую расправу над Ираном, после чего его перевели на пост постпреда США в ООН. Уже в те годы между З. Халилзадом и Пентагоном пробежала черная кошка, которая потом сделает это еще не раз в бесславном афганском урегулировании. Став спецпослом по этому урегулированию, З. Халилзад неоднократно будет выставлять Пентагон в крайне негативном свете: «Причина, по которой мы пошли на переговоры с талибами, заключалась в том, что в военном отношении дела шли не так хорошо, как нам бы хотелось. С каждым годом мы теряли позиции». Он также заявлял: «Причина, по которой мы пошли на сделку состояла в том, что мы не добились прогресса в военном отношении. Мы не выиграли, это вопрос номер один. И второй главный вопрос, который мы должны задать себе: почему афганская армия не воевала?».

То есть все претензии предъявляются не Госдепу или ЦРУ, а только Пентагону. З. Халилзад стремится раздувать вину тысяч погибших и десятков тысяч раненых американцев и обвиняет во всех бедах исключительно американскую армию. При этом он, вероятно, не осознает, что тем самым подрывает основы США — целясь в Пентагон, он попадает в Америку в целом.

Здесь можно вспомнить похожую ситуацию из истории СССР, когда определенные силы развернули деятельность по дискредитации Советской Армии и КГБ, что в итоге и привело к распаду великой ядерной державы. Именно эту цель преследует и З. Халилзад, пытаясь уклониться от персональной ответственности и «перевести стрелки» на других. Он понимает, что Америка не простит ему «акта о капитуляции», как обозвал его дохийские соглашения бывший советник Д. Трампа по нацбезопасности генерал Макмастер. В США распространяется понимание того, что З. Халилзад «сдал» Афганистан талибам по заранее согласованной с ними схеме, что все произошедшее было сговором между ним и талибами, преступлением против жизненно важных интересов США.

Экс-посол Госдепа в ходе своего выступления на CBS заявлял: «Бой шел не так, как надо. Борьба шла не так, как надо. Американские солдаты сражались за войну, которая шла не в правильном направлении». Однако З. Халилзад до и в ходе этого «боя», с 1985 по 2021 гг. занимал более 10 государственных постов. Он был в том числе специальным советником заместителя госсекретаря по Ирану и Афганистану, помощником заместителя министра обороны США по политическому планированию, советником министра обороны Дональда Рамсфельда; специальным помощником Президента США и старшим директором по Юго-Западной Азии, Ближнему Востоку и Северной Африке Совета национальной безопасности США; специальным представителем Президента США по Афганистану; спецпредставителем президента США и послом по делам «свободных иракцев»; послом США в Афганистане; послом США в Ираке; постоянным представителем США в ООН; послом Государственного департамента США по афганскому урегулированию.

Возникает резонный вопрос: неужели человек с таким бэкграундом американской государственной службы с фокусом на Афганистан и регион не мог переформатировать афганскую войну США и придать ей «правильное направление»? Бесспорно, мог, но не делал этого. З. Халилзад Нурзай многие годы мстил своему конкуренту от демократов Ашрафу Гани Ахмадзаю, Пентагону, который его взрастил, всячески уклонялся от сотрудничества с ЦРУ, потому что оно работало с Ашрафом Гани. Но он никогда не ругался со своим давним другом Хамидом Карзаем.

Возникает масса претензий к американской армии в Афганистане. От вопросов тактических до проблем стратегического планирования, от недоработок стрелкового вооружения до качества бомб к стратегическим В-52. Немало было вопросов и к Советской Армии в Афганистане, и сложно согласиться с постулатом Бориса Громова, который он озвучил, выступая на торжественном заседании в Кремле по случаю 25-й годовщины вывода ОКСВ: «40-я армия делала в Афганистане всё правильно!».

З. Халилзад скрывает от американцев очень многое — как он был назначен на эту должность, какая фракция талибов вышла на него с предложением о переговорах. Не сознаётся в этом и не сознается никогда, поскольку такой фракции не было. Американский уполномоченный миротворец сознательно умалчивает, зачем он трижды встречался с европейскими союзниками по НАТО (23 апреля 2019 г. в Лондоне, 22 октября 2019 г. в Брюсселе и 6 мая 2021 г. в Берлине), какими были итоги и выгода от этих встреч для США, что эти встречи привнесли субстантивного в афганское урегулирование?

Еще более важно, почему с евразийскими противниками США и НАТО З. Халилзад встречался в два раза больше, чем с натовцами — шесть раз (21–22 марта 2019 г. в Вашингтоне, 25 апреля 2019 г. в Москве, 10–11 июля 2019 г. в Пекине, 25 октября 2019 г. снова в Москве, 18 марта 2021 г. вновь в Москве и 30 апреля 2021 г. в Дохе). При этом в отличие от «заливников» и натовцев консультации с Россией и Китаем носили гораздо более содержательный характер, прокладывали реальный путь к афганскому миру, даже несмотря на то, что они проходили на фоне нараставшего санкционного давления на Москву и Пекин.

Как бы ни было, на «миссию Халилзада» были потрачены значительные финансовые ресурсы Государственного департамента без даже малейшим образом осязаемой отдачи для интересов США.

США не оставят Афганистан в покое

Сегодня можно констатировать, что постановка вопроса о персональной ответственности З. Халилзада за американское фиаско в Афганистане абсолютно обоснована. Помимо всего прочего, он поставил на грань репутационной пропасти США и НАТО, которые оказались реальными «козлами отпущения» в этой ситуации.

В характерном для него стиле З. Халилзад поставил в крайне неловкое положение и своих традиционных политических конкурентов — Демократическую партию США, которой произошедшее в Афганистане будет ещё долго аукаться. Энтони Блинкен, конечно, совершил ошибку, оставив З. Халилзада в аппарате Госдепа, и будет сожалеть об этом по мере поступления всё новых (ужасающих для США) сведений о том, как падал Афганистан.

З. Халилзад утверждает, что с ним были военные и разведка. Это и правда, и неправда. Дело в том, что, заверив Дж. Болтона и М. Помпео в своей абсолютной эффективности на ниве афганского мира и в постановке на колени Пакистана, З. Халилзад вошёл в раж и первые шесть раундов переговоров в Дохе провёл без участия представителей Пентагона. По итогам этих шести раундов он достиг якобы осязаемого прогресса, и тема вышла на уровень Совета национальной безопасности США, где разгорелся скандал. Военные заявили, что они не были посвящены в такие переговоры, не участвовали в обсуждении судьбы сил Пентагона в Афганистане и участвовать отказываются. И только после этого скандала «миссию Халилзада» стали пополнять представителями Пентагона и ЦРУ. Следует указать и на то, что первые шесть раундов в Дохе проходили в полной тайне и от президента Ашрафа Гани, до него доходили лишь отдельные обрывки информации.

С подписанием дохийского соглашения 29 февраля 2020 г. З. Халилзад и Госдеп получили широкое международное одобрение и спокойно занялись дальнейшим продвижением к афганскому миру, который казался им тогда совсем близким. А сам З. Халилзад оказался на пике международной славы.

С 10 по 12 августа в Катаре Халилзад проводил серию встреч между представителями Кабула и движения «Талибан», а заодно с посланниками Германии, Индии, Катара, Китая, Норвегии, Пакистана, Великобритании, Таджикистана, Туркменистана, Турции и Узбекистана, а также представителями Европейского Союза и ООН. На этих встречах в спокойном рутинном режиме обсуждался ход внутриафганских переговоров и потенциальный вклад международного сообщества в успех мирного процесса. Но уже к вечеру 12 августа талибы овладели Кандагаром, Гератом и Газни, 13 августа — провинциями Урузган, Заболь и Логар, а 14 августа рухнули последние региональные оплоты афганской госвласти — Лашкаргах, Мазари-Шариф, ночью — Джелалабад. Но даже эти критически важные военные события не поменяли заранее согласованные дипломатические планы З. Халилзада. За день до падения Кабула он прибыл в Доху, чтобы 15 августа провести плановую встречу с делегацией талибов. Что же началось в тот день в Кабуле — знает теперь уже весь мир.

З. Халилзад и раньше, и в этом интервью попадался не только на самом поверхностном понимании проблематики афганской войны, но и на самом примитивном знании афганского повстанческого движения. В период антисоветского джихада он постоянно путался в группировках моджахедов и национально-племенной составляющей этих «танзимов». В период антиамериканского джихада он никогда не углублялся в структурно-институциональные аспекты организации и функционирования движения талибов, а их тактика, сочетание и органичное взаимодействие боевой и террористической составляющей оказались недоступны З. Халилзаду.

Лидеры талибов регулярно надсмехались над неуклюжестью афганца, растерявшего в Америке всю свою идентичность. Понятно, что такая ментальность и мировоззрение американского уполномоченного создавала благоприятнейшую почву для манипулирования им со стороны талибов.

Возвращаясь к дохийским переговорам, телеведущая верно замечает, что они ни к чему не привели. З. Халилзад акцентирует на «пакетности» соглашения в Дохе. Но и женевские соглашения по Афганистану от 14 апреля 1988 г. были «пакетными» — они включали четыре основных условия и, соответственно, четыре соглашения, подписанных уполномоченными представителями Афганистана и Пакистана. И в Женеве, и в Дохе были определены сроки — вывод войск через 9 и соответственно 14 месяцев после подписания соглашений. Но возникает вопрос, почему афганский режим президента Наджибуллы Ахмадзая уверенно продержался 3,5 года после вывода войск (и держался бы дольше, не будь распада СССР), а афганский режим президента Ашрафа Гани Ахмадзая рухнул ещё до окончания вывода иностранных войск? Эти вопросы важны как при выработке дальнейших экспансионистских планов США и НАТО, так и в рамках изучения истории.

Еще один тезис, на котором акцентирует внимание З. Халилзад, — США не хотели уходить полностью. «Талибы действительно помогли с выводом войск. Я не говорю, что это был организованный уход. Это был уродливый заключительный этап. В этом нет никаких сомнений. Могло быть намного хуже (и повторяет этот постулат целых пять раз). Но пришло время двигаться дальше, учитывая изменения в мире и учитывая, что мы добились значительных успехов в решении проблемы терроризма. Борьба продолжается. США не должны покидать Афганистан, поворачиваться к нему спиной, а, наоборот, — использовать наше влияние как страны с огромными возможностями, чтобы способствовать появлению Афганистана, к которому стремятся афганцы. Теперь, когда нет военных, нет бремени военного присутствия, нам нужно использовать все другие инструменты, которые у нас есть, чтобы побудить талибов двигаться к целям Афганистана, который находится в мире с самим собой и не представляет угрозы для остального мира», — утверждает З. Халилзад.

***

Посол откровенно признал, что США и не планируют оставить Афганистан в покое. Что это означает на практике? Обратимся к интервью: «Мы продолжаем оказывать давление, и мы должны продолжать оказывать давление на талибов, чтобы они выполняли взятые на себя обязательства. Давление исходит от всей Администрации США во главе с Государственным департаментом. Они взяли на себя обязательство не допускать этого. И нам нужно следить за этим и быть в состоянии реагировать, если мы увидим, что угроза растет. Мы говорим, что должен быть постоянный мониторинг обязательств по борьбе с терроризмом и способность нанести удар, если мы увидим, что происходит заговор и планирование».

З. Халилзад прямо признает, что Соединенные Штаты намерены и далее грубо вмешиваться в Афганистан по собственной прихоти, и поэтому им нужны были военные базы поближе к этой стране. Нельзя не отметить и его заявление о блокировании в США около 10 млрд долл. государственных авуаров Афганистана: «Не должно быть никакого высвобождения средств. Таким образом, их (талибов) экономика может рухнуть, и в результате этого краха может начаться новая гражданская война». З. Халилзад решил попугать талибов новой гражданской войной, по которой они на самом деле уже изрядно соскучились за прошедшие после 15 августа месяцы. Они мечтают вернуться в прежнее состояние — тогда была зарплата и добыча, а теперь — почти полное безденежье.


Названа главная причина развала СССР — URA.RU

Основной причиной распада Советского Союза стала война в Афганистане Фото: Владимир Жабриков © URA.RU

Война в Афганистане стала спусковым крючком для развала СССР и послужила основной причиной этого события. Об этом заявил ветеран афганской войны, писатель и политический деятель Сергей Гуляев.

«Не надо было в это ввязываться, там разобрались бы как с нами, так и без нас. В итоге мы совершенно обескровили свою экономику, подорвали международный престиж, против нас ввели санкции, ну и, конечно, погибло слишком большое количество людей», — цитирует его «Росбалт».

По мнению Гуляева, ввод войск в Афганистан был большой ошибкой советского руководства. «Я пришел туда в составе наших войск 1983 году, и с самого начала задался вопросом, что мы там делаем. Конечно, нам объясняли, что мы защищаем рубежи Родины, и если бы не мы, то тут были бы базы НАТО. Однако все эти доводы вызывали большие сомнения», — добавил он.

Ранее член комитета по обороне и безопасности Совета Федерации РФ, видный единоросс Франц Клинцевич призвал рассказать всю правду об афганской войне во время своего выступления на заседании комитета по координации совместной деятельности ветеранских объединений. «Выступая на заседании, я также акцентировал внимание на том, что необходимо, наконец, сказать полную правду об афганской войне. Это нужно не только нам, участникам этой войны, это нужно современной России», — написал сенатор в ноябре на своей странице в Facebook (деятельность запрещена в РФ). Какую именно правду он имел в виду, политик, являющийся ветераном войны в Афганистане, не уточнил.

Война в Афганистане стала спусковым крючком для развала СССР и послужила основной причиной этого события. Об этом заявил ветеран афганской войны, писатель и политический деятель Сергей Гуляев. «Не надо было в это ввязываться, там разобрались бы как с нами, так и без нас. В итоге мы совершенно обескровили свою экономику, подорвали международный престиж, против нас ввели санкции, ну и, конечно, погибло слишком большое количество людей», — цитирует его «Росбалт». По мнению Гуляева, ввод войск в Афганистан был большой ошибкой советского руководства. «Я пришел туда в составе наших войск 1983 году, и с самого начала задался вопросом, что мы там делаем. Конечно, нам объясняли, что мы защищаем рубежи Родины, и если бы не мы, то тут были бы базы НАТО. Однако все эти доводы вызывали большие сомнения», — добавил он. Ранее член комитета по обороне и безопасности Совета Федерации РФ, видный единоросс Франц Клинцевич призвал рассказать всю правду об афганской войне во время своего выступления на заседании комитета по координации совместной деятельности ветеранских объединений. «Выступая на заседании, я также акцентировал внимание на том, что необходимо, наконец, сказать полную правду об афганской войне. Это нужно не только нам, участникам этой войны, это нужно современной России», — написал сенатор в ноябре на своей странице в Facebook (деятельность запрещена в РФ). Какую именно правду он имел в виду, политик, являющийся ветераном войны в Афганистане, не уточнил.

Опрос недели: А что мы делали в Афганистане?

Эксперты «БИЗНЕС Online» разделились в интерпретации событий 25-летней давности

Сегодня исполняется ровно 25 лет с момента завершения вывода советских войск из Афганистана. 15 февраля теперь отмечается как День памяти о россиянах, исполнявших служебный долг за пределами Отечества. Почти 290 солдат и офицеров из Татарстана отдали на той войне свои жизни. Сотни человек остались инвалидами. «БИЗНЕС Online» узнал у участников той войны, политологов и политиков, как изменилось за четверть века их отношение к событиям в Афганистане и должна ли современная Россия отстаивать свои интересы, в том числе и военным путем?

Василий Лихачев — депутат Госдумы РФ, член комитета ГД по международным делам:

— Вопрос сложнейший… Если пользоваться терминологией того времени, Россия как бы выполняла свой интернациональный долг, советские войска были введены в Афганистан по просьбе его высшего политического и государственного руководства. За этой фразой многие не видят реальной сути. А реальная суть этого шага заключалась в том, что наши южные границы оказались незащищенными. То есть вопросы безопасности советских границ, советских территорий были крайне актуальны.

Я думаю, что ситуация с Афганистаном могла бы иметь и другие последствия, и не было бы таких жертв… Скажу об этом совершенно откровенно, не желая обидеть наших ребят-«афганцев», которые и сегодня живут с мыслью, что они воевали за правое дело, им было понятно, за что они рискуют жизнью. Если бы тогда внешняя политика в СССР проводилась с более глубоким геополитическим анализом, думаю, многие проблемы наша страна могла бы решать с большим подключением, скажем, Организации Объединенных Наций, каких-то международных структур, например, ОБСЕ, структур, которые работали в Азии… Но сложность состояла в том, что не было достаточного времени для такого глубокого анализа. Допускаю, что была еще и эйфория от мощи, к большому сожалению. Советское государство было реально мощным с экономической точки зрения, энергетической, политической… И считалось, что любые военные задачи, поставленные советским руководством, политбюро, могут быть выполнены в короткий срок. Кроме того, принимая решение о вводе войск, не учли историю Афганистана — а эта страна никогда никем не была покорена.

Сегодня афганский урок состоит в том, чтобы наша дипломатия всегда помнила слова знаменитого министра иностранных дел России середины XIX века Александра Горчакова: что у России могут быть только два верных союзника: армия и флот… Россия должна иметь такой современный технологический и политический облик, чтобы ни у кого не возникло желания нарушить нашу государственную границу или применить какие-то неправомерные действия против граждан Российской Федерации, скажем, закрыть россиян в зарубежную кутузку. Россия должна быть неагрессивным, цивилизованным, умным, сильным и боеспособным государством. И здесь надо говорить о новой концепции дипломатии мягкой силы. Сегодня много таких ситуаций, где нужна эта комбинация сильного и жесткого, но мягкого и дипломатического. Международная повестка дня включает проблемы, которые не могут быть решены только в одном цвете — цвете хаки.

Рафаэль Хакимов — вице-президент академии наук РТ, директор Института истории им. Марджани АН РТ, депутат ГС РТ, экс-советник первого президента РТ:

— Россия в силу своего ключевого геополитического положения должна вести активную внешнюю политику. Существуют вопросы безопасности, а значит, особые отношения с соседними странами, не менее важны экономические интересы — это хорошо видно на примере определения границ шельфа на севере страны, где нашли нефть. Существуют проблемы терроризма вдоль границ. Не менее важный вопрос — борьба с наркотрафиком. Афганистан — самый крупный производитель наркотиков.

Из истории известно, что Афганистан невозможно контролировать, вводя войска. СССР не учел опыт Британии. Надо было договариваться.

Андрей Фурсов — историк, публицист:

— Уже после того, как закончилась афганская эпопея Советского Союза, тогда уже и Союза не было, Збигнев Бжезинский на вопрос корреспондента французского журнала Le Nouvel Observateur сказал, что мы, США, заманили Советский Союз в афганскую ловушку. Этот большой «друг» России был во многом прав.

Я думаю, что ввод советских войск в Афганистан был ошибкой, основанной на неадекватном расчете и восприятии ситуации. Советской руководство полагало, что это будет очень короткая прогулка, быстрое решение вопроса и возвращение восвояси. В результате все вышло по-другому. Советское руководство совершило ошибку, но к этой ошибке его активно подталкивали США, причем провоцирование Советского Союза на ввод войск в Афганистан началось в самом начале 1979 года еще при президенте Картере. И они добились своего. Для Советского Союза война обернулась напряжением всех материальных ресурсов.

В то же время нужно сказать, что в позднеперестроечные и послеперестроечные годы было сделано очень много, чтобы облить Афганскую войну грязью, показать, насколько мы были неэффективны, как афганцы нас не любили, как мы плохо себя вели. На самом деле советская армия в Афганистане воевала вполне эффективно. То, что мы видим сейчас, как действуют американцы в Афганистане, они хлебают теперь по полной программе и действуют значительно менее эффективно, чем Советская армия.

Кроме того, есть еще один аспект, мне о нем говорили сами афганцы. Они говорили, что сейчас, когда прошло время после советского военного присутствия в Афганистане, они все больше вспоминают советских шурави добрым словом, потому что мы строили там больницы, дороги, мосты — и это все осталось. А американцы, как рассказывают афганцы, строят мост, который ломается через два года, дороги, по которым плохо ездить, и вообще отличаются потребительским отношением к афганцам. Я уже не говорю о том, что одной из причин ввода американских войск в Афганистан было стремление поставить под контроль значительные зоны производства героина. У Советского Союза таких целей не было. Тем не менее ввод советских войск в Афганистан, безусловно, был ошибкой, хотя у тех, кто говорил о необходимости ввода, были свои резоны, которые основывались на оценке ситуации.

Константин Соколов — вице-президент Академии геополитических проблем:

— Было две ошибки: ввод и вывод войск. Ввод войск тогда был плохо организован, он действительно делался по просьбе правительства Афганистана, когда практически Запад шел на то, чтобы сделать из Афганистана то, во что он превратился сейчас. Ввод войск был не просто войной, но и началом преобразования Афганистана. Страна, по сути дела, получила после этого свою интеллигенцию, было дано образование афганскому народу, появились многие промышленные объекты. Поэтому, когда через 10 лет фактически уже ситуация была близка к стабилизации, вывод войск привел к тому, что Афганистан превратился в крупнейшего производителя наркотиков, в зону непрерывной войны. Надо сказать, что многие афганские моджахеды, которые воевали против советских войск, теперь очень сильно об этом сожалеют. Я слышал об этом даже от представителей афганцев на круглом столе, который, кажется, был посвящен еще 20-летию ввода войск. Крупные афганские генералы сказали, что изменилось отношение, когда они увидели, что на их территории делают американцы. Поэтому вывод войск, конечно, был ошибкой.

Евгений Кабыш — председатель татарского республиканского совета инвалидов и ветеранов войны в Афганистане; член Общественной палаты РТ:

— В первую очередь мы выполняли приказ. Согласно Конституции, присяги Советского Союза. Мы оказывали помощь республике Афганистан по просьбе их правительства.

Я не сторонник военного пути. Все должно решаться мирным политическим путем. Военный конфликт никогда не приносит необходимого результата, а несет только смерти, слезы, затраты. Я против решения проблем военным путем.

Насчет всех войн я не могу говорить, но что касается Афганистана, об этом остались только добрые воспоминания. Между нами всегда была дружба, взаимовыручка, честность, чистота. Ты знаешь, что тебя не бросят. Тем более я был командиром танкового экипажа, а там все мы как единое целое. И в какой-то степени этот опыт мне пригодился. Для меня это была настоящая военная служба.

Наиль Бикмуллин — генеральный директор компании «Еврокаскад»:

— Сейчас в прессе порой говорят, что это была неправильная война. Говорят даже, что наших ребят туда отправляли чуть ли не силком, но я, например, знаю, что все мы, на вопрос хотим ли служить в Афганистане, отвечали да. Мы искренне верили, что оказываем дружескую помощь, интернациональную населению Афганистана. Я и сейчас, если честно, остаюсь при этом же мнении.

Да, мы оставили страну не в самом лучшем состоянии, нас раскритиковали американцы, что мы ведем неправильную войну и так далее. А что они сейчас делают? Что, в Афганистане сейчас стало лучше? На мой взгляд, стало только хуже, и кроме этого, эта страна стала одним из мировых центров наркомафии. В какой стране стало лучше, в которую США насильственным способом пытаются ввести свою демократию? Так что я считаю, что там, в Афганистане, мы выполняли свой долг и выполняли его достойно.

Я считаю, что военным путем идти нужно только в крайнем случае. И, например, сейчас прежде чем входить в Афганистан я бы 10 раз подумал.

Опыт службы в Афганистане мне очень пригодился. Произошла переоценка человеческих ценностей, переоценка человеческих жизней, взаимоотношений. Уважение друг к другу после этого совсем другое становится.

Николай Лаптев — директор филиала «Брокерский дом «Открытие» в Казани:

— Мы выполняли интернациональный долг, защищали свою Родину, своих друзей и родных. Служба в Афганистане, конечно, наложила на меня свой отпечаток, но я ни на минуту не жалею, что я служил там и прошел эту школу. Мое мнение обо всем этом не изменилось. О других горячих точках в конфликтах, в которых Россия принимала участие, мнения довольно разные.

Да, я считаю, что Россия должна отстаивать свои интересы в том числе и военным путем. Обязательно. Не будешь показывать зубы, с тобой никто не будет считаться.

Наиль Каюмов — руководитель объединения поисковых отрядов «Полевая почта «Герат»:

— Когда нас призвали в Афганистан, нам объясняли, что мы ведем миролюбивую политику, что мы едем строить мирную жизнь в соседней стране. По прибытию туда, конечно, все совершенно по-другому оказалось. Но и по истечении 25 лет я считаю, что выполнял там действительно хорошую миссию.

Даже сейчас наши ребята-афганцы ездят туда, встречаются с местным населением, и все их благодарят. Мы оказали огромную помощь этой стране. В том числе и материальную. И дома, которые были там построены во время нашего там пребывания, все еще эксплуатируются. И люди, которые там жили, о нас много хорошего говорят.

Я считаю, что участие России в военном конфликте должно быть только в виде сдерживающего фактора. Если мы вмешаемся своими силами и тем самым сможем предотвратить еще более большую беду, то я думаю, что да — это будет оправдано.

Наше отношение к этой войне в Афганистане никогда и не менялось. Это свойство человеческой психики. Он все самое тяжелое забывает, а в памяти остается только самое лучшее. Буквально позавчера мы встречались с ребятами, с которыми вместе служили в Афганистане. В нашей памяти остались только какие-то хорошие моменты. Во всяком случае, тот стержень, который нам там «вставили», позволяет нам и по сей день вести активный образ жизни.

Жизненный опыт, приобретенный в горячих точках, очень пригодился в жизни. Во всем. Многие из тех, с кем я служил в Афганистане, занимаются какими-то спортивными секциями. Мы занимаемся поиском, ездим на раскопки, ищем незахороненных еще воинов Великой Отечественной войны. Все это, считаю, оттуда.

Радик Ахмеров — заместитель председателя общества «Афганцы-инвалиды»:

— В первую очередь мы выполняли приказ руководства сороковой армии. В то время считалось, что мы выполняли интернациональный долг. Сейчас говорят, что это была бесполезная война, однако, никто — ни мы, ни тем более нынешнее поклонение, не имеет права судить об этом. Об этом когда-нибудь в будущем будут судить историки.

В то время был Збигнев Бжезинский — госсекретарь США, он говорил, что нужно попробовать, что творится под животом у России. США находились в центре всех событий. И вот как только мы ушли из Афганистана, туда хлынул поток наркоты. Поэтому и тогда, и сейчас, мы защищали южные рубежи нашей страны.

Безусловно, Россия должна иметь возможность отстаивать свои интересы военным путем. О чем тут говорить?

Мне афганский опыт пригодился. Я научился ценить людей, дружбу, вообще многому, одним словом тут и не скажешь. Я познал вкус жизни, даже научился ценить вкус глотка воды, когда на улице 50 градусов жары. Сейчас ведь многие даже не осознают, каково это, как это важно жить в спокойном мире. Мы привыкаем к этому, а когда попадаем в экстремальные условия жизни, мы только тогда начинаем ценить то мирное время, в котором мы жизни.

Игорь Коротченко — главный редактор журнала «Национальная оборона»:

— Решение о вводе войск было исторически оправдано. Советский Союз защищал свои геополитические интересы. Несмотря на то, что решение принималось в узком кругу, фактически тремя членами политбюро. С позиции сегодняшнего дня, на мой взгляд, ввод советских войск в Афганистан был правильным. Разумеется, мы не были там оккупантами. Абсолютно некорректно сравнивать правовой статус наших войск, нашего контингента и то, что там делали войска НАТО в последние 10 лет. Истинной целью Советского Союза было строительство мирного и демократического Афганистана, укрепление его институтов государственной власти и техническая модернизация страны. Мы вложили много финансов, ресурсов, чтобы поднять Афганистан, сделать его промышленность более-менее способной, развить его сельское хозяйство. Наши инвестиции были направлены именно на прогресс Афганистана. При этом, естественно, советский контингент вел боевые действия против душманов, которых спонсировал тот же Пакистан, западные страны и аравийские монархии. Такая была ситуация.

Что касается вывода наших войск, то этого требовало общественное мнение, но было абсолютно не правильным прекращать материально-техническую поддержку афганского режима, который был дружественным нам. Но, к сожалению, поле распада СССР Россия прекратила поддержку Афганистана, в результате там сменился режим. Сегодняшняя ситуация в Афганистане выглядит плохо, страна превратилась в крупнейшего поставщика наркотиков в мире, причем это происходило в момент, когда там присутствовали натовские войска. Фактически сегодня Афганистан — самое крупное наркопроизводящее государство, фактически в промышленном масштабе производятся наркотики на афганской территории.

Возможен сценарий, когда власть снова возьмут «Талибан» и «Аль-Каеда» и начнут экспансию радикального ислама на постсоветское пространство. Таковы итоги. Мы свою миссию, я считаю, выполнили блестяще, американцы же провалили ее почти по всем направлениям.

Рифкат Бакиров — директор республиканского центра реабилитации МЧС им. Каратая:

— В Афганистане наша армия выполняла свой долг перед Отечеством. Я не сторонник насилия и считаю, что политический диалог без привлечения вооруженных сил имеет большую силу. Вторжение в чужое государство — это плохо, ведь страдает, гибнет мирное население.

Воспоминания у афганцев, которые проходят курс реабилитации в нашем центре, тяжелые, это был солдатский труд, беспрекословное выполнение приказов своих командиров. У кого-то даже случился психологический стресс. Сам я участвовал в чеченской компании и знаю, что это такое.

Опыт участия в горячей точке, конечно, пригодился. На жизнь смотришь по-другому. Когда проходишь такие испытания, начинаешь ценить жизнь. Ты осознаешь, насколько дорога жизнь. Там я еще получил ранение, я знаю, что такое поддержка твоих товарищей, сослуживцев. Я и сейчас стараюсь помогать и поддерживать людей, оказавшихся в беде.

Рафик Нигматулин — директор ООО «Тулпар»:

— Я в Афганистане выполнял интернациональный долг. Что я вынес из той войны? На этот счет есть хорошее выражение: «Кто с мечом к нам придет, от меча и погибнет».

Теперь я думаю, что СССР не нужно было входить в Афганистан. Вообще не нужно вмешиваться в чужие войны. Отправлять на погибель наших ребят не надо, они нужны нам здесь, защищать нас, защищать рубежи нашей родины.

После службы в Афганистане поменялись мои взгляды на жизнь, сменились ценности. Когда я узнаю, что человек служил в Афганистане, я по-другому к нему отношусь, я знаю, что он делал, каково ему было. Солдатская дружба — это нечто подсознательное, и просто так словами это не опишешь.

Константин Сивков — первый вице-президент Академии геополитических проблем:

— Ввод российско-советских войск в Афганистан был объективно обусловленной стратегической необходимостью. Причина состояла в том, что в тот момент афганское руководство начало заниматься политикой двойных стандартов: оно стало играть и с Советским Союзом, и с США, постепенно переориентируясь на сторону США. В тот момент США поставили перед собой задачу разместить по всему периметру границ Советского Союза ракеты типа «Першинг-2». Для того чтобы не допустить этого, было принято решение вводить войска.

Тактическое исполнение нельзя сказать, что было совсем корректно. Подбор кадров из числа преимущественно выходцев из центральноазиатских республик СССР был не вполне правильным. Обусловлено это тем, что Афганистан — это многонациональное государство, большинство представлено пуштунами. Таджики, узбеки там тоже существуют, но являются меньшинствами и играют менее значительную роль в политике исламского государства Афганистан. Поэтом ввод войск, состоявших преимущественно из этих народностей, привел к обострению конфликта этих малых народностей с пуштунами. Пуштуны начали воспринимать по этническому признаку наши войска, наших солдат как таджиков, которые являются представителями меньшинства. Дифференцированное спонтанное отношение возникло наших войск по отношению к пуштунам и к этим народностям, что привело к обострению отношений между советскими войсками и местным населением.

Безусловно, наше руководство сделало ошибку, не остановив стремления афганского руководства немедленно ввести принципы социализма в жизнь афганского общества. Применяемые афганским руководством методы, направленные на жесткое внедрение социалистических принципов в исламскую среду, подавление исламской среды, естественно, вызвало отторжение со стороны населения. В этих условиях советское руководство должно было принять меры по сдерживанию тыла местных афганских руководителей, по крайней мере, не участвовать в этом.

Несмотря на потери в 13,5 тысяч человек, которые понесла наша страна за 10 лет, наша армия ключевую задачу удержания территорий добились. Боевики находились в удаленных районах и совершали вылазки на контролируемые нашими войсками участки территорий, вели локальные бои. В отличие от натовских войск, которые имеют в полтора раза большую группировку, задачу удержания территорий так и не решили. Они сидят в своих крепостях, обеспечили передвижение по дорогам за счет создания мощной системы обороны своих конвоев.

В этих условиях вывод наших войск из Афганистана, осуществленный Горбачевым, был совершен некорректно. Вывод должен был осуществляться поэтапно. Отказ от поддержки Наджибуллы, который там оставался после вывода советских войск, был преступным деянием со стороны Горбачева. Нам необходимо было поддерживать дружественный нам режим, чтобы обеспечить стабильность наших южных границ. Кроме того, хочу заметить, что режим Наджибуллы еще просуществовал в этом государстве где-то порядка трех лет — это свидетельство твердости и крепости режима. Если бы была минимальная поддержка со стороны России, то этот режим существовал бы до сих пор, никакого конфликта и жертв не было бы. Все это деяния преступника Ельцина и его шайки.

Азат Хаким — глава ГК «Тулпар»:

— Мы там пытались посеять коммунизм. Но лично я тогда уже не понимал, за что в Афганистане гибнут наши люди. А сейчас — тем более. Я уверен, что Россия должна отстаивать свои интересы исключительно экономическими и политическими мерами. Исторический опыт говорит, что те страны, которые в войнах сохраняли нейтралитет или добивались своих целей экономическими способами, они процветали, процветают и будут дальше процветать. Применять вооруженные силы можно только для отражения агрессии.

Сам я в афганских событиях участия не принимал, но у меня много знакомых, которые прошли через эту войну, непосредственно участвовавшие в боевых действиях, так и занимавшиеся материальным обеспечением войск. Среди вторых насчет интернационального долга тогда мало кто говорил. Они соглашались на эту работу из-за того, что там неплохо платили, была возможность получать доллары, иностранные товары. Среди военных были примеры беззаветного служения, в тоже время многие рассказывали о головотяпстве, непонимании восточного менталитета, ошибках и даже предательстве со стороны командного состава. Не все там было так красиво, как это описывали в официальных СМИ и кино. А сколько мы вложили туда средств! Я считаю, что война в Афганистане подточила ресурсы СССР и стала одной из причин развала страны.

Алексей Соломонов — руководитель студии солдатской песни «Февральский ветер», лидер одноименной группы, ветеран боевых действий в Афганистане:

— Считаю, что России сегодня не нужно воевать за пределами страны. Во внешней политике я не силен, но развязывание очередной войны — это глупость. Одно дело, если речь идет о защите интересов государства на его территории, а начинать в наше время военные конфликты типа Афганистана нельзя.

Мне кажется, что сейчас отношение к афганцам выравнивается. Я вижу в людях большее понимание, больше теплоты к участникам тех событий. В 1990-е и в начале 2000-х годов нас же просто кинули, всех, кто оттуда вернулся. Я имею в виду социальный аспект — льготы и прочее. А так я замечаю, что сегодня и молодежь как-то лучше воспринимает ветеранов. Волна военно-патриотического воспитания сегодня немножко поднимается.

Безусловно, все, чему мы научились там, пригождается в жизни. Человек многое переоценивает, и себя в первую очередь. Представьте себе, молодой парень, окончив 10 классов, маменькин сынок попадает в условия — пусть даже не боевые, но тяжелые бытовые военные условия. Пусть он даже не стреляет, но он уже чувствует плечо друга. Человек воспитывает в себе новые качества, твердый характер и осознанное восприятие окружающего мира. Почему многие из афганцев в 1990-е годы поднялись в бизнесе? Потому что стержень есть, они устойчивые и морально выносливые люди.

Рафик Имайкин — председатель общественной организации «Совет ветеранов Набережных Челнов»:

— Государство всегда должно быть готовым к тому, чтобы защищать свои интересы оружием, и не только в своих границах. Некоторые думают, что судьба Родины решается внутри. Нет. Оборона подразумевает и ближние, и дальние рубежи. Чтобы враг не мог тебя внезапно атаковать, его нужно упреждать на дальних рубежах.

Я сам участник боевых действий в Афганистане, но я туда пошел не рядовым солдатом, а полковником, мне тогда шел уже 42 год. Состоял в группе советников генштаба минобороны. Так что афганскую войну я знаю не по кинофильмам и даже не глазами солдата, а немножко глубже. И зная ее, считаю: надо держать руку на пульсе. Американцы почему нас везде опережают? Потому что везде суются.

Конечно, человек возвращается из горячих точек совсем другим. Особенно если хоть раз стрелял в кого-то, был в бою. Это психологический надлом, который кто-то выдерживает и получает хороший жизненный опыт, а для кого-то это становится роковым событием. Все зависит от человека. Но, конечно, я всегда говорил: кто не был в Афгане, не участвовал в других войнах — тот счастливый человек. Хорошего мало, это и дураку ясно.

Когда войска были выведены из Афганистана, я помню, даже участники Великой Отечественной войны с каким-то подозрением смотрели на новых ветеранов. Сейчас, конечно, немножко понятие появилось. Я помню, когда митинги были в Челнах 15 февраля в начале 1990-х годов, никто из руководства города даже не появлялся на них. Со временем это изменилось, но афганцы никогда не забудут этого отношения. Это высшие эшелоны власти создали негативный имидж афганца. Между нами говоря, мы эту войну с американцами проиграли. Это же не Афганистан с нами воевал, а американские доллары руками бедных афганцев. Конечно, простой народ все понимал, но осадок в душе все равно остался.

Ильдус Камалов — депутат горсовета Набережных Челнов (КПРФ):

— Безусловно, Россия должна отстаивать свои интересы и военным путем, иначе лет через 10 государства просто не будет. К нашим границам НАТО уже подтянула свои мощности, и это не просто спектакль. Москва у них в пятиминутной доступности, и Россию в покое никогда не оставят, потому что Россия — источник природных ресурсов. Любой ценой нужно поддерживать те режимы и государства, которые пока еще более-менее лояльны к нам. Американцы уже весь земной шар покорили. Что у них за интересы в нашем Черном море, где сейчас ходят американские эсминцы?

Новые власти, пришедшие после перестройки, в основном Ельцин — они уже развалили всю обороноспособность. Сейчас Путин заявляет, что к 2020 году мы на 70 процентов поменяем вооружение — так уже поздно, нам никогда не догнать США, особенно в области высоких технологий. Штаты уже без солдат воюют, скоро вообще у них вся техника будет дистанционно управляться. У них 100 тысяч крылатых ракет, они могут за 5 минут стереть Россию с лица Земли. И то, что говорят, будто сейчас нет противников — это речи олигархов, у которых миллиарды в западных банках.

Вот сейчас нельзя было такую отстраненную политику вести в Украине, мол, пусть они сами решают. Надо было спецсилами в зародыше вытравить оттуда бандеровцев и прозападных агентов. Власти России молчат, как будто в Украине нет российских интересов. А там почти половина русских. Если бы сейчас Лавров, например, поехал куда-нибудь в Мексику агитировать против Америки, нам бы только так показали, где раки зимуют. А тут сидят американские сенаторы, а сколько боевиков с Сирии на майдан привезли! Где тут волеизъявление народа? Студенты выходят, романтику ищут, а управляют ими противники России. Им же не Украина нужна, они хотят прямо под боком у России боевые установки развернуть. Готовятся к окончательному удару.

Да, государству в дружбу нужно вкладывать, но это дешевле, чем противостоять интервенции. Сейчас остается молиться, чтобы батька в Беларуси твердо стоял, а то устроят следующий майдан в Минске. Надо им газ бесплатно давать, чем олигархов кормить — мы с этого газа все равно ничего не получаем.

Мнение | Не высокомерие привело Америку в Афганистан. Это был страх.

Американцы пережили аналогичный опыт за два десятилетия после терактов 11 сентября 2001 года. Чувство и восприятие угрозы, которые привели их к войне в Афганистане, угасли, и все, что осталось, — это последствия этого решения. , затраты жизней и денег, неизбежные смешанные и неопределенные результаты и вопрос без ответа: стоило ли все это того?

Мы живем историей вперед, в хаосе надвигающихся событий, без четкого ориентира.Но мы судим об истории в обратном направлении, самодовольно вооруженные знанием того, что произошло, и не интересуясь тем, что могло бы произойти. Это отчасти объясняет колебания внешней политики США на протяжении десятилетий между периодами активного присутствия за границей и периодами ухода и сокращения штатов. В случае с Первой мировой войной отказ от того, что стало считаться большой ошибкой интервенции, привел к двум десятилетиям, в течение которых американцы настолько отдалились от участия в делах Европы и Восточной Азии, что невольно способствовали развязыванию следующей большой войны. снова будет втянут в бой.Возникает вопрос, повторится ли эта модель в конечном итоге в Афганистане.

Это миф, или, если использовать термин, предпочитаемый в обширном отчете The Post об Афганистане, «ложь». К добру это или к худу, Соединенные Штаты в Афганистан толкнул страх — страх перед новой атакой «Аль-Каиды», которая тогда прочно обосновалась в стране, контролируемой талибами; страх перед возможными нападениями других группировок с применением химического, биологического или даже ядерного оружия; страх перед другими спящими ячейками, уже скрывающимися в Соединенных Штатах.Эксперты предупредили, что следующая крупная атака — лишь вопрос времени. И эти страхи остались.

История продолжается под рекламой

Спустя год после 11 сентября опрос, проведенный Pew Research Center, показал, что атаки «оставили неизгладимый, возможно, неизгладимый след в жизни Америки, а также в отношении к государственной политике». Более 6 из 10 американцев обеспокоены новым нападением; 4 из 10 ожидали, что террористы применят химическое или биологическое оружие; и более половины американцев считали, что виновные в следующей атаке уже живут в Соединенных Штатах.Женщины волновались больше, чем мужчины, в результате чего женщины внезапно стали почти так же, как и мужчины, выступать за увеличение расходов на оборону и военные действия. С разницей в 48% против 29% американцы согласились с тем, что увеличение военного присутствия США за границей является более эффективным средством борьбы с терроризмом, чем его сокращение. За месяц до того, как Буш обратился в Конгресс за разрешением на применение силы в Ираке, 64 процента опрошенных американцев высказались за применение военной силы для отстранения Саддама Хусейна от власти.

Решение начать войну в Афганистане в октябре 2001 года получило почти всеобщую поддержку — разрешения были одобрены в сентябре 98 против 0 в Сенате и 420 против 1 в Палате представителей. Но радостного оптимизма по поводу вероятного исхода не было. Через месяц после начала войны 88 процентов опрошенных американцев одобрили интервенцию, но только 40 процентов считали весьма вероятным, что Соединенные Штаты смогут лишить талибов власти, и только 28 процентов считали весьма вероятным, что Соединенные Штаты захватит или убьет Усаму бен Ладена.Этот пессимизм сохранялся отчасти благодаря постоянным предупреждениям экспертов и многих представителей правительства о том, что террористические сети растут вместе с вероятностью новой атаки. В 2006 году эти эксперты все еще предупреждали, что это «еще не закончилось» и что американцы остаются «слишком уязвимыми для еще одной трагедии, подобной 11 сентября, от рук джихадистов».

Читать почти одновременный отчет Боба Вудворда о реакции администрации Буша на теракты 11 сентября — значит читать не о высокомерии, а о панике, замешательстве, страхе и чувстве вины. Буш и его советники были огорчены тем, что допустили это уникально ужасное нападение на американскую землю, и их внимание было сосредоточено на наказании тех, кто его совершил, а также тех, кто их укрывал. Буш лично хотел отомстить. Как думал про себя госсекретарь Колин Пауэлл, по словам Вудворда, Дэна Бальза и Джеффа Химмельмана, президент «хотел кого-то убить». Он хотел сделать это по стратегическим причинам, чтобы устрашить других. Он хотел сделать это отчасти для того, чтобы поддержать подавленный дух американцев, не привыкших к нападениям.Но он также хотел отомстить за жизни, которые были потеряны на его глазах.

Буш понятия не имел, что он хочет делать с Афганистаном, как только эта цель будет достигнута. По правде говоря, администрация Буша была бы довольна любым стабильным правительством, способным постоять за себя и предотвратить возвращение талибов, «Аль-Каиды» и других террористических групп. Буш вряд ли был склонен к «государственному строительству». Напротив, он, советник по национальной безопасности Кондолиза Райс и другие советники критиковали администрацию Клинтона именно за это — «международную социальную работу», как выразился один критик, — и пришли к власти с намерением проводить гораздо более сдержанную внешнюю политику.Однако, столкнувшись с проблемой Афганистана, чиновники Буша оказались перед весьма неприятным выбором. С одной стороны, пишет историк Фредрик Логеваль, «они опасались, что Афганистан может погрузиться в хаос», но с другой стороны, они «не хотели обременять себя задачами национального строительства». Министр обороны Дональд Х. Рамсфелд, как пишет историк и бывший гражданский советник в Афганистане Картер Малкасян, «хотел нанять афганских партнеров и покончить с этим как можно скорее.В конце концов официальные лица Буша решили, что у них нет другого выбора, кроме как остаться на некоторое время и попытаться создать правительство, которое позволит американским войскам в конечном итоге уйти, не опасаясь возврата к условиям, существовавшим до 11 сентября.

Продолжение истории ниже объявления

Это привело их к усилиям, которые можно было бы назвать «государственным строительством», но в основном это то, что американские военные всегда делали или пытались делать, когда занимались оккупацией во Вьетнаме и на Балканах. в 20-м веке, на Кубе и Филиппинах за десятилетия до этого и даже на Юге после Гражданской войны.Строительство школ и больниц, попытка уменьшить коррупцию и улучшить местную администрацию — это стандартная операционная процедура после почти всех интервенций США.

Но идея о том, что американцы стремились создать не что иное, как создание «западной демократии», а не «то, что было бы устойчивым или работоспособным в афганском контексте», просто ошибочна. Слово «демократия» ни разу не появляется в восьмичастном труде Бальца и Вудворда. серия в 2002 году. Высокопоставленные чиновники знали, что даже обеспечение стабильности в Афганистане будет сложной задачей. Когда кто-то предположил, что по крайней мере это будет проще, чем иметь дело с Балканами, с их многовековыми религиозными и этническими конфликтами, Райс ответила: «Нам бы хотелось, чтобы это были Балканы».

Соединенные Штаты обратились к государственному строительству в Афганистане не потому, что официальные лица были уверены в успехе, а потому, что это казалось наименее плохим из доступных вариантов. Эти усилия не ускользнули от внимания американской публики, которую держали в неведении. Через год после начала войны 56 процентов американцев высказались за то, чтобы «прийти на помощь Афганистану, чтобы помочь ему оправиться от войны», а целых две трети согласились с тем, что Соединенным Штатам придется продолжать «размещать там войска для поддержания гражданского порядка». » в обозримом будущем.И все же американцы оставались сомневающимися и настороженными. Через год после начала войны только 15 процентов считали ее успешной; 12 процентов назвали это провалом. И 70 процентов думали, что еще слишком рано говорить. Лишь треть населения считала, что террористы менее способны совершить новую атаку, чем годом ранее.

История продолжается под рекламой

Буш вряд ли был солнечным чирлидером. С самого начала он опасался, что американцы не готовы к предстоящей долгой и трудной борьбе.«Наш ответ включает в себя гораздо больше, чем мгновенные возмездия и отдельные удары, — сказал он Конгрессу через несколько дней после 11 сентября. — Американцам следует ожидать не одного сражения, а длительной кампании, не похожей ни на одну другую, которую мы когда-либо видели». Конечно, в те первые несколько лет после 11 сентября американцы действительно ожидали именно этого — долгого, неприятного конфликта с большим количеством жертв с обеих сторон. Но они считали это необходимым. Буш никогда не думал просто объявить о победе и вернуть войска домой. Он сказал, что вариант «атаковать, уничтожить «Талибан», уничтожить «Аль-Каиду» как можно лучше и уйти» никогда не был привлекательным, потому что «это создало бы вакуум [в], в котором… радикализм мог бы стать еще сильнее. Все его преемники столкнулись с той же дилеммой. Как заметил в прошлом году Малкасян, «каждый президент США с 2001 года… стремился достичь такой точки в Афганистане, когда уровень насилия будет достаточно низким, а афганское правительство будет достаточно сильным, чтобы позволить вооруженным силам США уйти без значительного увеличения риска возрождения террористической угрозы». ».

Это одна из причин, по которой вмешательство длилось так долго. Другая причина заключалась в том, что это не было одной устойчивой нисходящей спиралью, ведущей к провалу. Были периоды, когда ситуация выглядела более или менее контролируемой.После стремительного разгрома талибов осенью 2001 года в Афганистане примерно на четыре года установилось обманчивое миролюбие. Буш смог удержать в стране от 10 000 до 20 000 военнослужащих, и потери США в эти годы были относительно низкими. На политическом фронте был отмечен заметный прогресс: в январе 2004 г. афганские лидеры утвердили новую конституцию, которая привела к достаточно честным президентским и парламентским выборам и избранию умеренного Хамида Карзая президентом. Афганистан все еще был далек от «успеха», но прогресс был достаточным, чтобы команда Буша продолжала его, особенно с учетом того, что администрация считала вероятными последствиями вывода войск.Как недавно выразился один морской пехотинец и офицер разведки, прослуживший пять раз в Ираке и Афганистане: «В любой момент нашей 20-летней афганской одиссеи мы всегда — по крайней мере, в наших мыслях — оставались всего на год или два раньше. от просадки с последующим снятием средств».

Но прогресс никогда не может быть устойчивым. Рост повстанческого движения талибов в последние годы правления администрации Буша привел к тому, что президент Барак Обама принял рекомендацию своих военных советников о «наращивании» сил в 2009 году.Затем последовал еще один период относительного прогресса. В течение следующих трех лет волна стабилизировала важные районы страны, вдохнула новую жизнь в афганскую армию и полицию и укрепила поддержку правительства. Однако расходы для Соединенных Штатов выросли. Именно во время прихода Обамы американские потери были самыми высокими — 1500 военнослужащих убиты и 15 000 ранены в период с 2009 по 2012 год, больше, чем в любой другой период 20-летней войны. Убийство бен Ладена в мае 2011 года заставило большинство американцев поверить в то, что миссия выполнена, и Обама начал говорить о необходимости «сосредоточиться на построении нации здесь, дома.Но по мере того, как Обама выводил войска, посланные для наращивания, и планировал дальнейшие сокращения, Талибан оправился, а за пределами Афганистана общая террористическая угроза возросла с подъемом Исламского государства в Ираке и Сирии.

Многое было сделано из предполагаемого обмана, которым занимались сменявшие друг друга администрации, чтобы ситуация выглядела лучше, чем она была. Но предположение о том, что три последовательные администрации «скрывали правду два десятилетия», просто не соответствует действительности. Даже когда американские чиновники пытались сделать хорошую мину в плохой ситуации, они не делали вид, что плохих новостей нет. Рассмотрим свидетельство генерала Дэвида Петреуса в марте 2011 года. Он оптимистично заявил Конгрессу, что «за последние восемь месяцев был достигнут важный, но упорный прогресс», как и было на самом деле. Но он также сказал, что прогресс остается «хрупким и обратимым», что впереди «много трудной работы» , и что были «неудачи, а также успехи».

Любой осторожный оптимизм, выдвинутый сменяющими друг друга администрациями, был более чем подкреплен членами Конгресса от обеих партий.На том же слушании, на котором Петреус давал показания, председатель сенатского комитета по вооруженным силам Карл Левин (штат Мичиган) сообщил на основе своего визита в Афганистан в январе 2011 года, что афганцы в бывших опорных пунктах талибов «возвращаются в деревни». и «растущую уверенность в способности афганских и коалиционных сил обеспечить безопасность». Члены Конгресса, и особенно демократы, также с энтузиазмом относились к государственному строительству. Конгресс неоднократно требовал более активных гражданских усилий в дополнение к военным действиям, одобряя помощь в размере миллиардов долларов и постоянно оказывая давление на администрацию, чтобы она усилила такие усилия.Эта помощь также пользовалась общественной поддержкой. Если государственное строительство в Афганистане было ошибкой, то это была ошибка многих людей.

Дело в том, что ни тогда, ни позже никто не питал никаких иллюзий, что полная победа близка. Даже когда Петреус делал свою высококвалифицированную оценку прогресса, сотрудники американской разведки публично свидетельствовали о своей озабоченности по поводу того, способно ли афганское правительство взять на себя ответственность за управление.Глава Разведывательного управления Министерства обороны заметил в то время, что, несмотря на ввод американских войск, «не было явного ухудшения» «боеспособности» талибов и что их силы остаются «устойчивыми» и «могут нанести удар». угрожают целям США и других стран в Афганистане до 2011 года».

Представление о том, что американцев обманули, заставив поверить, что в Афганистане все хорошо, опровергается опросами на протяжении всей войны. Лишь незначительное меньшинство когда-либо говорило, что они «уверены» в том, что У.Политика С. в Афганистане в конечном итоге увенчалась успехом. Летом 2005 года 75% были либо «не уверены», либо «не уверены». Пять лет спустя, в 2010 году, эта доля превысила 80 процентов, при этом только 12 процентов выразили уверенность.

История продолжается ниже рекламного объявления

Тем не менее, несмотря на это, большинство американцев последовательно поддерживали продолжение участия, и в 2009 году значительное большинство поддержало резкое увеличение войск Обамы. Действительно, избиратели были более высокого мнения о политике Обамы в Афганистане, чем о его управлении экономикой и здравоохранением. Как и администрация, общественность и Конгресс знали, что война идет не очень хорошо, но выступали против ухода и выступали за более активное участие США. По большому счету, американцы были в этом все вместе, хотя большинству сейчас трудно об этом вспомнить.

С самого начала усилия в Афганистане столкнулись с серьезными ограничениями, многие из которых были навязаны самими собой. Афганистан был классическим случаем, много раз повторявшимся на протяжении всей американской истории, когда Соединенные Штаты одной ногой выходили за дверь с момента вторжения.Это началось с администрации Буша. Общей темой Афганистана и Ирака была вера Рамсфелда и его подчиненных в то, что обе интервенции могут быть продолжены без значительных усилий американских войск. Возможно, это убеждение можно объяснить высокомерием, но на самом деле это была просто попытка свести к минимуму американское присутствие. Генерал Дэн К. Макнил, командующий коалиционными силами в Афганистане в 2002-2003 годах, сказал интервьюерам правительства, что его начальство в Пентагоне в основном заботилось о том, чтобы держать под контролем количество развернутых американских войск. С. войска. В частности, Рамсфелд начинал нервничать при любом упоминании о дополнительных силах. Некоторые выступали за увеличение численности войск, но, как позже рассказывал Ричард Хаас, который был одним из них, «в Афганистане было глубокое ощущение отсутствия возможностей». Вместо этого, как и в Ираке, Пентагон работал над созданием афганской армии, способной взять власть в свои руки. Официальные лица США были склонны как преувеличивать цифры, так и преувеличивать возможности афганской армии. Почему? Чтобы продемонстрировать, что нет необходимости в большем количестве американских войск или в более длительных обязательствах.Когда британский командующий силами НАТО в Афганистане сказал Рамсфелду в 2006 году, что «у нас недостаточно войск и ресурсов», Рамсфелд ответил: «Генерал, я не согласен. Двигаться дальше.»

Какими бы шансами на успех ни обладали Соединенные Штаты, этот подход наполовину не увеличился. Талибы видели, как американцы стремились уйти, и выжидали. Но столь же значительным было влияние на партнеров Америки в Афганистане. Сама неопределенность американских обязательств шла вразрез с усилиями по созданию правительства и армии, которые могли бы стоять самостоятельно.Как указал один американец, служивший в Афганистане, одним из последствий этого стал рост коррупции. «Наши постоянные сообщения о том, что мы уходим из Афганистана, побуждали афганцев, находящихся у власти, использовать коррупцию — в частности, выкачивание ресурсов для личной выгоды — как единственное ясное и надежное средство выживания. Коррупция превратилась в финансовый план на случай непредвиденных обстоятельств, выбор, который сделал бы любой разумный афганец, чтобы обеспечить безопасное будущее для своих детей». Афганским боевикам также пришлось сделать выбор.Они едва держались в борьбе с талибами с американской помощью, включая поддержку с воздуха; зачем воображать, что они могли бы продержаться и без этого? Никто в правительстве США никогда не верил, что афганская армия готова выстоять самостоятельно. Чиновники недооценили только скорость его краха, что смутило, но не должно было удивлять. В любом случае, кажется немного несправедливым говорить, что афганские партнеры Америки просто «прогнили». Их жизни зависели от правильного суждения о стойкости Америки, а это всегда вызывало сомнения.

И не только афганцам приходилось производить такие расчеты. Одним из самых больших препятствий для политики США была продолжающаяся поддержка Талибана Пакистаном. Высокопоставленные пакистанские чиновники не скрывали, что подстраховались. Как сказал глава пакистанской разведки тогдашнему послу Райану Крокеру, однажды «вы покончите с нами, но мы все равно останемся здесь… и последнее, чего мы хотим со всеми нашими другими проблемами, — это превратили Талибан в смертельного врага, так что, да, мы подстраховываемся.Как сказал Крокер в 2016 году, единственный способ добиться другого набора расчетов — это дать понять, что календаря вывода не существует, что Соединенные Штаты готовы держать свои силы в Афганистане столько времени, сколько необходимо. Как выразился Крокер, «американцы недолговечны. Наши противники рассчитывают на это, а наши союзники боятся этого». Можно только гадать, как бы отреагировали различные действующие лица, если бы администрация Буша и ее преемники заявили, что Соединенные Штаты готовы оставаться в Афганистане в течение 20 лет, вместо того, чтобы провести 20 лет, постоянно стоя одной ногой за дверью.

Еще одна ирония заключается в том, что американцы десятилетиями содержали войска в других странах. Они держат войска в Корее уже 70 лет, оберегая от возобновления войны, которая формально никогда не заканчивалась и которая может вспыхнуть снова в любой момент. Они еще дольше удерживали американские войска на передовой времен холодной войны в Европе и других частях Азии. Американские войска находились на Балканах более десяти лет. Дело в том, что американцы десятилетиями будут держать войска на дальних театрах, лишь бы потери были минимальными.

Могло ли все сложиться в Афганистане по-другому? Возможно, хотя это кажется маловероятным, учитывая склонности всех вовлеченных сторон. Сменявшие друг друга администрации США полагали, что вероятная цена прочного успеха в Афганистане была выше, чем хотел заплатить американский народ, особенно после того, как страх и гнев после 11 сентября исчезли. Но и цена отказа была слишком высока. В этих обстоятельствах неудивительно, что сменявшие друг друга президенты выбирали именно такой путь. И хотя можно много сомневаться как в стратегии, так и в тактике, это был не тот случай, когда ответ был очевиден и его не могли увидеть только идеологи.Так почему жестокие обвинения? Почему каждая американская неудача должна быть нравоучительной сказкой, поиском козла отпущения и обвинением американской внешней политике в целом? Соединенные Штаты вмешались в Афганистан по совершенно веским и понятным причинам после 11 сентября и тогда не знали, как выпутаться с приемлемым исходом. Почему многие отнеслись к этому как к рассказу о грехе и высокомерии? Почему «война с террором» стала рассматриваться как симптом, а для некоторых и как источник многих проблем Америки сегодня?

Продолжение истории под рекламой

На самом деле, «война с террором» увенчалась успехом — поразительно. Если бы вы сказали кому-нибудь после 11 сентября, что в течение 20 лет не будет еще одного крупного нападения на территорию США, мало кто поверил бы в это. Преобладающее мнение в то время заключалось в том, что не только будут другие атаки, но и они будут более серьезными. В 2004 году главный эксперт Гарварда по внешней политике Грэм Эллисон предсказал, что «скорее всего, чем нет», то, что террористы взорвут ядерное оружие в Соединенных Штатах в ближайшее десятилетие. То, что бывший Обама и нынешние официальные лица Байдена Роб Малли и Джон Файнер заметили три года назад, остается верным и сегодня: «Ни одна группа или отдельное лицо не смогли повторить что-либо близкое к разрушительному масштабу терактов 11 сентября в Соединенных Штатах или против США.граждан США за границей, благодаря замечательным усилиям властей США, которые сорвали бесчисленное множество активных заговоров и уничтожили множество террористических ячеек и организаций».

Примечательно, что этот факт редко упоминается, когда американцы спорят об Афганистане. Кто-нибудь думает, что эти усилия были бы столь же успешными, если бы после 11 сентября Соединенные Штаты оставили талибов и «Аль-Каиду» на месте на все эти годы? И интересно, что сейчас так много американцев считают, что цена была слишком высокой.Как это часто бывает, тот факт, что Соединенные Штаты больше не подвергались ударам, подкрепляет идею о том, что серьезной угрозы никогда не существовало, и уж точно не настолько серьезной, чтобы за нее приходилось платить такую ​​цену. Но в этом опять-таки разница между тем, чтобы прожить историю вперед и судить об истории в обратном направлении. Если бы кто-то сказал американцам после 11 сентября, что они могут прожить два десятилетия без очередной успешной атаки, но что это будет стоить 4000 американских жизней и 1 триллиона долларов, а также десятков тысяч жизней афганцев, они тоже отвергли бы это. высоко? Скорее всего нет.

Когда в 2001 году американцы вступили в войну, большинство считало, что опасность бездействия стала слишком велика, что угрозы как международного терроризма, так и оружия массового уничтожения растут и что для их устранения необходимо предпринять серьезные усилия. Сегодня многие американцы все больше верят, что эти прежние представления были ошибочными или, возможно, даже сфабрикованными. С уходом Америки из Афганистана мы можем начать понимать, кто был более прав.

Как Америка потерпела неудачу в Афганистане

В воскресенье, когда талибы вошли в Кабул — последний оставшийся крупный афганский город, не находящийся под контролем группировки, — президент страны Ашраф Гани бежал в Таджикистан, ясно дав понять, что США.Поддерживаемое С. афганское правительство рухнуло. Пять месяцев назад, в апреле, президент Джо Байден объявил, что все американские и военнослужащих НАТО будут выведены из Афганистана к двадцатой годовщине терактов 11 сентября. Критики обвинили администрацию в поспешном, плохо спланированном и хаотичном уходе с тех пор. В четверг правительство США объявило, что направит морских пехотинцев и солдат для помощи в эвакуации сотрудников посольства. Но скорость наступления талибов ошеломила американских чиновников и заставила отчаявшихся афганцев бежать из страны. Отвечая на критику своего плана, Байден попытался переложить вину на афганское правительство и его народ, заявив: «Они должны бороться за себя».

Я разговаривал по телефону со своим коллегой, штатным корреспондентом New Yorker Стивом Коллом, о ситуации в Афганистане. Декан Школы журналистики Колумбийского университета, Колл является автором книг «Войны призраков» и «Директорат S», которые вместе отражают большую часть истории последних нескольких десятилетий в Афганистане и Пакистане. В ходе нашей беседы, которая была отредактирована для большей ясности, мы обсудили, почему Соединенным Штатам было так сложно обучать афганскую армию, различные гуманитарные кризисы, с которыми столкнулась страна, и «возмутительное» безразличие администрации Байдена к ситуации. Америка сыграла свою роль в создании.

Что вас удивило в событиях последних нескольких недель и каков был предсказуемый результат политического заявления Байдена в апреле?

Думаю, скорость политического коллапса в Афганистане многих удивила. Путь коллапса был предсказан и предсказуем. Это уже случалось в политической и военной истории Афганистана пару раз. Но была скорость и импульс, когда люди пересчитывали свои интересы, переходили на другую сторону и капитулировали без насилия, чего я не думаю, что администрация Байдена ожидала, когда весной объявила о своем графике.

Вы можете возразить, что это показывает, что политика администрации Байдена была ошибкой, но вы также можете возразить, что, если это должно было произойти так быстро после двух десятилетий пребывания американских войск в Афганистане, не было никакого способа заставить это работать без обещает остаться навсегда. Как вы относитесь к этим двум взглядам на ситуацию или считаете, что эта дихотомия бесполезна?

Я думаю, что эта дихотомия описывает два полюса, которые представляют диапазон выбора, с которым столкнулась администрация Байдена, и между этими полюсами, более или менее, находилась политика, восходящая ко второму сроку администрации Барака Обамы, который был меньшее, устойчивое развертывание. Когда к власти пришла администрация Байдена, там находилось две с половиной тысячи военнослужащих. Уровень потерь, понесенных силами НАТО , был почти на уровне дорожно-транспортных происшествий на протяжении большей части последних нескольких лет. Таким образом, было видно устойчивое, меньшее развертывание — не бесплатное, но совсем не похожее на расходы прошлого — связанное с поиском более устойчивого политического результата. Администрация Трампа тоже пошла по этому пути, переняв его у администрации Обамы, и Белый дом Трампа стал весьма амбициозным в этом отношении.Он заключил с талибами соглашение с графиком, в том числе в отношении вывода американских войск. Но пока администрация Трампа не дошла до этого момента, она шла тем же путем, что и ее предшественник.

Я думаю, что между ними был вопрос о том, оправдывают ли преимущества беспорядочной степени стабильности наличие малого и среднего развертывания, которое Америка имеет в других частях мира. Это то, что вы услышите в Вашингтоне. Контраргументом политике администрации Байдена не будет вечная война и поражение талибов; это будет критика поспешности, с которой было прекращено развертывание, которое не было крупным и не привело к большому количеству жертв.

Почему, в конце концов, было так трудно противостоять афганским военным в большей степени, чем это удалось Америке? Было ли это отсутствием политической легитимности? Какие-то проблемы с обучением?

Не знаю, какая доля факторов, в том числе перечисленных вами, зачетная. Но я думаю, что еще одной причиной, по которой это не сработало, был масштаб амбиций. И это было видно и в Ираке. Строить постоянную трехсоттысячную армию в стране, разрушенной более чем сорока годами войны подряд и экономика которой почти полностью зависит от внешней помощи, — это просто не работает.Что действительно сработало, так это то, что люди на разных этапах считали возможным, а именно создание более сильных, более слаженных и лучше обученных сил, которые фактически были единственной реальной боевой силой от имени кабульского правительства в течение последних нескольких лет. Эти силы называются коммандос или спецназом, но в основном это двадцать или тридцать тысяч человек. То, что вы можете построить с большими инвестициями и практическим обучением. Но нельзя просто так создать трехсоттысячную армию. Я помню, как говорил об этом с пакистанскими генералами примерно в 2012 году.И все они сказали: «Ты просто не можешь этого сделать. Это не сработает». Они оказались правы.

Писатель Ананд Гопал, который много писал об Афганистане, писал: «США создали афганское государство для удовлетворения контртеррористических интересов Вашингтона, а не интересов афганцев, и то, что мы видим сегодня, — это результат». Ты согласен?

Я предполагаю, что это означает, что проект государственного строительства, в том виде, в каком он был — и по поводу которого была разная степень приверженности, в том числе очень мало в самом начале, после падения последнего правительства Талибана — был подорван зависимостью от независимых ополченцев и командиров, чья роль в обеспечении безопасности рассматривалась как необходимая, особенно на раннем этапе, поскольку главная роль У. С. под руководством НАТО повесткой дня в Афганистане и регионе была борьба с терроризмом. Люди под ружьем — влиятельные посредники или полевые командиры — считались важным элементом этой повестки дня, и было очень трудно построить нормальное государство, когда ополченцы были вне политической ответственности (не говоря уже о верховенстве закона) и доминировали во многих регионах мира. страна.

Со временем пришло осознание того, что это не является устойчивым, и были попытки превратить их в более нормально выглядящие государственные и конституционные вооруженные силы, но этот проект никогда не сопровождался стремлением к подотчетности или прекращению фактическая независимость и коррупция, связанные с этими региональными ополчениями.Я предполагаю, что вы можете сказать, что во всем виноват западный дизайн, но я не уверен, что верю этому. Афганистан имел эти боевые силы на своей территории 11 сентября из-за продолжающейся войны, которая была спровоцирована советским вторжением в 1979 году, и им не требовалась конституционная конструкция, продиктованная США, чтобы сохраниться. Конечно, они устояли. Настоящая сложность в устройстве афганского государства, которое сейчас рушится, как минимум в той же степени связана с афганцами, прибывающими в страну из изгнания — та же динамика, которую мы наблюдали в Ираке.Нередко очень талантливые и преданные своему делу люди, вытесненные из страны войнами конца 1970-х гг., пытались договориться с афганскими лидерами о том, какую конституционную систему и систему разделения власти следует разработать. Они пытались создать систему, которая приспособила бы власть ополченцев, которые никогда не уходили, в очень централизованном конституционном дизайне.

Отношение президента Байдена к Афганистану в последнее время, кажется, вызывает раздражение, в то время как он также делает сильный акцент на необходимости того, чтобы афганцы встали и боролись за свою страну.Как вы относитесь к американскому президенту, выдвинувшему такое заявление после того, как США были тесно связаны с этой страной на протяжении десятилетий?

Я пытаюсь подавить свои эмоции по этому поводу, потому что считаю это возмутительной критикой. Я могу понять разочарование, которое американские лица, принимающие решения, испытывали в отношении своих партнеров в правительстве Кабула в течение последних двадцати лет. Это был очень тернистый путь, и не только в этом виноваты президенты и вице-президенты США, а также советники по национальной безопасности.Но предполагать, что афганский народ не внес своей лепты, — это своего рода перекладывание вины, которое я считаю не только неоправданным, но и возмутительным. Теперь афганцы поколение за поколением страдают не только от непрерывных войн, но и от гуманитарных кризисов, один за другим, и американцы должны помнить, что это не была гражданская война, которую афганцы начали между собой, в которую втянулся остальной мир. . Эта ситуация была вызвана вторжением извне, первоначально со стороны Советского Союза, во время холодной войны, и с тех пор страна стала полем битвы для региональных и мировых держав, стремящихся к собственной безопасности путем военного вмешательства в Афганистан, будь то США после 2001 года C. Я. в 1980-х годах Пакистан через его поддержку сначала моджахедов, а затем талибов, или Иран и его клиентов. Обвинять афганцев в том, что они не собираются действовать сообща в свете этой истории, просто неправильно.

От Сайгона до Кабула: что означает фиаско Америки в Афганистане для всего мира через несколько дней после того, как Америка покинула авиабазу Баграм, центр своей войны в Афганистане на протяжении 20 лет, не сказав об этом своему афганскому командиру.«Они даже отдаленно не сопоставимы с точки зрения возможностей. Не будет никаких обстоятельств, при которых вы увидите, как людей поднимают с крыши посольства Соединенных Штатов из Афганистана». К 15 августа «Чинуки» трясли окнами в Кабуле, вывозя американских дипломатов из громадного посольства. В городском аэропорту взлетно-посадочную полосу заполонили отчаявшиеся афганцы; некоторые цеплялись за шасси транспортера

C -17 и падали насмерть.

Послушайте эту историю. Наслаждайтесь аудио и подкастами на iOS или Android.

Ваш браузер не поддерживает элемент

Экономьте время, слушая наши аудио статьи во время многозадачности

OK

Хаос на взлетно-посадочной полосе резко контрастирует с почти бескровным захватом Кабула талибами днем ​​ранее. Сейчас талибы контролируют большую часть Афганистана, чем в 2001 году, когда Америка отстранила их от власти в ответ на теракты 11 сентября (см. карту). В президентском дворце в Кабуле талибы в пыльных сандалиях, казалось, были удивлены своей победой, позируя вокруг стола, оставленного президентом страны Ашрафом Гани.«Мы добились неожиданной победы», — признал мулла Абдул Гани Барадар, заместитель лидера талибов.

В напряженной драме вокруг аэропорта враги настороженно относятся друг к другу. До сих пор талибы разрешали Америке проводить эвакуационные рейсы, но оттесняли толпы людей, пытающихся попасть на них. Поскольку в Кабуле остались тысячи американцев, ситуация может стать еще более опасной. Талибан может разозлиться на тысячи американских и британских военнослужащих на афганской земле и разозлиться на решение Америки заблокировать доступ к валютным резервам.

Бегство Америки из Кабула, как и ее бегство из Сайгона в 1975 году, является определяющим геополитическим моментом: самая могущественная страна мира снова потерпела поражение от более слабого врага. В обоих случаях — тогда как сенатор, а теперь как президент — Джо Байден выступал за быстрый уход. И тогда, как и сейчас, яростные критики Америки предсказывали, что такое хаотичное оставление встревожит союзников и приободрит противников. Соседние государства и богатые страны, расположенные дальше, могут ожидать новый тревожный приток беженцев.Глобальные джихадисты, тысячи из которых, как считается, укрываются талибами, увидят божественную руку в том, как святые воины победили две сверхдержавы в Афганистане — сначала Советский Союз в 1989 году, а теперь Америку.

Последствия будут ощущаться прежде всего в самом Афганистане. Пока еще слишком рано говорить о том, является ли триумф талибов последней или просто последней главой 42-летней войны в стране, в которой с 2001 года было убито более 117 000 афганцев (см. диаграмму 1). Афганистан остается одной из беднейших стран мира.Если западная помощь прекратится, она потеряет даже скромные экономические и социальные достижения последних двух десятилетий, такие как образование девочек (см. диаграмму 2). Многое будет зависеть от того, как будут управлять талибы.

Когда они в последний раз правили Кабулом, с 1996 по 2001 год, они погрузили страну, давно разоренную войной, в теократическую тиранию. Они приостановили женское образование и работу, запретили большую часть искусства и музыки и вырезали меньшинства. И они укрывали боевиков всех мастей, особенно «Аль-Каиду», которая стремилась экспортировать джихад по всему миру.«Эмират» был настолько отталкивающим, что его признали только Саудовская Аравия, Объединенные Арабские Эмираты и Пакистан, давний спонсор талибов.

На этот раз талибы хотят показать более мягкое лицо. 17 августа один из их чиновников появился на главной телевизионной сети Афганистана, чтобы дать интервью женщине-ведущей — невообразимая сцена во времена первой эры талибов. Группа также применила легкий штрих в столице. «Мы ожидали большей жестокости, — говорит Обайдулла Бахир, преподаватель Американского университета в Кабуле.Вместо этого он был «приятно удивлен их дисциплинированностью и уважительностью». Г-н Бахир отмечает, что автомобили талибов не сигналят гражданским автомобилям, вынуждая их съехать с дороги, как это делали афганские военные.

Свет горит

Приоритетом талибов является сохранение существующего государства. Не имея технократов или менеджеров, они объявили всеобщую амнистию для всех государственных чиновников, призвав их вернуться к работе. Министр здравоохранения и мэр Кабула остаются на своих постах.Антонио Джустоцци из Королевского колледжа Лондона отмечает, что талибы заключили сделки с Салахуддином Раббани, бывшим министром иностранных дел, и Хамидом Карзаем, первым президентом, назначенным Америкой. Они привлекли армейских специалистов для эксплуатации трофейной техники и пытаются заманить военных летчиков.

Стратегия Талибана в сельских провинциях, которую они удерживали в течение некоторого времени, может содержать и другие подсказки. Они часто заигрывали с государственными службами, позволяя учителям и врачам продолжать работать до тех пор, пока они соблюдали правила талибов.«Они собираются взять под контроль то, что уже существует, по крайней мере, в краткосрочной перспективе, и я думаю, что они попытаются добиться стабильности, а не какой-либо революции», — говорит Эшли Джексон из Института зарубежного развития ( ODI). ), аналитический центр в Лондоне.

По мере того, как они захватывают страну, говорит Мартина ван Бейлерт из Исследовательской группы по Афганистану, талибы обсуждают, как найти баланс между тем, что многие их бойцы считают идеологической чистотой, с одной стороны, и спрос на образование, который существует даже среди многих наиболее консервативных афганцев.Мустафа Бен Мессауд, руководитель полевых операций ЮНИСЕФ в Афганистане, говорит, что он «осторожно оптимистичен».

Остается только гадать, как долго продлится этот прагматизм. Новости из некоторых недавно захваченных районов вызывают тревогу. В Герате, где 60% студентов университета составляли женщины, студенткам было приказано вернуться домой. Работающим женщинам было приказано уступить свою работу родственникам-мужчинам. Забиулла Муджахид, представитель талибов, говорит, что средства массовой информации могут оставаться открытыми до тех пор, пока они не «противоречат исламским ценностям» и «не транслируют ничего, что идет вразрез с нашими национальными интересами».Это вряд ли обнадеживает.

Многих афганцев также не убедит обещание талибов о том, что «не будет мести всем тем, кто работает с администрацией Кабула или с иностранными силами». Сообщается, что после того, как талибы захватили Спин-Болдак, город на пакистанской границе, десятки сторонников правительства, как сообщается, были убиты. В Кандагаре талибы похитили и убили Назара Мохаммада, популярного комика. Кабул изобилует сообщениями о том, что талибы охотятся на бывших армейских переводчиков и афганских командиров.Одна женщина-судья в городе говорит, что она и сотни ее бывших коллег боятся расправы. Сообщается, что 18 августа в Джелалабаде талибы убили нескольких демонстрантов, которые размахивали афганским флагом, а не штандартом талибов.

Пустая афганская армия

Несмотря на это, обещания Талибана «милосердия» и безопасного прохода для правительственных солдат, сложивших оружие, в некоторой степени объясняют, почему они так легко смели афганскую армию. Когда Советский Союз покинул Афганистан в 1989 году, его сателлитный режим просуществовал три года, прежде чем рухнуть (отчасти потому, что к тому времени исчез сам Советский Союз).Построенное на этот раз государство не продержалось достаточно долго, чтобы Америка даже завершила свой уход. «Мы потратили более триллиона долларов», — сетовал Байден 16 августа (см. диаграмму 3). «Мы подготовили и оснастили афганские вооруженные силы численностью около 300 000 человек… силы, превышающие численность вооруженных сил многих из наших союзников по НАТО из ». Почему все растворилось за несколько дней?

За 20 лет присутствия Америки талибы захватили только один город, Кундуз, удерживая его на короткое время. Тем не менее, начав 6 августа с Заранджа на юго-западе, они захватили одну провинциальную столицу за другой, кульминацией чего стал захват Кабула 15 августа.Они контролируют практически всю территорию, когда-то принадлежавшую бывшему Северному альянсу, антиталибской амальгаме, на которую Америка опиралась в 2001 году. Амрулла Салех, вице-президент г-на Гани, бежал в Панджшерскую долину, объявил себя временным президентом и призвал «сопротивление». Но его дело выглядит безнадежным.

Успех Талибана во многом обязан поддержке Пакистана, отвлечению внимания Америки в Ираке, деньгам от продажи наркотиков и коррупции афганских элит. Но у боевиков была и ловкость. На последнем этапе войны они часто воплощали изречение Сунь-Цзы о том, что высшее военное искусство заключается в подчинении врага без боя.«То, что только что произошло, — это, вероятно, одна из самых хорошо продуманных и спланированных партизанских кампаний, — говорит Майк Мартин, бывший офицер британской армии в провинции Гильменд, ныне работающий в Королевском колледже Лондона. «Талибан зашел в каждый район и подставил всех местных ополченцев, заключая сделки по племенному признаку». В Герате, например, глава провинциального совета заключил сделку с местным командиром талибов (оба были членами племени ализаи). «После того, как эти местные силы отступили, — говорит г-н Мартин, — у правительства не стало достаточно веса, поэтому армия была вынуждена сдаться.

То, что талибы могли заключать такие сделки, отражало более глубокую проблему. Америка и ее союзники выступали в роли повивальных бабок высокоцентрализованного государства, конституция которого 2004 года перекликалась с монархией 1960-х годов. Г-н Гани, бывший сотрудник Всемирного банка и соавтор книги под названием «Исправление несостоявшихся государств», хотел создать национальные институты, которые лишили бы местных влиятельных лиц избирательных прав. Это плохо отразилось на важных племенах и кланах. «Эта напряженность между Кабулом и региональными игроками создала вакуум, который талибы смогли использовать», — отмечает Ибрахим Бахисс из Международной кризисной группы, аналитического центра. «Они превратились из действительно ограниченного обращения в практически национальное движение».

Афганская армия, которую построила Америка, была большой, хорошо вооруженной и оснащенной авиацией. К тому же он совершенно не подходил для войны. По словам Джека Уотлинга из Королевского института объединенных служб, аналитического центра, формальная цепочка подчинения вступала в противоречие с семейной и племенной лояльностью. Результатом стала повсеместная коррупция. «Оборудование поступало в армию, на большие склады, а затем растекалось повсюду», — говорит он.

Хотя на бумаге армия насчитывала 352 000 человек, имеющиеся силы составляли около 96 000 солдат, по данным CNA , аналитического центра, — ненамного больше, чем 60 000 талибов или около того. Поставляемое американцами оборудование было слишком сложным в обслуживании, что приводило к частым поломкам. Это, в свою очередь, приковало большую часть армии к осажденным базам. Многие солдаты остались без зарплаты и голодали, и потери были высокими. Небольшой отряд афганского спецназа остался, чтобы вести большую часть боевых действий, но они были растянуты.

Решение Америки уйти было coup de grace . Как отмечается в исследовании Вьетнама, проведенном корпорацией RAND , опубликованном в 1978 году, «физическая сторона этого — вывод войск, потеря военно-воздушных сил США, сокращение помощи — была не более катастрофической, чем сопутствующие психологические последствия. Соединенные Штаты больше не считают его достойным спасения».

_______________

Подробнее:

_______________

Приобретение друзей и стремление к влиянию

Страны Запада в безвыходном положении.Потерпев неудачу, они теперь надеются оказать «сдерживающее влияние» на Талибан, как выразился министр иностранных дел Великобритании Доминик Рааб, используя два рычага: помощь и дипломатическое признание нового режима. Ни то, ни другое вряд ли будет эффективным. Иран и Россия, когда-то враждебно настроенные по отношению к талибам, теперь относятся к ним более дружелюбно; оба наслаждаются унижением Америки в Афганистане. Замир Кабулов, посланник президента России в Афганистане, чуть ли не аплодировал их победе: по его словам, у талибов «гораздо больше возможностей для достижения договоренностей, чем у марионеточного правительства в Кабуле».Пакистан, чьи призраки взращивали Талибан с рождения, был еще более проницательным. «В Афганистане разорвали цепи рабства, — с восторгом заявил премьер-министр Имран Хан.

Однако самым большим дипломатическим призом для талибов является Китай, который граничит с Афганистаном по узкому Ваханскому коридору. 28 июля, когда вывод американских войск был почти завершен, Китай сделал вид, что принял делегацию лидеров талибов в Тяньцзине, и назвал группу «решающей военной и политической силой».Вскоре после того, как это подтвердилось, китайские дипломаты приветствовали перспективу «отношений дружбы и сотрудничества».

То, как на самом деле складываются отношения с соседями, частично зависит от связей талибов с международными джихадистскими группировками. Китай, например, беспокоит присутствие воинствующих уйгуров, в которых он видит угрозу стабильности в Синьцзяне, где уйгуры составляют большинство и подвергаются интенсивным репрессиям.

Исламистский экстремизм давно беспокоит и западные страны, даже если с 2001 года угроза уменьшилась.«20 лет назад мы отправились в Афганистан с одной миссией, и эта миссия заключалась в том, чтобы разобраться с людьми, напавшими на нас 11 сентября», — заявил 15 августа госсекретарь США Энтони Блинкен. «И мы преуспели в этой миссии». «Аль-Каида», группа, которая несет ответственность, является тенью самого себя. Но его идеология распространилась повсюду; она породила таких, как «Исламское государство», еще более жестокую группировку, родившуюся в Ираке и Сирии, а также ответвления и террористов-одиночек.

Г-н Муджахид попытался успокоить опасения, что Афганистан снова станет базой глобального терроризма, как это было 11 сентября: «Мы хотим заверить всех, особенно Соединенные Штаты, что Афганистан не будет использоваться для нападения на кого-либо . Но в прошлом месяце группа ООН , которая следит за джихадистскими группами, сообщила, что «Аль-Каида» по-прежнему присутствует не менее чем в 15 из 34 провинций Афганистана, в основном на восточных окраинах страны. Местное отделение «Исламского государства» также присутствует в нескольких местах и ​​насчитывает от нескольких сотен до 10 000 членов. Западные спецслужбы считают, что Айман аз-Завахири, лидер «Аль-Каиды» после убийства Америкой Усамы бен Ладена в 2011 году, находится в Афганистане, хотя и болен. Проблема усугубляется освобождением талибами тысяч заключенных, многие из которых являются закоренелыми джихадистами, из тюрьмы Пул-и-Чархи в Кабуле.

Американские официальные лица считают, что они могут держать террористов под контролем, сочетая бдительную разведку и точечные удары. Г-н Байден говорит, что Америка обладает надежным «контртеррористическим потенциалом за горизонтом». Однако эта способность была сильно ослаблена. У Америки скоро не будет военного или дипломатического присутствия на земле. Самому разведывательному агентству Афганистана, Национальному управлению безопасности, вряд ли удастся выжить; если и будет, то вряд ли будет сотрудничать с Западом.Американские шпионы будут больше полагаться на агентов, завербованных в основном за пределами Афганистана, а также на радиоразведку.

Отсутствие авиабазы ​​в Афганистане, не имеющее выхода к морю, является еще одним сдерживающим фактором. беспилотников ЦРУ однажды вылетели из соседнего Пакистана, но его отношения с Америкой находятся на самом дне. Ракеты или боевые самолеты могли летать с баз в Персидском заливе или с авианосца в Аравийском море, но они не могли не пролететь ни над Ираном, что маловероятно, ни над Пакистаном, с его разрешения или без него.

Несмотря на то, что г-н Байден и его команда отвергают сравнения с Вьетнамом, они неизбежны. В обоих случаях гражданские и военные лидеры ввели американцев в заблуждение относительно конфликта с неясными целями и ненадежными партнерами, а также на культурной территории, где они так и не нашли опоры. Но есть много различий. Гибель 2452 американских военных в Афганистане болезненна, но война во Вьетнаме была гораздо более кровавой — там погибло в 25 раз больше американцев — и вызвала больше разногласий. С другой стороны, неудача в Афганистане хуже.По словам Кейтлин Талмадж из Джорджтаунского университета, армия Северного Вьетнама была квалифицированной и бронированной силой, возможно, в два раза превосходящей Талибан и поддерживаемой сверхдержавой. Тем не менее, талибы захватили территорию, в четыре раза превышающую территорию Южного Вьетнама.

Шок, который потряс весь мир

Многие историки пришли к выводу, что Советский Союз вторгся в Афганистан и расширил поддержку марионеток в Центральной Америке и Африке отчасти из-за убеждения, что Америка была ослаблена Вьетнамом.Китай уже воспользовался фиаско в Афганистане, чтобы отпраздновать отступление Америки, если не упадок. Global Times , ура-патриотичный таблоид, управляемый Коммунистической партией Китая, 16 августа заявил, что вывод войск является «предзнаменованием будущего Тайваня». Если Америка не пожелала принять на себя несколько тысяч жертв в Афганистане, предполагалось, что война за Тайвань «будет означать немыслимые затраты». Эндрю Янг, бывший министр обороны Тайваня, согласен с тем, что вывод войск из Афганистана важен для Тайваня: «Это урок, который нужно усвоить… Тайвань должен полагаться на собственную оборону, а не на поддержку США.”

В Индии многие официальные лица обеспокоены победой прокси Пакистана и перспективой активизации джихадизма. И, сблизив страну с Америкой против Китая, они ошеломлены очевидной ненадежностью Америки. «Вывод США … продемонстрировал полное пренебрежение к тому, к чему это приведет», — утверждает Нирупама Рао, бывший самый высокопоставленный дипломат Индии. «Это обесценило ценность и доверие к американской мощи в регионе», — говорит она.

Европейцы возмущены тем, что уход Америки был представлен им как свершившийся факт.Для одного дипломата это «подтверждает долгосрочную тенденцию разъединения США ». По его словам, европейцы должны «сделать выводы» о надежности Америки, когда речь идет о кризисах в таких местах, как Ближний Восток и Сахель. Британские официальные лица тоже в шоке. Том Тугендхат, член парламента от консерваторов и председатель парламентского комитета по иностранным делам, который служил в Афганистане в качестве солдата, сказал, что Великобритания должна «изложить видение… для активизации наших европейских партнеров по НАТО, чтобы убедиться, что мы не зависим от на единого союзника, на решение единого вождя».

Тем не менее, жалобы на надежность Америки — старое времяпрепровождение. Европейцы недовольны нежеланием Барака Обамы вмешиваться в дела Ливии в 2011 году и его отменой авиаударов по Сирии в 2013 году. Страны Персидского залива обеспокоены неспособностью Трампа наказать Иран за его атаку на саудовские нефтяные объекты в 2019 году. Тайвань уже имеет опыт предательства со стороны Америка, когда в 1979 году перешла на официальное дипломатическое признание коммунистического Китая, до сих пор живет с ним.

Если манера ухода г-на Байдена демонстрирует американскую капризность, она также показывает ее незаменимость.Немногим союзникам есть куда обратиться, пока Россия и Китай самоутверждаются. «Это тяжелый удар для Америки, — признает Майкл Фуллилав, директор Института Лоуи, аналитического центра в Сиднее, — но это не меняет расчетов для Австралии». На вопрос, обеспокоена ли Япония, один высокопоставленный чиновник в Токио ответил: «Нет, потому что Афганистан — это Афганистан… Япония другая».

Пустая оболочка Афганистана, отброшенная

И так же, как европейские союзники приветствовали уход Америки из Вьетнама, опасаясь, что это отвлекает ресурсы и внимание от советской угрозы Европе, многие союзники (и китайские ястребы в Вашингтоне) высматривают возможность переориентировать Америку на их заботы.Как отметил г-н Байден: «Наши настоящие стратегические конкуренты — Китай и Россия — больше всего на свете хотели бы, чтобы Соединенные Штаты продолжали бесконечно направлять миллиарды долларов ресурсов и внимания на стабилизацию Афганистана».

Взгляд вдаль

Вечный урок из Вьетнама может заключаться в важности перспективы. В краткосрочной перспективе уверенность Америки пошатнулась, а ее противники обрадовались. Тем не менее за 15 лет поражения в войне, которая велась, чтобы сдержать коммунистическую волну, Америка выиграла холодную войну и стала непревзойденной державой.Его вооруженные силы, разрушенные конфликтом, превратились в непревзойденную, технологически продвинутую силу. И спустя четыре десятилетия Вьетнам является близким партнером побежденной им сверхдержавы. Это может быть утешением для Америки. Это мало утешает афганцев, которые доверяли ему свою защиту и теперь вынуждены жить под властью талибов.

Для получения дополнительной информации о президентстве Джо Байдена посетите наш специальный центр

Эта статья появилась в разделе «Брифинг» печатного издания под заголовком «Талибан вернулся в город». создать правительство в Кабуле

(Рейтер) — Силы Талибана и бойцы, верные местному лидеру Ахмаду Массуду, сражались в афганской долине Панджшер в четверг, более чем через две недели после того, как исламистское ополчение захватило власть, когда лидеры Талибана в столице Кабуле работали сформировать правительство.

Панджшер — последняя провинция, сопротивляющаяся правлению талибов, которые вернули себе контроль над страной после вывода американских и иностранных войск после 20-летнего конфликта после нападений на Соединенные Штаты 11 сентября 2001 года.

Каждая из сторон заявила, что нанесла тяжелые потери.

«Мы начали операцию после того, как переговоры с местной вооруженной группировкой провалились», — сказал представитель талибов Забиулла Муджахид.

Талибы вошли в Панджшер и взяли под контроль часть территории, сказал он.«Они (противник) понесли большие потери».

Представитель повстанческой группировки Национального фронта сопротивления Афганистана (NRFA) заявил, что она полностью контролирует все проходы и въезды и отбивает попытки захватить район Шотул.

«Противник неоднократно пытался войти в Шотул со стороны Джабул-Сараджа и каждый раз терпел неудачу», — сказал он, имея в виду город в соседней провинции Парван.

С тех пор, как 15 августа талибы ворвались в Кабул, несколько тысяч бойцов местных ополченцев и остатки правительственных вооруженных сил сосредоточились в Панджшере под руководством Масуда, сына бывшего командира моджахедов.

Они держатся в крутой долине, где атаки снаружи затруднены.

Попытки договориться об урегулировании провалились, и каждая сторона обвиняет другую в неудаче.

Муджахид сказал, что объявление нового правительства будет через несколько дней, в то время как представитель талибов Ахмадулла Муттаки сказал, что церемония организуется в президентском дворце.

ГУМАНИТАРНАЯ КАТАСТРОФА

Легитимность правительства в глазах международных доноров и инвесторов будет иметь решающее значение для экономики, поскольку страна борется с засухой и разрушительным конфликтом, в результате которого погибло около 240 000 афганцев.

Гуманитарные организации предупреждают о надвигающейся катастрофе, а экономика, которая годами зависела от многомиллионной иностранной помощи, близка к коллапсу.

Многие афганцы боролись за то, чтобы прокормить свои семьи в условиях сильной засухи задолго до того, как боевики Талибана захватили власть, и миллионы людей теперь могут столкнуться с голодом в условиях изоляции страны и развала экономики, сообщают агентства по оказанию помощи.

«С 15 августа мы наблюдаем ускорение и усиление кризиса в связи с неизбежным экономическим коллапсом, который надвигается на эту страну», — сказала Рейтер из Кабула Мэри-Эллен МакГроарти, страновой директор Всемирной продовольственной программы в Афганистане.

Положительным моментом стало то, что высокопоставленный руководитель Western Union Co заявил, что возобновляет услуги по переводу денег в Афганистан. По его словам, это решение соответствует стремлению США разрешить там гуманитарную деятельность.

«Большая часть нашего бизнеса, связанного с Афганистаном, связана с малообеспеченными семьями и поддерживает денежные переводы, которые удовлетворяют основные потребности людей там, так что это основание, которое у нас есть, и почему мы хотим возобновить наш бизнес», — сказал Жан-Клод Фара, представитель Western Union. президент в Азии, Европе, на Ближнем Востоке и в Африке.

Western Union и MoneyGram International Inc приостановили обслуживание в Афганистане после того, как талибы захватили Кабул.

ПРИЗНАНИЕ

Талибан насаждал радикальную форму шариата, или исламского права, когда он правил с 1996 по 2001 год, но на этот раз попытался представить миру более умеренное лицо, обещая защищать права человека и воздерживаться от репрессий против старые враги.

Соединенные Штаты, Европейский Союз и другие страны поставили под сомнение такие заверения, заявив, что официальное признание нового правительства и ожидаемая от него экономическая помощь зависят от действий.

Министр иностранных дел Германии Хайко Маас заявил в четверг, что Германия готова возобновить дипломатическое присутствие в Кабуле, если талибы выполнят определенные условия.

«Мы хотим видеть инклюзивное правительство (в Кабуле), соблюдение основных прав человека и прав женщин — и Афганистан не должен снова стать рассадником международного терроризма», — сказал Маас журналистам в Словении, где он встретился со своими коллегами из ЕС. обсудить Афганистан.

Министр иностранных дел Франции Жан-Ив Ле Дриан заявил газете Le Figaro, что Париж еще не видел положительных сигналов о том, что группа изменилась.

Источник, непосредственно осведомленный о переезде, сообщил, что афганских дипломатов попросили пока остаться на зарубежных постах. По словам источника, талибы хотели сохранить чувство преемственности.

Талибы пообещали безопасный выезд из страны для всех иностранцев и афганцев, оставшихся в стране после вывода американских войск в понедельник. Но поскольку аэропорт Кабула все еще был закрыт, многие пытались бежать по суше.

Тысячи афганцев здесь — некоторые без документов или в ожидании U.Заявления на получение визы С., другие в семьях со смешанными иммиграционными статусами — также ждут в «транзитных узлах» в третьих странах после хаотичной эвакуации.

Отчетность бюро Reuters; Написано Стивеном Коутсом, Кэтрин Эванс и Соней Хепустанов; Под редакцией Ангуса МакСвана, Фрэнсис Керри и Питера Куни

Война в Афганистане: как она началась и как она заканчивается

Всего за несколько недель до завершения вывода войск США из Афганистана талибы воспользовались моментом, захватив северную город Кундуз в воскресенье.

Кундуз, город с населением 374 000 человек, стал третьей столицей провинции, захваченной талибами за три дня, и его падение стало серьезным ударом для афганского правительства. Город в одноименной провинции является жизненно важным торговым центром недалеко от границы с Таджикистаном.

Летняя военная кампания талибов вынудила афганские правительственные силы сдаться и отступить. К концу июля группа захватила контроль над половиной из примерно 400 районов страны. Правительственные войска покинули десятки аванпостов и баз, часто оставляя оружие и технику.Во многих случаях они сдавались без боя, иногда после заступничества деревенских старейшин, посланных талибами.


Военные победы талибов, особенно в северном Афганистане, где оппозиция боевикам традиционно была самой сильной, стали символом насилия для военной миссии США в самой продолжительной войне Америки.

В середине апреля президент Джо Байден, заявив, что Соединенные Штаты давно выполнили свою миссию по отказу террористам в убежище в Афганистане, заявил, что все США. Войска С. покинут страну к 11 сентября.

Боевая миссия, преследовавшая четырех президентов, которые считались с американскими потерями, безжалостным врагом и часто коррумпированным и сбивающим с толку партнером афганского правительства, наконец подходит к концу. Байден признал, что после почти 20 лет войны, самой продолжительной в Америке на чужой территории, стало ясно, что американские военные не могут превратить Афганистан в современную стабильную демократию.

Отвечая в июле на критику ухода, президент спросил: «Позвольте мне спросить тех, кто хотел, чтобы мы остались: сколько еще? Сколькими еще тысячами дочерей и сыновей Америки вы готовы рискнуть?»

Соединенные Штаты оставляют около 650 военнослужащих для обеспечения безопасности США.С. Посольство в Кабуле. Некоторые из них размещены в международном аэропорту столицы вместе с турецкими войсками, которые согласились обеспечить охрану аэропорта.

Почему Соединенные Штаты вторглись в Афганистан?
Через несколько недель после того, как «Аль-Каида» напала на Соединенные Штаты 11 сентября 2001 года, президент Джордж Буш-младший объявил, что силы США нанесли удары по объектам террористической группировки и талибов в Афганистане.

«Эти целенаправленные действия направлены на то, чтобы помешать использованию Афганистана в качестве базы операций террористов и нанести удар по военной мощи режима талибов», — сказал президент.

Буш сказал, что Талибан, который тогда управлял большей частью Афганистана, отклонил его требование выдать лидеров Аль-Каиды, которые планировали теракты с баз на территории Афганистана. Он сказал, что намерен привлечь к ответственности лидеров «Аль-Каиды», добавив: «И теперь талибы заплатят цену».

Уже тогда президент предупредил, что операция «Несокрушимая свобода» повлечет за собой «длительную кампанию, не похожую ни на одну другую, которую мы когда-либо видели».

К декабрю 2001 года лидер «Каиды» Усама бен Ладен и другие высшие командиры бежали в безопасное место в Пакистане, номинальном составе США.С. союзник. Американские силы не преследовали их, и Пакистан в конечном итоге превратился в убежище для командиров и бойцов талибов, которые в последующие годы пересекли границу, чтобы атаковать американские и афганские силы.

В Афганистане американские войска быстро свергли правительство Талибана и разгромили его боевые силы, когда 2001 год подходил к концу.

В декабре 2001 года официальный представитель талибов предложил безоговорочную капитуляцию, которая была отклонена Соединенными Штатами. Почти 20 лет спустя Соединенные Штаты умоляют Талибан согласиться на прекращение огня и договориться о политическом урегулировании с США.С. поддержало афганское правительство.

В мае 2003 года министр обороны Дональд Рамсфельд объявил о прекращении крупных боевых действий в стране.

Как развивалась миссия в Афганистане?
После разгрома талибов Соединенные Штаты и НАТО сосредоточились на восстановлении несостоявшегося государства и установлении демократии в западном стиле, потратив миллиарды на попытки восстановить отчаянно бедную страну, уже разоренную двумя десятилетиями войны, сначала во время советской оккупации 1980-х гг., а затем в ходе продолжавшейся гражданской войны.

Были первые успехи. Было установлено прозападное правительство. Были построены новые школы, больницы и общественные учреждения. Тысячи девочек, которым запретили учиться при правлении талибов, посещали школу. Женщины, которых талибы в основном ограничивали своими домами, поступили в колледж, устроились на работу и работали в парламенте и правительстве. Появились энергичные, независимые средства массовой информации.

Но коррупция процветала, сотни миллионов долларов на реконструкцию и инвестиции были украдены или незаконно присвоены.Правительство оказалось не в состоянии удовлетворить самые основные потребности своих граждан. Часто его полномочия едва выходили за пределы столицы, Кабула и других крупных городов.

В 2003 году, когда 8000 военнослужащих США находились в Афганистане, Соединенные Штаты начали перебрасывать боевые ресурсы на войну в Ираке, начавшуюся в марте того же года.

Что произошло на поле боя?
Талибан восстановил свои боевые возможности, несмотря на постоянный приток войск США и НАТО, которые стремились расположить к себе афганцев обещаниями новых школ, правительственных центров, дорог и мостов.

Поскольку Талибан представляет собой повышенную военную угрозу, президент Барак Обама направил в Афганистан дополнительные тысячи военнослужащих в рамках «наращивания», численность которого к середине 2010 года достигла почти 100 000 человек. Но талибы только становились сильнее, нанося тяжелые потери афганским силам безопасности, несмотря на боевую мощь и авиаудары США.

В мае 2011 года группа морских котиков США убила бен Ладена в комплексе в Абботтабаде, Пакистан, где он жил в течение многих лет рядом с пакистанской военной академией подготовки.В июне Обама объявил, что к 2014 году он начнет возвращать американские войска домой и передаст ответственность за безопасность афганцам.

К тому времени Пентагон пришел к выводу, что войну нельзя выиграть военным путем и что только урегулирование путем переговоров может положить конец конфликту — третьему за три столетия конфликту с участием мировой державы. Афганские бойцы победили британскую армию в 19 веке и российскую армию в 20 веке.

Поскольку война зашла в тупик, Обама прекратил крупные боевые операции 1 декабря.31 декабря 2014 года и перешел на обучение и помощь афганским силам безопасности.

Почти три года спустя президент Дональд Трамп сказал, что, хотя его первым побуждением было вывести все войска, он, тем не менее, продолжит вести войну. Он подчеркнул, что любой вывод войск будет основываться на боевых условиях, а не на заранее определенных сроках.

Но администрация Трампа также вела переговоры с талибами с 2018 года, что привело к формальным переговорам, в которых не участвовало афганское правительство во главе с президентом Ашрафом Гани.

Каков статус мирных переговоров?
В феврале 2020 года администрация Трампа подписала соглашение с талибами, в котором содержится призыв ко всем силам США покинуть Афганистан к 1 мая 2021 года. Взамен талибы обязались разорвать связи с террористическими группировками, такими как «Аль-Каида» и Исламская Государственный филиал в Афганистане, сокращение насилия и переговоры с поддерживаемым США правительством Афганистана.

Но сделка не включала принудительные меры, чтобы заставить Талибан выполнить свои обещания.А поскольку афганское правительство было исключено из сделки между США и Талибаном, отношения с Соединенными Штатами были натянутыми. Администрация Трампа оказала давление на Гани, чтобы он освободил 5500 заключенных талибов, получив мало взамен, что еще больше оттолкнуло афганское правительство.

После подписания сделки талибы прекратили нападения на войска США и воздержались от крупных терактов в афганских городах. Соединенные Штаты сократили воздушную поддержку правительственных сил, как правило, ограничивая ее теми случаями, когда афганские войска находились под угрозой захвата.

Основные цели соглашения 2020 года заключались в том, чтобы афганские лидеры и талибы договорились о политической дорожной карте для нового правительства и конституции, уменьшили насилие и в конечном итоге установили прочное прекращение огня.

Но правительство обвинило талибов в убийстве афганских правительственных чиновников и сотрудников сил безопасности, защитников гражданского общества, журналистов и правозащитников, в том числе нескольких женщин, застреленных средь бела дня.

Из-за их сильной позиции на поле боя и U.После вывода войск талибы сохранили преимущество в переговорах с афганским правительством, которые начались в сентябре в Дохе, Катар, но с тех пор зашли в тупик. Пентагон заявил, что боевики не выполнили обещания сократить насилие или разорвать связи с террористическими группировками.

Администрация Байдена заявляет, что продолжает поддерживать мирные переговоры, но талибы, похоже, не торопятся вести переговоры. Они также прямо не заявили, что согласятся на правительство с разделением власти, подразумевая вместо этого, что намерены бороться за монополию на власть.

Смогут ли афганские силы безопасности сдержать Талибан без войск США?
Армейские и полицейские подразделения опустели из-за дезертирства, низкого уровня набора, низкого морального духа и руководства, а также воровства жалованья и материальных средств командирами. Они понесли высокие потери, которые, по словам американского командования, не являются устойчивыми.

Многие из 34 столиц провинций страны, как на севере, так и на юге, находятся в осаде. Правительственные контратаки отбили лишь несколько баз и районов.

В ответ на нападения талибов бывшие афганские полевые командиры мобилизовали частные ополчения, в то время как другие афганцы присоединились к добровольческим ополчениям, многие из которых вооружены и финансируются правительством. Это вызвало опасения возвращения к началу 1990-х годов, когда соперничающие ополченцы убили тысячи мирных жителей и оставили некоторые части Кабула в руинах.

Силы безопасности также оставили контрольно-пропускные пункты на нескольких крупных автомагистралях, что позволило талибам установить блокпосты и облагать дорожными сборами и налогами дальнобойщиков и автомобилистов.

Соединенные Штаты тратят не менее 4 миллиардов долларов в год на афганскую армию — 74 миллиарда долларов с начала войны. Администрация Байдена пообещала продолжать поддерживать афганские силы после ухода американских войск.

Секретная оценка разведки, представленная администрации Байдена этой весной, показала, что Афганистан может попасть под контроль талибов в течение двух-трех лет после вывода международных сил.

В оценке угроз сделан вывод: «Талибан, скорее всего, добьется успеха на поле боя, и афганскому правительству будет трудно сдерживать Талибан, если коалиция откажется от поддержки.”

Война в Афганистане: как она началась и как она заканчивается

Всего за несколько недель до завершения вывода войск США из Афганистана талибы воспользовались моментом, захватив в воскресенье северный город Кундуз.

Кундуз, город с населением 374 000 человек, стал третьей столицей провинции, захваченной талибами за три дня, и его падение стало серьезным ударом для афганского правительства. Город в одноименной провинции является жизненно важным торговым центром недалеко от границы с Таджикистаном.

Летняя военная кампания талибов вынудила афганские правительственные силы сдаться и отступить. К концу июля группа захватила контроль над половиной из примерно 400 районов страны. Правительственные войска покинули десятки аванпостов и баз, часто оставляя оружие и технику. Во многих случаях они сдавались без боя, иногда после заступничества деревенских старейшин, посланных талибами.


Военные победы талибов, особенно на севере Афганистана, где оппозиция боевикам традиционно была самой сильной, стали символом насилия для США.Военная миссия С. в самой продолжительной войне Америки.

В середине апреля президент Джо Байден, заявив, что Соединенные Штаты давно выполнили свою миссию по отказу террористам в убежище в Афганистане, объявил, что все американские войска покинут страну к 11 сентября.

Боевая миссия, преследовавшая четырех президентов, которые считались с американскими потерями, безжалостным врагом и часто коррумпированным и сбивающим с толку партнером афганского правительства, наконец подходит к концу. Байден признал, что после почти 20 лет войны, самой продолжительной войны Америки на чужой земле, стало ясно, что США.Военные С. не смогли превратить Афганистан в современную стабильную демократию.

Отвечая в июле на критику ухода, президент спросил: «Позвольте мне спросить тех, кто хотел, чтобы мы остались: сколько еще? Сколькими еще тысячами дочерей и сыновей Америки вы готовы рискнуть?»

Соединенные Штаты оставляют около 650 военнослужащих для обеспечения безопасности посольства США в Кабуле. Некоторые из них размещены в международном аэропорту столицы вместе с турецкими войсками, которые согласились обеспечить охрану аэропорта.

Почему Соединенные Штаты вторглись в Афганистан?
Через несколько недель после того, как «Аль-Каида» напала на Соединенные Штаты 11 сентября 2001 года, президент Джордж Буш-младший объявил, что силы США нанесли удары по объектам террористической группировки и талибов в Афганистане.

«Эти целенаправленные действия направлены на то, чтобы помешать использованию Афганистана в качестве базы операций террористов и нанести удар по военной мощи режима талибов», — сказал президент.

Буш сказал, что Талибан, который тогда управлял большей частью Афганистана, отклонил его требование выдать лидеров Аль-Каиды, которые планировали теракты с баз на территории Афганистана.Он сказал, что намерен привлечь к ответственности лидеров «Аль-Каиды», добавив: «И теперь талибы заплатят цену».

Уже тогда президент предупредил, что операция «Несокрушимая свобода» повлечет за собой «длительную кампанию, не похожую ни на одну другую, которую мы когда-либо видели».

К декабрю 2001 года лидер «Каиды» Усама бен Ладен и другие высшие командиры бежали в безопасное место в Пакистане, номинальном союзнике США. Силы США не преследовали их, и Пакистан в конечном итоге превратился в убежище для командиров и бойцов Талибана, которые в последующие годы пересекли границу, чтобы атаковать США.С. и афганские силы.

В Афганистане американские войска быстро свергли правительство Талибана и разгромили его боевые силы, когда 2001 год подходил к концу.

В декабре 2001 года официальный представитель талибов предложил безоговорочную капитуляцию, которая была отклонена Соединенными Штатами. Почти 20 лет спустя Соединенные Штаты умоляют Талибан согласиться на прекращение огня и провести переговоры о политическом урегулировании с поддерживаемым США афганским правительством.

В мае 2003 года министр обороны Дональд Рамсфельд объявил о прекращении крупных боевых действий в стране.

Как развивалась миссия в Афганистане?
После разгрома талибов Соединенные Штаты и НАТО сосредоточились на восстановлении несостоявшегося государства и установлении демократии в западном стиле, потратив миллиарды на попытки восстановить отчаянно бедную страну, уже разоренную двумя десятилетиями войны, сначала во время советской оккупации 1980-х гг., а затем в ходе продолжавшейся гражданской войны.

Были первые успехи. Было установлено прозападное правительство. Были построены новые школы, больницы и общественные учреждения.Тысячи девочек, которым запретили учиться при правлении талибов, посещали школу. Женщины, которых талибы в основном ограничивали своими домами, поступили в колледж, устроились на работу и работали в парламенте и правительстве. Появились энергичные, независимые средства массовой информации.

Но коррупция процветала, сотни миллионов долларов на реконструкцию и инвестиции были украдены или незаконно присвоены. Правительство оказалось не в состоянии удовлетворить самые основные потребности своих граждан. Часто его полномочия едва выходили за пределы столицы, Кабула и других крупных городов.

В 2003 году, когда 8000 военнослужащих США находились в Афганистане, Соединенные Штаты начали перебрасывать боевые ресурсы на войну в Ираке, начавшуюся в марте того же года.

Что произошло на поле боя?
Талибан восстановил свои боевые возможности, несмотря на постоянный приток войск США и НАТО, которые стремились расположить к себе афганцев обещаниями новых школ, правительственных центров, дорог и мостов.

Поскольку Талибан представляет собой повышенную военную угрозу, президент Барак Обама направил в Афганистан дополнительные тысячи военнослужащих в рамках «наращивания», численность которого к середине 2010 года достигла почти 100 000 человек.Но талибы только становились сильнее, нанося тяжелые потери афганским силам безопасности, несмотря на боевую мощь и авиаудары США.

В мае 2011 года группа морских котиков США убила бен Ладена в комплексе в Абботтабаде, Пакистан, где он жил в течение многих лет рядом с пакистанской военной академией подготовки. В июне Обама объявил, что к 2014 году он начнет возвращать американские войска домой и передаст ответственность за безопасность афганцам.

К тому времени Пентагон пришел к выводу, что войну нельзя выиграть военным путем и что только урегулирование путем переговоров может положить конец конфликту — третьему за три столетия конфликту с участием мировой державы.Афганские бойцы победили британскую армию в 19 веке и российскую армию в 20 веке.

Когда война зашла в тупик, 31 декабря 2014 года Обама прекратил основные боевые операции и перешел к обучению и оказанию помощи афганским силам безопасности.

Почти три года спустя президент Дональд Трамп сказал, что, хотя его первым побуждением было вывести все войска, он, тем не менее, продолжит вести войну. Он подчеркнул, что любой вывод войск будет основываться на боевых условиях, а не на заранее определенных сроках.

Но администрация Трампа также вела переговоры с талибами с 2018 года, что привело к формальным переговорам, в которых не участвовало афганское правительство во главе с президентом Ашрафом Гани.

Каков статус мирных переговоров?
В феврале 2020 года администрация Трампа подписала соглашение с талибами, в котором содержится призыв ко всем силам США покинуть Афганистан к 1 мая 2021 года. Взамен талибы обязались разорвать связи с террористическими группировками, такими как «Аль-Каида» и Исламская Государственный филиал в Афганистане, уменьшить насилие и вести переговоры с США.С. поддержало афганское правительство.

Но сделка не включала принудительные меры, чтобы заставить Талибан выполнить свои обещания. А поскольку афганское правительство было исключено из сделки между США и Талибаном, отношения с Соединенными Штатами были натянутыми. Администрация Трампа оказала давление на Гани, чтобы он освободил 5500 заключенных талибов, получив мало взамен, что еще больше оттолкнуло афганское правительство.

После подписания сделки талибы прекратили нападения на войска США и воздержались от крупных терактов в афганских городах.Соединенные Штаты сократили воздушную поддержку правительственных сил, как правило, ограничивая ее теми случаями, когда афганские войска находились под угрозой захвата.

Основные цели соглашения 2020 года заключались в том, чтобы афганские лидеры и талибы договорились о политической дорожной карте для нового правительства и конституции, уменьшили насилие и в конечном итоге установили прочное прекращение огня.

Но правительство обвинило талибов в убийстве афганских правительственных чиновников и сотрудников сил безопасности, защитников гражданского общества, журналистов и правозащитников, в том числе нескольких женщин, застреленных средь бела дня.

Благодаря своим сильным позициям на поле боя и выводу американских войск талибы сохранили преимущество в переговорах с афганским правительством, которые начались в сентябре в Дохе, Катар, но с тех пор зашли в тупик. Пентагон заявил, что боевики не выполнили обещания сократить насилие или разорвать связи с террористическими группировками.

Администрация Байдена заявляет, что продолжает поддерживать мирные переговоры, но талибы, похоже, не торопятся вести переговоры. Они также прямо не заявили, что согласятся на правительство с разделением власти, подразумевая вместо этого, что намерены бороться за монополию на власть.

Смогут ли афганские силы безопасности сдержать Талибан без войск США?
Армейские и полицейские подразделения опустели из-за дезертирства, низкого уровня набора, низкого морального духа и руководства, а также воровства жалованья и материальных средств командирами. Они понесли высокие потери, которые, по словам американского командования, не являются устойчивыми.

Многие из 34 столиц провинций страны, как на севере, так и на юге, находятся в осаде. Правительственные контратаки отбили лишь несколько баз и районов.

В ответ на нападения талибов бывшие афганские полевые командиры мобилизовали частные ополчения, в то время как другие афганцы присоединились к добровольческим ополчениям, многие из которых вооружены и финансируются правительством. Это вызвало опасения возвращения к началу 1990-х годов, когда соперничающие ополченцы убили тысячи мирных жителей и оставили некоторые части Кабула в руинах.

Силы безопасности также оставили контрольно-пропускные пункты на нескольких крупных автомагистралях, что позволило талибам установить блокпосты и облагать дорожными сборами и налогами дальнобойщиков и автомобилистов.

Соединенные Штаты тратят не менее 4 миллиардов долларов в год на афганскую армию — 74 миллиарда долларов с начала войны. Администрация Байдена пообещала продолжать поддерживать афганские силы после ухода американских войск.

Секретная оценка разведки, представленная администрации Байдена этой весной, показала, что Афганистан может попасть под контроль талибов в течение двух-трех лет после вывода международных сил.

В оценке угроз сделан вывод: «Талибан, скорее всего, добьется успеха на поле боя, и афганскому правительству будет трудно сдерживать Талибан, если коалиция откажется от поддержки.”

По мере эскалации наступления талибов, Афганистана на пороге опасного поворота, специальный представитель предупреждает Совет Безопасности в связи с призывами к прекращению огня и доступу к помощи

Быстрые действия должны изменить нынешнюю катастрофическую траекторию насилия и гуманитарных страданий в Афганистане, предупредили выступающие сегодня в Совете Безопасности, поскольку делегаты призвали к немедленному прекращению недавнего наступления талибов, которое привело к рекордному количеству жертв среди гражданского населения и целенаправленных убийств.

Сейчас, когда Афганистан находится на опасном поворотном этапе, объединенный Совет Безопасности должен воспользоваться текущей возможностью, чтобы быстро активизировать мирные переговоры и предотвратить выход кризиса за пределы национальных границ, заявила Дебора Лайонс, Специальный представитель Генерального секретаря и глава Организации Объединенных Наций. Миссия содействия Афганистану (UNAMA). «Впереди либо настоящие мирные переговоры, либо трагически переплетенные кризисы, — сказала она, — все более жестокий конфликт в сочетании с острой гуманитарной ситуацией и множащимися нарушениями прав человека.

Она призвала Совет выступить с недвусмысленным заявлением о том, что нападения на города должны прекратиться немедленно. Члены, участвующие в переговорах с Политической комиссией движения «Талибан», должны настаивать на общем прекращении огня и возобновлении переговоров, подтверждая при этом, что международное сообщество не признает правительство, навязанное силой. Следующие недели могут стать решающими, сказала она, настаивая на том, чтобы Совет отложил в сторону разногласия и подал сильный сигнал о том, что боевые действия должны прекратиться, а стороны должны вести переговоры.В противном случае, предупредила она, выиграть может быть нечего.

Шахарзад Акбар, председатель Независимой комиссии по правам человека Афганистана, заявил, что непрекращающаяся буря зверств уносит жизни и сеет террор, отодвигая возможность мира еще дальше. Достигнутые успехи подвергаются нападкам и быстро сокращаются, сказала она, добавив, что права женщин и девочек, включая доступ к образованию, рынкам и базовым медицинским услугам, сокращаются. По ее словам, доступ к информации и свобода выражения мнений в равной степени вызывают обеспокоенность, поскольку независимые СМИ в провинциях закрыты.

Она призвала Совет, Организацию Объединенных Наций и международные механизмы по правам человека реагировать с большей безотлагательностью, обращая внимание на воздействие на Афганистан, регион и мир, если насилие продолжится. У Совета все еще есть рычаги, чтобы предотвратить катастрофу, используя все имеющиеся в его распоряжении инструменты. Она выразила поддержку призыву правительства к созыву специальной сессии Совета по правам человека и созданию миссии по установлению фактов, которая, среди прочего, выявила бы виновных в нарушениях прав человека.«Мы не можем ждать и смотреть, как история повторяется», — предупредила она.

Предлагая национальную точку зрения, представитель Афганистана сказал, что после почти полного вывода иностранных войск талибы и их иностранные сообщники борются за то, чтобы снова превратить страну в убежище для транснационального терроризма. Действительно, масштаб, размах и сроки военного наступления талибов сродни вторжению, беспрецедентному за последние 30 лет. С середины апреля эти группы совершили более 5 500 нападений в 31 из 34 провинций.Двадцать группировок, в том числе «Аль-Каида» и «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ/ДАИШ), сражаются вместе с талибами против афганского населения и сил безопасности.

«Это не гражданская война, а война преступных и террористических сетей, которые ведутся на спинах афганцев», — предупредил он. Он призвал Совет использовать эффективное применение санкций в соответствии с резолюциями 1988 (2011) и 2513 (2020) как способ оказать давление на Талибан, чтобы заставить его начать содержательные мирные переговоры в преддверии встречи 11 августа в Дохе.Он также попросил его созвать специальную сессию Совета по правам человека, чтобы предотвратить разрушительный уровень нарушений прав человека и крупномасштабного перемещения гражданских лиц.

В ходе последовавшего обсуждения члены Совета осудили недавнее насилие и призвали к расширению гуманитарного доступа и ощутимому прогрессу на предстоящих мирных переговорах. Некоторые из них выразили серьезную озабоченность по поводу нарушений прав человека, в том числе в отношении женщин и девочек, при этом многие настаивали на их полном участии в мирных переговорах.Вновь заявляя, что военного решения войны не существует, другие заявили, что правительство, установленное силой, не будет признано.

«Мы не примем военный захват Афганистана», — заявил представитель США, добавив, что «Талибан» станет международным изгоем, если выберет такой путь. Международная поддержка любого будущего правительства зависит от приверженности инклюзивному участию, честным выборам, защите прав человека, обязательствам по борьбе с терроризмом и соблюдению международного права, сказал он, заявив, что его страна будет и впредь поддерживать афганский народ, который продолжает выводить свои войска и идти вперед.

Делегат Нигера, выступая также от имени Кении, Туниса и Сент-Винсента и Гренадин, заявил, что обе стороны должны соблюдать режим прекращения огня и дать переговорам в Дохе больше шансов на успех. Тем временем Совет должен уделить первоочередное внимание стимулам и красным линиям, которые заставят Талибан прекратить использовать терроризм в политических целях. Он предупредил, что возвращение хаоса в стране будет сигналом для террористов, что они могут получить легитимность и власть с помощью силы.

Вторя опасениям по поводу ухудшения ситуации, особенно в связи с выводом иностранных войск, представитель Российской Федерации также указал на рекордный рост производства наркотиков и рост числа беженцев.В дополнение к продвижению мирных переговоров теперь необходимо консолидировать все международные и региональные усилия, при этом афганский народ должен принять решение о политическом составе своего правительства.

Делегат Китая добавил, что все усилия должны быть направлены на предотвращение гражданской войны, продвижение мирных переговоров и предотвращение усиления террористических сил. Вмешательство внешних держав не удастся, предупредил он, призвав к большей прозрачности с соседними странами.

Представитель Индии, председатель Совета в августе, выступил в своем национальном качестве, заявив, что Совету пора принять решение о том, как обеспечить постоянное прекращение огня и немедленное прекращение насилия.«Все, что не соответствует этому, будет представлять серьезную угрозу региональному миру и безопасности», — сказал он, вновь заявив о поддержке инклюзивного мирного процесса под руководством и контролем афганцев.

С заявлениями также выступили представители Норвегии, Эстонии, Мексики, Вьетнама, Ирландии, Франции и Соединенного Королевства.

Встреча началась в 10:00 и закончилась в 11:48

Брифинги

ДЕБОРА ЛАЙОНС, специальный представитель Генерального секретаря и глава Миссии Организации Объединенных Наций по содействию Афганистану (МООНСА), заявила, что страна находится на опасном поворотном этапе.«Впереди либо подлинные мирные переговоры, либо трагически переплетенный ряд кризисов: все более жестокий конфликт в сочетании с острой гуманитарной ситуацией и множащимися нарушениями прав человека», — сказала она, добавив, что сегодня у Совета Безопасности есть возможность продемонстрировать свою приверженность предотвратить катастрофу, которая распространится за пределы Афганистана. По ее словам, Совет и международное сообщество в более широком смысле могут помочь предотвратить самые ужасные сценарии, но для этого потребуются сплоченные и быстрые действия.

Обобщая последние события в войне, которая вступила в новую, более смертоносную и разрушительную фазу, она сказала, что кампания Талибана начала нападать на крупные города. Эскалация боевых действий в Кандагаре, Герате, Лашкаргахе и других районах привела к многочисленным человеческим жертвам и глубоко тревожным политическим заявлениям. По ее словам, с 104 мирными жителями, убитыми и 403 раненными в Ласхар-Гахе с 28 июля, талибы перекрыли все дороги в город и из него, больницы заполняются, а запасы продовольствия уменьшаются.«Это другой вид войны, напоминающий Сирию в недавнем прошлом или Сараево в не столь отдаленном прошлом», — предупредила она, добавив, что нападение на городские районы, защищаемые Афганскими национальными силами безопасности и обороны, приведет к массовым жертвам среди гражданского населения и повреждению таких объектов. базовая инфраструктура, такая как электрические и водопроводные сети. Между тем, развивающийся гуманитарный кризис и сильная засуха привели к тому, что 18,5 миллионов человек нуждаются в помощи, что усугубляется нападениями на гуманитарных работников. Только в 2021 году 25 гуманитарных работников были убиты, 63 ранены и 83 задержаны или арестованы.

Многие в международном сообществе рассматривают Талибан как потенциального партнера для достижения мира в Афганистане, несмотря на серьезные оговорки, сказала она, отметив, что соглашение 2020 года с Соединенными Штатами сопровождалось ожиданиями снижения насилия и активизации мирных переговоров. Однако существует разительный контраст между активностью на поле боя и тихим тупиком за столом переговоров. Политической комиссии движения «Талибан» следует разъяснить, что изъятия из запрета на поездки и высокие протоколы, с которыми они были получены многими странами, основывались на приверженности мирному процессу.

Говоря о гуманитарных проблемах, она указала на сообщения из районов, контролируемых талибами, о суммарных казнях, избиениях и подавлении СМИ. Среди серьезных опасений, высказанных гражданскими лицами МООНСА, она сказала, что женщины боятся быть убитыми за то, что работали на правительство или неправительственную организацию, и что их дочери будут вынуждены выйти замуж за бойцов Талибана. «Позвольте мне пояснить, потому что я знаю, что талибы также обращают внимание на то, что мы говорим на этих сессиях, — сказала она, — я сообщаю о комментариях, которые были высказаны непосредственно нам, а не об инцидентах, которые мы смогли подтвердить.Также, отметив опровержение этих заявлений талибами, она сказала, что сообщения настолько последовательны, единообразны и срочны, что она просто не может дождаться их подтверждения, прежде чем доводить их до сведения Совета. Она сказала, что в недавнем заявлении одного афганца ей говорилось: «мы больше не говорим о сохранении завоеванных нами прав; мы говорим о простом выживании».

Совет должен выступить с недвусмысленным заявлением о том, что атаки на города должны прекратиться немедленно, сказала она, рекомендуя несколько способов действий органа, состоящего из 15 членов.Страны, взаимодействующие с Политической комиссией талибов, должны настаивать на таких встречах на общем прекращении огня, возобновлении переговоров и подтверждении позиции Совета Безопасности и регионального и международного сообщества, согласно которой правительство, навязанное силой, не будет признано. . Она отметила, что освобождение от запрета на поездки для членов талибов, которое существует, чтобы позволить им путешествовать с единственной целью мирных переговоров, будет продлено 20 сентября. Между тем, Совет и страны, которые встречаются с талибами, должны призвать их предоставить гуманитарный доступ в районы, которые они контролируют, а государства-члены должны внести свой вклад в призыв о помощи для Афганистана, который испытывает острую нехватку средств.Усилия должны как можно скорее положить конец безнаказанности, и Совет должен серьезно рассмотреть вопрос о наделении Организации Объединенных Наций мандатом, позволяющим ей играть более важную роль в содействии переговорам, если об этом просят обе стороны. В качестве демонстрации серьезности Совета в разрешении этого конфликта она настоятельно рекомендовала каждому постоянному члену предложить эксперта в состав этой группы содействия. Следующие недели могут стать решающими, сказала она, призвав Совет отложить в сторону разногласия и послать сильный сигнал о том, что необходимо прекратить боевые действия и начать переговоры.В противном случае, предупредила она, выиграть может быть нечего.

ШАХАРЗАД АКБАР, Председатель Независимой комиссии по правам человека Афганистана , отметив, что она проводит брифинг для Совета в третий раз с июня 2019 года, сказала, что ситуация в Афганистане сегодня не может быть более актуальной. Число погибших среди гражданского населения растет, и многие афганцы спасаются от усиливающегося шторма в качестве беженцев. «Миллионы афганцев живут в страхе, ожидая, что будет дальше». Комиссия ежедневно проверяет детали ужасающих военных преступлений, включая внесудебные и целенаправленные убийства гражданских лиц, работающих на правительство.Она добавила, что смертельный выстрел в Дава Хана Минапала сегодня в Кабуле является жестоким напоминанием об отказе талибов признать государственных служащих гражданскими лицами.

Продолжающаяся буря зверств уносит жизни и сеет ужас и неуверенность, отодвигая возможность мира еще дальше, продолжила она. Достижения, достигнутые в области прав человека, подвергаются нападкам и быстро сокращаются. Права женщин и девочек, включая доступ к образованию, рынкам и базовым медицинским услугам, сокращаются.Доступ к информации и свобода выражения в равной степени вызывают озабоченность, поскольку независимые СМИ в провинциях закрыты.

Обращая внимание на влияние на Афганистан, регион и мир, если насилие продолжится, она сказала, что у Совета все еще есть рычаги, чтобы предотвратить катастрофу, используя все имеющиеся в его распоряжении инструменты. Совет, Организация Объединенных Наций и международные правозащитные механизмы должны отреагировать с еще большей безотлагательностью. Она поддержала призыв правительства Афганистана к созыву специальной сессии Совета по правам человека и к учреждению миссии по установлению фактов, которая, среди прочего, выявляла бы лиц, виновных в нарушениях прав человека.«Мы не можем ждать и смотреть, как история повторяется», — сказала она, добавив, что, надеюсь, ее брифинг в Совете на этот раз будет иметь значение.

Выписки

ГУЛАМ М. ИСАКЗАИ ( Афганистан ) сказал, что его делегация запросила эту срочную встречу, поскольку ситуация в его стране быстро ухудшилась из-за роста насилия со стороны талибов и их жестокого военного наступления на крупные города и населенные пункты в нескольких провинциях. В этих преднамеренных актах варварства талибам помогают транснациональные террористические сети.Вместе они угрожают миру, безопасности и стабильности — не только в Афганистане, но и в регионе и за его пределами. Масштабы, размах и сроки их военного наступления сродни вторжению, беспрецедентному за последние 30 лет. С середины апреля талибы и связанные с ними иностранные террористические группы совершили более 5 500 нападений в 31 из 34 провинций страны. Боевики, представляющие 20 группировок, в том числе «Аль-Каиду» и «Исламское государство Ирака и Леванта» (ИГИЛ/ДАИШ), сражаются вместе с талибами против афганского населения и сил безопасности.«Это не гражданская война, а война преступных и террористических сетей, которые ведутся на спинах афганцев», — сказал он. Указав, что талибы по-прежнему пользуются убежищем в Пакистане, он призвал эту страну помочь удалить и демонтировать убежища талибов, а также их линии снабжения и логистики, создав совместный механизм наблюдения и проверки.

Подчеркнув, что талибы стали более жестокими в своих действиях, жестокими в обращении с местным населением, экстремистскими по своему мышлению и мстительными по отношению к сторонникам правительства, он сказал, что с начала наступления группы более 5300 гражданских лиц, в том числе 1960 и дети — были убиты и ранены, в то время как тысячи других были перемещены, добавив к 4.8 миллионов общего числа перемещенных лиц в стране и 18,4 миллиона нуждающихся в гуманитарной помощи. Передача 10 пограничных переходов талибам также привела к приостановке торговли и росту цен на сырьевые товары. Талибы также разрушили более 260 общественных зданий, включая школы, больницы, мосты и башни связи, нанеся ущерб в размере 500 миллионов долларов и лишив 13 миллионов человек общественных услуг.

Правительство предложило мирный план и пошло на болезненные уступки, включая освобождение более 6000 заключенных, подчеркнул он.Тем не менее талибы продолжают игнорировать призывы международного сообщества и, в частности, Совета. После почти полного вывода иностранных войск из Афганистана талибы и их иностранные сообщники борются за то, чтобы снова превратить страну в убежище для транснационального терроризма. Совету «пришло время» использовать «все имеющиеся в его распоряжении средства», чтобы заставить движение «Талибан» прекратить свою кампанию насилия, в том числе путем эффективного применения санкций, предусмотренных резолюциями 1988 (2011) и 2513 (2020), в качестве способ заставить Талибан участвовать в содержательных мирных переговорах.В настоящее время шесть городов — Герат, Лашгарга, Кандагар, Газни, Зарандж и Шеберган — находятся под атакой талибов, и вскоре другие города, в том числе Кабул, будут атакованы. Он призвал Совет Безопасности созвать специальную совместную сессию с Советом по правам человека, чтобы предотвратить катастрофический рост нарушений прав человека и крупномасштабное перемещение гражданских лиц. Он также просил Совет и Генерального секретаря оказать поддержку текущим мирным переговорам, а также региональным и международным встречам, намеченным на следующую неделю в Дохе.

ОДД ИНГЕ КВАЛХЕЙМ ( Норвегия ) заявила, что военное наступление талибов — и сообщила о злоупотреблениях талибов, таких как так называемые убийства из мести и казни военнопленных, — должна быть немедленно остановлена. Он также выразил серьезную обеспокоенность сообщениями о нарушениях со стороны сотрудников афганских сил безопасности и призвал провести расследование предполагаемых нарушений прав человека. «Мы все несем ответственность за оказание эффективного политического и дипломатического давления на талибов с целью заставить их начать переговоры», — сказал он, добавив, что международное сообщество никогда не поддержит правительство, созданное с помощью военной силы.Любое международно приемлемое политическое решение должно защищать права человека для всех, в особенности для женщин и девочек. Он добавил, что это могло бы иметь большое значение, если бы ключевые международные и региональные заинтересованные стороны объединились в одном мирном формате, чтобы скоординировать свои усилия и согласовать свои идеи.

АНДРЕ ЛИПАНД ( Эстония ) охарактеризовал нападения на персонал и объекты Организации Объединенных Наций, такие как недавний инцидент в Герате, как «крайне предосудительные», подчеркнув, что они могут представлять собой военные преступления и что виновные должны быть привлечены к ответственности.С начала наступления число убитых и раненых мирных жителей достигло рекордного уровня, причем наибольшая доля потерь приходится на долю талибов. Тем временем половина населения нуждается в помощи, однако доступ гуманитарной помощи сокращается, а тех, кто оказывает помощь, убивают с угрожающей скоростью. Он повторил призыв, особенно к талибам, поддержать немедленное прекращение огня и участвовать во всеобъемлющем, инклюзивном мирном процессе в Дохе, подчеркнув, что Эстония не поддерживает восстановление исламского эмирата.Он также подчеркнул важность полного, равноправного и значимого участия женщин в мирном процессе, призвав к исходу, который сохранит конституционную защиту прав женщин и меньшинств. Эстония продолжит оказывать политическую и финансовую поддержку при условии соблюдения прав человека и демократических достижений Афганистана. Эстония также рассмотрит возможность ослабления или отмены санкций; однако талибы должны сначала продемонстрировать твердую приверженность делу мира.

ДЖЕФФРИ ДЕЛАУРЕНТИС ( США ) решительно осудил увеличение количества насильственных нападений, поскольку такие действия сводят на нет успехи, достигнутые за последние два десятилетия. «Мы не допустим военного захвата Афганистана», — сказал он, добавив, что талибы станут международным изгоем, если выберут такой путь. Бездействие талибов по пресечению насилия ставит под угрозу мирный процесс и повлияет на позицию Совета в отношении санкций, изложенных в резолюции 1988 (2011). На этом фоне он призвал талибов выполнить свои обязательства по защите гражданского населения и инфраструктуры и разрешить гуманитарным организациям продолжать свою жизненно важную работу, особенно сейчас, когда население страдает от пандемии COVID-19 наряду с продолжающимся насилием.Выражая поддержку мирному процессу с полным участием женщин, он сказал, что справедливое и прочное урегулирование зависит от инклюзивного правительства, честных выборов, защиты прав человека, обязательств по борьбе с терроризмом и соблюдения международного права. Международная поддержка любого будущего правительства зависит от соблюдения этих пяти элементов, сказал он, приветствуя роль Личного посланника Генерального секретаря и выражая признательность партнерам и союзникам за продолжение дипломатических отношений в Афганистане.Поскольку Соединенные Штаты продолжают вывод войск, он подтвердил, что Вашингтон, округ Колумбия, по-прежнему привержен делу афганского народа и стремлению к миру.

АБДУ АБАРРИ ( Нигер ), выступая также от имени Кении, Туниса и Сент-Винсента и Гренадин, заявил, что военный вариант не приведет к прочному решению, приемлемому для всех афганских сторон. Обе стороны должны прекратить огонь и дать переговорам в Дохе больше шансов на успех. Необходимо удвоить международные и региональные усилия по возобновлению внутриафганских переговоров.И без того опасная гуманитарная ситуация может ухудшиться, когда международные силы покинут Афганистан к концу сентября. Осуждая нападение на комплекс Организации Объединенных Наций в Герате и теракты террористов-смертников в Кабуле, он призвал воюющие стороны обеспечить безопасность мирных жителей, прекратить боевые действия и возобновить диалог.

Афганистан не должен вернуться к гражданской войне, которая поставит под угрозу достижения последних лет, сказал он. Мирный процесс также не должен вознаграждать или узаконивать применение военной силы или признание террористических групп.Совет должен уделить первоочередное внимание стимулам и красным линиям, которые заставят Талибан прекратить использовать терроризм в политических целях. Он призвал к срочному и устойчивому решению серьезного гуманитарного кризиса в Афганистане, при этом доноры должны выполнить свои обязательства по плану гуманитарного реагирования Афганистана на 2021 год. В заключение он задался вопросом, какой сигнал пошлет Совет, если он покинет Афганистан в тот момент, когда он находится на грани. Возвращение к хаосу будет означать для террористов, что они могут получить легитимность и власть с помощью силы.

ХУАН РАМОН ДЕ ЛА ФУЭНТЕ РАМИРЕС ( Мексика ) заявил, что международное сообщество не может и не должно допустить, чтобы прогресс, достигнутый в Афганистане за последние два десятилетия, был потерян. «Наша общая позиция должна быть ясной», — сказал он, подчеркнув, что международное сообщество не примет возвращения исламского эмирата, который является убежищем для террористических групп и в котором не соблюдаются права женщин, детей и меньшинств. Будущее Афганистана должно решаться демократическим путем, а не навязываться силой в одностороннем порядке.Он отметил стойкость афганского народа перед лицом таких суровых обстоятельств и признал проблемы, стоящие перед правительством, в том числе трудности ведения диалога в условиях быстро ухудшающейся ситуации в области безопасности. Далее он отметил усилия МООНСА по оказанию гуманитарной помощи, поощрению прав человека и продвижению повестки дня женщин, мира и безопасности.

НЕБЕНЗЯ ВАСИЛИЙ Анатольевич ( Российская Федерация ), отметив, что МООНСА играет важную роль в координации международных усилий в Афганистане, заявил, что ухудшение ситуации вызывает серьезную озабоченность, особенно в связи с выводом иностранных войск.По его словам, недавняя нестабильность демонстрирует постоянную террористическую угрозу, в том числе со стороны ИГИЛ и других организаций, что также вызывает озабоченность по поводу рекордного роста производства наркотиков и роста числа беженцев. Региональные организации должны укреплять сотрудничество и координацию для решения этих и других проблем, и необходимо начать предметные переговоры, поскольку военное решение конфликта отсутствует. Со своей стороны, Российская Федерация поддержала переговоры и надеется, что предстоящая встреча в Дохе будет способствовать продвижению вперед политического процесса.Теперь все международные и региональные усилия должны быть консолидированы, и афганский народ должен принять решение о политическом составе своего правительства. Он также подчеркнул важность региональных усилий по ускорению экономического развития Афганистана.

DINH QUY DANG ( Вьетнам ) вновь заявил, что военного решения конфликта не существует, призвав стороны соблюдать режим прекращения огня, начать переговоры и отложить в сторону свои разногласия для достижения плодотворной встречи в Дохе.Осуждая целенаправленные нападения на гражданских лиц и сотрудников Организации Объединенных Наций, он сказал, что все соответствующие стороны должны полностью соблюдать международное гуманитарное право и прекратить нападения на инфраструктуру. Он также призвал активизировать усилия по урегулированию ситуации в Афганистане, которая угрожает региональной безопасности. Касаясь гуманитарной ситуации, он призвал Организацию Объединенных Наций и других субъектов продолжать оказывать столь необходимую помощь и поддержку усилиям правительства по укреплению социально-экономического развития.По его словам, поддержка со стороны МООНСА и региональных партнеров также имеет решающее значение для продвижения мирных переговоров.

БРАЙАН ПАТРИК ФЛИНН ( Ирландия ), самым решительным образом осуждая недавние нападения в Афганистане, сказал, что афганский народ страдает от насилия, которое в последние месяцы достигло шокирующих масштабов. «Талибан должен прекратить свое военное наступление, взять на себя обязательства по всеобъемлющему прекращению огня и конструктивно участвовать в мирных переговорах», — подчеркнул он, назвав Дохинский процесс лучшей надеждой международного сообщества на достижение мира.Выразив сожаление по поводу того, что талибы не смогли конструктивно участвовать в переговорах, он призвал все стороны к достижению урегулирования путем переговоров, которое гарантирует инклюзивное управление и защиту прав человека, особенно женщин, молодежи и меньшинств, а также соблюдение международного права. «Афганистан никогда больше не должен становиться убежищем для международного терроризма», — добавил он, подтвердив поддержку Ирландией резолюции 2513 (2020) и Рамочной программы партнерства с Афганистаном до 2020 года и подчеркнув, что преднамеренное нанесение ударов по гражданскому населению является военным преступлением, которому необходимо положить конец.

НАТАЛИ БРОДХЕРСТ ЭСТИВАЛЬ ( Франция ) сказала, что мир не может быть построен на хаосе, насилии и варварстве. Талибан должен прекратить свое военное наступление и снизить уровень насилия, как он и обещал. Защита гражданских лиц, в том числе женщин, является абсолютным приоритетом, и виновные в насилии должны быть привлечены к ответственности за свои преступления. «Мы знаем, кто несет ответственность за это варварство, и это талибы», — сказала она, призвав группу отказаться от насилия и разорвать связи с террористами.Подчеркнув серьезную гуманитарную ситуацию и последствия пандемии COVID-19 и засухи, она сказала, что страдания афганского народа должны быть услышаны, и помощь должна быть оказана. Между тем международное гуманитарное право не подлежит обсуждению. Далее она сказала, что мирные переговоры должны проходить в атмосфере спокойствия и доверия, на основе демократических завоеваний последних 20 лет и с участием женщин за столом переговоров.

БАРБАРА ВУДВАРД ( Соединенное Королевство ) заявила, что Совет не должен оставлять сомнений в том, что продолжение наступления талибов будет иметь последствия.Соединенное Королевство не признает правительство талибов, которое придет к власти силой, сказала она, добавив, что если оно хочет власти, оно должно активно участвовать в мирном процессе. Подчеркнув, что Соединенное Королевство четко понимает стандарты, соблюдения которых оно ожидает от любого правительства, она выразила поддержку правительству Афганистана и его силам безопасности, но заявила, что оно не будет оказывать помощь государству, которое не соблюдает или не поддерживает права человека, в том числе женщин, детей и представителей меньшинств.Любое ослабление санкций будет зависеть от того, будут ли талибы предпринимать постоянные усилия по установлению мира. Она призвала все стороны на переговорах в Дохе добросовестно участвовать и поддерживать усилия афганцев по достижению мира, при этом важную роль в этом отношении играют соседи Афганистана и Совет.

ДАЙ БИН ( Китай ) сказал, что Афганистан находится на стыке между войной и миром, поскольку Соединенные Штаты и иностранные силы уходят. Поскольку насилие и число жертв среди гражданского населения растут, а десятки миллионов людей вынуждены покинуть свои дома, он подчеркнул, что военного решения конфликта не существует, подчеркнув, что вмешательство внешних держав не удастся.Указав на три неотложные задачи, он призвал не допустить полномасштабной гражданской войны и призвал иностранные войска отступить. Он сказал, что для обеспечения плавного перехода в Афганистане необходимо обеспечить большую прозрачность с соседними странами, выразив надежду, что Соединенные Штаты выполнят свое обязательство по оказанию помощи Афганистану в поддержании мира. Во-вторых, крайне важно продвигать процесс мира и примирения. Он приветствовал недавно возобновленный диалог между правительством и талибами в Дохе, отметив, что Китай готов провести внутриафганские переговоры.Он также призвал к усилиям по предотвращению усиления террористических сил, добавив, что Китай будет продолжать координировать свои действия с соответствующими сторонами через такие механизмы, как Шанхайская организация сотрудничества. Обращая внимание на поддержку Китаем правительства в борьбе с COVID-19, он сказал, что в Кабул прибыло 700 000 доз вакцины и других предметов медицинского назначения, и в ближайшее время будет доставлен еще 1 миллион доз вакцины. Подчеркнув важную роль МООНСА, он решительно осудил недавние нападения на комплекс Организации Объединенных Наций.

Т.С. ТИРУМУРТИ ( Индия ), президент Совета в августе, выступил в своем национальном качестве, чтобы привлечь внимание к рекордным уровням жертв среди гражданского населения и целенаправленных убийств, в том числе против религиозных и этнических меньшинств, студенток, афганских сил безопасности, комплекса Организации Объединенных Наций и министра обороны. резиденция. Индийский журналист был убит во время репортажа. Совету пора принять решение о действиях по обеспечению постоянного прекращения огня и немедленного прекращения насилия.«Все, кроме этого, будет представлять серьезную угрозу региональному миру и безопасности», — сказал он, подтвердив призыв министра иностранных дел Индии к двойному миру — как внутри Афганистана, так и вокруг него.