Содержание

423 погибших за восемь минут: как тонул «Адмирал Нахимов» в Черном море

В результате столкновения парохода «Адмирал Нахимов» и сухогруза «Петр Васев» в Черном море 33 года назад погибли 423 человека. Судно полностью ушло под воду через восемь минут после столкновения, многие люди не смогли выбраться с нижних палуб и утонули. «Газета.Ru» рассказывает о том, почему после аварии смогли сбросить лишь одну спасательную шлюпку и как взрослые с детьми пытались выжить, падая с палубы корабля в пятно мазута в море.

«Что же вы делаете? Мы же идем на столкновение»

33 года назад, 31 августа 1986 года, в Советском Союзе произошла крупнейшая катастрофа в истории отечественного пассажирского флота, которая станет известна как столкновение в Цемесской бухте. В 13 км от морского порта Новороссийска столкнулись восьмипалубный пароход «Адмирал Нахимов» и сухогруз «Петр Васев».

На борту парохода находились 1243 пассажиров и членов экипажа. Граждане девяти союзных республик наслаждались семидневным круизом по Черному морю.

Вечером 31 августа «Адмирал Нахимов» следовал из Новороссийска в Сочи. Командование парохода знало, что недалеко от порта корабль должен будет разойтись с сухогрузом.

«Вы можете нас пропустить, у нас на борту 1000 туристов и наш курс 160 градусов», — обратился по радиосвязи экипаж парохода к сухогрузу в 23.00. «Идите!», — ответили в рубке «Петра Васева». Было решено, что пароход не будет менять курс и сбавлять обороты.

Капитан «Петра Васева» Виктор Ткаченко рассчитывал, что сухогруз также не станет менять курс и скорость движения, и два судна разойдутся на расстоянии чуть меньше километра.

В это время в рубке «Адмирала Нахимова» второй помощник капитана Александр Чудновский посчитал, что сухогруз приближается на опасное расстояние и, не доложив о своем решении начальству, стал постепенно поворачивать пароход на малые углы. 56-летний капитан судна Вадим Марков ушел с капитанского мостика к себе в каюту еще до того, как суда должны были разминуться, хотя не имел на это права.

Позже пожарный матрос с «Нахимова» Геннадий Царев будет вспоминать этот момент: «Мы постепенно сближались, наш помощник (Чудновский) говорил: «Что же вы делаете? Мы же идем на столкновение». Капитан «Васева» в ответ уверял, мол, не волнуйтесь, разойдемся. Наш помощник начал делать самостоятельные отвороты, никого не предупреждая. Потом опять говорит в эфир: «Мы же идем на столкновение». Затем сделал еще один поворот и в результате повернул «Нахимова» боком к «Васеву».

По свидетельствам очевидцев, капитан Ткаченко в этот момент полностью положился на показания компьютерной техники. «Ткаченко отлично в электронике разбирался, был очень увлечен техникой и полностью ей доверял. Но компьютеры программируют люди, которые могут ошибаться, прибор показывал, что суда нормально расходятся», — рассказывал 30 лет спустя режиссер-документалист Валерий Тимощенко, который освещал трагедию в качестве корреспондента краевой молодежной газеты.

Роковое столкновение

Когда на капитанский мостик сухогруза прибежал впередсмотрящий и закричал, что прямо по курсу «пассажир», Ткаченко воскликнул: «Этого не может быть!». «Петр Васев», что вы делаете? Немедленно работать назад!», — закричал Чудновский.

Капитан сухогруза скомандовал «Средний назад» и почти сразу «Полный назад», однако «Васев» за семь минут смог снизить скорость лишь на пять узлов (9,26 км/ч), в то время как пароход скорость вообще не сбрасывал — она составляла около 22 км/ч.

В 23:12 сухогруз на скорости 10 км/ч врезался в правый борт пассажирского парохода. «Васев» буквально протаранил «Нахимова»: бульб сухогруза под водой пропорол обшивку парохода от седьмого до десятого водонепроницаемого отсека.

Позднее специалисты установят, что площадь пробоины была равна средней трехкомнатной квартире — 84 кв м. Пассажиры, которые в этот момент находились на правой палубе, почувствовали два сильных толчка и отбежали. Тем не менее большинство из людей в первые минуты не поняли, что произошла катастрофа. Пароход между тем стремительно погружался под воду. Спустя 20 секунд после столкновения затопило энергетическую установку, из-за чего на корабле погас свет, пропала радиосвязь и судном стало невозможно управлять.

Капитан Марков выскочил из каюты и приказал матросам голосом объявлять тревогу, готовить к спуску спасательные шлюпки и плоты. Однако вода настолько быстро заполняла корабль, что спускать шлюпки стало невозможно: экипаж успел спустить на воду лишь одну шлюпку с левого борта.

Оставалось сбрасывать в воду самораскрывающиеся спасательные плоты. Матросы и ученики Одесской мореходной школы, которые проходили на пароходе практику, смогли спустить 32 из 48 плотов вместимостью от 10 до 32 человек. Дело в том, что часть из них была привязана проволокой, и команда не успела открепить плоты.

В это время ведущая вечеринки на одной из верхних палуб обратилась к пассажирам и попросила всех перейти на левый борт — чтобы выровнять корабль. Однако это не помогло. Вскоре пароход накренился на правый борт и люди начали слетать с корабля в воду.

На борту началась паника, люди пытались пробиться к спасательным шлюпкам. Когда на корабле погас свет, старший механик Герман Юркин побежал вниз, чтобы включить аварийное освещение. Хотя свет горел недолго, многие смогли сориентироваться и понять, куда бежать, но большинство пассажиров, которые в этот момент находились на нижних палубах или спустились туда, чтобы помочь другим, погибли. Так, стармех Юркин не смог выбраться с тонущего корабля.

К моменту столкновения взрослые уже уложили своих детей спать и, заперев каюты, пошли на концерт на верхней палубе, посвященный Дню шахтера. Бортпроводница Вера Федорчук побежала за запасными ключами, чтобы открыть каюты, но также не смогла выбраться — ширина коридоров на корабле не превышала 120 см. Позднее водолазы обнаружили тело 28-летней девушки, в руке у нее была сжата связка ключей. Многие дети утонули, поскольку не смогли выбраться из кают.

Еще одна стюардесса Татьяна Федорова, по рассказам очевидцев, до последнего момента стояла на палубе и раздавала обезумевшим пассажирам спасательные жилеты. Она также погибла.

Люди падали с палубы корабля в пятно мазута в море

Из поврежденных баков «Нахимова» в воду начало выливаться большое количество топлива. На поверхности моря оно образовало толстую маслянистую пленку, которая сильно сковывала движения в воде. В хранилищах на носу у сухогруза «Васева» хранилось много краски, которая при столкновении также вылилась в воду. Некоторые из пострадавших смогли выбраться на берег, но погибли позже, потому что нахлебались отравленной воды.

«Под водой я плыл наугад. Мне повезло, что плыл в противоположную сторону от корабля, иначе, просто затянуло бы в воронку. Каждый раз мне приходилось нырять глубже, чтобы не натыкаться на других пассажиров, которые в панике могли бы потянуть на дно. Таким способом на ощупь, мне удалось добраться до перевернутой шлюпки, которая вместе с другими вещами слетела с «Нахимова».

За нее уже держалось несколько пассажиров. Остальным, кто плавал рядом, я помогал добраться до нас. Таким образом, почти 40 пассажирам удалось продержаться в воде в течение нескольких часов и дождаться спасателей», — вспоминал Леонид Тоюнда, который в то время руководил отделением Госбанка СССР в городе Ровно и отправился в круиз без жены и детей. Спустя неделю после пережитого 38-летний мужчина полностью поседел.

Одним из первых на помощь пострадавшим пришел лоцманский катер, проходивший неподалеку. Именно экипаж этого судна первым сообщил о столкновении двух судов. Капитан катера вспоминал, что когда они подплыли на место, то не увидели воды — вся поверхность была покрыта людьми, которые хватались за любые предметы в надежде спастись.

Все эти события произошли всего за восемь минут после столкновения — вскоре «Нахимов» полностью ушел под воду. Капитан Марков находился на мостике до последнего, пока вода не выбросила его за борт. Второй помощник Александр Чудновский добровольно решил остаться на корабле навсегда — отправился в свою каюту и запер дверь.

Около 500 человек смогли залезть на сброшенные плоты, остальные пассажиры с членами экипажа были вынуждены держать на поверхности воды и ждать подмоги.

Трагическая судьба выживших капитанов

В спасательной операции участвовало 64 судна Новороссийского порта, Черноморского флота и Морпогранохраны. Кроме того, к месту крушения на веслах направились курсанты мореходного училища и рыбаки. В 23:40 сухогруз «Васев» на малом ходу подошел к месту скопления людей, с палубы пострадавшим бросали канаты, веревочные лестницы, спасательные круги и жилеты.

На борт смогли взобраться около 37 человек — многие люди были настолько обессилены и испачканы в скользком мазуте, что срывались обратно в воду. В результате катастрофы погибли 423 человека — 359 пассажиров и 64 члена экипажа.

Уже на следующий день прокуратура возбудила уголовное дело в отношении капитанов двух судов. Ткаченко и Маркова признали виновными в нарушении правил безопасности движения и эксплуатации транспорта и приговорили к 15 годам лишения свободы в 1987 году. Спустя пять лет президенты России и Украины помиловали обоих капитанов.

По словам руководителя фонда, созданного для социальной защиты пострадавших в той катастрофе людей и родственников, Наталии Рождественской, наказания, хотя и не такие строгие, понесли и чиновники.

Министра морского флота СССР Тимофея Гуженко отправили в отставку — тем не менее официальной причиной стал выход на пенсию по состоянию здоровья.

«Начальник Черноморского пароходства, начальник службы безопасности мореплавания пароходства, директор Одесского бюро путешествий уволены с занимаемых должностей и исключены из рядов КПСС, что в те времена было равносильно полному закату карьеры», — добавила Рождественская.

Капитан Вадим Марков вернулся в Одессу и работал в Черноморском пароходстве. Его преследовала «слава» человека, погубившего пассажирский пароход. Несколько раз он менял место жительства, чтобы избежать преследований родственников погибших, но не эмигрировал.

Виктор Ткаченко после выхода из колонии тоже вернулся жить в Одессу, однако родственники погибших преследовали и его: звонили по телефону с угрозами, разбивали стекла в доме. По данным Рождественской, мужчина сменил фамилию и переехал с семьей в Израиль. В сентябре 2003 года яхта, которой он управлял, потерпела крушение вблизи канадского острова Ньюфаундленда.

Вместе с ним погибли еще два члена экипажа.

Следствие и суд: Силовые структуры: Lenta.ru

34 года назад — 31 августа 1986 года — в 13 километрах от Новороссийска затонул пароход «Адмирал Нахимов», гордость пассажирского флота Советского Союза. В Черном море погибли 423 человека. Гибель судна стала одной из самых страшных морских катастроф в истории страны. Происшествие с «Нахимовым» зарубежные СМИ назвали «чудовищной трагедией советского Титаника». Причиной затопления «Адмирала Нахимова» стало столкновение с сухогрузом «Петр Васев», которого вполне можно было избежать. Но капитаны обоих судов, старые морские волки, по трагическому стечению обстоятельств допустили роковые ошибки, стоившие жизни сотням людей. Историю и расследование дела «Адмирала Нахимова» вспомнила «Лента.ру».

«Крупнейшая катастрофа на Черном море»

Расследовать гибель «Адмирала Нахимова», который считался одним из самых надежных пассажирских судов СССР, довелось Борису Уварову — в 1986 году он был старшим следователем по особо важным делам Прокуратуры РСФСР. Дурные вести с Черного моря, как водится, пришли внезапно.

В три часа ночи 1 сентября 1986 года в моей квартире раздался телефонный звонок. Я понимал, что в такое время могут звонить только со службы. На связи был мой начальник Николай Сироткин [начальник следственной части Прокуратуры РСФСР]. Он сказал: «Боря, надо выезжать на Северный Кавказ. Через полчаса за тобой заедет автомобиль»

Борис Уваровследователь

В 5:30 следователь Уваров уже был в аэропорту: он поднялся на борт самолета, где также находился зампрокурора СССР по следствию Олег Сорока вместе с несколькими генералами и полковниками из разных силовых ведомств.

После взлета всех позвали в комнату для совещаний, обустроенную на спецборту, где рассказали о случившемся: 31 августа около 23:00 в Цемесской бухте произошло столкновение пассажирского парохода «Адмирал Нахимов» и сухогруза «Петр Васев».

Пароход «Адмирал Нахимов» в Новороссийске. 31 августа 1986 года

Фото: Андрей Леонов / Wikimedia

К тому времени уже было известно, что в результате случившегося «Адмирал Нахимов», перевернувшись на правый борт, затонул за восемь минут. Точное количество жертв известно не было, но счет шел на сотни.

Товарищи! Это крупнейшая катастрофа нашей страны на Черном море с момента окончания войны. От нас ждут ответов

Олег Сорока заместитель Генерального прокурора СССР

Уже на борту была создана следственная группа, которую возглавил Борис Уваров. На машинах доехали до Новороссийска. В горкоме партии готовилось оперативное совещание — ждали приезда члена политбюро Гейдара Алиева, который должен был от ЦК КПСС возглавлять комиссию по расследованию причин катастрофы.

Между тем следователь Уваров понимал, что совещание, подготовка к нему и встреча большого гостя никак не помогут расследованию. Уходит драгоценное время, хотя главная улика — судно «Петр Васев» — остается на месте. Мнение Уварова разделял и местный сотрудник КГБ, обеспечивавший оперативную поддержку. Он помог быстро найти катер, хорошего судоводителя и выехать к месту событий, не дожидаясь резолюций и решений сверху.

На службе у Третьего рейха

Всей истории погибшего судна следственная группа тогда еще не знала. Между тем биография у «Адмирала Нахимова» — флагмана пассажирского черноморского флота Советского Союза — была богатая.

За 61 год до своей гибели, 24 марта 1925 года, судно было спущено на воду в немецком Люббендорфе под названием «Берлин». Уже в сентябре того же года пароход совершил первый рейс в Нью-Йорк и даже поучаствовал в спасении пассажиров затонувшего британского судна.

«Берлин» совершал регулярные трансатлантические рейсы до лета 1938 года. К этому времени богатых клиентов в Европе стало меньше, да и американцы все реже пользовались услугами межконтинентальных перевозчиков, а потому пароход стал использоваться как круизное судно на Средиземном море

15 июля 1939 года «Берлин» завершил свою мирную деятельность, получив приказ командования военно-морских сил Германии отправляться в Свинемюнде. Менее чем через два месяца прогремели первые выстрелы, с которых началась Вторая мировая война.

Теплоход «Берлин»

Фото: Public Domain / Wikimedia

«Берлин» стал госпитальным судном Третьего рейха, тогда же на нем случилось и первое ЧП: неожиданно взорвался котел, в результате чего погибли 17 членов экипажа. Это было последнее происшествие на пароходе, и на протяжении всей войны судно без потерь перевозило раненых солдат вермахта. Так продолжалось до последнего года войны.

В начале января 1945 года положение фашистской Германии было катастрофическим. Боевые действия шли непосредственно на территории Третьего рейха, и агонизировавшему режиму Гитлера катастрофически не хватало снарядов, вооружения, а главное — солдат.

В это время в Восточной Пруссии и Померании, в так называемом Курляндском котле, находилось около двух миллионов немцев — гражданского населения и военных, взятых в кольцо Советской армией

Командующий Военно-морскими силами нацистов Карл Дениц разработал операцию «Ганнибал» по эвакуации людей и техники в связи со стремительным наступлением СССР. К участию привлекли и пароход «Берлин».

Операция началась 21 января. Через десять дней пароход «Берлин» подошел к Лиепае, при этом судно для защиты от советской авиации и подводных лодок сопровождал усиленный военно-морской конвой. Но при входе в порт раздался взрыв — пароход зацепил морскую мину. Несмотря на огромную пробоину, судно продолжило движение, но не могло нормально маневрировать. Вскоре раздался еще один взрыв: «Берлин» напоролся на вторую мину и затонул.

Черноморская гордость

Прошло два года. Следы войны и руины все еще напоминали жителям Лиепаи о недавних боях с фашистами, как и торчавший из воды при входе в порт немецкий пароход. В 1947 году «Берлин» начала исследовать группа советских водолазов. Они осмотрели его и удивились качеству: корпус остался крепким, без следов коррозии.

Специалисты пришли к выводу, что «Берлин» можно восстановить и использовать на благо СССР. Начались работы по его подъему. Со второй попытки судно подняли со дна и отбуксировали в док Кронштадтского завода для частичного ремонта. Пароход был переименован в «Адмирала Нахимова» — в честь прославленного русского флотоводца.

Восстановление судна заняло около двух лет. В ходе работ выяснилось, что для полноценного ремонта парохода в Кронштадте не хватает специалистов и мощностей, а потому «Адмирала Нахимова» в 1949 году отправили в ГДР

Владельцем «Адмирала Нахимова» стало Черноморское морское пароходство, но оно не спешило забирать свое имущество, пока страна решала важные вопросы послевоенного восстановления. Лишь в 1957 году судно получило новую команду. Его первый капитан Николай Соболев был поражен внутренним убранством вверенного ему парохода.

Осмотрев каюты, палубы и технические помещения, Соболев заметил, что «Адмирал Нахимов» похож на музей или дворец. Он по-настоящему влюбился в пароход. По его инициативе была переделана вентиляция и сделана современная система кондиционирования, Соболев проводил постоянные учения по спасению утопающих и отрабатывал действия на случай катастрофы.

«Адмирал Нахимов» у причала в городском порту Сухуми. 20 июля 1965 года

Фото: Лев Портер / ТАСС

«Адмирал Нахимов» имел безупречную репутацию благодаря своему капитану, комфортным условиям на борту и команде, которая постоянно совершенствовала мастерство. Все это создавало стабильный пассажиропоток. Более того, моряки предложили во время стоянок в портах проводить трехчасовые морские прогулки для всех желающих.

Этот аттракцион оказался невероятно востребован у жителей и гостей портовых городов, что прославило пароход на все побережье. За годы службы экипаж «Адмирала Нахимова» получил сотни благодарностей, а руководство Черноморского пароходства даже присвоило ему почетное звание «Экипаж коммунистического труда».

Попасть в команду капитана Соболева было мечтой многих моряков 60-70-х годов. На его теплоходе снимались телепрограммы и художественный фильм «Дамы приглашают кавалеров», появлялись известные люди, что приносило экипажу стабильный заработок и премиальные

Благодаря высокому профессионализму команды «Адмирал Нахимов» совершал и межконтинентальные рейсы. В период Карибского кризиса «Адмирал Нахимов» ходил на Кубу, бывал у африканского побережья и на Ближнем Востоке.

Но в 1978 году капитан Соболев по состоянию здоровья вынужден был оставить службу и навсегда сойти на берег. Новым капитаном стал 56-летний Вадим Марков — опытный моряк, водивший большие пассажирские суда по международным маршрутам. Именно он командовал пароходом в роковую ночь 31 августа 1986 года.

«На борту нас встретили вооруженные люди»

. ..Днем 1 сентября 1986 года, когда катер со следователем Уваровым и оперативником КГБ подъехал к месту трагедии, «Адмирал Нахимов» уже был под водой. На месте находился только крупнотоннажный сухогруз «Петр Васев», нос которого был частично надломлен из-за столкновения.

На борту сухогруза находилось 30 тысяч тонн канадского зерна. Уваров оценил судно: 170 метров, мощные высокие борта. Настоящий стальной таран, который мгновенно пробил довольно прочный клепаный борт пассажирского парохода

Когда силовики подъехали к грузовому судну, разыгралась непогода. Трехбалльные волны подкидывали и катер, и сухогруз. Уварову и его спутнику пришлось приложить немало усилий, чтобы подплыть к «Петру Васеву», уровнять борт со спущенной лестницей и уцепиться за нее, не свалившись в море.

На борту нас встретили вооруженные люди. Это была охрана из пограничников, они не предполагали нашего появления и преградили дорогу, не желая пускать нас дальше входа на палубу. Оперативник КГБ связался со своим руководством, и командир бойцов нехотя пропустил нас

Борис Уваровследователь

Уваров вместе с чекистом встретились с капитаном сухогруза Виктором Ткаченко: тот вел себя уверенно и выразил готовность прояснить все детали. Уваров хотел изъять ленты курсоров — специального оборудования, записывающего все перемещения судна. На «Петре Васеве» — судне японского производства — курсоры работали вместе с системой автоматизированной радиолокационной прокладки курса (САРП).

САРП на мостике сухогруза «Петр Васев»

Фото: Андрей Леонов / Wikimedia

Но Ткаченко попытался помешать ему, заявив, что курсоры ему нужны, чтобы довести судно до берега. Тогда Уваров попросил командира пограничников выделить ему надежного бойца, которого он поставил возле оборудования, велев никого к нему не подпускать без разрешения.

Ткаченко включил экран САРП и стал показывать, какой курс у него был в момент столкновения. Он констатировал тот факт, что он курс не менял. А столкновение, на его взгляд, могло случиться из-за того, что курс сменил пароход «Адмирал Нахимов»

Борис Уваровследователь

Это были первые показания, полученные Уваровым с начала расследования. Капитан Ткаченко рассказал ему, что в роковую ночь катастрофы он знал: ему предстоит расхождение с пассажирским пароходом. Об этом ему сообщили сотрудники Новороссийского порта.

Ткаченко сказал, что согласовал свой курс с коллегой с «Адмирала Нахимова» и, по его расчетам, должен был разойтись с пароходом на расстоянии в один километр.

Как только сухогруз причалил и был подан трап, на борт вбежали ребята из Министерства морского флота. И когда мы с комитетчиком готовились сойти, они опередили нас и кинулись на палубу: хотели забрать ленты курсоров. Но они уже были у меня в портфеле

Борис Уваровследователь

«Один из капитанов будет расстрелян»

Спасательная операция на месте гибели «Адмирала Нахимова» продолжалась несколько дней, хотя всех выживших спасли еще в ночь катастрофы. Активное участие в этом приняла команда «Петра Васева» — они вытащили из воды 37 человек.

Кроме того, в спасении участвовал лоцманский катер ЛК-90 — он шел к сухогрузу, чтобы помочь ему зайти в грузовой порт. Командир катера увидел, как пароход после столкновения завалился на борт, и сообщил о ЧП в порт. Также на месте катастрофы работал корабль пограничников.

Тем не менее число жертв было огромным — погибли 423 из 1234 человек, находившихся на борту «Адмирала Нахимова», — 359 пассажиров и 64 члена экипажа

Погибших свозили на 15-й причал Новороссийского порта. Туда пригнали железнодорожные холодильники, куда складировали тела, там же проходило опознание жертв катастрофы родственниками. Все они требовали скорейшего расследования — того же по телефону потребовал и находившийся на отдыхе глава СССР Михаил Горбачев.

Зарубежные СМИ к тому времени уже писали о трагедии «советского Титаника», унесшей сотни жизней.

Сухогруз «Подольск» (до сентября 1986 года «Петр Васев») спустя девять месяцев после катастрофы

Фото: Jean-Pierre Bazard / Wikimedia

Западная пресса наперебой предлагала свои версии случившегося: писали, что причиной трагедии стало покушение на генерала КГБ, который был на борту; кто-то подозревал диверсию; иные утверждали, что к столкновению привело появление в Цемесской бухте некоего третьего объекта.

Следователям прокуратуры пояснили, что у них на все про все 30 дней. Обстановка складывалась напряженная. Еще больше усилил это напряжение представитель ЦК КПСС Гейдар Алиев, которому пришлось выступать перед собравшимися на стихийный митинг родственниками погибших, журналистами и выжившими пассажирами.

Алиев пообещал, что комиссия во всем разберется, и он лично посадит столько людей, сколько погибло в результате катастрофы. А еще чиновник заявил: «Как минимум один из капитанов будет расстрелян»

От следователя Уварова потребовали немедленно возбудить уголовное дело по статье 102 УК РСФСР («Умышленное нарушение правил безопасности, приведшее к гибели людей»). Однако Уваров, который уже занимался установлением всех обстоятельств случившегося, заявил, что спешить с квалификацией не стоит. В результате расследование продолжалось несколько месяцев. На время следствия капитанов Маркова и Ткаченко поместили под арест.

Ловушка среди моря

Дававшие показания потерпевшие рассказывали, что при отплытии ничто не предвещало беды. Как в классическом фильме-катастрофе, на «советском Титанике» сразу началась дискотека в музыкальном салоне, на четвертой палубе был концерт живой музыки, в ресторане и в барах расположились отдыхающие, предвкушавшие морской круиз.

Стоял жаркий день, многие пассажиры были с детьми. Пассажиры, расположившиеся в каютах нижних палуб, открыли иллюминаторы, чтобы проветрить спальни. В 22:30 в бортовом кинозале начался показ фильма «Я любил вас больше жизни», на котором собралось немало зрителей. Момент столкновения наблюдали только пассажиры, любовавшиеся ночным небом на правом борту лайнера.

Они видели, как к ним приближается огромное грузовое судно, но поначалу думали, что все нормально. В 23:12 пассажиры бросились врассыпную за секунды до того, как сухогруз своим носом протаранил борт парохода

Под водой «Петр Васев» проделал в борту «Адмирала Нахимова» пробоину площадью 84 квадратных метра. Она протянулась от седьмого до десятого водонепроницаемого отсека, в которых располагались вторая котельная, машинное отделение, емкости с мазутом и дизельным топливом, продовольственные склады и трюм.

Пассажиры парохода, которые не видели произошедшего, хоть и были сбиты с ног в момент столкновения, но не поняли, что случилось. Тревогу на «Адмирале Нахимове» не объявили, и он продолжил движение. Позже следователи установят, что капитан пытался спасти судно и увести его на мель.

Схема столкновения парохода «Адмирал Нахимов» и сухогруза «Петр Васев»

Изображение: Андрей Леонов / Wikimedia

Вскоре на пароходе погас свет. Позже электричество включилось, но затем погасло вновь, а судно начало крениться. Через четыре минуты после столкновения крен составил 45 градусов, и на борту началась страшная паника. Вода хлынула внутрь, чему способствовали открытые на нижней палубе иллюминаторы. «Адмирал Нахимов» стремительно заполнялся водой.

Те, кто был на палубе, прыгали за борт, другие перебирались на поднимавшийся над водой борт и соскальзывали с корпуса в море. Из топливных баков хлынуло топливо, которое сковывало движения тех, кто попал в масляную пленку. Возгорания не произошло лишь чудом.

Падающие в воду скамейки и шезлонги буквально сметали цеплявшихся за борт пассажиров, нанося им травмы и сбрасывая в море.

Стюардессы и матросы пытались вывести пассажиров, находившихся в каютах и внутренних помещениях судна. В темноте, по накренившимся коридорам, они делали это на ощупь, лишь примерно понимая, где теперь верх, а где низ

В узких коридорах люди, не понимавшие, куда бежать, давили друг друга. Страшной оказалась судьба многих детей, которых родители уложили спать и заперли в каютах, а сами ушли на верхние палубы. В темноте в залитые водой коридоры мало кто сумел выйти, а каюты с открытыми иллюминаторами быстро заполнились водой.

Сухогруз «Петр Васев» после столкновения с «Адмиралом Нахимовым», 1986 год

Фото: Amazon.com

В одном из таких коридоров погибла 28-летняя стюардесса Вера Федорчук. Она бросилась к стеллажу с запасными ключами от кают, но он упал и разбился. В темноте Вере понадобилось время, чтобы найти ключи на ощупь, но спасти детей из ловушки она не успела — в считаные минуты судно ушло на дно.

Крики детей, звавших на помощь родителей, были самыми страшными звуками той ночи, когда затонул «Адмирал Нахимов»

Воспоминания одного из пассажиров затонувшего парохода

По свидетельствам выживших в катастрофе, на краю гибели ярко проявлялась истинная сущность людей. Были те, кто отнимал у других жилеты, дрался за любое плавсредство, будь то кусок обшивки, спасательный круг, деревянная лавка или шезлонг. Но были и те, кто до последнего вместе с членами экипажа помогал спасаться старикам, женщинам и детям, отдавая им свои жилеты.

Многие пассажиры выжили благодаря стюардессе Татьяне, которая на верхней палубе надевала на пассажиров спасательные жилеты. Люди вспоминали, что она была островком спокойствия в творящемся кругом безумии, сосредоточенно и быстро делала свою работу, не поддаваясь эмоциям. Ее тело нашли лишь через пару дней.

А капитан «Адмирала Нахимова» Вадим Марков свой пароход пережил. Он, по словам выживших членов экипажа, до последнего момента находился на капитанском мостике, пока его не смыло за борт. Маркова спасли из воды.

Роковая ошибка

Следствие установило, что капитаны «Адмирала Нахимова», «Петра Васева» и пост регулирования судов в Новороссийске знали, что кораблям предстоит разойтись в 23:10 в Цемесской бухте.

«Адмирал Нахимов» вышел в 22:00 из порта Новороссийска. И тогда, и сейчас публикуется информация, что его выход в море был якобы задержан из-за начальника КГБ Одесской области. Это не так — такой человек действительно был на борту и погиб вместе с родными, но судно из-за него не задерживали

Борис Уваровследователь

Согласно международным правилам навигации, «Адмирал Нахимов» должен был пропустить сухогруз (морской принцип — пропускает корабль слева), но диспетчер порта связался с капитаном «Петра Васева» Ткаченко и спросил, может ли он пропустить пароход.

Диспетчер привел доводы: на борту почти тысяча пассажиров с детьми, было бы лучше уступить путь. Ткаченко пообещал уступить. В 22:30 экипаж парохода запросил обстановку — и ему доложили о пересечении с сухогрузом, сообщив, что капитан судна пропустит «Адмирала Нахимова».

Выяснилось, что в 23:00 капитан Вадим Марков выставил курс 160 градусов (менять его имеет право только капитан) и передал управление своему помощнику Александру Чудновскому, а сам пошел в свою каюту, где уединился с журналом. В целом он мог следить за обстановкой и с дивана — у него были дублеры курсоров

Борис Уваровследователь

Через пару минут Александр Чудновский обратил внимание на появившиеся огни судна. Он запросил пеленг (метод, позволяющий понять расстояние до объекта) у рулевого парохода. «Изменение пеленга за две минуты — два градуса, пеленг тянет к носу, мы сближаемся», — ответил ему Евгений Смирнов, рулевой «Адмирала Нахимова».

Через пару минут Чудновский снова запросил пеленг и опять получил подтверждение, что расстояние между судами стремительно сокращается

Помощник капитана «Адмирала Нахимова» занервничал и по радиотелефону вышел на связь с экипажем сухогруза. Он уточнил, в силе ли договоренность и пропускает ли их грузовое судно, и получил подтверждение.

Но расстояние между судами продолжало сокращаться. Чудновский увидел, что «Петр Васев» вот-вот окажется на линии, по которой он должен пройти. Вместо того, чтобы срочно вызвать Маркова и сообщить о происходящем, он, в нарушение всех инструкций, сделал поворот влево, надеясь, что оставит «Петра Васева» справа.

Потом он [Чудновский] меняет курс еще и еще раз. Видит, что происходит катастрофическое сближение до 125 метров и звонит на сухогруз, спрашивая, что они творят. Через две минуты происходит столкновение

Борис Уваровследователь

По словам руководителя следственной группы, позже экспертиза установила, что если бы Чудновский не поменял курс, столкновения бы не произошло. Корабли, пусть и в опасной близости, могли бы разминуться. Впрочем, дать показания Александр Чудновский не смог.

Сразу после столкновения на мостик вбежал капитан Вадим Марков, который принялся материть помощника, спрашивая, зачем он изменил курс. В итоге драгоценное в этой ситуации время ушло на поиски виновного. Спустя две минуты, когда судно начало крениться, Александр Чудновский спустился в каюту и заперся внутри. Позже водолазам пришлось проделать большую работу, чтобы выбить дверь и поднять его тело на поверхность.

Мостик без капитана

В ходе следствия и в суде к капитану Вадиму Маркову было немало вопросов. Первый касался поведения перед столкновением. Согласно правилам прохождения опасных участков и при сближении с другим судном он обязан был находиться на капитанском мостике и лично руководить процессом.

Этот странный факт до сих пор заставляет сторонников теории заговора строить догадки о заинтересованности капитана в случившемся — мол, у него были какие-то мотивы для того, чтобы подставить «Адмирала Нахимова» под удар

Также капитан Марков продолжил движение судна, которое стремительно кренилось, набирая воду, вместо того, чтобы немедленно объявить тревогу и дать персоналу приказ на эвакуацию пассажиров. В суде капитан пояснил, что не мог этого сделать, поскольку выключился свет.

Бывшие капитаны Вадим Марков (справа) и Виктор Ткаченко (слева) в суде

Фото: Николай Малышев и Илья Павленко / ТАСС

Однако через две минуты после столкновения второй механик успел добежать до палубы, где находился аварийный генератор, и запустил его. Электроснабжение было на какое-то время восстановлено, но объявления тревоги от капитана не последовало. Вместо этого капитан отправил помощника и матросов вниз, чтобы они оценили масштаб ущерба, нанесенного пароходу.

Когда судно начало быстро крениться на правый борт, капитан послал сообщение на сухогруз с требованием немедленно спустить на воду все спасательные средства и велел своему экипажу скидывать шлюпки

Но команда была запоздалой. Матросы сбросили лишь одну шлюпку, находившуюся на левом борту. Начали скидывать самораскрывающиеся плоты, но часть из них была крепко привязана проволокой из-за частично поломанных креплений, а потому сбросить их на воду не удалось.

«Все факторы были против пассажиров»

Капитан «Петра Васева» Виктор Ткаченко вез ячмень из канадского города Бе-Комо и торопился побыстрее зайти в порт. Он вел судно со скоростью 12,5 узлов. В 21:30 он поднялся на мостик и взял управление на себя. Рядом с ним находился третий помощник Петр Зубюк.

Когда «Адмирал Нахимов» вышел из порта, Ткаченко подтвердил, что пропустит пароход, и диспетчеру, и Александру Чудновскому, но не сделал этого.

Ткаченко вел сухогруз, наблюдая за обстановкой с помощью САРП, хотя, согласно всем правилам, был обязан вести визуальное наблюдение с помощью бинокля. При этом освещенный яркими огнями пассажирский пароход ему был прекрасно виден. Когда мы его спрашивали, почему он не уступил дорогу, Ткаченко отвечал: «Думал, что проскочу»

Борис Уваровследователь

По словам коллег, позже дававших показания, Ткаченко был профессионалом своего дела. Он хорошо владел своим ремеслом и имел награды за заслуги. Но капитана сухогруза отличала любовь к экстравагантным поступкам: он любил опасные и в то же время точные маневры, от которых его коллеги порой приходили в ужас.

После первого звонка Чудновского Зубюк тоже запросил пеленг и сообщил Ткаченко, что происходит опасное сближение. Тот же, глядя на экран, заявил, что все идет по плану, и попросил не дергать его. Но Зубюк опять повторил, что пеленг не меняется.

Но Ткаченко опять не послушался, заявив, что аппаратура показывает: вот-вот должно произойти «красивое расхождение»

Позже экспертиза установит, что САРП передавала данные с опозданием. Ткаченко понял, что быть беде, лишь после очередного панического звонка с парохода.

Водолазы спасательного судна «Аметист» перед погружением для поиска пропавших после гибели парохода «Адмирал Нахимов». 7 сентября 1986 года

Фото: Владимир Веленгурин / ТАСС

Он велел снизить скорость, потом приказал дать полный назад, но было поздно: судно продолжало по инерции идти вперед. Запоздалый маневр вправо ничем не помог: сухогруз на полном ходу протаранил борт «Адмирала Нахимова». Ткаченко довольно быстро развернул спасательную операцию.

Его люди спасли из воды 37 человек, но на следующий день капитан «Петра Васева» осознал, что влип, и стащил судовой журнал у своего помощника Зубюка

Тот вел его вручную, как полагалось, и заносил в него все, что происходило с сухогрузом. Как вспоминает Борис Уваров, Ткаченко позже сообщил следствию, что подтер записи за ту ночь и попросил Зубюка внести другие данные. К чести моряка, он отказался, и позже по карандашному оттиску на бумаге восстановил для следствия каждое слово.

Трагедии бы не произошло, если бы хоть один из трех факторов сработал. Ткаченко пропустил бы судно, Марков остался бы на рабочем месте, а Чудновский не сменил бы курс. В ту ночь все три фактора были против пассажиров «Адмирала Нахимова»

Борис Уваровследователь

Судьба капитанов

Судили Вадима Маркова и Виктора Ткаченко в марте 1987 года в Одессе. Несмотря на давление общественности и властей, Борис Уваров отказался расследовать уголовное дело по статье 102 УК РСФСР («Умышленное убийство при отягчающих обстоятельствах»).

Вместо этого Маркову и Ткаченко было предъявлено обвинение по статье 85 УК РСФСР («Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта»).

Суд приговорил обоих бывших капитанов к 15 годам колонии, но через четыре года Советский Союз прекратил свое существование

Теперь Вадим Марков отбывал наказание в России, а Виктор Ткаченко — на Украине. В 1992 году президенты обеих стран Борис Ельцин и Леонид Кравчук приняли решение помиловать капитанов. За Маркова просила Ассоциация капитанов России, а Виктор Ткаченко в это время проходил лечение от начавшегося у него после суда психического расстройства.

Я защищал Ткаченко — и то не до конца, на предварительном следствии. Он сильно переживал после аварии — на его глазах погибали люди — и заболел психически

Генрих Падваадвокат Виктора Ткаченко

После освобождения два бывших капитана обосновались в Одессе и нередко получали угрозы от родственников погибших на «Адмирале Нахимове».

Марков даже писал заявления в милицию с просьбой оградить его семью от возможных покушений. В Одессе он снова устроился на работу в Черноморское пароходство, где обучал капитанскому делу курсантов. В 2007 году Вадим Марков скончался от рака.

Виктор Ткаченко вскоре после освобождения вместе с семьей переехал на постоянное место жительства в Израиль, где сменил фамилию, став Виктором Тальором

По некоторым данным, это было сделано в связи с тем, что родственники погибших пассажиров «Адмирала Нахимова» проживали и в Земле обетованной.

В Израиле Тальор снова стал капитаном — правда, теперь водил частную яхту. В сентябре 2003 года он вывел свое судно в море, несмотря на угрозу шторма. Спустя сутки тело Тальора, двух его помощников и разбившуюся о скалы яхту береговой патруль обнаружил у побережья Канады.

Павел Нахимов — биография кратко, этапы жизни

Нахимов Павел Степанович (1802— 1855), российский флотоводец, адмирал (1855 г.).

Родился 5 июля 1802 г. в селе Городок (ныне село Нахимовское) Смоленской губернии. Сын отставного секунд-майора.

Окончил Морской кадетский корпус (1818 г.), служил на Балтике, совершил кругосветное плавание (1822—1825 гг.).

Участвовал в Наваринском сражении (1827 г.), командовал корветом, фрегатом «Паллада», с 1834 г. — линкором «Силистрия».

За успешные действия на Чёрном море был назначен командующим корабельными соединениями, произведён в контр-адмиралы (1845 г.), затем в вице-адмиралы (1852 г.).

Безупречный организатор, Нахимов неустанно повышал качество боевой подготовки флота и при этом стремился не отягощать быт моряков.

При известии о начале Крымской войны эскадра Нахимова вышла в море, отыскала и полностью уничтожила турецкие корабли в Синопской бухте (1853 г.).

Когда появился мощный англо-французский флот и русские войска в Крыму потерпели поражение, командующий эскадрой фактически возглавил оборону Севастополя (начальником порта и военным губернатором его назначили задним числом в феврале 1855 г.).

Вместе с адмиралом В. А. Корниловым он затопил корабли, перекрыв ими вход в бухту, силами матросов и жителей возвёл бастионы и разместил на них корабельную артиллерию. Умелые действия Нахимова позволили долго удерживать Севастополь, несмотря на все усилия численно и технически превосходивших интервентов.

Адмирал был смертельно ранен 28 июня 1855 г. на Малаховом кургане.

Он похоронен во Владимирском соборе Севастополя рядом с М. П. Лазаревым, В. А. Корниловым и В. И. Истоминым.

Близкая тема:
    Цитаты Павла Нахимова

    Нахимов Павел Степанович, 1802–1855. Адмирал (1855), совершил в 1822–1825 гг. кругосветное плавание на фрегате «Крейсер». Участвовал в русско турецкой войны 1828–29, Наваринское морское сражение 1827Читать дальше…

Связанные записи:

Сегодня популярно:

Комментарии:

Водолаз Юрий Смага: На закрытой палубе «Адмирала Нахимова» мы нашли десятки тел пассажиров с чемоданами

После столкновения с сухогрузом «Пётр Васёв» в 23.12 пароход «Адмирал Нахимов» затонул всего за 8 минут, находясь в нескольких километрах от берега вблизи Кабардинки. Нарушение устава, самонадеянность и халатность обоих капитанов стоила жизни 423 из 1243 находившихся на его борту пассажирам и членам экипажа. Как это было и что происходило сразу после гибели лайнера, «Краснодарским известиям»
рассказали очевидцы событий 35-летней давности: капитан катера, одним из первых пришедший на спасение тонущих людей, водолазы, поднимавшие погибших со дна моря, врачи, осматривающие их перед и после погружения, журналист, присутствовавший на суде над капитанами кораблей, и др.

На счету теплохода уже было одно крушение

Мне было 6 лет, когда произошла трагедия с пароходом. Помню маму, ее серое заплаканное лицо, она о чем-то тихо переговаривалась с папой. Мне удалось расслышать пару раз фамилию «Нахимов», но что речь идет о корабле я, конечно, не догадывалась. Мама несколько раз еще девочкой плавала на этом теплоходе и навсегда запомнила, каким он был. Белоснежный снаружи, внутри он не уступал по роскоши царским дворцам: панели из красного дерева, позолота на стенах, витые лестницы, ковры.
А еще мама помнила его коридоры — длинные и узкие. И живо представляла себе ужас людей, зажатых в них в кромешной темноте…

Почти все знают, что «Адмирал Нахимов» изначально назывался «Берлин». Его спустили на воду в немецком Люббендорфе в марте 1925 года и до июля 1939-го он совершал трансатлантические переходы, а затем использовался в качестве круизного лайнера в Средиземном море.

Но мало кому известно, что старичок за  61 год службы успел поучаствовать в спасении пассажиров затонувшего британского судна во время первого рейса в Нью-Йорк в сентябре 1925 года и унес жизни 17 членов экипажа летом 1939 года.

Тогда его переоборудовали в плавучий госпиталь и поставили на службу Третьего рейха, и на нем неожиданно взорвался котел в машинном отделении.

Еще один любопытный факт, в котором есть некий мистический знак: в конце января 1945 года «Берлин» подорвался на мине при входе в порт Лиепае (Латвия) и затонул на небольшой глубине.  Его палубы торчали над водой, мешая судоходству. Через два года водолазы, обследовав  судно, не обнаружили следов коррозии. Теплоход решено было поднять, отремонтировать и использовать как круизный лайнер.

Только в 1957 году бывший «Берлин», а ныне «Адмирал Нахимов» вновь совершил свой первый пассажирский рейс  после затопления. Его отдали Черноморскому морскому пароходству  (порт приписки  Одесса) и пустили в круизы вдоль побережья. Иногда лайнер совершал трансатлантические переходы на Кубу и в Африку, но в основном ходил между портами советского  Черноморского побережья.

И тот рейс, Новороссийск — Сочи  — Батуми — Одесса, должен был стать одним из последних для передовика производства: за свою долгую службу «Адмирал Нахимов» перевез более 2 млн пассажиров. В последний раз плановый ремонт корабль прошел в январе — апреле 1985 года в болгарской Варне, срок службы определили до
30 ноября 1986 года — его намеревались списать с баланса пароходства. Какая участь ожидала лайнер после этого — неизвестно. Скорее всего, его разрезали бы на металлолом. Но судьба распорядилась иначе…

«На капитане Маркове рубашка была сухая, а штаны мокрые»

Я уже высаживал своих пассажиров на танкер «Сов-нефть»  (он стоял недалеко от берега), как с лоцманского катера ЛК-90, который шел встречать сухогруз «Пётр Васёв», чтобы завести его в порт, мой приятель, сменный помощник капитана Виктор Беловол, говорит: «На «Нахимове» огни погасли». Я отвечаю: «Витя, меньше пить надо — чего только не померещится». Через минуту он снова в эфире: «А нет, загорелся свет». А еще через пару минут: «Нахимов» снова погас!» Я тут же сообщил об этом нашему диспетчеру и на пост управления движением. Диспетчер сказал, чтобы срочно шли туда — людей будет много,

— вспоминает тогда капитан рейдового катера портфлота Новороссийского морского пароходства Михаил Кузнецов.

И мы с ЛК-90 и «Базальтом», которым на тот момент командовал старший механик, сменный помощник капитана Анатолий Коба, пришли первыми. Вперед нас проскочил идиот-пограничник чуть ли  не на полном ходу.  Как можно было на такой скорости, когда могут быть люди в воде?

Мы подходили медленно, включив прожектор. Спасшихся было хорошо видно: на них были жилеты с маячками,  ночью они напоминали грибные поляны. Почему? Потому что группировались вокруг какого-нибудь плота. В нем сидело несколько человек, а остальные, кому места не хватило, цеплялись за плот, за них, в свою очередь, по цепочке держались другие — получался большой островок.

Я подошел к одному такому островку, сформировавшемуся вокруг нескольких плотов, и люди, увидев нас, стали бросать плоты и хвататься за наш катер, молодые лезли на него, отталкивая пожилых. Их было очень много, был велик риск, что они опрокинут судно. Мне пришлось схватить багор и пригрозить: кто ступит на катер без моего распоряжения — убью. Приказал двоим крепким парням из пассажиров залезть первыми и помогать поднимать стариков и женщин. Так удалось навести порядок.

Я снял с того островка всего 96 человек, при том что вместимость моего катера составляет 45 пассажиров — вода по палубе плескалась. Часть из них сидела в плотах, которые мы привязали к катеру. Среди них были и члены экипажа «Адмирала Нахимова», в том числе капитан Вадим Марков. Позже в газетах писали, что он до последнего не оставлял капитанский мостик, что его смыло за борт и его подобрали члены экипажа, но я в это не верю: штаны на Маркове были мокрыми, а рубашка сухая. Мы подошли к месту затопления парохода через несколько минут, она не успела бы высохнуть за это время.

Толик Коба спас 115 человек, проскочивший мимо нас пограничник — около 150-ти. Потом стали подходить другие катера, тоже снимали людей. А некоторым, помимо пассажиров «Нахимова», еще пришлось спасать курсантов училища, которых какие-то умники отправили на шлюпках к месту катастрофы. На шлюпках — в норд-ост, в полутораметровую волну!

Среди моих пассажиров была девочка лет 16-17-ти.   Спаслась чудом, точнее, ее спасло чудо. Она спала с родителями в каюте 3-го класса, это чуть выше ватерлинии. Услышав шум, открыла дверь в коридор, и тут ее подхватила волна, вынесла на верхнюю палубу и практически бросила в одну из шлюпок, которые в этот момент сбрасывала команда. Так и выжила, а родители погибли.

А другая пассажирка — женщина в возрасте — умерла прямо на катере, сердце не выдержало. Ей пытался помочь выживший врач с «Нахимова», но не смог.

Из-за перегруженности катера я шел очень медленно, до Морского вокзала, который в 7 милях (13 км) от места трагедии, добрались только к 5-6 утра, рассвело совсем. Там передал пассажиров медикам.

Если бы не…

Как позже напишет в своих воспоминаниях старший следователь по особо важным делам Прокуратуры РСФСР Борис Уваров, который вел дело о крушении лайнера, «В ту ночь все факторы были против пассажиров «Адмирала Нахимова».

Действительно, события, произошедшие с 22.00 31 августа, когда пароход отошел от причала Новороссийска, до его столкновения с балкером «Пётр Васёв» в 23.12, кажутся каким-то черным сценарием. Если бы хотя бы одно из них не произошло, трагедии, скорее всего, не случилось бы.

Во-первых, согласно международным правилам навигации «Нахимов» должен был пропустить сухогруз, перевозивший 30 тыс. тонн канадского ячменя. Но диспетчер порта связался с капитаном балкера и попросил того уступить дорогу пароходу, ссылаясь на то, что на нем много пассажиров. Ткаченко пообещал. После этого суда связались друг с другом и подтвердили договоренность. Расхождение предполагалось на расстоянии друг от друга примерно в километр.

Как потом выяснилось, капитан «Нахимова» Вадим Марков выставил курс и передал управление своему помощнику Александру Чудновскому, сам же пошел в свою каюту. Между тем по правилам он должен был присутствовать на мостике, пока корабли не разойдутся. Однако это не было решающим в последовавшей трагедии. Дело в том, что Чудновский несколько раз менял курс, что делать может исключительно капитан, потому что рулевой парохода сообщал, что приборы продолжают показывать опасное сближение. Однако с балкера помощнику капитана теплохода отвечали, что все в порядке, расхождение скоро произойдет.

А что же в это время происходило на «Васёве»? Как писал Борис Уваров, «Капитан Ткаченко вел сухогруз, наблюдая за обстановкой с помощью САРП, хотя, согласно всем правилам, был обязан вести визуальное наблюдение с помощью бинокля. При этом освещенный яркими огнями пассажирский пароход ему был прекрасно виден. Когда мы его спрашивали, почему он не уступил дорогу, Ткаченко отвечал: «Думал, что проскочу». 

Ткаченко был настоящим морским волком, профессионалом, но рисовщиком, как о нем отзывались его коллеги, дававшие позже показания: он любил опасные, но точные маневры, от которых его экипаж било в лихорадке. Скорее всего, он понадеялся на приборы суперсовременного корабля, построенного в Японии и спущенного на воду в 1981 году. Но, как потом установит эксперт, САРП передавал данные с опозданием. Ткаченко слишком поздно понял, что быть беде.

Столкновение произошло в 23.12 в 4 км от мыса Дооб. «Пётр Васёв» врезался в «Нахимов» бульбом — подводной частью носа — в правый борт пассажирского парохода. Удар пришелся ближе к корме, между машинным и котельным отделениями.

Подсадив лайнер, сухогруз несколько секунд не двигался, а потом тяжело стал отходить назад и в образовавшуюся пробоину 9 на 10 метров хлынула вода.

На пароходе погас свет, через минуту включили аварийное освещение, но через две оно полностью погасло. При этом «Нахимов» продолжал движение. Сообщения об эвакуации по громкой связи не последовало, пассажиры и экипаж не сразу поняли, что произошло. Многие уже спали в своих каютах, другие гуляли по верхней открытой и закрытой палубам.

Теплоход стал резко заваливаться на правый борт и стремительно погружаться в воду, засасывая тех, кто не успел от него отплыть на достаточное расстояние, и погребая тех, кто оказался в трюмах.

В 23.20 он полностью скрылся под водой. «Нахимов» лег на правый борт на глубине 47 метров.

«Пётр Васёв», бульб которого был смят в лепешку, поспешил к месту крушения, но потом остановился, побоявшись раздавить находящихся в воде людей. Экипажу удалось спасти всего 37 человек.

Спасатели без связи

31 августа 1986 года было воскресенье, вечером мы с мужем вернулись с дачи. Приехали поздно — машины своей не было.  Пока принимали душ, ужинали и готовились к рабочему дню, время перевалило за 23 часа. Тут — телефонный звонок. Понятно, что если так поздно, то, значит, что-то срочное. Евгений Михайлович снимает трубку, и я вижу, как у него желтеет лицо. Он кладет телефон и произносит: «Авария. «Адмирал Нахимов» тонет»,

вспоминает Людмила Андреевна, вдова замначальника группы аварийно-спасательных и подводно-технических работ (АСПТР) Новороссийского порта Евгения Лаухина.

В то время только у некоторых водолазов группы были домашние телефоны. А как собрать всех за короткое время? Автобус из АСПТР не выслали — его просто не было, пришлось замначальника группы (начальник находился в это время в отпуске) ловить такси. Но водитель уперся: не захотел везти Лаухина в порт, пока не доставит по адресу первого пассажира, даже после сообщения о крушении корабля. Пришлось смириться и ждать своей очереди.

Так, он заезжал на такси за одними членами группы, а других просил, чтобы уже они ловили такси и подбирали по дороге остальных товарищей. В порт приехали уже ночью 1 сентября. И следующие две недели он практически не бывал дома: забегал на несколько минут сменить одежду — и снова возвращался к месту гибели «Нахимова», где работало несколько водлазных групп из разных республик, а также военные.

— продолжает Людмила Лаухина.

Водолазы из группы Евгения Лаухина, который ушел из жизни 2 сентября прошлого года, рассказывали мне, что тогда ему здорово досталось от начальства: он отказался выводить спасательный катер со своими ребятами ночью, потому что поднялся ветер, на море была высокая волна, и маленький катер затонул бы быстрее лайнера.

Ему пришлось пережить не одну комиссию, нервы трепал приехавший в Новороссийск член политбюро Гейдар Алиев, который возглавил комиссию по расследованию гибели судна от ЦК КПСС. На что супруг честно отвечал, что головная контора организации в Одессе не выделяет средств на проведение телефонов в квартиры водолазов АСПТР, не выделяет автобус — а без связи и транспорта какие они спасатели? К счастью, его оставили в покое и дали заниматься непосредственно своими служебными обязанностями — руководить аварийно-спасательными работами, точнее — операцией по подъему тел погибших с «Нахимова»,

— вспоминает Людмила Андреевна.

«Это учения?»

Зинаида Овсиенко, водолазный врач, с 1967 года работала в аварийно-спасательной службе Новороссийского порта.

Ночь 1 сентября 1986 года, звонок в дверь. На пороге — дежурный проходной: «Срочно собирайтесь, «Нахимов» утонул». Я спрашиваю: это учения? Они должны были начаться  3 сентября, думала, их перенесли. «Нет, — говорит. — Пароход пошел ко дну»,

— рассказывает Зинаида Михайловна.

Около 2.00 я приехала в группу, где уже собрались водолазы. 1 сентября мы вышли в море на теплоходе. Вода над местом затопления лайнера — в синей и зеленой краске и мазуте, жара неимоверная. Первый водолаз спустился в 7 вечера, это был Юрий Смага, он обошел судно вокруг с камерой.

Я сидела на узле связи, слушала его дыхание. И тут эфир стих: дыхание прекратилось! Я испугалась, кричу Борису Петровичу Люберецкому, который обеспечивал спуск водолазов, что Юра не дышит. Он отвечает, что с ним все в порядке. Люберецкий сидел перед монитором и видел картинку, которую транслировал водолаз: на одной из палуб он наткнулся на человека, наполовину высунувшегося из иллюминатора. Тогда Борис Петрович говорит: «Юрочка, спокойно, обходи его, все будет хорошо».

Водолазам и до этого приходилось заниматься подъемом трупов с глубины, но все-таки это не было их прямой обязанностью.   Заделывать дыры на кораблях, ремонтировать их на глубине или резать — это да, а тела поднимать — редко и единицы. А тут — корабль с сотнями погибших. Потом ходили слухи, что некоторые водолазы с ума сходили, но нет — с моими такого не было, — отмечает врач.

Водолазы опускались на глубину около 30 метров, некоторые — ниже, и проводили непосредственно за работой всего 35 минут — так полагалось по правилам безопасности.

Одна группа проделывала бреши в корпусе корабля, чтобы через них могли проникать их коллеги, другие поднимали на поверхность погибших. Смена длилась 6 часов, за это время группа из двух человек могла спуститься всего один раз и больше уже в этот день не работать. Погружение происходило быстро, а вот подъем был медленным, с остановкой на 12, 9, 6 и 3 метрах, чтобы избежать декомпрессии.

Пассажир №1

Первым на утонувший корабль спустился водолаз группы АСПТР Юрий Смага. Ему вручили камеру, изображение с которой транслировалось на монитор  спасательного корабля.

Что я там увидел? Людей мертвых. Был визуальный осмотр  корпуса правого борта, на котором он лежал. Да, в какой-то момент, когда я увидел тела, которых было очень много, у меня перехватило дыхание. Не люблю вспоминать — это трудно морально. Мне и моим товарищам потом еще несколько лет снились эти страшные картины. Психологов нам не предоставляли, их просто не было. Приходилось бороться с психическими травмами самим старым проверенным способом.

Юрий Владимирович рассказывает, что больше всего людей было на верхней закрытой палубе. Вместе с телами нашли и чемоданы — почти все пытались спасти свое имущество, бежали по стеклянной галерее.

Скорее всего, из-за этих чемоданов и возникла пробка на выходе. Люди просто потеряли драгоценное время, застряли.

Пассажиром №1, тело которого следовало поднять вперед всех, был начальник КГБ Одесской области генерал-майор Крикунов. Он плыл на пароходе с дочкой и маленьким внуком. Вместе с ним нужно было поднять и небольшой ящичек с важными документами. И то и другое поручили Юрию Смаге и его напарнику.

Каюта генерала находилась по левому борту на одной из верхних палуб, поэтому ее не трудно было найти. Но как проникнуть? Решил, что залезу через иллюминатор. Правда, он был узким, с баллонами я бы в него не прошел, поэтому в нарушение правил безопасности снял оборудование, проплыл через иллюминатор, потом втащил внутрь баллоны, надел их и занялся поисками.

В каюте генерала не оказалось — только его дочка. Крикунова вместе с внучком нашли в одном из коридоров. Отыскался и чемоданчик. После этого началась операция по подъему тел остальных погибших.

Тела поднимали разными способами. Мы крепили их к концу — длинной веревке. Сначала обвязывали погибшего в спасательном жилете, за ним — без жилета, потом снова в жилете и так далее. Потом мы отпускали эту «гирлянду» — простите за этот термин, но лучше не опишешь, и она поднималась на поверхность моря, где ее подбирали спасатели, отвязывали тела и складывали на платформы. С них  погибших передавали на катера, занимавшиеся их перевозкой.

Одним из капитанов, которому довелось командовать катером с грузом-200, стал Михаил Кузнецов. После того как он доставил на берег спасенных, его пересадили на другое судно и поручили скорбное, эмоционально давящее, но важное дело.

Погибших грузили на палубу, после чего первые два дня я перевозил их на 15-й причал в Новороссийск для опознания родственниками. Дорога с грузом занимала около двух часов. За это время тела, извлеченные из холодной воды, оттаивали, и начинался быстрый процесс разложения. Пока их опознавали родственники, от погибших ничего не оставалось. Поэтому Алиев распорядился поставить рефрижератор прямо в море, недалеко от места работы водолазов. Туда пригнали рыболовецкий «Михаил Корницкий», дорога стала занимать всего 30 минут. Прямо в рефрижераторе сидел следователь в шапке и шубе и составлял протоколы о приеме тел. Их пересчитывали, я расписывался и уезжал за очередной партией. Так продолжалось до самого 19 сентября, пока операцию полностью не свернули,

— рассказывает Михаил Иванович.

«Моя дочка жива, найдите ее…»

Виктор Семенякин, зампредседателя новороссийского отделения общества «Водолазы России», а в 1986 году —
водолазный специалист, о трагедии с лайнером узнал рано утром, когда пришел на работу.

Телефона у меня не было, поэтому мне никто не позвонил. Из разговоров пассажиров автобуса по дороге на работу я слышал, что «Нахимов» затонул, но подумал, что речь идет о нашем аварийно-спасательном пароходе «Нахимовец» — стареньком судне, у которого уже была пробоина. И только прибыв в группу, узнал, что происходит. Я только-только перешел в водолазы, поэтому меня не вызвали ночью.

Старший водолазный специалист Василий Попков попросил Семенякина следить за лечением товарищей в рекомпрессионной камере. Было много водолазов, которых кессонило: возникали пузырьки азота в крови из-за неправильного подъема, поэтому их обязывали проходить курс лечения.

Рядом с нами над «Нахимовым» стоял военный спасатель СС-21. На нем всегда был поднят флаг. А как-то смотрю — он у них спущен. Я возмутился: что за военные, не видят, в каком состоянии у них флаг. Позже узнали, что у них погиб один из водолазов, поэтому и приспустили полотнище. Потом они делали это еще раз: в операции по извлечению тел с затонувшего теплохода погибли два военных водолаза.

Водолазный специалист вспоминает, что первые пару недель группа ночевала прямо на базе, а потом стала ездить домой. И как-то утром, когда они шли на проходную от автобусной остановки, их остановили родственники погибших, тела которых еще не нашли.

Они хватали нас за руки, говорили, что им цыганки нагадали, что их дочь/сын/муж/жена живы — они нашли воздушный пузырь внутри корабля и ждут помощи. Люди умоляли нас их найти. Это было ужасно. Так было несколько раз. Однажды, когда остановили меня, я честно ответил, что могу с точностью рассчитать объем кислорода в любой каюте на любой глубине и на сколько его хватит в отсутствие вентиляции и притока свежего воздуха. Все, кто на теплоходе, — мертвы. Но родственники погибших не верили. Между тем мой брат Владимир, который был водолазом и спускался на «Нахимов», рассказывал, что за все время поисковых работ обнаружил воздушный пузырь только в одном полуметровом тамбуре.

«Дети мне не попадались»

На момент гибели «Нахимова» Алексею Черкашину было 20 лет. Он был срочником на военном корабле-спасателе СС-21. Они только что вернулись из дальнего похода по Средиземному морю, в котором провели полгода.

Рано утром 1 сентября нас, водолазов, собрали, сказали, что СС-21 будет принимать участие в подъеме тел погибших с теплохода, но это дело добровольное — все-таки это в наши обязанности не входило. Однако половина из нас была уже «старичками», весной нам светил дембель, поэтому мы не могли отказаться, да и какой пример мы показали бы молодым? Это было делом чести.

Алексей Дмитриевич со своим напарником спустились на «Адмирала Нахимова» вторыми. Перед каждым спуском их инструктировал командир, показывая на схеме корабля, какие помещения им нужно осмотреть.

Лайнер с поверхности не просматривался, его можно было увидеть на глубине 12-13 метров. Он лежал на правом боку под углом 90 градусов, то есть перпендикулярно грунту. По его палубам нельзя было ходить, только карабкаться. Но этому мешали концы, шторм-трапы, обломки и множество плавающих предметов.

В первый раз нам приказали осмотреть верхнюю палубу. Напарник остался на платформе, на которой мы спускались, и страховал меня — травил шланг, а я пошел к кораблю. Тогда мне удалось обнаружить и поднять только два тела. Во второй раз мы уже работали на крытой палубе, стеклянной. Тогда я поднял 24 тела. Многие были в спасательных жилетах — им не хватило нескольких секунд, чтобы выбраться из галереи на открытое пространство. Вытащив их с палубы, я отпускал тела, и они сами всплывали за счет жилетов. Наверху их подбирали плоты. Остальных погибших переносил на платформу, мой напарник аккуратно привязывал их к ней.

СМИ в разное время писали, что многие каюты были запертыми, но водолазы, с которыми мне удалось пообщаться, говорят, что таких было мало. За их дверями они находили людей в домашней одежде, нижнем белье или пижамах. С верхней палубы извлекали пассажиров, одетых нарядно: в момент столкновения «Нахимова» и «Васёва» они были в кино, на танцплощадке или в ресторане.

Дети мне ни разу не попались,

— отмечает Алексей Черкашин.

Однако они там были — на корабле погибло около 25 несовершеннолетних, из них четверых отыскать не удалось.

Еще  две жертвы «Нахимова»

Военные за счет более продвинутого оборудования могли находиться под водой до трех часов — это был максимум. Алексей Черкашин работал как на самых нижних палубах, так и наверху. Страха не было, его личный рекорд — погружение на глубину 300 метров в спецскафандре. Всего за все время работы на «Нахимове» Алексей Дмитриевич поднял 66 тел. Последним было тело его командира — мичмана Сергея Шардакова.

18 сентября моя смена закончилась, я поднялся на наш корабль и передал эстафету мичману и его напарнику, объяснив, какие три каюты еще остались необследованными. Они приняли смену, а я ушел спать. Но рано утром меня разбудили, сказали, что Шардаков погиб. Это была уже вторая гибель наших водолазов на глубине — 10 сентября погиб мичман Юрий Полищук.

Полищук со своим напарником-командиром заработались внизу и не заметили, как израсходовали кислород. Первым почувствовал себя плохо офицер, тогда Полищук дотащил его до платформы, дал сигнал к подъему. Но сам потерял сознание и упал в незакрытый проем на «Нахимове». Его тело нашел мичман Сергей Шардаков…

Меня разбудили после того, как две группы водолазов не смогли поднять Серегу. Я спустился и нашел его в полутораметровом тамбуре недалеко от тех кают, которые он должен был обследовать. Почему он не смог из него выбраться, выплыть, я не знаю. Вентиль, с помощью которого он мог провентилироваться, то есть подать кислород, оказался у него за спиной, хотя должен  быть спереди. Видимо, запаниковал, растерялся.

После этого случая операцию по подъему тел с «Нахимова» свернули, признав работу в отсеках теплохода чрезвычайно опасной. 66 пассажиров и членов экипажа судна до сих пор считаются пропавшими без вести.

Судьба капитанов

Историк Сергей Новиков, в недавнем прошлом — председатель Новороссийского исторического общества, в то время был молодым учителем и комсомольцем-активистом. Возможно, именно последний факт стал причиной пригласить его на совещание с членом политбюро Гейдаром Алиевым, которое проходило в Октябрьском райкоме партии  (сейчас это здание занимает служба скорой помощи).

В акватории нашего города произошло неординарное событие, к нам в город впервые после Брежнева приехал такой высокопоставленный человек, поэтому мы все обратились в слух. Алиев запомнился мне своим спокойствием, он держался достойно, безэмоционально, задавал конкретные вопросы, четко комментировал ситуацию. Он спрашивал, что сделано, что еще предстоит. Раздавал поручения. Сначала мы думали, что погибло несколько человек, он же сообщил о сотнях — это было ЧП всесоюзного масштаба! Алиев сказал властям, как принять родственников погибших, где расселить, поручил собрать со всего Союза психологов — редких специалистов по тем временам. В общем, никакой позы, все по-деловому.

Это потом уже Гейдар Алиев на встрече с родственниками пообещает, что как минимум один из капитанов будет расстрелян, а сядет столько людей, сколько погибло. Однако старший следователь по особо важным делам Прокуратуры РСФСР Борис Уваров, возглавивший расследование обстоятельств гибели «Нахимова», не склонен был «махать шашкой». Он не поддался давлению начальства, общественности, даже ЦК КПСС, и не стал возбуждать дело по статье «Умышленное нарушение правил безопасности, приведшее к гибели людей». Вместо этого обоим капитанам судов было предъявлено обвинение по статье «Нарушение правил безопасности движения и эксплуатации транспорта».

Суд проходил в марте 1987 года в Одессе. Он был открытым, людей на него пришло море: родственники погибших, спасшиеся, члены экипажа, общественность, журналисты.

Одним из последних был корреспондент журнала «Юность» Николай Черкашин, родственник водолаза Алексея Черкашина. Во время операции по подъему тел погибших с теплохода он неделю жил на военном спасателе СС-21, а позже опубликовал книгу «Последний рейс «Адмирала Нахимова» и участвовал в съемке документального фильма о крушении теплохода.

Ткаченко и Марков сидели за стеклянной перегородкой, оба с опущенными головами. Капитан «Нахимова» вел себя спокойно, а капитан «Васёва» раскачивался и часто поднимал руку к темени, а потом стряхивал ее. Я спросил одного из прокурорских, что он делает, на что тот ответил: «Пытается снять проклятия родственников погибших — он их физически ощущает». Действительно, судя по настроению в суде, который длился несколько дней, большинство в гибели людей винило Виктора Ткаченко, но и Маркову тоже доставалось.

Обоих капитанов приговорили к 15 годам заключения. Приговор они выслушали спокойно, по-офицерски. Но в заключении провели всего 4 года — СССР распался, капитанов помиловали. Оба проживали в Одессе, получая множество угроз от родных погибших. Вадим Марков устроился на работу в Черноморское пароходство, где обучал капитанскому делу курсантов. В 2007 году умер от рака.Виктор Ткаченко вскоре после освобождения переехал в Израиль. Там он стал капитаном частной яхты. В сентябре 2003 года он вывел свое судно в море, несмотря на предупреждение о шторме. Спустя сутки разбившуюся о скалы яхту, тела капитана и двух его помощников нашел береговой патруль Канады.

Жертвы катастрофы

Погибли 64 члена экипажа и 359 пассажиров, находившихся на борту «Адмирала Нахимова».

Во время поисково-спасательных работ на затонувшем судне погибли 2 военных водолаза.Считаются пропавшими без вести 66 человек.

Но, возможно, погибших больше. Потому что позже были выявлены грубейшие нарушения со стороны экипажа парохода. Не все члены экипажа были внесены в судовой журнал, некоторые взяли с собой в рейс родственников и не зарегистрировали их, часть пассажиров путешествовала по путевкам, выданным на чужие фамилии.

Награды

За смелые и самоотверженные действия при спасении пассажиров и членов экипажа парохода «Адмирал Нахимов» орденом «Знак Почета» были награждены 18 сотрудников Новороссийского морского порта, капитанов и помощников капитанов, которые пришли на помощь утопающим. Среди них: Виктор Беловол, Михаил Кузнецов, Анатолий Коба.

Алексея Черкашина наградили орденом Красной Звезды за подъем тела командира — мичмана Сергея Шардакова. Мичман Юрий Полищук награжден этим же орденом за спасение своего командира посмертно.

Память

В первую годовщину катастрофы на мысе Дооб в селе Кабардинка в память о 423 погибших пассажирах и членах экипажа «Адмирал Нахимов» был установлен памятник. Мемориал архитектора Ирины Бабаджан представляет собой композицию из семи труб-стоек разной высоты и толщины, находящихся внутри чугунного литого венка. Верхняя часть труб срезана. Центральная труба со стальной мемориальной плитой и вмонтированными в нее часами символизирует погибший пароход. Монумент окаймляет волна-воронка из железобетона, к внутренней стороне которой прикреплены 24 плиты с именами всех погибших.

Музей

Водолазы поднимали с «Нахимова» не только тела погибших, но и их личные вещи, другие предметы. Посмотреть на них можно в музее Черноморского флота, созданного Евгением Лаухиным, в Сафари-парке Геленджика.

Тем временем

Лайнер встал на киль

Олег Фурманов, водолаз-подводник, принимавший участие в откачке топлива из «Адмирала Нахимова» в 1987 году, рассказал, что корабль почти выровнялся к тому моменту.

— После завершения операции по подъему тел мы каждые сутки приходили к месту гибели теплохода, проверяли, есть ли на море масляные пятна. Если пятна были, докладывали, спускались водолазы и заваривали дыры в корпусе. Но они возникали снова и снова. Тогда примерно через год было принято решение откачать мазут с корабля, для чего пригнали специальное судно из Одессы.Мы довольно часто обследовали «Нахимов», видели, что судно постепенно выравнивается, все больше зарываясь килем в ил. В том месте мягкий грунт и Геленджикское течение, которое этому способствует. В результате поднялись мачты, угрожая судоходству в этом месте, до поверхности воды от них оставалось всего 9-12 метров. Их решено было взорвать специальными шнурами, но круповская сталь устояла. Тогда их срезали при помощи электрокислородной резки. Этим, в частности, занимался член нашей группы Александр Жарлинский. Мачту оставили там же, рядом с теплоходом.

Краткая биография адмирала Нахимова: достижения невероятного человека

Выдающийся русский флотоводец, герой, исполнительный офицер и талантливый руководитель – всё это про Павла Степановича Нахимова. Он не раз показывал своё мужество и отвагу в военных сражениях, был чересчур бесстрашен, что его и погубило. Сыграл огромную роль в Севастопольской обороне 1854-1855 годов, разгромил турецкие корабли во время морского сражения. Адмирал П. С. Нахимов был глубоко уважаем и любим своими подчинёнными. Он остался навсегда в истории России. На сегодняшний день даже существует орден имени Нахимова.

Биография адмирала Нахимова

Родом Нахимов Павел Степанович был из небогатой семьи смоленских дворян. Его отец имел звание офицера и ушёл в отставку, будучи секунд-майором. В юности Павел Нахимов поступил в Морской кадетский корпус. Ещё во время учёбы его природный дар руководителя давал о себе знать: он был исполнительным до безукоризненности, проявлял предельную аккуратность, всегда был трудолюбив и делал все для достижения своих целей.

Он показывал отличные результаты в обучении и в 15 лет стал мичманом. В этом же возрасте получил назначение на бриг «Феникс», плавание которого должно было проходить в Балтийском море. В это время многие обращают внимание на 15-летнего гардемарина, который показывает всем, что морская служба – это дело всей его жизни. Любимыми местами в мире для него были военный корабль и порт. У него не было времени на устройство личной жизни, да он этого и не хотел. Павел Степанович никогда не влюблялся и не женился. Он всегда проявлял усердие и рвение в несении службы. Биография адмирала Нахимова свидетельствует о том, что морское ремесло было не просто его увлечением, он им жил и дышал. С радостью согласился на предложение Лазарева нести службу на фрегате «Крейсер». Этот флотоводец сыграл большую роль в жизни Нахимова: он брал с него пример и старался подражать ему. Лазарев стал для него «вторым отцом», учителем и другом. Нахимов видел и уважал в своём наставнике такие качества, как честность, бескорыстие, преданность морской службе.

Корабль «Азов»

Службе на «Крейсере» Нахимов посвятил три года, за это время он успел «вырасти» из мичмана в лейтенанта и стать любимым учеником Лазарева. Биография адмирала Нахимова говорит о том, что в 1826 году Павел Степанович переводится на «Азов» и снова служит под руководством того же командира. Этому кораблю суждено было принять участие в Наваринском морском бою. В 1827 году состоялось сражение против турецкого флота, где выступила объединённая российская, французская и английская эскадра. «Азов» отличился в этом сражении, подойдя к кораблям врага ближе всех и нанеся им большой урон. Итоги боя: Нахимов был ранен, множество убитых.

Командир Нахимов

В 29 лет Павел Нахимов стал командиром «Паллады». Этот фрегат ещё не знал плаваний и был только выстроен в 1832 году. Затем под его командование перешёл «Силистрия», который бороздил просторы Чёрного моря. Здесь Нахимов становится капитаном 1-го ранга. 9 лет под руководством Павла Степановича «Силистрия» выполняла труднейшие и довольно ответственные поручения.

Оборона Севастополя

В 1854-1855 годах Нахимов был переведён в Крым и вместе с Истоминым и Корниловым героически возглавлял оборону Севастополя. Он руководил формированием морских батальонов, строительством батареи, подготовкой резервов. Он непрестанно следил за взаимодействием флота и армии, строительством укреплений, снабжением защитников Севастополя. История адмирала Нахимова говорит о том, что его зоркий глаз всегда видел, как более эффективно применять артиллерию и выполнять другие военные операции. Нередко Нахимов сам шёл на передовую и руководил боевыми действиями. Во время первой бомбардировки города в 1854 году он получил ранение в голову, а в следующем году — контузию. В 1855 году, 6 июня, когда производился штурм города, он стал во главе защиты Корабельной стороны. В пиковый момент Нахимов возглавил штыковую контратаку пехоты и моряков.

Гибель

28 июня 1855 года не должно было ничем отличаться от будней военной службы. Совершался заведённый по порядку объезд, проверялись севастопольские укрепления. В 5 часов вечера Нахимов подъехал к третьему бастиону. Осмотрев вражеские позиции, он направился в сторону Малахова кургана, чтобы произвести наблюдение за неприятелем. Матросы и окружение Нахимова очень чётко запомнили день его смерти. Биография адмирала Нахимова – свидетельство тому, что он был очень смел, до безрассудства. Когда французская пуля попала в него, прошив насквозь череп, он стоял и смотрел в подзорную трубу. Прямо на врага. Не прячась и не отходя в сторону несмотря на увещевания своих подчинённых, которые пытались его остановить и не подпустить к банкету. Он умер не сразу, хотя и без единого стона. У его постели собрались лучшие медики. Он несколько раз открывал глаза, но молчал. Адмирал Нахимов погиб на следующий день после тяжёлого ранения. Похороны состоялись в Севастопольском Владимирском соборе, здесь же покоятся останки его учителя Лазарева и ратных коллег – адмиралов Истомина и Корнилова.

Орден Нахимова

Позже был учрежден орден в честь адмирала Нахимова. Им награждают выдающихся офицеров военно-морского флота за отличное проведение морских операций, смелые решения, хорошую организацию. Орден имеет несколько степеней.

У Павла Степановича не было таких качеств, за которые нельзя было бы наградить. Теперь этот орден как память об адмирале Нахимове, доблестном офицере и командире, вручается тем, кто проявляет наивысшее стремление в достижении успехов и отличных результатов, выполняя свой долг.

1986 — пароход «АДМИРАЛ НАХИМОВ»»

 

 

31 августа 1986 года при выходе из Новороссийской бухты пароход «Адмирал Нахимов» столкнулся с балкером «Петр Васёв» и затонул через 7-8 минут.

Место катастрофы: Цемесская бухта, в 7 милях от порта Новороссийск, в 2,2 милях от ближайшего берега (мыс Дооб)
Время крушения: 23:12-23:20 31.08.1986 г.


Столкнувшиеся суда:

п/х «Адмирал Нахимов», 1925 г. постройки (Германия)
Флаг — СССР
Порт приписки — Одесса
Регистровый номер М-20781
ИМО — 5002986
Судовладелец — Черноморское морское пароходство, СССР
Фрахтователь — Украинский республиканский совет по туризму, СССР
Длина 174 м
Ширина 21м
Осадка 9 м

Название судна / годы / флаг / судовладелец:
«BERLIN» / 1925 — 1939 / Германия / Norddeutscher Lloyd
«BERLIN» / 1939 — 1946 / ВМФ Германия / Kriegsmarine — госпитальное судно
«АДМИРАЛ НАХИМОВ» / 1946 — 1986 / СССР / ЧМП

т/х «Петр Васев», 1981 г. постройки (Япония)
Флаг — СССР
ИМО 7932599
Порт приписки — Одесса
Cудовладелец — Черноморское морское пароходство, CCCP
Длина 183 м
Ширина 26 м
Осадка в грузу 10 м

Название судна / годы / флаг / судовладелец:
«CARRIANNA ORCHID» / 1981 — 1984 / ? / ?
«SEA ORCHID» / 1984 / ? / ?
«ПЁТР ВАСЁВ» / 1984 — 1986 / СССР / ЧМП
«ПОДОЛЬСК»/ 1986 — 1995/ СССР, Украина/ ЧМП
«LANGERON»/1995 — 1999/ ? / ?
«AN AN» / 2000 — 2003/ Malta / Anan Shipping
«MYROESSA»/2003 — 2006/ Malta / Anbros Maritime
«ORBIT»/2006 — 2010/ Belize / Marathon Marine Enterprises
«JIAJIAXIN 1″/2010 — 2012 / Panama / Jiajiaxin Shipping Co Ltd

Списан 24.09.2012, разделан на металлолом в Бангладеш.


Круизный рейс с 29 августа по 05 сентября 1986 г.(официальные данные):

Количество пассажиров на борту парохода «Адмирал Нахимов» по списку: 897 чел.

Основной экипаж парохода «Адмирал Нахимов»: 276 чел.
Практиканты ОВИМУ: 13 чел.
Практиканты ОМУ: 1 чел.
Практиканты ОМШ: 48 чел.
Руководитель практики ОМШ: 1 чел.
Сопровождающий сотрудник милиции: 1 чел.
Родственники членов экипажа: 6 чел.
Всего членов экипажа: 346 чел.

Всего людей на борту по судовой роли и списку пассажиров: 1243 чел.(общее количество спасенных и погибших составляет 1259 чел.. Фактически на борту находилось намного больше людей)

Всего спасено людей по береговым учетным спискам: 836 чел.

Официальное количество погибших:
Пассажиры: 359 чел.
Экипаж:
— штатный экипаж: 53 чел.
— практиканты: 6 чел.
— руководитель практики: 1 чел.
— киоскер «Союзпечати»: 1 чел.
— киномеханик «Кинопроката»: 1 чел. — члены семей экипажа: 2 чел.
Всего погибло членов экипажа: 64 чел.
Общее официальное число погибших: 423 чел.(по неофициальным данным число погибших более 500 человек)
Из них: 79 чел. снято с поверхности воды;
279 чел. найдено в корпусе затонувшего судна и поднятых с грунта;
67 тел не найдено (из них: пассажиров — 53 чел., членов экипажа — 14 чел.).


Спасательная операция:

Руководители:
Г.Л. Попов — капитан порта Новороссийск
А.Н. Каминский — зам. капитана порта Новороссийск
Спасательная операция и поисковые работы осуществлялись: судами Новороссийского портофлота, ВМБ «Новороссийск», п/п Геленджика, п. Керчь, п. Иличевск, п.Одесса, а также судами на рейде и экипажем т/х «Петр Васев».


Историческая справка

Первоначальное название судна — BERLIN (III) (порт приписки — Бремен. Судовладелец — Norddeutscher Lloyd). Дата постройки — 17 сентября 1925 года. Строитель — фирма «Bremer Vulkan» (Лоббендорф) Первый рейс с пассажирами осуществил 26 сентября 1925 года по маршруту Бремерхафен — Нью Йорк.
s.s. «Berlin» принимал участие в спасении людей во время кораблекрушения п/х «Вестрис» в Атлантическом океане в ноябре 1928 года.
С сентября 1939 года — в составе военно-морских сил Германии в качестве госпитального судна.
31 января 1945 года в результате подрыва на мине затонул на глубине 13 метров в устье реки Свине. Передан Советскому Союзу в 1946 году в счет военных репараций и переименован в «Адмирал Нахимов». После ремонта в ГДР с 1949 по 1957 гг. передан на баланс Черноморскому морскому пароходству (г. Одесса). С 1957 года п/х «Адмирал Нахимов» совершал круизы с советскими туристам вдоль берегов Черного моря под командовнием капитана Н.А. Соболева. Участвовал в перевозке военных на Кубу в период Карибского кризиса 1962 года.Совершал рейсы с кубинскими военными в Эфиопию в 1978 году, с паломникаи из Алжира в Гавану в июле 1978 г. В 1977 году экипаж парохода «Адмирал Нахимов» во главе со своим бессменным капитаном отметил 20-летие безаварийного плавания. Однако, на самом деле судно не отвечало требовниям Конвенции СОЛАС-1974 по безопасности мореплавания, поэтому дальнейшая его эксплуатация ограничилась круизами по Крымско-Кавказской линии между портами Одесса-Ялта-Новороссийск-Сочи-Сухуми-Батуми. Регистровые документы судна на годность к плаванию продлялись из года в год. Так было и летом 1986 года, когда руководство Черноморского пароходства как всегда его выпустило в рейс с более 1000 человек на борту.

Этот круиз оказался для парохода последним. Отправившись 29 августа 1986 г. из Одесского порта, пароходу уже никогда не суждено было вернуться обратно…

 


Благодарности

Первичные материалы для сайта были созданы в 1997 году, благодаря книге Д.Т. Чапкиса (1930-2009) «Гибель «Адмирала Нахимова» (Ростов-на-Дону, 1995).

На сайте использованы материалы из газетных и журнальных публикаций, начиная с 1986 г.

Выражаю благодарность за представленные материалы и за помощь в создании сайта:
Г. Андриевской, 2004-2005 — бывшему директору благотворительного фонда «Нахимовец»
Н. Рождественской, 2005-2013 — директору благотворительного фонда «Нахимовец»
Ф. Лебедеву, 2007 — кинорежиссер (Киев, Украина)
О. Барковской, 2001 — режиссер, теле-радиоведущая (Москва, Россия)
Д. Волкову, 2001 — оператор подводных съемок
С. Гуренко
Е. Рожанскому, 1998 — теле-радиоведущий (Новороссийск, Россия)
А. Алешину
А. Широкову, 1998 — автор сайта «КПП «Титаник» (Москва, россия)
В. Гвоздеву
З. Марчук, бортпроводник п/х «Адмирал Нахимов» (Одесса, Украина)
Т. Жорняк, бортпроводник п/х «Адмирал Нахимов» (Одесса, Украина)
Р. Хальфину
А. Таламанову, автор книги «Курс на дно» (Новороссийск. Россия)
Использованы материалы документальных фильмов «Русский Титаник» (автор О. Барковская, 2001), «Гибель «Адмирала Нахимова» (автор А.Габнис, 2001), «Сны «Адмирала Нахимова» (производство АННПО «Подводные Экспедиции», 2005 г.), фотоматериалы из документального фильма «Курсом поиска» (автор Е. Рожанский, 1997), материалы подводных съемок Д.Волкова (2001).
Идея интерактивных схем палуб парохода в разделе П/х «Адмирал Нахимов» заимствована на сайте «К. П.П. «Титаник» (в настоящее время не существует), автор Алексей Широков.
Рассказы людей в разделе Свидетельства очевидцев из книг Н.Черкашина «Последний рейс «Нахимова» (М., 1988), Н. Коптюха «Немецкий «Берлин» — советский «Адмирал Нахимов» (Ставрополь, 2005)


Обновлено 31.05.2021

Линкор «Императрица Мария» погиб при загадочных обстоятельствах 105 лет назад

105 лет назад при загадочных обстоятельствах погиб новейший русский линкор «Императрица Мария».

20 октября 1916 года на рейде Севастополя гигантской силы взрыв отправил на дно линейный корабль (дредноут) российского императорского флота «Императрица Мария». Из экипажа (1220 матросов и офицеров) погибло 225 человек и еще 85 получили тяжелые травмы и ранения. До сих пор нет полной ясности, что стало причиной трагедии, и исследователи темы продолжают настаивать на разных версиях.

После тяжелых потерь, которые понес российский флот во время русско-японской войны, в стране была разработана программа модернизации военно-морских сил. Одной из ее частей предусматривалось строительство новых линкоров, которые в ту эпоху олицетворяли мощь ведущих государств. Стран, которые могли создавать линкоры, было всего несколько — и Россия была в их числе. Разработали несколько проектов, которые должны были осуществляться серийно.

«Императрица Мария» строилась как головной корабль серии из трех линкоров. Два других — «Екатерина Великая» и «Император Александр III». Назван линкор был в честь царицы — супруги Александра III, а также в память об одноименном линкоре, которым в середине XIX века командовал прославленный адмирал Нахимов.

Все работы выполнялись на верфи в Николаеве, где корабль был заложен в октябре 1911 года. В строй он вошел в июле 1915 года. Линкор длиной 168 метров и шириной 27 метров имел полное водоизмещение около 25 тысяч тонн. Бронезащита разных частей корабля имела разброс от 100 до 300 мм. Вооружение соответствовало классу дредноутов: 12 башенных орудий калибра 305 мм, 20 орудий калибра 130 мм и 5 зенитных пушек калибра 75 мм. Кроме того, имелись на борту 4 торпедных аппарата калибра 457. Четыре паровые турбины, вращавшие 4 гребных винта, позволяли развивать скорость до 21,5 узла (около 40 километров в час), что для тяжелого корабля немало.

Линкор был приписан к Черноморскому флоту и с началом Первой мировой войны успел поучаствовать в нескольких операциях. Адмирал Александр Колчак, назначенный командующим флотом, сделал «Императрицу Марию» своим флагманом.

Служба линкора оборвалась драматическим происшествием, которое имеет три главные версии.

Версии — от халатности до диверсии

20 октября 1916 года окрестности Севастополя огласились мощным взрывом. На «Императрице Марии» рванул пороховой погреб, над кораблем взметнулось облако черного дыма. Вскоре корабль затонул, но спасательная операция позволила доставить на берег большую часть экипажа. Собственно говоря, это был не единичный взрыв: на горящем корабле наблюдатели насчитали их 25. Команде удалось потушить пожар в пороховом погребе второй орудийной башни, но линкор это не спасло. Адмирал Колчак в телеграмме, отправленной в Генштаб морфлота, писал: «Присутствуя лично на корабле, свидетельствую, что его личным составом было сделано все возможное для спасения корабля».

Следственная комиссия выбрала три основные версии: халатность при хранении боеприпасов, самовозгорание пороха и диверсия. Последняя версия в конечном итоге была признана наиболее вероятной. Однако комиссии так и не удалось точно установить причины взрыва.

Сам Колчак, как известно, не верил, что на линкоре действовали диверсанты. Морской же министр Российской империи адмирал Иван Григорович, напротив, не исключал злой умысел в гибели корабля: «Личное мое мнение, что это был злонамеренный взрыв при помощи адской машины и что это дело рук наших врагов. Успеху их адского преступления способствовал беспорядок на корабле, при котором ключи от погребов имелись в двух экземплярах: один висел в шкафу при часовом, а другой был на руках у хозяина погребов, что не только незаконно, но и преступно. Кроме того, оказалось, что по просьбе артиллерийского офицера корабля и с ведения первого его командира завод в Николаеве уничтожил крышку люка, ведущего в пороховой погреб. При такой обстановке немудрено, что кто-нибудь из подкупленных лиц, переодетый матросом, а, может быть, и в блузу рабочего, попал на корабль и подложил адскую машину».

В наше время также все больше исследователей склоняются в пользу диверсии. Сотрудники Центрального архива ФСБ в 1990-х годах извлекли на свет дело о немецкой шпионско-диверсионной группе «Контроль К», которая была разоблачена в 1933 году. Один из ее ключевых участников — германский разведчик Виктор Верман, еще до взрыва линкора он проживал в Николаеве, а после революции и гражданской войны сумел там остаться. Что было не так трудно, поскольку он происходил из семьи российских немцев и родился в Херсоне. На допросах Верман дал показания, что выполнял разные поручения немецкой разведки и во время Первой мировой войны. Во время германской интервенции 1918 года за свою работу он был награжден Железным крестом 2-ой степени.

Косвенно в пользу диверсии говорит и тот факт, что близко по времени в своих гаванях по неустановленным причинам взорвались также 5 военных кораблей союзников (3 британских и 2 итальянских). Это может свидетельствовать о проведении масштабной диверсионной операции германских спецслужб против стран Антанты, основательницей которой была и Россия.

Как линкор «служил» после своей гибели

Линейный корабль «Императрица Мария» после постановки в док и откачки воды, 1919 год. Фото: wikimedia.org

Проектировать подъем «Императрицы Марии» начали сразу же после ее затопления.

В том же 1916 году работы и начались. С корабля сняли все 130-миллиметровые орудия и значительную часть боеприпасов. В мае 1918 года линкор полностью всплыл — после многомесячной подачи воздуха в загерметизированные водолазами отсеки. В августе его удалось доставить в ремонтный сухой док: планировалось восстановить корабль. Однако Гражданская война и последовавшая за ней финансово-хозяйственная разруха не дали этого сделать. В 1927 году было принято решение разрезать линкор на металл.

Но на этом дело не закончилось. В 1931 году специальная экспедиции ЭПРОНа (советской организации по проведению подводных работ) подняла орудийные башни линкора. В наше время часто пишут, что главный калибр корабля поучаствовал и в Великой Отечественной войне. Однако это не соответствует действительности. На севастопольских батареях использовали только станки от орудий «Императрицы Марии». Что, конечно, тоже важно. Но не настолько.

Россия планирует вернуть в строй еще один линейный крейсер типа «Киров» переименован в начале 1990-х после распада СССР.

Российский гигант Адмирал Нахимов Крейсер должен вернуться в строй после того, как провел последние два десятилетия на верфи.

«Можно сказать, что наша работа идет по графику… Думаю, крейсер выйдет на испытания в 2023 году», — заявил ранее на этой неделе журналистам заместитель генерального директора Объединенной судостроительной корпорации по военному кораблестроению Владимир Королев. Нахимов  к 1999 году был поставлен на ремонт на Севмаш в России; однако всерьез работы над крейсером начались только после 2013 года. «Адмирал Нахимов» ранее планировалось начать испытания в 2021 году и вернуться в состав ВМФ в 2022 году, но, как сообщается, этот срок был перенесен из-за неуказанных «проблем с поставщиками».

Обладая водоизмещением 28 000 тонн при полной загрузке, класс «Киров» является крупнейшим и самым тяжелым классом надводных боевых кораблей в мире.В ВМФ России крейсера «Киров» уступают только проблемному 58-тысячному авианосцу « «Адмирал Кузнецов» ». Предназначенный для службы вместе с запланированной, но так и не реализованной линейкой советских атомных авианосцев, класс «Киров » должен был возвестить новую эру глобального проецирования советской мощи.

Военный корабль, получивший название «Адмирал Нахимов» , был введен в строй в 1988 году под именем «Калинин» и, как и все другие крейсеры «Киров», был переименован в начале 1990-х годов после распада СССР.Корабль был вооружен до зубов, что соответствовало его основной цели — держать под угрозой американские стратегические подводные лодки и авианосные ударные группы. Нахимов нес до двадцати крылатых ракет П-700 «Гранит», десять торпедных аппаратов, которые также несли противолодочные ракеты, четыре противолодочные ракетные установки семейства РБУ, морской вариант зенитно-ракетного комплекса С-300, и шесть единиц комплекса вооружения ближнего боя «Каштан».

Администрация Владимира Путина рассматривала возможность модернизации всех четырех крейсеров, которые ВМФ России унаследовал от своего советского предшественника, но в конечном итоге решила пожертвовать половиной флота Киров , чтобы высвободить средства, необходимые для спасения другого. Адмирал Ушаков и Адмирал Лазарев планируется утилизировать в 2021 году, а Нахимов и Петр Великий будут отремонтированы и переоборудованы. Подробностей о ходе работ по номеру Нахимова немного. Королев, не вдаваясь в подробности, отметил, что проводившим переоборудование инженерам пришлось решать множество вопросов, связанных с энергетической установкой крейсера. Он добавил, что команда Севмаша занимается модернизацией корабельных систем запуска ракет.

Нахимов Ожидается, что в рамках текущей модернизации будет модернизирован за счет глубоко обновленного арсенала оружия. Широко распространено мнение, что и «Нахимов », и «Петр Великий » получат новую российскую крылатую противокорабельную гиперзвуковую крылатую ракету 3М22 «Циркон», а также морской вариант системы противоракетной обороны С-400, П-800 «Оникс». сверхзвуковые противокорабельные ракеты и крылатые ракеты «Калибр».

Полная степень планов Москвы по развертыванию Нахимов неясна, но предполагается, что крейсер останется в составе Северного флота после ввода в строй.Ожидается, что и «Адмирал Нахимов» , и «Петр Великий » прослужат долгие годы в ближайшие десятилетия.

Марк Эпископос — репортер отдела национальной безопасности National Interest .

ВМФ России в серьезной беде?

Из всех видов Вооруженных Сил России ВМФ считается самым недоинвестированным. Подавляющее большинство кораблей ВМФ России, в том числе почти все более крупные, были построены еще в советское время, поэтому они нуждаются в регулярном ремонте.Проблема еще в том, что недавние ремонтные работы привели к ряду крупных аварий. Российские корабли более уязвимы, когда они остаются в доке, чем когда они выходят в море, о чем свидетельствуют недостатки судостроительной промышленности ВМФ России. С отложенным ремонтом стремление Кремля к сверхдержаве, похоже, улетучивается, демонстрируя, что Москва сильно отстает от Соединенных Штатов.

ИСТОЧНИК: WIKIPEDIA.ORG

Плавучий док со списанной подводной лодкой Б-380 затонул в Севастополе в ночь с 14 на 15 декабря.Затопление могло произойти из-за технического состояния дока, его прохудившееся дно покрылось ржавчиной. Авианосец «Адмирал Кузнецов» загорелся двумя днями ранее во время ремонта в Мурманском порту. Согласно недавним официальным сообщениям, в результате пожара двое погибли и двенадцать человек получили ранения. Вероятной причиной пожара на борту авианосца «Адмирал Кузнецов» считалось нарушение правил безопасности. В октябре 2018 года он получил серьезные повреждения во время ремонта после того, как плавучий док, в котором он находился, случайно затонул, что было названо результатом человеческой ошибки.В результате погибли два человека. Док питался от земли, а не от встроенных генераторов. Из-за сильного снегопада произошло отключение электроэнергии, и водяные насосы отключились, в результате чего резервуары быстро затопили и док погрузился в воду. Так Россия потеряла свой самый большой плавучий док на севере страны, что серьезно затруднило модернизацию Северного флота страны.

Поддержите нас

Если контент, подготовленный командой Варшавского института, полезен для вас, поддержите наши действия.Пожертвования от частных лиц необходимы для продолжения нашей миссии.

Поддержка

«Адмирал Кузнецов» — крупнейший военный корабль ВМФ России и его единственный авианосец. И самый аварийный тоже. Самолеты, как правило, разбиваются при взлете с носителя или при посадке на борт. Кроме того, «Адмирал Кузнецов» печально известен своими постоянными отказами системы привода и уже стал свидетелем многих несчастных случаев со смертельным исходом на борту, как это было в случае его последней крупной миссии.В 2016 году Москва отправила корабль в Сирию; в декабре того же года пара истребителей адмирала Кузнецова, Су-33 и МиГ-29, были потеряны в двух инцидентах в течение пары недель, оба при попытке посадки на авианосец. Судно подверглось полной реконструкции вскоре после отплытия домой. Хотя «Адмирал Кузнецов» должен был вернуться в строй в 2021 году, дата повторного ввода в строй была перенесена на 2022 год после инцидента в доке. Трудности единственного российского авианосца сравнимы с трудностями всего флота, но он мог похвастаться только своей модернизированной подводной лодкой и большим количеством своих ракетных бригад, оснащенных «Калибрами».Российские журналисты и военные эксперты утверждают, что все корабли, построенные для российского флота за последнее десятилетие, стоят меньше двадцати роскошных яхт, принадлежащих российским олигархам. По оценкам, одна из этих роскошных лодок стоит больше, чем модернизация российского тяжелого атомного крейсера «Адмирал Нахимов».

Все тексты, опубликованные Фондом Варшавского института, могут распространяться при условии указания их происхождения. Изображения не могут быть использованы без разрешения.

Адмирал Нахимов — Возвращение и еще выгоднее, чем было

Сообщается, что в 2022 году «Петр Великий» пойдет на модернизацию, и тогда «Адмирал Нахимов» заменит своего коллегу, чтобы стать флагманом российского флота